. Владимир Лазарис - ЗАМЕТКИ

Владимир Лазарис

ОБ АВТОРЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
РЕЦЕНЗИИ
ИНТЕРВЬЮ
РАДИО
ЗАМЕТКИ
АРХИВ
путешествия
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Владимир Лазарис








ЗАМЕТКИ


Ко всем читателям заметок: если вы цитируете их в ЖЖ, газетах и журналах, указывайте адрес сайта.


21.4.19

Общественная жизнь в Израиле неимоверно скучна, юмор давно ушел в подполье, и даже анекдотов никто не сочиняет.

В таком положении неудивительно, что большое внимание пользователей интернета вызвал сатирик Асаф Воль (псевдоним «Гурништ»), который разместил в «Фэйсбук» юмореску в библейском стиле, воспевающую деяния короля Биньямина Первого. Надо признать, что особенно во время Песаха лексикон Торы хорошо подходит для описания текущего положения дел в еврейском государстве.

В резюме Воля, бакалавра философии и магистра истории, значится пустая книга (пустая в самом прямом смысле слова) под названием «История палестинского народа». А в 2012 году он создал сатирическую партию «Еврейский выход» (обыграв слово «exit», которым принято называть успешную распродажу израильских компаний хай-тек), чья цель состояла в том, чтобы реализизовать сионистскую опцию и продать государство тому, кто даст больше.

В соцсетях текст Воля был встречен с восторгом, так как все выросли на ТАНАХе и по достоинству оценили реминисценции и намеки на нынешних персонажей израильской политики. Со своей стороны, автор намекает, что, живи Нетаниягу в библейские времена, он вполне мог удостоиться целой книги его имени, поэтому свой текст он озаглавил «Хроника времен Нетаниягу» (в нашем переводе с иврита).

«Был человек в Израиле, имя его Биньямин Бен Бен-Цион Нетаниягу, человек правый; и пошел он войной на Шимона ха-Парси и спас Израиль из рук Параса; и правил он Израилем много дней, и жены его имя было Сара, и сыновей его звали Яир и Авнер; и восстали люди в Израиле, и стали биться с Биньямином, чтобы повергнуть его, и шли они на него четыре раза и не смогли одолеть; и отметил Г-сподь Биньямина Бен Бен-Циона Нетаниягу, и человек этот шел и рос, и преуспевал во всем, к чему обращался; и открыл Биньямин Бен Бен-Цион Нетаниягу небеса и рынки, и истребил безработицу, и выжег огнем инфляцию; и вознес высоко ВВП и хай-тек, так что стало стартапов, как звезд на небе, и пошел на германских подлодках; и все короли Земли Израильской только и просили, чтобы узреть лице Биньямина Бен Бен-Циона и услышать слово его, ибо в их глазах человек этот превыше всех, кто ходил по земле до него.

И собрались злодеи, и пошли толпой на Бальфур, и с утра до ночи поднимали вопль против Бен Бен-Циона, и говорили: изыди, изыди кровопийца продажный, негодяй, раскольник, и ненавидели его в сердце своем; и говорили: неужто ты будешь царствовать над нами, неужто будешь владеть нами; и враждовали на него за сигары его и за шампанское его, и не могли снести слов его, и желали ему, чтобы все дни жизни своей попадал он в западни и в сети Сатаны.

И выступил тут Яир Бен-Йосеф Иш-Лапидот, человек высокомерный, и сказал: я буду королем; и сделал заговор против Биньямина Бен Бен-Циона в Иерусалиме; и послал военного министра, генерала ханаанского Биньямина ха-Ганци, и сказал: иди и будешь ты стоять во главе войска нашего и биться с Биньямином Бен Бен-Ционом; и подумал, и ответил Биньямин ха-Ганци: если Г-сподь поможет мне одолеть Биньямина Бен Бен-Циона, буду я у вас самым главным и дадите вы мне пол-королевства; и сидел Яир Иш-Лапидот, и думал над словами Ха-Ганци, и сказал ему: по мне это хорошо; и заключили они союз, и ели, и пили, и ругали Бен Бен-Циона Нетаниягу, говоря, кто он такой, чтобы нам служить ему? И ожесточились сердца их, и сказали они еще: кто предаст нам в руки народ этот и снимет с головы его этого Бен Бен-Циона Нетаниягу, и бросит его зверю дикому, и птице небесной, и чудищу Оппозиции.

И тогда разделился народ Израиля пополам; половина народа пошла за Биньямином ха-Ганци и сделала его королем; а половина пошла за Биньямином Бен Бен-Ционом Нетаниягу; и собрались левые люди с горечью в душе, дабы воевать с Бен Бен-Ционом. И пошли с Биньямином ха-Ганци сыны Израилевы из Рамат-Авива, Савьона и Герцлии-Питуах, и примкнули к ним Моше-Алуф Яалон и Габи-Алуф Ашкенази, и вострубили в шофар, и содрогалась земля очень сильно.

И повел Биньямин Ха-Ганци на войну сотни тысяч сынов Израилевых, и заполонили его воины СМИ, и расплодились писания их, как песок на бреге морском, а их стратегам и их долларам несть числа. И спросил Биньямин ха-Ганци у ясновидцев, пророков и ушлых людей-опросников: пойду я войной на Бен Бен-Циона Нетаниягу, а вдруг он одержит верх; и сказали ему опросники: иди и да поможет тебе Г-сподь; и не знал он, что лживые слова сказал опросникам народ Израиля, ибо Г-сподь порешил, чтобы пали враги от рук Бен Бен-Циона Нетаниягу, чтобы он сражался с ними и победил их, и не было у них ни возрождения, ни коалиции.

И спас Г-сподь Бен Бен-Циона Нетаниягу в тот день и сделал его королем Израиля в пятый раз, и возвысил его королевство над всеми королями, что были до него; и все дела Бен Бен-Циона Нетаниягу, который увеличил кредитный рейтинг и принес газ со дна морского на землю – все это записано в Книге правых Царей Израилевых; и да царствует Бен Бен-Цион Нетаниягу в Израиле по сей день, и упокоится Земля Израильская на сорок минут».


19.4.19

Один из телеканалов показал празднества «Ликуда» по поводу его победы на выборах, сравнив 2015 год с 2019-м. В первом случае придворная певица пела Нетаниягу: «Ну, ты – орел!» Во втором другая певица уверяла его: «Ой, ты – моя жизнь! Какое счастье, что ты рядом со мной!» Надо полагать, после следующей победы Нетаниягу мы услышим: «Бог мой, Бог мой, ты со мной!»

Кстати, лет сорок назад был такой анекдот: приходит Ализа Бегин на кухню, сталкивается с мужем и от неожиданности восклицает: «Боже мой!» На что Бегин ответил: «Зови меня просто Мени».

***

За считанные часы до пасхального седера, за который сядут евреи всего мира, 80 тысяч израильских евреев совершили «обратный Исход», отправившись на Синай. Что они там ищут? Вроде бы то же море, тот же пляж... То, да не то, поскольку в Египте все намного дешевле, чем в Эйлате.

А как же угроза террора и предупреждения о терактах? Общий ответ: «С Божьей помощью пронесет». Так что, помимо обычных функций, старый еврейский Бог стал еще и рекламным агентом, сидящим на облаке с плакатом: «Даешь Синай!»

***

Пост-скриптум к пожару в соборе Парижской богоматери. Никто не сказал ничего точнее, лаконичнее и пронзительнее, чем легендарный ведущий покойной программы французского ТВ «Апостроф» Бернар ПивО: «Если бы мои слезы могли погасить огонь».


14.4.19

В ту незабываемую майскую ночь 1999 года, с трибуны на тель-авивской площади Рабина новоизбранный глава правительства все-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-х Эхуд Барак пообещал «рассвет нового дня».

Через 96 часов после очередных выборов, на которых четвертый раз подряд победил Биньямин Нетаниягу, можно сказать, что над всем Израилем наступил рассвет старого дня.

В самом скором времени Нетаниягу сформирует новое правительство, которое будет еще более религиозным и намного более радикальным. Да и как же иначе, если две ультраортодоксальные партии – «Еврейство Торы» и ШАС – получили 15 мандатов, а наскоро сколоченный «Альянс правых партий», возглавляемый религиозными поселенцами – 5 мандатов. В общей сложности у этих трех партий 20 мандатов – треть правительства! Без их согласия и одобрения связанный по рукам и ногам Нетаниягу не сможет сделать ни шагу.

Понятно, что это сразу отразится на резком усилении религиозного диктата во всех сферах жизни израильтян, а отток сотен миллионов шекелей из госказны на нужды поселений дойдет до тех рекордных сумм, которые две ультраортодоксальные партии с успехом перекачивают на свои нужды из года в год.

Можно будет окончательно похоронить закон о всеобщей воинской обязанности, ибо «Еврейство Торы» и ШАС ни за что не позволят призывать в армию йешиботников. Одновременно они сделают все, чтобы максимально быстро и герметично закрыть Израиль на субботу с помощью принятого в прошлом году «закона о супермаркетах». По их логике, по субботам все израильтяне должны сидеть только в двух местах – дома и в синагоге.

Верно, что у этих партий, как и у Альянса – свой преданный электорат, голосующий по приказу. Но что же двигало жителями юга – тем самым миллионом израильтян, которые привыкли проводить дни и ночи в бомбоубежище под ракетным обстрелом из сектора Газа, проклиная правительство Нетаниягу за его бездействие и пассивность? Они-то почему снова за него голосовали? Почему снова захотели остаться под его властью, когда опасность обстрелов не уменьшилась ни на йоту, а дороговизна жизни – ни на шекель?

СМИ еще не попытались это выяснить, а тем временем намечаются контуры нового правительства Израиля – двойника предыдущего, которое провалилось по всем статьям. Каким же образом те же самые министры сделают нашу жизнь лучше и веселее? Никаким.

Достаточно посмотреть на двух бывших и будущих министров – Авигдора Либермана и Моше Кахлона. Первый провалился на посту министра обороны, второй – на посту министра финансов, но сейчас оба рвутся назад, в те же министерства.

Моше Кахлон, изобретатель «экономики улыбок» и убыточной программы «Цена для новосела», создавший колоссальный дефицит госбюджета, хочет и дальше проводить свою транжирскую политику, пока в госказне еще есть деньги. В его случае можно только подивиться тем 150 тысячам жертв его «экономики улыбок», которые, не получив от Кахлона абсолютно ничего, дали ему нужные голоса, чтобы он остался в минфине.

В случае Либермана ситуация выглядит намного комичнее, потому что на закате четвертого правительства Нетаниягу он демонстративно вышел из него, подвергнув публичной и унизительной критике премьера, в первую очередь за то, что тот не может справиться с ХАМАСом и не дает Либерману сравнять с землей сектор Газа.

Теперь же он он хочет вернуться в то же правительство на ту же должность – только потому, что нашлись 150 тысяч репатриантов-пенсионеров, которые снова за него проголосовали.

В результате Либерман опять на коне. Более того, без него нет правительства. Стоит ему войти и выйти, как у Нетаниягу останется 60 мандатов и перспектива суда станет намного реальнее. Так что терять Либерману нечего: он снова обрушит на главу правительства кучу требований под видом заботы о безопасности государства и новых репатриантах, а если ему откажут, преспокойно пересядет из кресла коалиции на скамью оппозиции. В конце концов, это – не скамья подсудимых, которая снится Нетаниягу каждую ночь.

Но именно в такой ситуации у Либермана есть первая в своем роде и совершенно исключительная возможность (разумеется, если его одолевает забота о государственном благе): поставить Нетаниягу ультиматум – либо он создаст правительство национального единства в составе «Ликуда», «Кахоль-лаван» и НДИ, либо последняя останется в оппозиции, а Нетаниягу – без правительства с новыми выборами на носу. Теперь это уже не теоретическая, а совершенно практическая возможность первого светского правительства, напрочь исключающая грядущий шантаж ультраортодоксов и ультраправых.

Никто не сказал этого вслух, но соотношение мандатов 36 к 35 со всей очевидностью говорит о выборе двух половин одного народа – сильное, двухпартийное правительство, в котором даже исчезновение подследственного премьер-министра не приведет к сбою всего механизма.

А пока этого не произошло, рассвет старого дня уже занялся, так что поле боя, на котором лежат выбывшие депутаты кнессета, видно во всех подробностях. Бой закончился – битва продолжается.


12.4.19

На вопрос, как настроение после выборов, мой парикмахер ответил: «Паршиво. Человек десять лет сидит на посту. Пора отдохнуть – снаружи или внутри».

Поскольку последнее слово на ивритском сленге означает тюрьму, мы оба прыснули со смеху.

***

Вчера вечером израильский луноход «Берешит» («Генезис») прилунился, но... не полностью, поскольку развалился на куски.

Тем не менее, на Луне остался щиток с флагом Израиля и гордой надписью «Маленькое государство – большие мечты».

Никто не будет спорить с тем поразительным фактом, что Израиль стал седьмой страной в мире, которая сумела запустить луноход и довести его до места назначения.

Что же касается неудачного прилунения, пользователи интернета выдали на гора несколько недурных шуток. Их можно особенно оценить после недавней статьи о диком везении Нетаниягу, который получил не только аплодисменты Трампа и помощь Путина, но и покорение Луны.

«Ганц проиграл. «Берешит» развалилась. Что дальше?»

«Берешит» не прошла электоральный барьер».

«На Марсе все описались от радости»

«Берешит» похожа на партию Труда: сначала пропала связь, потом оказалось, что она развалилась.

«Берешит» взорвалась на территории луны. ХАМАС: «Это был ошибочный выстрел».

«Новое название нашего космического агентства... БАСА» (игра слов: НАСА и ивр. «баса», означающее лажу).


10.4.19

Если вспомнить обещание Эхуда Барака, победившего Нетаниягу двадцать лет назад, о рассвете нового дня, можно смело сказать, что наутро после выборов рассвет нового дня не наступил.

Правда, новая партия «Кахоль лаван» или «генеральская партия» добилась невероятного результата, набрав 35 мандатов, но столько же набрал «Ликуд». А поскольку в Израиле все решает не величина партии, а величина стоящего за ней политического лагеря, сомнений нет: «Ликуд» во главе с «волшебником» Нетаниягу снова победил. У правого лагеря – 65 мандатов, у левоцентристского – 55.

Исходя из этого, можно не сомневаться, что все «естественные партнеры» Нетаниягу порекомендуют президенту его кандидатуру, как единственного человека, способного создать новое правительство. Точнее, коалицию. И у президента, который давно на ножах с Нетаниягу, не будет выбора. Потому что отставной генерал Бени Ганц, если бы ему задали знаменитый сталинский вопрос «Сколько у него дивизий?», был бы вынужден ответить: «Дивизий нет».

Их, в самом деле, нет – они разбиты по дороге: у «Аводы» вместо 24 мандатов осталось только 6, а единственная левая партия МЕРЕЦ сократилась до 4 мандатов.

Но если кого и надо в этом винить, то самого командира: во главе «Кахоль-лаван» Ганц с коллегами сделали все, чтобы убедить избирателей двух названных партий голосовать за генералов, у которых есть шанс свергнуть Нетаниягу.

Уже много лет ни одна партия не набирала так много мандатов, а тут такого результата достигли сразу две большие партии. Обе сделали это одним и тем же способом – отняв голоса у своих союзников.

С намного большим успехом этот проверенный номер проделал Нетаниягу. Его агрессивная кампания «Спасите-помогите! Власть правых в опасности! Только «Ликуд»!» привела к тому, что заколебавшиеся избиратели малых правых партий в последнюю минуту от них ушли. Таким образом «Ликуд» стал сильнее, но этим истребил часть своих союзников.

Дошло до того, что на данную минуту за гранью электорального барьера оказались сразу две правые партии – «Зеут» экстремиста Моше Фейглина, и «Новые правые» во главе с амбициозными и радикальными министрами Беннетом и Шакед, не устоявшие под напором кампании «Ликуда». Обе партии могут оказаться вне кнессета, надеясь только на окончательный подсчет голосов солдат и моряков, которые традиционно голосуют за правый лагерь.

В то же время выжили НДИ (5) и «Кулану» (4), которые войдут в пятое правительство Нетаниягу, уже требуя двух постов, которые занимали их лидеры: Авигдор Либерман хочет вернуться в министерство обороны, а Моше Кахлон – в министерство финансов.

В результате бывший главнокомандующий израильской армии Бени Ганц оказался в неведомом ему положении: он выиграл бой, но проиграл битву.

Равнодушие, которое большинство избирателей испытывали в течение 106 дней предвыборной кампании, вот-вот сменится отвращением и гневом при первых вестях о коалиционных переговорах, которые уже начались: там заинтересованные стороны будут делить госказну, ставшую их трофеем. И можно не сомневаться, что шантаж малых партий с большим аппетитом сильно изменит лицо нового израильского правительства. Да и как же иначе, если совместная сила двух ультраортодоксальных партий ШАС и «Еврейства Торы» плюс «Альянс правых партий» составляет 21 мандат! Это значит, что Нетаниягу будет связан по рукам и ногам. Мало того, что не будет никакого закона о всеобщей воинской обязанности (включая йешиботников!), но теперь партнеры еще поймают его на слове и будут добиваться аннексии Иудеи и Самарии.

С такими небывалыми показателями – 70 мандатов! – «Ликуд» и «Кахоль-лаван» могли бы легко создать светское правительство национального единства, не обращаясь за помощью ни к ультраортодоксальным, ни к ультраправым партиям. Но для этого во главе «Ликуда» должен стоять другой человек.

Непобитые рекорды политического цинизма требуют переждать, чтобы увидеть, в самом ли деле все руководители «Кахоль-лаван» или кто-то из них отклонят щедрые предложения Нетаниягу (включая пост министра обороны) и останутся в оппозиции. При всем честном народе Бени Ганц пообещал не сидеть в одном правительстве с премьером, подозреваемом в целом букете уголовных преступлений. Послужной список Ганца свидетельствует, что старый солдат – человек слова. А молодой политик Ганц?

Исходя из того, что Нетаниягу в очередной раз сформирует коалицию, перед ним стоит не менее сложная задача, чем победа на выборах. Его ждут слушания у генпрокурора, которые он постарается торпедировать двумя способами: упирать на то, что избравший его народ доверяет ему, не веря ни в какие обвинения, и максимально быстро провести в кнессете «французский закон», запрещающий расследовать дела действующего главы правительства.

Тем временем в «Ликуде» разгорится битва за наследство, ибо всем ясно, что «хромой селезень» с иерусалимской улицы Бальфура долго не продержится. Эхуд Ольмерт добровольно ушел с поста с началом расследования. Биньямин Нетаниягу уйдет, когда встанет вопрос, может ли он одновременно управлять государством и отстаивать свою правоту в ходе судебного процесса. И тогда состоятся новые выборы, которые, конечно же, будут не через четыре года и не через два, а гораздо раньше.


7.4.19

Кажется, никогда еще в Израиле не было такой вялотекущей предвыборной кампании: никаких митингов на площадях, никаких толп активистов на перекрестках, никаких партийных плакатов на каждом заборе и балконе. Равнодушие – ключевое слово для определения общего настроения.

За трое суток до выборов самое время вспомнить, что в каждом отечестве плоховато с пророками. Но поскольку с XX века пророков с успехом заменили опросы общественного мнения, ничего не остается, как проследить достаточно очевидные тенденции.

Три ультраправые партии – Альянс правых сил, «Новые правые» и Моше Фейглин, который успешно заморочил избирателям голову легализацией марихуаны – могут набрать около 20 мандатов. В результате они сдвинут следующее правительство Израиля к такой пропасти экстремизма, которая не снилась нам в самых страшных снах. А уж их законопроекты – от депортации израильских арабов до строительства Третьего храма на Храмовой горе – можно только вообразить.

С одним никто не спорит: новообразованной «генеральской партии» Бени Ганца не удастся одержать сокрушительной победы над «Ликудом». Даже в идеальном варианте отрыва на несколько мандатов «Кахоль-лаван» станет всего лишь самой большой фракцией в Кнессете, но и тогда у Ганца мало шансов сформировать следующее правительство.

Вот она – пиррова победа во всей красе. Десять лет назад в том же положении оказалась Ципи Ливни во главе «Кадимы», опередившей «Ликуд» на один мандат. Сегодня в политике больше нет ни «Кадимы», ни Ципи Ливни, а непобедимый Нетаниягу все еще жив-здоров и уверяет, что «ничего не будет, потому что ничего не было».

Все дебаты в СМИ свелись только к одному – Биби или не Биби? Быть ему в пятый раз премьер-министром или не быть? Все прочее отошло в сторону, как будто у Государства Израиль нет иных забот и хлопот, кроме этого.

Вне всякого сомнения, это и есть самый большой успех Нетаниягу, который сумел заретушировать даже свое грядущее обвинительное заключение, не говоря о горящих проблемах государства. Вы только вдумайтесь, что произошло. Судя по лозунгам и программам всех партий, их не интересует,

– что происходит вокруг сектора Газа, когда может начаться очередная война и какую цену платит миллион жителей юга за ракетный шантаж ХАМАСа;

– что будет с территориями Иудеи и Самарии, и как выйти из полувекового тупика;

– что демократический режим постепенно сменяется авторитарным, при котором правитель диктует свою волю парламенту, возглавляет атаку на правоохранительную систему, кастрирует СМИ, вносит раскол в общество и беспрерывно пугает народ «левыми», чтобы отвлечь внимание от собственной коррупции;

– что дороговизна жизни по-прежнему отравляет жизнь, а свой кров над головой остается несбыточной мечтой;

– что останется у вас в кармане после повышения налогов для покрытия дефицита госбюджета;

– что вы по-прежнему будете месяцами стоять в очереди на операцию и, за неимением коек, лежать в больничном коридоре, с трудом выкраивая деньги на лекарства;

– что вы и дальше будете едва сводить концы с концами на нищенское пособие или жалкое подобие пенсии;

– что вы часами будете сидеть в пробках;

– что ваши дети по-прежнему будут сидеть в битком набитых классах, где учитель не сможет уделить им внимания;

– что образование в целом останется ущербным и идеологизированным;

– что сотни миллионов шекелей, которые могли бы решить немалую часть вышеперечисленных проблем, снова пойдут на нужды ультраортодоксального сектора;

На все сказанное «Ликуд» под руководством Нетаниягу дает один ответ: все это неважно. Тогда что же важно? А вот что: всюду – левые! Левые валят толпами на избирательные участки! В этом состоит вся пропаганда «Ликуда» и таков же призывный клич Нетаниягу.

А вы не пробовали задать себе вопрос: кто тут левые? По нашему разумению, в израильской политике осталась только одна подлинно левая партия – МЕРЕЦ. Даже «Авода» давно стала обычной социал-демократической партией, которых полно по всей Европе А уж что касается клейма «левые», которое Нетаниягу повесил на «Кахоль-лаван» – это отдельная история.

Его крики «Левые идут!» слышны в Израиле с 1996 года, когда «Перес разделит Иерусалим». И каждый раз находятся сотни тысяч людей, которые этому верят. Вот и сейчас, за три дня до выборов, Нетаниягу написал на своей странице в «Фэйсбук»: «Правая власть в опасности! Если правый лагерь, как один, не проголосует за «Ликуд», тут появится левое правительство!»

А поскольку теоретический шанс создать правительство есть только у партии «Кахоль-лаван», посмотрим на ее руководство. Кто там левый?

Бени Ганц, назначенный самим Нетаниягу на пост начальника генштаба? Да он перед назначением перерыл все досье Ганца, дабы убедиться, что это – «его человек». Ибо это – главный резон Нетаниягу при любом (!) назначении.

Габи Ашкенази? Левый? Не смешите. Надо было видеть его интервью 5 апреля 13-му телеканалу, чтобы оценить грубую прямоту профессионального солдата. Впрочем, такого же, как и Ганц. Оба – боевые генералы, которые всю жизнь только и делали, что сражались за Израиль с оружием в руках на поле боя. Это они-то левые?

Ну, а клеймо «левый» на третьем генерале Моше («Буги») Яалоне должно вызвать просто гомерический хохот, потому что правее бывшего министра обороны, которого опять же назначил сам Нетаниягу – только стенка.

И, наконец, Яир Лапид, которого Нетаниягу сделал своим министром финансов и на которого «Ликуд» по его приказу взвалил главное бремя мифической левизны. Как и его покойный отец Йосеф (Томми) Лапид, Яир был и остался социал-демократом в самом центре политической карты. Так что и здесь крики «Ату их!» вызывают смех.

Никто не отрицает, что партия «Кахоль-лаван» сделала массу ошибок и бездарно вела свою кампанию. Вместо того, чтобы сосредоточиться на коррупции Нетаниягу под старым лозунгом «Продажные – осточертели!» и проблемах безопасности на юге и на севере, Ганц и его коллеги втянулись в навязанную им игру «У кого компромат длиннее».

Тогда как «Ликуд» изо дня в день скандирует одно и то же: «Только Биби!».

А что сказал «только Биби» в интервью своим придворным по 13-му телеканалу 5 апреля? По его словам, он заявил Трампу, что не сдвинется с трех условий: 1) не эвакуирует ни одного поселенца; 2) сохранит контроль Израиля над всей территорией к западу от Иордана; 3) не позволит разделить Иерусалим.

Бегин эвакуировал поселенцев из Синая. Шарон – из сектора Газа. А Нетаниягу, видите ли, осмелится перечить Трампу, которому он стольким обязан?

Как сохранит контроль над территориями человек, который собственноручно передал Арафату Хеврон?

Что значит «не позволит разделить Иерусалим», если он уже давно разделен?

Не прошло и суток, как в другом интервью тому же телеканалу Нетаниягу пообещал аннексировать Иудею и Самарию. Может, заодно и Иорданию?

Кто верит в эти откровенно лживые обещания нашего премьера? Только несгибаемое ядро электората «Ликуда», для которых каждое слово Нетаниягу, как глас Божий. Во всяком случае, на тель-авивском рынке «Шхунат ха-Тиква», который премьер посетил на прошлой неделе, это было очевидно. Под крики «Биби – король Израиля!» премьер величаво сделал народу ручкой и народ был доволен.

Да, Нетаниягу многого достиг во внешней политике и добился международных успехов, но они не заменят ни трехразовую еду, ни лекарства, ни зарплату, ни социальные блага, ни хорошее образование, ни общественный транспорт...

Что же получается? Что по логике Нетаниягу о нуждах израильтян должны позаботиться Дональд Трамп и Владимир Путин? А, может, попросим помощи у президента Бразилии Жаира Болсонаро или венгерского премьера Виктора Орбана?

В конце концов, чье правительство уже десять лет возглавляет Нетаниягу – Израиля или Всемирных Штатов? Чей народ ему ближе – израильский, русский или американский?

Подумайте об этом, укладывая в карман открытку ЦИК по дороге на свой избирательный участок.


5.4.19

Если 9 апреля не будет высадки марсиан, исход выборов можно считать решенным делом. Нетаниягу в пятый раз приберет к рукам всю казну. Мало того, что за полторы недели до выборов Трамп принял его в Белом доме и подарил израильский суверенитет на Голанах (пусть и сугубо декларативный), так еще за пять дней до выборов нашего хитроумного премьера принял в Кремле Путин с полным набором официальных улыбок. Да еще передал ему комбинезон и обувь погибшего танкиста Захарии Баумеля, которые почему-то остались в Москве после того, как его останки привезли в Израиль.

Из Москвы Нетаниягу спешно вернулся в Израиль, чтобы вчера же принять участие в военных похоронах Баумеля, чьи останки русские сумели найти на кладбище в палестинском лагере беженцев под Дамаском. Поначалу говорилось, что израильской разведке помогли антисирийские повстанцы, но, по словам Путина, это были российские военные. Ливанские СМИ сообщили, что в середине марта они окружили лагерь, потребовали от всех вооруженных жителей покинуть его, и начали раскопки на кладбище, откуда ушли с несколькими мешками.

На похоронах президент Ривлин (который тоже спешно вернулся из Канады к больной жене) сказал: «Захария, посмотри вокруг! Всем твоим товарищам уже за 60, у них есть внуки, а ты остался 22-летним!» Так и есть. Все, что успел Захария Баумель – родиться, учиться, пойти в армию и погибнуть на своей первой войне, не увидев ни детей, ни внуков.

Политическим соперникам Нетаниягу остается беспомощно скрежетать зубами, потому что о таком бешеном везении они не могут и мечтать: за считанные дни до выборов избиратели лишний раз убедились, что их премьер – «волшебник», как его и прозвали политики. Ведь он уже записал на свой счет возвращение останков погибшего солдата.

Так что соперникам придется вспомнить о старом американском правиле – If you can’t beat them, join them (Не можешь их победить – присоединяйся). Иными словами, перед партией «Кахоль-лаван» встанет выбор – войти в старо-новую коалицию Нетаниягу или отправиться в пустыню оппозиции.

А там наступит лето, пройдут слушания у генпрокурора, и тогда возможен такой вариант: Нетаниягу уйдет с премьерского поста в обмен на закрытие трех коррупционных дел.

Но он – не тот человек, чтобы добровольно очистить помещение. Значит, суд. Если у нас уже сидел один премьер, почему бы не сесть другому?

***

В сообщении об очередном теракте в Самарии было сказано буквально следующее: на перекрестке палестинец с ножом пытался открыть дверцу машины, остановившейся на красный свет. Оттуда выскочил водитель с пистолетом и выстрелил в палестинца. Из проезжавшего грузовика тоже выскочил водитель, тоже с пистолетом и тоже открыл огонь. В результате – слушайте внимательно! – «палестинца отвезли в больницу, где он скончался от полученных ранений».

Куда же стреляли оба водителя? И когда они в последний раз были на стрельбише?

В наших условиях вооруженные граждане – это хорошо, но еще лучше, если они будут попадать в террористов с первого раза.

***

В Италии комик создал партию и завоевал парламент. В Украине комик имеет все шансы стать президентом. Похоже, в России комикам стоит начать сбор средств на предвыборную кампанию.

Вывод: время трагиков в политике кончилось – пришло время комиков.


4.4.19

Уникальность Израиля давно не нуждается в доказательствах. Вчера это снова стало ясно. После 37-летних поисков обнаружили и доставили домой останки старшего сержанта Захарии Баумеля. В 1982 году, во время первой ливанской войны водитель танка Баумель сражался в жесточайшем бою с превосходящими силами сирийцев.

Я был на той войне и помню шок, вызванный исходом боя: сирийцы захватили восемь танков, 20 наших солдат погибли, трое пропали без вести. Захария Баумель был одним из них.

Умерший десять лет назад Йона Баумель, возглавлявший кампанию борьбы за возвращение сына и его товарищей, не дожил до этого дня. Завтра его не будет на военном кладбище на горе Герцля в Иерусалиме, где останки его сына предадут родной земле. Тем не менее, круг замкнулся хотя бы для Захарии Баумеля.

Двое других солдат –Цви Фельдман и Йехуда Кац – все еще считаются пропавшими без вести. Их тоже искали 37 лет и будут искать, пока не найдут.

Задержка с публикацией этой поразительной истории объясняется тем, что в Израиль доставили останки тел десяти человек, и специалистам из Института судмедэкспертизы пришлось приложить немало усилий для опознания тела. Помогло наличие двух личных предметов: комбинезона и талита, на которых было имя Баумеля.

Даже у начальника генштаба дрогнул голос, когда он сказал, что тело пропавшего танкиста доставлено домой через 37 лет. В определенном смысле дрогнул весь Израиль, ведь в подобных случаях он становится одной семьей, у которой пропал сын, а теперь его нашли и вернули. Пусть мертвого, но вернули. И у него будет могила, куда смогут приходить его 90-летняя мать, брат и сестра.

Это вселило надежду в родственников двух других танкистов, которые теперь поверили, что их тела тоже могут найти. Надо думать, надежда проснулась и у вдовы штурмана Рона Арада, сбитого в Ливане 33 года назад и попавшего в плен.

Если верить просирийским источникам, повстанцы, воюющие с армией Асада, были теми, кто помог израильской разведке: получив от нее схему, они перекопали кладбище большого палестинского лагеря беженцев Ярмук на окраине Дамаска, и вырыли десяток тел, которые контрабандой переправили в Турцию, а оттуда – в Израиль.

В прошлом году министерство обороны России сообщило, что получило от Израиля конкретные данные для поиска тел израильских солдат, так что вполне вероятно, что при нынешнем положении в Сирии росийские военные тоже внесли свою лепту. Тем более, что в 2016 году Россия вернула Израилю один его танков, принимавших участие в том бою в Ливане.

Все это немало говорит об осведомленности израильской разведки, которая знает даже, кто и где похоронен во вражеской стране.

Как бы то ни было, главное очевидно: если в других странах на войне гибнут сотни тысяч людей, до которых никому нет дела (чего стоит пример той же Сирии!), Израиль не оставляет в плену и на поле боя ни одного солдата. Ни одного.


3.4.19

Разговор с товарищем Биби

Рот открываю подобно рыбе,
Бьется счастье рыбой во мне,
Двое в комнате: я и Биби –
Фотографией на белой стене.

Лоб его гримирован гладко,
Заретуширован шрам на губе,
Только мысли вечная складка –
Забота его о народной судьбе.

Слезы к глазам подступают непрошенно,
Как за него мне не голосовать!
Вскочил я со стула, будто подброшенный,
Жажду приветствовать, рапортовать!

«Товарищ Биби, скажу тебе лично,
Не по службе, а по душе,
Товарищ Биби, хоть я на больничном,
Соседей всех обошел уже.

Так, мол, и так – я сказал им прямо,
Ноги в руки и все – за «Ликуд»!
Поклясться готов я родною мамой –
Даст результаты мой ратный труд.

Твои дела освещаю я тонко,
Ловлю для тебя голоса все ловчей,
Хоть рядом и крутится много подонков,
Всякой дряни и сволочей.

Товарищ Биби, пыхти сигарою,
Пей шампанское – только и дел,
Пусть даже вместо тебя на нары я
Сяду – только бы ты не сел.

За государство за наше еврейское
Как пострадал ты, защитник наш!
Да мы за тебя эту кодлу судейскую
И прокурорскую пустим на фарш.

Именно так и сделаем, именно,
Кто против тебя – в порошок сотрем!
Твоим коротким, как выстрел, именем
Думаем, дышим, боремся и живем!»

Море сереет в апрельской зыби,
Что-то прогнило в нашей стране.
Двое в комнате: я и Биби –
Фотографией на белой стене.


31.3.19

Всего десять дней отделяют нас от выборов. За это время лай и вой агитаторов конкурирующих партий дойдет до предела вместе с кучей нового компромата на главу правительства Биньямина Нетаниягу и его основного соперника Бени Ганца. Кстати, почему мы слышим только «Биби или Тиби?», но до сих пор не видно плаката «Биби или Бени?» Выбор-то будет между двумя Биньяминами.

Из сундуков и антресолей уже достали все старые трюки для опорочивания противников. Но и это не изменит общего равнодушия, которое воцарилось в Израиле накануне выборов в кнессет. Чем сложнее внешняя и внутренняя обстановка, тем пассивнее избиратели – вопреки всем теориям и прогнозам.

Достаточно обратить внимание на поразительный факт: ни громоподобное решение генпрокурора предъявить обвинение Нетаниягу (обусловленное досудебными слушаниями), ни новые ракетные обстрелы Израиля и эскалация напряженности в секторе Газа, где армия готова к новой военной операции – ничто не повлияло на повестку дня предвыборной кампании. Можно смело сказать, что никакой повестки у нее нет. Только личные счеты. Или, как говорят в гангстерских фильмах до выстрела в голову: «Ничего личного».

Безопасность? Out. Социально-экономические проблемы? Тоже. Образование? Здравоохранение? Палестинцы? Какие палестинцы? «Сделка века»? Не смешите! Правильнее сказать, «сделка Трампа и Нетаниягу».

Нетаниягу преуспел в том, чтобы стать единственной темой выборов. Как же он это сделал? Проверенным способом – изображая жертву. Вечную жертву правоохранительных органов, которы жаждут упечь в тюрьму нашего ни в чем неповинного «отца народа». А он-то ночи не спит, думая о том, как там его народ? Правильно ли собирается проголосовать?

Полный абсурд: юг пылает, север – тоже. А мы вяло обсуждаем все тот же вопрос: брал Нетаниягу или не брал? И почему-то никому не приходит в голову поставить вопрос по-другому: что изменится после переизбрания Нетаниягу? После того, как его старо-новое правительство останется у власти, удобно сидя на госказне и раздавая сотни миллионов по старо-новым коалиционным соглашениям. Не говоря уже о резкой радикализации правительства, если сбудутся прогнозы о попадании в кнессет ультраправых экстремистов. По всегдашней иронии судьбы правительство может оказаться в руках одного из таких персонажей по имени Моше Фейглин, который не забыл и не простил Нетаниягу свое изгнание из «Ликуда», но в обмен на тяжелый портфель забудет и простит что угодно. Воспевание средствами массовой информации его неожиданной популярности принесло радикалу Фейглину рекламу, которая стоит одного-двух мандатов.

Другая ирония судьбы состоит в том, что председатель НДИ Авигдор Либерман, добившийся увеличения электорального барьера, чтобы не дать арабским партиям пройти в кнессет, стал жертвой своего же закона: арабские партии в кнессете будут, а Либерман, похоже, нет.

Неопытность Бени Ганца позволила «Ликуду» переключить все внимание исключительно на него самого (изъяв любое упоминание того, что ни кто иной, как сам Нетаниягу сделал Ганца начальником генштаба и расхваливал его за руководство операцией «Несокрушимая скала»), поставить под сомнение его честность и порядочность, и даже высмеять за то, что Ганцу вовремя не объяснили, что такое «задержка звука» во время трансатлантического интервью. И все это обсуждается с утра до вечера под грохот ракетного обстрела, вместо оборонного «дела о подлодках», их засекреченной продажи Египту и капитала, нажитого Нетаниягу на «родственных акциях». Причина проста: правда о Нетаниягу не так привлекательна, как ложь о Ганце.

Но по большому счету для такого перекоса есть старое объяснение из двух слов: «Тихо – стреляют!» То есть никакой критики руководства, когда в очередной раз дело идет к войне. В такой ситуации уголовные дела Нетаниягу ушли на дно вместе с подлодками, а СМИ стали жевать старую жвачку «левые-правые», составляя будущие блоки и лагеря, которые обретут очертания через десять дней.

Даже если «Ликуд» пересечет финишную ленточку вторым по числу мандатов, это не помешает Нетаниягу сформировать правительство на узкой основе, потому что «Кахоль-лаван» во главе с Бени Ганцем может полагаться только на «Аводу» и МЕРЕЦ, при том, что последняя не надеется ни на что, кроме нескольких мест в оппозиции.

Так что девизом израильских выборов станет французская поговорка: «Чем больше перемен, тем больше то же самое».


26.3.19

В Израиле все происходит в реальном времени: когда писались эти строки, ночной ракетный обстрел из сектора Газа временно прекратился. Ключевое слово – временно. Потому что он может возобновиться в любую минуту. В те же часы глава правительства Биньямин Нетаниягу летел в Израиль, готовясь к экстренному совещанию генштаба.

А две бригады пехотинцев и танкистов стоят на границе сектора Газа в ожидании приказа, но точно так же они могут вернуться на базы, если и этот раунд противостояния с ХАМАсом закончится ничем. Так уже было девять раз и может быть в десятый.

Все, что было за прошедшие сутки, в точности повторяло сценарий вечной ничьей в Газе: в ответ на ракету в центре страны (семеро раненых и разрушенный дом) ВВС разбомили несколько десятков целей, не уничтожив ни одного террориста, которые сразу ушли в подполье со своими главарями. В ответ на бомбежку ХАМАС – и теперь он сам этого не скрывает – выпустил более 60 ракет по еврейским поселениям и городам вокруг сектора Газа. Так он дает понять, что, если ему сейчас чересчур сильно прижмут хвост, следующая ракета будет в Тель-Авиве.

В этом ритуале ХАМАС всегда настаивал на том, чтобы за ним осталось последнее слово. Поэтому не имеет никакого значения, что сказали или скажут египетские посредники: достигнуто прекращение огня или нет. Окончательное решение примут только главари ХАМАСа, которые прекрасно знают, каким мощным оружием – в прямом и в переносном смысле слова – они обладают. Это уже не «касамы», которые в Израиле прозвали «летающими болванками», а ракеты средней дальности. И утром 25 марта все увидели, что может наделать такая ракета, пролетевшая 120 км с южной оконечности сектора Газа. Не говоря о тех пусковых установках, которые стоят в северной части, где до 2005 года были процветающие еврейские поселения.

Теперь становится особенно понятен афоризм: «Война на Ближнем Востоке зависит от силы ветра». Когда-то говорилось, что война зависит от числа жертв. Одно дело – раненые, другое – убитые. Одно дело – частный дом, другое – детский сад. Как ни цинично это может прозвучать, но для военных и политиков есть свой тариф и свой «банк целей», который вчера уменьшился на несколько важных единиц, включая офис главы политотдела ХАМАСа Исмаила Хание и «тайный штаб» всей организации.

Нынешний раунд обмена ударами, который можно назвать генеральной репетицией следующей войны, отличается тем, что никогда еще он не был так близок к выборам в кнессет, которые состоятся через две недели. После операции «Литой свинец интервал составил 36 дней. После операции «Облачный столп» – два месяца. Только во время Войны Судного дня выборы были отменены, но сейчас, судя по всему, этого не произойдет.

Чем бы ни угрожали политики во главе с премьером, никто не намерен свергнуть режим ХАМАСа, о чем знает и он сам. И хотя отставные генералы снова заговорили о наземной операции для захвата сектора Газа, командование ЦАХАЛа не склонно поддержать такое радикальное решение. Поэтому и в этот раз, как и после предыдущих ракетных обстрелов, все может ограничиться угрозами главы правительства «ответить на агрессию со всей жесткостью», которые должны услышать, скорее, израильские избиратели, чем палестинцы.

В 1996 году Биньямин Нетаниягу впервые выиграл выборы в кнессет после волны жесточайшего террора, с которым он пообещал покончить. Двадцать три года спустя совершенно ясно, что система Нетаниягу провалилась, террор никуда не делся и стал намного опаснее, когда камни, ножи и автоматы сменились ракетами. Так же как рак нельзя вылечить аспирином, с террором нельзя покончить одними бомбежками.

Что же остается? Вот это и есть самый главный вопрос очередных выборов.

И еще стоит вспомнить, что ровно сорок лет назад, на лужайке перед Белым домом, глава правительства Менахем Бегин и президент Египта Ануар Садат обменялись рукопожатием и подписали мирный договор, который остается в силе по сей день.

Со смертельным врагом можно заключить мир, но для этого он должен быть Садатом. А нового Садата на Ближнем Востоке пока не видно.

***

На фоне всех плясок по поводу признания президентом Трампом израильского суверенитета над Голанскими высотами многие забыли, а то и не знали, что сам Израиль свой суверенитет до сих пор так и не признал. И слова «аннексия» боится пуще огня.

В результате, вот уже 38 лет после принятия закона, вместо того, чтобы прямо признать, что Израиль аннексировал Голаны, и объявить о своем суверенитете, в законе сухо сказано, что «Израиль распространяет на Голанские высоты свое законодательство, юрисдикцию и администрацию». Вот и все.

Так что пляски – плясками, а закон – законом. Что он есть, что его нет – положение на Голанах это не изменило. Поэтому трое израильских премьеров (Рабин, Барак и главный плясун Нетаниягу) вели переговоры с Асадом-старшим о возвращении ему Голан в обмен на мир. Слава Богу, что тот сыграл в ящик, прежде чем согласился. Иначе наша война с Ираном и ИГ шла бы в полном разгаре уже несколько лет.

Что же касается Нетаниягу, которому ракеты из Газы угробили всю предвыборную кампанию, то, стоя рядом с Трампом, он на радостях и в нарушение протокола поцеловал его. А поскольку рядом стояла мадам Нетаниягу, широко известная в Израиле своими психозами, истериками, скандалами и судебными процессами, напрашивается вывод, что нашему премьеру было намного приятнее поцеловать Трампа, чем свою жену.


21.3.19

Скандал с видеороликом министра юстиции Айелет Шакед должен был потрясти Израиль до основания и нарушить вялотекущую предвыборную кампанию. На экране Шакед – молодая, миловидная женщина с распущенными волосами – изображает манекенщицу, которая рекламирует духи... «Фашизм». Так и написано на флаконе: «Фашизм от Айлет Шакед».

А фоном идут слова: «Судебная революция, назначение судей, правление и усмирение Высшего суда справедливости». После чего Шакед говорит: «Мне это пахнет демократией».

А мне это пахнет фашизмом, который неожиданно стал вполне легальным в еврейском государстве, и над ним даже можно подшучивать. Во Франции уже шутят над печами крематория, а в Израиле фашизм из оскорбления стал политическим товаром, сбытом которого занимаются члены кабинета министров.

Что впрочем неудивительно для партии «Новые правые», чье двухголовое руководство – Шакед и министр образования Нафтали Беннет – давно и последовательно занимается разалом демократической основы Израиля. Первая громит Верховный суд, а второй поглощен «иудаизацией» школьного образования.

А ведь у них все шансы снова попасть не только в кнессет, но и в кабинет министров, да еще, может быть, на те же посты. Не надо быть парфюмером, чтобы понять одно: демократией это никак не пахнет.

***

Краткий отчет о визите в Израиль госсекретаря США: «Последний день Помпео».


18.3.19

Любая власть сильна, соблазнительна и опасна. Как для других, так и для себя. Какие отношения могут быть у гражданина с властью? Служи, плати, соблюдай, выбирай. Последнее произойдет ровно через три недели.

Казалось бы, это - самый демократический акт гражданского волеизъявления. Все, как один... Заполним и опустим... Отдадим свой голос... Изберем тех, кто... Короче, выберем себе власть. Разве не так?

Посмотрите внимательно на эту фотографию. Четвертое по счету правительство Нетаниягу, которое у нас было последние четыре года. Вот они стоят плечом к плечу – все наши министры, провалившие вверенные им дела. Провалившие и развалившие. Стоят и улыбаются. Потому что хорошо знают, что вы их снова выберите. Снова отдадите за них свой голос. Так что еще четыре года провала и развала будут гарантированы, ибо эти люди и есть власть.

На переднем плане – властелин и властитель. А вокруг – его персонифицированая власть. У них разные имена и лица, но в одном они схожи – все они выполняют его волю. Если власть развращает, он давно развращен. И готов на все, чтобы не выпустить власть из рук. Для этого он взял себе дополнительный портфель министра обороны, негласно поддержал попытки кастрации Верховного суда и приструнил полицию. Остальное доделали преданные ему парламентарии.

Сравним власть в трех странах – в Израиле, в России и в Америке.

В Израиле власть сама по себе. Народ ее видит только по телевизору. Никто ее не боится, не относится к ней всерьез и ее ругают по каждому поводу, а их хватает. Со своей стороны, власть вспоминает о народе, только когда надо повысить налоги или идти на очередные выборы. Тут она готова пообещать что угодно, лишь бы переизбрали.

В России власть страшна, мстительна и легко может лишить гражданина всех прав и свободы. Дышло по-прежнему заменяет закон. Тюрьма – даже за то, что граждане не уважают власть. «Ты меня уважаешь?» – спросит власть. «Нет», – ответит гражданин. Тут его цап – и в кутузку. Вот и вся любовь.

В Америке власть незыблема, демократична и любима народом в полном соответствии со всеми статьями и поправками конституции. Народ ею даже гордится. Там закон есть закон, власть в лице сенаторов и конгрессменов близка к народу, а народ знает свою силу.

Конечно, идеальное государство осталось только у Платона, а у всех сегодняшних государств хватает своих пороков, поэтому не надо их идеализировать. Речь о другом: какую власть мы выбираем?

При всех различиях в трех названных странах у них есть и явное сходство.

Первое, их властелины коррумпированы. Да еще как!

Второе, все трое воплощают власть и наслаждаются ее плодами изо дня в день, дрейфуя в откровенный абсолютизм. Все трое могут смело повторить слова Людовика XIV «Государство – это я!»

Третье, во всех трех эшелонах власти (мы так привыкли к этому выражению, что забыли о его военном контексте и назначении эшелонов. Не говоря о том, что эшелон – это движение, а власть – застой. По крайней мере, в данном случае)... так вот, во всех трех высших эшелонах власти сидит немало партократов, напрочь лишенных необходимых навыков для управления государством.

Тут мы подходим еще к одному, четвертому сходству: невежеству власти. В Америке ее, конечно, воплощает сам президент, чей уровень развития и степень грамотности лучше всего видны на его странице в «Твиттере». В России это – министры, которые с трудом изъясняются на родном языке и никогда не цитируют классиков, чтобы не ошибиться. В Израиле квинтэссенция невежества – министр культуры, от которой, впрочем, недалеко ушли ее коллеги.

Особенность израильской власти в том, что партократы в правительстве делят власть с теократами. Если в России и в Америке государство давным-давно отделило от себя религию, в Израиле она стала неотделимой частью власти, от которой зависит каждый гражданин. Без этой религиозной власти ему ни родиться, ни поесть, ни вступить в брак, ни развестись, ни умереть. Она определяет его будни и праздники, делая его жизнь ущербной и ограниченной.

Итак, до выборов - три недели. Народ занят своими делами, готовясь к очередным праздникам, а власть не находит себе места. Вдруг не переизберут? Вдруг сорвут с насиженного кресла? Вдруг лишат сладкой жизни?

Не бойся, власть. Не дрожи. Не переживай. Если наш премьер повторяет в ответ на все обвинения «ничего не будет, потому что ничего не было», мы переделаем его пластинку на старый лад: что было, то и будет.


17.3.19

Ровно 15 лет назад основатель ХАМАСа шейх Ахмед Ясин выехал на инвалидной коляске из мечети в секторе Газа. Через несколько минут раздался взрыв и от шейха не осталось ничего. Только колесо от коляски, которое покатилось и упало. Как в кино. Разве что прямое попадание ракеты израильского вертолета было самым настоящим. Как и смерть шейха Ясина, который к тому времени занимал второе место в списке на ликвидацию врагов Израиля. На первом был другой шейх – Хасан Насралла.

В последующие годы было еще несколько ликвидаций главарей ХАМАСа из его политического руководства. А самой громкой и неожиданной стала ликвидация командира боевого крыла ХАМАСа Ахмеда Джабари, с которой пять лет назад началась военная операция «Несокрушимая скала».

Было время, когда Израиль не церемонился с террористами, не вел с ними переговоры через посредников, а систематически убивал их главарей при первой оперативной возможности. Так было, когда на посту главы правительства был Ариэль Шарон, а на посту директора Моссада – Меир Даган. Они сработались еще в конце 60-х годов, когда угроза терроризма для молодого Государства Израиль была не меньше, чем сейчас. И тогда же родилась доктрина борьбы с террором, суть которой проста и понятна: никаких переговоров – только физическое уничтожение всех, кто поднял руку на еврейское государство.

Но Шарона и Дагана больше нет в живых, а Биньямин Нетаниягу не первый год ведет переговоры с ХАМАСом при посредничестве египтян, будучи уверен, что с исламскими террористами можно договориться.

Надо полагать, Нетаниягу исходит из того, что Израиль худо-бедно, но договорился с другой террористической организацией – ФАТХом, и даже вел с ней вполне официальные переговоры, а в повседневной жизни поддерживает плодотворные отношения в сфере безопасности, полагаясь на старый диктум «Враг моего врага – мой друг». Но ни ФАТХ, ни престарелого председателя ПА Абу-Мазена другом не назовешь: они сотрудничают с израильскими спецслужбами только потому, что боятся совершенно реального сценария: ХАМАС может выгнать их с Западного берега так же, как выгнал из сектора Газа. В буквальном смысле слова – без штанов.

Даже если принять объяснение ХАМАСа, что ракетный обстрел – впервые за пять лет – Большого Тель-Авива стал результатом ошибки, это не меняет сути дела. Мы давно привыкли к шальным пулям и снарядам – привыкнем и к шальным ракетам. Но в целом кровавое колесо вертится уже 18 лет и конца не видно: они по нам – ракетами, мы по ним – бомбами и ракетами. Они – залпами и мы – залпами. Они снова ракетами, мы – пехотой и танками. Сколько же это будет продолжаться? Долго.

Евреи начали войну с арабским террором больше 130 лет назад и с тех пор она не прекращается, а число погибших евреев со дня создания Израиля – речь идет только о гражданских лицах – перевалило за 2 500 человек. При том, что ХАМАС никогда не скрывал, что его цель – убивать евреев любого пола и возраста. Это сближает его идеологов с нацистами, ибо «окончательное решение еврейского вопроса» составляет суть хартии ХАМАСа, где традиционный европейский антисемитизм слился с исламистским.

Для террористов ХАМАСа убийство евреев – их ремесло. Единственное, что они знают и умеют. Поэтому никакие переговоры и уговоры волка возлечь с ягненком не принесут никаких результатов.

И поскольку волк остался волком, а еврейский ягненок, к счастью, вооружен до зубов и крайне опасен для всей волчьей стаи, мы возвращаемся на е2-е4.

Переговоры не помогли вернуть останки двух военнослужащих, которые ХАМАС удерживает уже пять лет. Если за живого ефрейтора Гилада Шалита они получили 1 070 заключенных террористов, надо думать, за двух мертвых они заломят цену не меньше.

А уговоры не помогли прекратить еженедельные «марши возвращения» у разделительного ограждения с Газой и запуск воздушных шаров со взрывчаткой и зажигательной смесью.

Но что же делать? Снова воевать?Было бы смешно подозревать Израиль в желании новой войны, тем более, что все предыдущие войны в секторе Газа оказались безрезультатными.

Почему бы в такой тупиковой ситуации не вернуться к доктрине Шарона – физическое уничтожение террористов. Точечная ликвидация главарей ХАМАСа и «Исламского джихада».

Колесо инвалидной коляски шейха Ясина стало хорошим символом этой доктрины, которая ждет сильного и решительного государственного мужа, готового на все, чтобы защитить от террора Израиль и израильтян.


16.3.19

Все знают, что такое шальная пуля или снаряд. Но в ночь на 15 марта мы впервые узнали, что такое шальная ракета. Даже две. Выпущенные из сектора Газа по Израилю. И не просто по Израилю, а по центру страны. Вдруг нескончаемо завыла сирена воздушной тревоги, загнав в бомбоубежище миллион жителей Большого Тель-Авива.

На следующий день эксперты объяснили, что ракеты были выпущены по ошибке: мол, ХАМАС не хотел и не приказывал, а какие-то придурки крутились возле пусковой установки и случайно нажали на кнопку.

Из этого следует, что, во-первых, в секторе Газа уже стоят наготове установки с иранскими дальнобойными ракетами, а, во-вторых, они не охраняются должным образом.

На этот раз обошлось: одна ракета не долетела, другую сбили.

А что будет в мире, если такой же придурок окажется рядом с ядерным чемоданчиком?

***

За 22 дня до выборов кажется, что в стране нет никаких острых общественно-экономических проблем. Сначала круглосуточно спорили, брал Нетаниягу взятки или не брал. Потом спор превратился в пикировку левых и правых. А вчера все зациклилось на том, в самом ли деле хитрые персы взломали мобильник лидера блока «Кахоль-лаван» Бени Ганца и какой компромат там может быть.

И это на фоне «случайного» ракетного обстрела! На юге и на севере эскалация напряженности растет изо дня в день, а четверть населения только в день выборов решит, за кого голосовать.

Так что, перефразируя защитную линию подозреваемого Нетаниягу («Ничего не будет, потому что ничего не было»), можно с достаточной долей уверенности сказать: что было, то и будет. То же бездарное правительство с теми же шантажистами-ультраортодоксам и новоизбранными экстремистами, которое сначала расправится с демократией, а потом – с демократами.

***

К 50-летнему юбилею появления на посту главы правительства Израиля первой и последней женщины, мелькнула колоритная цитата Голды во время ее встречи с Киссинджером. Она не переваривала этого ассимилированного немецкого еврея, который в грош не ставил свое происхождение. Киссинджер сказал ей: «В первую очередь я – американец, во вторую – госсекретарь США и только в третью – еврей».

На что Голда без улыбки отрезала: «Мы в Израиле читаем справа налево».


12.3.19

Могут ли иностранцы понять, что такое Израиль? Что они о нем знают? Каким видят? По большей части они питаются представлениями, которые позаимствованы из СМИ или впечатлений туристов. Перефразируя Юлия Цезаря – приехал, увидел... не понял.

Последнее становится очевидным из опубликованной в «ХаАрец» статьи Рины Розенберг-Кандель, поведавшей о давних усилиях Израиля продать себя миру в самом выигрышном свете. Дважды за израильскую историю в этой продаже не было никакой необходимости – в 1948 и в 1967 годах, когда Израиль родился и когда одержал самую фантастическую победу в войне с арабами. В следующие полвека все чаще возникала необходимость привлечь профессионалов к такому трудному и важному делу, как реклама и сбыт Государства Израиль.

Может быть, последнее звучит не столь привлекательно, но суть дела от этого не меняется: как в XX-м, так и в XXI-м веке все зависит от рекламы и сбыта, будь то стиральный порошок или государство. Да, государство. До Израиля такие же проблемы негативного образа были у Ирландии, Сербии, Греции.

А положение такое, что другого выхода нет. Мы привыкли думать, что уникальность Израиля не нуждается в рекламе, потому что все христиане только спят и видят, как бы поскорее приехать на историческую родину Иисуса Христа; что все иностранные инвесторы хотят вложить деньги в «нацию старт-апов»; что жители всех континентов горят желанием перенять опыт израильских фермеров; что все армии только и мечтают, как бы им стать такими же грозными, как ЦАХАЛ; что все врачи и пациенты разных стран... Этот список можно продолжать до бесконечности, но проведенные опросы и исследования показали сногсшибательный факт: большинство иностранцев не знает об Израиле ничего. Ни – че – го!

Об этом говорит основатель и гендиректор НКО «Vibe Israel» Джоана Ландау, которая поставила перед собой ту самую цель, с которой мы начали – улучшить образ Израиля в мире. Она упомянула о популярном израильском телесериале «Фауда» о работе спецназа на территориях и пояснила, что фильм-то, может, и вызвал интерес заграницей, но главный вопрос, как в этом фильме выглядит Израиль? А выглядит он жутковато.

Поэтому Ландау предложила подумать над производством комедий, с которых, кстати начинал израильский кинематограф («I like Mike»), добавив, что, по опыту других стран, государство должно вкладывать деньги в такие фильмы, которые покажут, что, кроме войн, террора и конфликта с палестиицами, в Израиле есть многое другое – и смешное тоже. Она же напомнила о том, как было бы важно заманить к нам Голливуд, для которого здесь все наготове – натура, исторические объекты, актеры-евреи и актеры-арабы, не говоря об израильской массовке, где что ни прохожий, то актер. И, конечно, смехотворные расходы по сравнению с Америкой. Но Голливуд к нам почему-то не едет, хотя фильм «Экзодус» показал, что ехать надо.

Вот с этого места мы плавно переходим к тому, с чего начали: что иностранцы знают об Израиле? Для выяснения этого вопроса «Vibe Israel» вступила в партнерские отношения с организацией Bloom Consulting, которая базируется в Мадриде и Лондоне, и провела масштабный опрос в доброй дюжине стран, включая США, Великобританию, Канаду, Австралию, Испанию, Бразилию и другие. Все опрошенные были поделены на три возрастные группы (по 1200 человек в каждой): от 14 лет до 21 года; от 22 до 38 лет; и группа матерей до 52-летнего возраста, имеющих большое влияние на две первые группы.

Вот как опрошенные из трех групп ответили на вопрос, какая первая ассоциация возникает у них при слове Израиль из перечисленных вариантов.

В первой группе: 11, 2 процента – бои и насилие; 9, 3 процента – евреи; 8,2 процента – Иисус Христос; 8,1 процента – религия; 7,5 процентов – пустыня; 5,1 процента – израильско-палестинский конфликт; 3,7 процента – Иерусалим; остальные – «не знаю».

Во второй группе: 8,7 процента – бои и насилие; 9,3 процента – евреи; 7,5 процента – Иисус; 9,5 процента – религия; 7 процентов – пустыня; 7,2 процента – израильско-палестинский конфликт; 6 процентов – Иерусалим; остальные – «не знаю» .

В третьей группе: 13 процентов – бои и насилие; 8 процентов – евреи; 9,8 процента – Иисус; 8,2 процента – религия; 7,4 процента – пустыня; 5,2 процента – израильско-палестинский конфликт; 4,7 процента – Иерусалим; остальные – «не знаю».

Общий итог весьма разочаровывающий: судя по всему, в течение десятков лет Израиль ничего не сделал, чтобы довести до сведения жителей разных стран, что хорошего он может им предложить. В каждой из трех групп нашлось большинство тех, кто на вопрос «Что Израиль делает лучше всего?» выбрал ответ «не знаю». А немало других ответили – «ничего хорошего».

Тем не менее, Джоана Ландау настроена оптимистично, сказав, что «в нынешнем виде Израиль похож на чистый холст, на котором можно рисовать что угодно». Может быть, частично этот оптимизм вселяет то, что еда как-то ассоциируется с Израилем, хотя было бы ошибочно проводить прямую связь между Израилем и такой ближневосточной гастрономической классикой, как хумус и фалафель. Но, может быть, изобилие израильских ресторанов в мире привело к тому, что хумус с фалафелем ассоциируются с Израилем даже больше, чем Иисус Христос, ВВС и палестинцы. Кстати, как показала вышеприведенная статистика, израильско-палестинский конфликт вовсе не занимает первое место в головах молодых иностранцев и их матерей. А это уже вселяет надежду, что другой порядок приоритетов мог бы изменить образ Израиля, который ему самому всегда представлялся безупречным.

***

Прочел ужасно грустную статью о еврейских жильцах одного берлинского дома, которые в 1941 году исчезли оттуда все до одного. В одной семье родителей убили в лагере, а двое сыновей успели вовремя сбежать: один – в Шотландию, другой – в Палестину. Он все еще здесь живет и в свои 96 лет обладает хорошей памятью.

Настолько хорошей, что помнит свою переписку с немецким управлением репараций, от которого он хотел получить возмещение за все потерянное и конфискованное нацистами имущество. И что же?

Немцы в своем репертуаре. Они потребовали представить подробный список всех вещей, которые были в квартире, с указанием их стоимости, а также прислать завизированные нотариусом свидетельские показания тех, кто бывал в квартире и может подтвердить, что все вещи, действительно, там находились.

Так и видятся печальные улыбки на небесах отца и матери, которые, конечно же, помнят гораздо лучше сына и гарнитур красного дерева, и дедовские напольные часы, и бехеровский рояль... Кстати, не исключено, что все это стоит дома у тех самых чиновников, которые требовали опись вещей.

Для одних Катастрофа миновала, для других – все еще продолжается.

***

За неделю до Пурима, когда в синагогах будут топать ногами и крутить трещотки при упоминании имени злодея Амана, наконец, нашлось время и место, чтобы помянуть наш израильский АМАН – аббревиатура... Управления военной разведки при генштабе.

Вот такая семантика!


5.4.19

После многолетних победных реляций о ежегодной репатриации из разных стран мира у нас возник вопрос: а насколько верны эти цифры в отношении евреев из России, Украины и других стран СНГ?

В отношении Америки и Европы такой вопрос не возникает, потому что тамошние евреи переезжают в Израиль, чтобы здесь жить. Тогда как евреи из СНГ давно раскусили сентиментальность, великодушие и клиническую щедрость Государства Израиль, которое разбрасывается своими паспортами направо и налево.

Вот за паспортами они и едут. Не репатриируются, не приезжают насовсем и вообще не хотят здесь жить. Чего же они хотят? Паспорт. Синенький израильский паспорт, с которым не сравнится никакая валюта. Ведь мало ли что... Что именно, никто не знает. Но так говорят: «Мало ли что...»

И едут в Израиль целыми семьями во главе с официальным евреем, который тащит за собой родственников всех национальностей, чтобы запастись заветными паспортами. Берут авиабилеты сразу в оба конца, приезжают на неделю-две (а то и меньше), идут в аэропорту к стойке министерства абсорбции и говорят: «Мы – новые репатрианты». «Вот как хорошо, – улыбаются им чиновники – заполняйте анкеты, получайте удостоверение личности, записывайтесь в больничную кассу... Что? Паспорт? Это – в МВД».

В МВД у чиновников не меньше радости, что еще одна репатриантская семья прибыла на историческую родину. Там даже готовы выслать паспорт по указанному адресу. И ждать не надо. Самые хитрые дают адрес израильских знакомых и быстро уезжают восвояси. А паспорт им потом привезут прямо на дом с оказией.

Вот такая игра в репатриацию. Бывает ситуация win-win, а тут полный loss-loss. Для Государства Израиль, разумеется.

Моральный аспект этого массового обмана не нуждается в комментариях. Так что, если через такую призму посмотреть на статистику последних лет, окажется, что липовая репатриация исчисляется десятками тысяч, а настоящая, возможно – сотнями. Но об этом все молчат.


4.3.19

Политики, которые смотрели американский фильм «Хвост виляет собакой», усвоили главный урок: спасение от любых проблем – в маленькой победоносной войне местного значения.

А у премьер-министра Израиля не просто проблемы – его вполне могут посадить в тюрьму.

В такой ситуации не будет ничего удивительного, если в оставшийся до выборов месяц у нас начнется маленькая война. Или военная операция, что не меняет смысла. Главное, отвлечь внимание избирателей от той ямы и болота, куда все глубже погружается премьер Нетаниягу, который в течение года может стать зэком. Разумеется, после того, как мы все станем свидетелями судебного процесса «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

А коль на кону не только политическое выживание Нетаниягу, но и его свобода, он будет готов на все. На все? На все.

Все знают, как у нас делаются дела. Сегодня с утра – очередной теракт на территориях. Наезд. Ранены солдат и офицер. Если ХАМАС или «Исламский джихад» возьмут на себя ответственность, ВВС разбомбят несколько целей в секторе Газа. В ответ последует ракета. За ней – новая бомбежка. Полсотни целей. В ответ – полсотни минометных снарядов и ракет. А там, глядишь, подтянутся танки, спешно мобилизуют резервистов и начнется новая операция «Гнев Господень», «Перст Божий» или «По башке».

А если ХАМАС или «Исламский джихад» не возьмут на себя ответственность? А нам и не надо. Придумать повод – раз плюнуть.

И завертится колесо. И пойдут сводки с поля боя. И все забудут, что у премьера рыльце не просто в пушку, а уже толще пуховой перины. Потому что по старому израильскому обычаю во время войны все едины. У нас это называется «Тихо – стреляют!» Чтоб ни один критик не пикнул, пока глава правительства ведет войну.

Что еще надо, чтобы во всеоружии встретить выборы на волне народной поддержки!

***

То, что Израиль уникальнее всего мира, мы знаем. То, что израильская медицина лучше всех, знаем. То, что Израиль входит в первую десятку самых счастливых стран мира, тоже не новость – хотя причину этого повального счастья понять трудно. То, что по средней продолжительности жизни мы входим в мировую тройку, хотелось бы проверить на себе.

На этом фоне приятно удивила другая весть – Израиль оказался на десятом месте в списке самых здоровых стран мира, опередив на 25 мест Соединенные Штаты Америки. Так что и здесь уникальность Израиля налицо: в то время, как другие страны только догоняют Америку, мы ее уже перегнали.

Это следует из нового индекса Блумберга, куда вошли 169 стран, оцененных по таким критериям, как вероятная продолжительность жизни и уровень санитарии и медицинского обслуживания. В то же время страны получали отрицательные баллы за распространение курения и избыточный вес граждан среди прочих угроз их здоровью. Кстати, Америка пала так низко из-за большого числа граждан, страдающих избыточным весом – 40 процентов населения или больше 93 миллионов человек!

Первое место в индексе заняла Испания, а за ней по порядку расположились Италия, Исландия, Япония, Швейцария, Швеция, Австралия, Сингапур и Норвегия.

Неудивительно, что средиземноморская диета – общая для Израиля, Испании и Италии – была особо отмечена в анализе всеведущего Блумберга. «Средиземноморская диета, – говорится там – с чистейшим оливковым маслом и орехами способствует значительному понижению уровня основных кардиоваскулярных заболеваний».

Что же это за штука такая – эта здоровая, целебная и жизнеутверждающая, а также жизнепродлевающая средиземноморская диета?

Те, кто регулярно ездит на пикники, особенно, по большим израильским праздникам, с удивлением услышит о какой-то диете, когда вокруг народ только и делает, что наворачивает горы мяса с питами, макая все это дело в высококалорийный хумус и запивая всеми видами горячительных напитков. Но это по праздникам. А в будни?

Опрос сельскохозяйственного исследовательского центра «Вулкани» показал, что 80 процентов израильтян, по их словам, почти ежедневно едят овощи и фрукты. Еще 10,9 процента сказали, что едят их два-три раза в неделю.

Из любимых фруктов все виды цитрусовых заняли первое место, дыня – второе, а виноград – только третье.

Из овощей помидоры далеко обогнали всех прочих, причем половина опрошенных сказала, что любит их в салате, а половина – живьем. На втором месте – салатные листья, оставившие позади огурцы, без которых не может быть израильского мелко нарезанного салата, куда входят еще один-два вида овощей. Давнее исследование OECD показало, что из всех входящих в него стран Израиль уступает по потреблению овощей на душу населения только Греции и Турции.

Если же вернуться к «горячей десятке», с которой мы начали, то с нашими соседями по Средиземноморью все ясно – в Испании и в Италии едят то же и так же. В Исландии, в Швейцарии и в Австралии только и дел, что заботиться о своем здоровье, ибо там главный предмет беспокойства – погода. В Японии, сами понимаете, рис и рыба автоматически продлевают жизнь. Норвегия крепко стоит на лыжах. А Сингапур... Сингапур – просто образцово-показательное государство, на которое Израилю так хотелось бы походить, если бы... не соседи на северной, южной и восточной границах.


3.3.19

После того, как отгремели фанфары и по обе стороны океана было выпито много шампанского в честь награждения «Оскаром» короткометражного фильма Гая Натива, возник, казалось бы, странный вопрос: можно ли считать израильским режиссером того, кто пять лет назад эмигрировал в Америку?

Таких вопросов у нас давно не задавали, и как только кто-то из израильских эмигрантов добивался успеха, – будь то Нобелевская премия или чемпионат мира по покеру – следовала традиционная реакция: «Наши победили».

В своде израильских законов один из самых давних и самых спорных – «Кого считать евреем», о который было сломано много копий и разбито много судеб. Но закона «Кого считать израильтянином» до сих пор нет. Скорее всего потому, что в нем нет нужды.

Сами посудите, каким народам придет в голову в законодательном порядке определять, кого считать американцем, французом, немцем и далее везде. Но для израильтян этот вопрос все еще актуален. Настолько, что в конце 80-х годов прошлого века газета «Маарив» решила собрать ответы самих израильтян. И они поступили в изрядном количестве.

Тем не менее, уникальность Израиля проявляется еще и в том, что еврейскому государству определенно не хватило семидесяти лет, чтобы относиться к израильскости своих граждан с тем же холодным безразличием, с каким другие народы относятся к своей национальности. Они могут, мы – нет. Почему же мы – нет?

Потому что нет больше на свете страны, которую все еще угрожают стереть с лица земли, а всех жителей – сбросить в море. Так что наша жизнь в окопе среди бетонных стен и проволочных заграждений, конечно, не так скучна, как в какой-нибудь Исландии, но в то же время требует от граждан единства и солидарности. Пока мы вместе под прикрытием Армии обороны Израиля, нам сам черт не страшен. Поэтому израильтяне всегда едины и солидарны во время войны, а между войнами расколоты по всем направлениям, считая такое положение дел нормальными семейными спорами, которых чужим не понять.

Чужим, может, и не понять, но в том-то и штука, что свои давно живут не только в Израиле, но и за его пределами. По непроверенным данным, в одной Америке их не меньше полумиллиона. Так кем же считать израильского эмигранта, который много лет живет в другой стране, где родились и выросли его дети, где его дом и работа? Кто он – израильтянин или нет?

Об этом написано много социологических статей и несколько книг, посвященных исключительно тому, как израильские эмигранты врастали в американскую жизнь. Своего рода, абсорбция наоборот.

Тут мы и вернемя в кино.

В 1978 году режиссер Моше Мизрахи получил первый и единственный по сей день «Оскар» за дивный фильм «Мадам Роза» с Симоной Синьоре в роли старой еврейки-проститутуки. К тому времени уроженец Каира Моше Мизрахи давно осел в Париже, где и прожил большую часть жизнь. И только умирать приехал в Израиль. Считать ли его израильским режиссером? Сам Мизрахи с негодованием отмахнулся бы от такой глупости и сказал: «Конечно, да».

То же самое сейчас сказал и Гай Натив, который даже свою речь на церемонии «Оскара» начал словами на иврите «Лайла тов, Исраэль!» («Спокойой ночи, Израиль!»). А после церемонии признался в интервью израильским СМИ, что «уехал из Израиля с разбитым сердцем». Так что теперь все зависит от того, склеит он его или нет.

Наконец, можно взять для примера знаменитого голливудского продюсера Арнона Мильчена, более известного в последние годы в связи с уголовными делами супругов Нетаниягу. Больше сорока лет Мильчен живет в Америке, регулярно наезжая в Израиль, где у него есть дом. А в Реховоте, где он родился, одна из улиц все еще носит имя его отца. Мистер Мильчен, который в Израиле был связан не столько с кино, сколько с Моссадом, очень обиделся бы, если бы кто-то поставил под сомнение его израильскость.

Так что реальная граница между израильтянами, живущими в Израиле и не живущими в нем, носит очень зыбкий характер: при наличии крепких семейных связей те и другие ездят друг к другу в гости, при том что первые не занимаются никакой агитацией, а вторые нередко чувствуют себя как бы в командировке или в творческом отпуске. Одни знают, что никогда не уедут из Израиля, другие – что никогда туда не вернутся, но это не мешает им вместе петь израильские песни, есть израильские кушанья и ругать израильских политиков.

Те, кто, дочитав до этого места, убедятся, что у автора нет ответа на вопрос, кого считать израильтянином, будут правы. Ответа нет. Уникальность Израиля, среди прочего, состоит еще и в том, что он никого и никогда от себя не отпускает. Из него можно уехать, но его невозможно из себя изгнать. Так что, пожалуй, израильтянин – это тот, в ком жив Израиль.

Поэтому древний девиз «Ам Исраэль хай!» («Народ Израиля жив!») не ограничен географическими рамками. И хотя часть народа, вышедшего из галута, туда вернулась, галут – это временно, Израиль – навечно.


1.3.19

28 февраля станет незабываемым днем в истории Израиля, ибо генпрокурор, он же – юридический советник правительства, впервые обвинил действующего премьер-министра в совершении ряда уголовных преступлений.

Речь, конечно же, идет о Биньямине Нетаниягу, чье имя переполняет СМИ и не сходит с уст всех граждан все три года, что длилось следствие. И вот результат: генпрокурор инкриминировал ему злоупотребление служебным положением, мошенничество и получение взятки.

И что же Нетаниягу? Как он отреагировал? Подал в отставку? Ушел в неоплаченный отпуск на время выборов? Как бы не так! Нетаниягу в своем репертуаре: в десятиминутном телеобращении к народу (читай, к избирателям) он все свалил на «левых», которые якобы оказали прессинг на генпрокурора, чтобы свергнуть Нетаниягу. А сам он чист как снег, и – его заезженная фраза – «ничего не будет, потому что ничего не было».

Стало быть, это не ему везли ящиками сигары и шампанское от знакомых миллиардеров; это не он вел переговоры с владельцем газеты «Йедиот ахронот», чтобы получить позитивную прессу в обмен на ликвидацию конкурентов; и, наконец, это не он обогатил на сотни миллионов долларов знакомого дельца, чтобы его портал – какое стечение обстоятельств! – позитивно освещал бурную деятельность главы правительства, красоту его жены и IQ его старшего сына. Все это нам привидилось и было происками этих страшных «левых», которые подобно инопланетянам высадились в Израиле и прибрали его к рукам.

А где же мы все при этом были? Вероятно, проспали вторжение.

Те, у кого память не так коротка, помнят привычки и поведение Нетаняигу, начиная с середины 90-х годов, когда он впервые стал премьером. Будучи в ресторане на деловых встречах, он никогда за себя не платил или ссылался на то, что забыл кошелек дома. А когда супругов Нетаниягу после проигранных выборов 1999 года попросили очистить помещение, они прихватили с собой все подарки от мировых лидеров, предназначенные для передачи в госказну. Сейчас история с подарками повторилась по новой и теперь она уже тянет на мошенничество.

А в прошлом месяце мелькнула еще одна милая деталь: от своего кузена в Америке Нетаниягу получил не только деньги на адвоката, но и... три костюма, которые ему придется вернуть по решению госконтролера. И это при том, что личное состояние Нетаниягу оценивается примерно в 14 миллионов долларов.

И уж, тем более, нужно вспомнить давнее «дело Бар-Он-Хеврон», когда в 1997 году фракция ШАС поддержала отступление из Хеврона и передачу его Арафату в обмен на назначение генпрокурора, выгодному министру Арье Дери, который после отсидки в тюрьме преспокойно занимает сейчас тот же пост министра внутренних дел, что и до посадки... снова находясь под следствием.

В случае Нетаниягу надо отметить его исключительную личную гигиену, потому что у него изо дня в день «рука руку моет». Видимо, именно это он имеет в виду, когда говорит, что его руки чисты.

Отсидевший в тюрьме Эхуд Ольмерт не стал ждать обвинительного заключения и подал в отставку при первых подозрениях, показав пример нормативного поведения. Но у нас нормы устанавливает сам Нетаниягу, который стоит превыше закона и суда. Те, кто думал, что Израиль все еще остается республикой, просто не заметили, что с приходом Нетаниягу у нас воцарилась монархия. На троне сидят король Биньямин Первый и королева Сара, а их отпрыск Яир играет – хоть и паршиво – роль наследного принца. Эта семейка прибрала к рукам все, что раньше назвалось «Государство Израиль», потому что большинство в кнессете позволяет Нетаниягу проводить любые законы.

9 апреля израильтяне пойдут на выборы, и без боязни ошибиться можно сказать, что у Биньямина Первого есть все шансы остаться на троне. Надолго ли? Это зависит от того, когда и какую сделку он заключит с правосудием после выборов, чтобы не последовать за Ольмертом в тюремную камеру.

Как бы то ни было, вчера, сглатывая деланый комок в горле и с трудом имитируя подступившие слезы при упоминании «моей любимой жены», Нетаниягу мог быть уверен в том, что сотни тысяч граждан рыдали в голос от одной лишь мысли, что «левые» могут угробить «нашего Биби».

Один из его присных в кнессете заявил несколько месяцев назад, что в случае обвинения Нетаниягу «миллионы людей выйдут на улицы». Не вышли. И не выйдут.

Что же касается формального предъявления Нетаниягу обвинительного заключения, у него, в отличие от простых смертных, есть право на досудебные слушания у генпрокурора. Конечно, перед законом все равны, но... помните Оруэлла? Наш король – не первый среди равных, а более равный, чем все прочие. Убедят ли его адвокаты – генпрокурора в невиновности Нетаниягу? Сомнительно. Но коль скоро мы упомянули о сделке с правосудием, генпрокурор, как сказал вчера Нетаниягу, «всего лишь человек из плоти и крови». Да к тому же – бывший секретарь правительства Нетаниягу, который собственными руками посадил его на пост генпрокурора, ожидая от него покорности и послушания. А тот оказался непокорным и непослушным.

Похоже, эпоха Нетаниягу подходит к концу. И вместе с ней – первая монархия современного еврейского государства, которой устыдились бы все еврейские короли – Шаул, Давид и Шломо.


25.2.19

Замечательная весть из Америки: израильский кинорежсисер Гай Натив получил «Оскара» за короткометражный фильм «Skin» («Кожа») – впервые в истории израильского кино в этой категории. Слова «в этой категории» подразумевают, что в главной категории у нас уже был такой успех сорок лет назад с фильмом Моше Мизрахи «Мадам Роза».

Но тут мы и переходим к главному: большую часть жизни Мизрахи жил и работал во Франции, а Натив пять лет назад эмигрировал в Америку. Формально определение «израильский режиссер» вполне оправдано, но по сути они переселились не только в другую страну, но и в другую культуру, сохранив иврит и связи с семьей.

Было приятно услышать от Натива прямо со сцены «Лайла тов, Исраэль!» («Спокойной ночи, Израиль!»), но в символическом смысле это относится, скорее, к израильскому кино, которое в своем вялотекущем состоянии, в самом деле, может спать спокойно.

О чем фильм Натива? О ненависти белых к черным. Хорошо поняв, что в американскую Тулу нельзя приезжать с израильским самоваром, он взял за основу газетную заметку и снял фильм о белом отце-ненавистнике, который воспитал сына-ненавистника. А тот, приняв пьяного папашу за грабителя, его застрелил. Все очень по-американски, да еще затрагивает столь болезненную тему контроля над оружием.

Параллель с Израилем очевидна: ненависти нам не занимать. У них белые и черные, у нас – евреи и арабы. Отцы-фанатики и экстремисты с обеих сторон точно так же воспитывают в ненависти своих детей, а у арабов доходит до того, что они не только убивают евреев, но сами становятся смертниками, ибо жизнь для них – ничто, а смерть – все.

Вот только такой концентрат взаимной ненависти до сих пор не превратился в «оскароносный» фильм. В израильском кино были отдельные удачи («Мой Михаэль», «Хамсин», «Аванти, пополо!»), но неудач было больше, потому что очень уж плакатными, лобовыми, черно-белыми в прямом смысле слова были эти фильмы. Недавний «Фокстрот» несколько сместил акценты, но и его не хватило, чтобы добраться до кино-вершины.

Только что главный приз Берлинского кинофестиваля получил фильм «Синонимы» израильского режиссера Надава Лапида: там главный герой – израильский иммигрант, уехавший в Париж, чтобы очухаться от израильской действительности с ее прессингом со всех сторон.

Израильское кино переживает трудные времена еще и потому, что последние три года на посту министра культуры находится бескультурная, невежественная, малограмотная и одержимая партийной карьерой особа – та самая прачка, которой доверили управлять государством. Предложенный ею «закон о лояльности в культуре» не прошел, но столбовая дорога нынешней власти ясна: держать и не пущать. Так что получить деньги из кинофондов стало крайне трудно, да и сценарии теперь читаются по другому принципу: если это «правильное кино» – деньги будут, а если нет, то нет.

Спокойной ночи, израильское кино! Никто не знает, какой срок летаргии тебе уготован и когда явится принц, чтобы разбудить тебя поцелуем.

А, может, хватит делать фильмы о ненависти и сделать фильм о любви?


24.2.19

Дипломатический скандал в израильско-польских отношениях по поводу польского антисемитизма не только не утих, но разгорается с каждым днем все больше, потому что каждое объяснение с обеих сторон влечет все новые возражения оппонентов. Надо думать, интервью польского премьер-министра Матеуша Моравецкого газете «ХаАрец» только подольет масла в огонь.

Высказывание врио министра иностранных дел Исраэля Каца о том, что «поляки впитывают антисемитизм с молоком матери», было опубликовано мировыми СМИ до того, как выяснилось, что, на самом деле, цитата принадлежит... израильскому премьеру Ицхаку Шамиру, который, будучи уроженцем Польши, знал, что говорил. Начав ответную атаку, польские власти не учли одного историко-семантического нюанса: ни Нетаниягу, ни Кац не обвиняли в антисемитизме ни Польшу, ни польский народ. Оба сказали: поляки. Кто-то будет с этим спорить?

Спорить надо с другим. По словам польского премьера, «десятки тысяч поляков помогали евреям». Ложь! «Яд ва-Шем», действительно, признал самое большое число «праведников народов мира» (6 800) – из Польши. Но 6 800 – это не «десятки тысяч». При том, что благодарные евреи не дали остаться в безвестности ни одному из своих спасителей. Ни одному! Истина совсем в другом: если десятки тысяч поляков что и сделали во время войны, так это убили или выдали немцам не меньше двухсот тысяч евреев.

Не случайно именно в Польше были построены Освенцим, Треблинка и все основные лагеря смерти (которые никто и никогда не называл «польскими»): помимо удобных ж/д путей, немцы приняли в расчет отношение поляков к евреям. Речь идет не о коллаборационистах, а именно об отношении поляков к евреям. Во всей простоте этих слов. И без всяких обобщений.

По словам премьера Моравецкого, польское движение Сопротивления помогало евреям. Ложь! Руководители движения промолчали в ответ на мольбы бойцов горящего Варшавского гетто и не оказали им никакой помощи, в то время как по Варшаве загуляла шутка: «В гетто травят тараканов». Можно вспомнить и польское правительство в изгнании, которое, сидя в Лондоне, и пальцем не пошевелило, чтобы оповестить весь мир об истреблении польских евреев.

Наконец, польский премьер ни словом не упомянул послевоенные погромы, когда поляки (поляки, пан Моравецкий!) убивали евреев... как бы это сказать более политкорректно... по привычке, не переставая удивляться, что евреи пережили даже крематории и газовые камеры. Кельце – это название поляки предпочли бы забыть, но кровь убитых там евреев не дает это сделать.

До интервью с польским премьером на страницах «ХаАрец» появились два противоположных мнения израильских публицистов, продолжающих исторический спор евреев с поляками.

Цви Барэль: «Как известно, у поляков материнское молоко поступает с большой дозой антисемитизма. Это знал еще отец польской генетики Ицхак Шамир, передавший ее основы своему ученику Кацу. Поэтому совершенно непонятен гнев польского премьер-министра. Будучи по образованию физиком, экономистом и историком, он должен был бы знать кое-что о молоке матери-польки. Правда, две его тетки вышли замуж за евреев и прошли «гиюр» (одна даже пережила Катастрофу), поэтому мы забудем и простим ему параллель между поляками, которые сотрудничали с немцами, и евреями, которые делали то же самое.

(...) Счастье, что встреча «вышеградской четверки» была отменена и нам не пришлось снова говорить об этом раздражающем антисемитизме, который всякий раз снова мешает встречам Израиля с его лучшими друзьями или упоминанию о сотрудничестве с нацистами. Нужна немалая доля наглости со стороны государства, считающего свою армию самой моральной в мире, чтобы делать все для присоединения к элитарному подразделению польских, венгерских, чешских и словацких расистов.

Ну, хорошо, были поляки и венгры, которые сотрудничали с нацистами; были и есть поляки и венгры, которые остались антисемитами. Но зачем обобщать? Зачем быть расистами? Зачем обвинять эти народы и приписывать им природные антисемитские черты?»

Исраэль Харэль: «Все, кто требует от Исраэля Каца извинений, напоминают пристыженных (или перепуганных) евреев тех времен, которые мы считали давно минувшими. Ицхак Шамир суммировал истину кошмарной тысячелетней еврейской жизни в Польше. Истину, которую поляки пытаются отрицать и искажать. Истину, которую родители Каца испытали на себе в Румынии и в Венгрии. Критики обвиняют его в «обобщении» и буквально вылезают из кожи, доказывая, что «не все поляки» (а также немцы, венгры, латыши, литовцы, румыны, французы и пр.) повинны в преступлениях своих правительств, которые сотрудничали с нацистами.

Верно, среди поляков были «праведники народов мира», но большинство было и осталось ненавистниками евреев. Если бы не эта врожденная ненависть, не было бы тысяч погромов и в конце – Катастрофы.

(...) Многим израильтянам (и опредленно – евреям галута) трудно смириться с фактом, что даже Катастрофа не вытеснила ненависть к евреям в христианском мире. В свое время антисемиты вопили: «Евреи, убирайтесь в Палестину!» Теперь они вопят: «Евреи, убирайтесь из Палестины!»

(...) Пока мы не осознаем, что антисемитизм – хроническая религиозно-душевная болезнь, мы с ней не справимся и она продолжит собирать свои жертвы».

Особняком в той же «ХаАрец» стоит мнение профессора истории Еврейского университета Даниля Блатмана, назначенного польскими властями куратором Еврейского музея в Варшаве. Из его статьи мы приведем только один абзац: «Так что же насчет геноцида евреев? Поляки не служили в концлагерях в отличие от украинцев, латышей, литовцев и других. Убийство евреев поляками надо понимать в широком и более сложном контексте. Поляки не убивали евреев для того, чтобы помочь нацистам в реализации «окончательного решения еврейского вопроса», то есть способствовать продвижению интересов оккупатов».

Вот те на! Не надо быть профессором истории, чтобы из этой цитаты понять именно то, что имел в виду автор: поляки убивали евреев без всякой идеологии – только за то, что они имели несчастье родиться евреями.

Среди всего, что было сказано и написано о новом международном скандале, кажется, никто еще не вспоминал о документальной эпопее «Шоа» французского кинорежиссера Клода Ланцмана, который в середине 70-х записал сотни часов бесед с «простыми поляками» в деревнях и городках. В этих беседах местные жители не скрывали своей неприязни к евреям, которые «дурно пахли», «наживались на поляках», «были самыми богатыми» и «заслужили наказание за то, что распяли Иисуса Христа». А один поляк крикнул: «Евреи знали, что с ними случится!»

Фоном для своего фильма Ланцман выбрал мирные пейзажи Польши, где реки, леса и поля были так же безмятежно-прекрасны, как и тогда, когда евреев расстреливали, сжигали, а то и зарывали в землю живьем. Ланцман отыскал машиниста, который водил поезда в Треблинку, и попросил провезти его на паровозе до таблички с надписью «Треблинка». Подъехав к табличке, он оглянулся на несуществующие вагоны и несколько раз провел большим пальцем по горлу, показывая, как поляки давали понять евреям, какая участь их ждет.

Треблинка и Освенцим – обычные городишки с церквами, больницами, школами, где новое поколение поляков учит переписанную историю своей страны. А их родители, живущие в бывших еврейских домах в стране «юденрайн», давно позабыли бы обо всем, если бы не постоянные напоминания евреев о том, что произошло в Польше до, во время и после Катастрофы.


22.2.19

Какое совпадение: в один и тот же день в Израиле родился долгожданный центристский блок, призванный сменить засидевшегося у власти Нетаниягу, а на Луну отправился израильский спутник «Берешит» (ивр. вначале или генезис) по названию первой книги Ветхого завета. А на спутнике – луноход.

Центристский блок – тоже своего рода спутник для разведки местной политической карты. А уж его название «Кахоль лаван» стоит обедни: именно так, «бело-голубой», называют все сделанное в Израиле. Своего рода синоним «Сделано в Израиле».

И, конечно, два предмета, отправленные на спутнике, заслуживают отдельного упоминания: флаг Израиля и капсула с полным текстом Торы. До сих пор на луне были только три флага: американский, российский и китайский. А теперь будет и израильский – «кахоль лаван».


21.2.19

Не успели Бени Ганц и Яир Лапид объединиться, как последовала легко прогнозируемая и архитипичная реакция Нетаниягу: «Теперь выбор стоит между левым правительством Ганца-Лапида и правым правительством во главе со мной».

Только так Нетаниягу видит двухполюсную политическую карту Израиля: все, кто с ним – правые, кто против – левые. Как ясно помнится тот день перед очередными выборами, когда Нетаниягу кричал в ухо глухому раввину Ицхаку Кадури: «Левые забыли, что значит быть евреями».

Левые – это тот жупел, которым Нетаниягу размахивает больше двадцати лет. Точнее, двадцать три года – с той минуты, когда, сидя в телестудии напротив Шимона Переса, он во всеуслышание заявил, что «Перес разделит Иерусалим». С тех пор пластинка про «левую угрозу» не изменилась ни на йоту: она крутится на выборах и между выборами, оставаясь испытанной ловушкой для дураков.

20 февраля, в интервью 13-му телеканалу бывший секретарь правительства Нетанигу, а ныне – кандидат в депутаты от партии Ганца «Хосен ле-Исраэль» Цви Хаузер сказал: «Я знаю Нетаниягу с 1992 года. Он стал совершенно другим человеком, которого не интересует ничего, кроме собственного выживания».

Только через эту призму надо воспринимать все события последнего времени. Особенно, бешеное давление Нетаниягу с тем, чтобы включить в правый блок ультраправую партию каханистов «Оцма йехудит». И ее включили! Председатель «Ликуда», чьи депутаты в полном составе выходили из зала пленарных заседаний, когда на трибуну кнессета поднимался Меир Кахане, теперь приложил все силы, чтобы включить его учеников в свою будущую коалицию. Да еще пообещать их соратникам... министерство образования. Вслушайтесь: министерство образования!

Израиль ведет бойкот правительства Австрии, в которое вошла антисемитская «Партия свободы». Что же начнется в мире, если в правительство Израиля войдут расисты и ксенофобы?

Но вернемся к главному тезису Нетаниягу: спасайся, кто может – левые рвутся к власти! Родина в опасности! Дом горит!

А кто у нас левые? Ганц и Лапид, которые не приняли в свои ряды Ципи Ливни только потому, что ее подлинная левизна могла их дискредитировать? Или бывший министр обороны в правительстве Нетаниягу Моше Яалон, правее которого только стенка? Может быть, левым надо считать поселенца, майора запаса Йоаза Хенделя, стоящего на пятом месте в списке Ганца? Или того же Цви Хаузера (восьмое место в том же списке), который был одним из идеологов закона о национальном характере государства? Смехотворно называть «левыми» членов партий «Хосен ле-Исраэль» и «Еш атид», под чьими знаменами собрались люди самых разных взглядов, разного происхождения, разных социальных слоев. Не говоря о том, что в этом классическом «израильском салате» щедро перемешаны ашкеназы и сефарды, светские и религиозные люди, сабры и новые репатрианты.

В то время, как у Нетаниягу есть только одна краска – черная, и только одна метка – «левые». Не пройдет и 50 дней, как мы услышим от него: «Левые толпами валят на избирательные участки. Спасайте родину!»

От кого спасать? Наш ответ – от Нетаниягу. Прошло то время, когда все хором повторяли: «Нет альтернативы. Если не Биби, то кто?» Теперь альтернатива есть. Ганц и Лапид. А поскольку вчера к ним присоединился и бывший начальник генштаба Габи Ашкенази, можно смело сказать, что три генерал-лейтенанта запаса дадут тысячу очков форы капитану запаса Нетаниягу, «раненному во время антитеррористической операции». Так на днях сказал Нетаниягу в ответ на гневную филиппику Ганца, забыв добавить только одно: его по ошибке легко ранил товарищ по спецназу.

Как мы знаем, факты – не самая сильная сторона Нетаниягу. Поэтому сын историка часто путается не только в истории, но и в своей биографии. Разве не он пожимал руку Арафату и передал ему Хеврон вместе с Гробницей праотцев? Он. Разве не он отправил «короля косметики» Рона Лаудера на переговоры с папашей Асадом, согласившись отступить с Голанских высот? Он. Разве не он обсуждал с бывшим госсекретарем США Джоном Керри возможное отступление из Иудеи и Самарии? Он. Разве не он давно заморозил строительство в поселениях на территориях? Он. Так, может, сам Нетаниягу и есть левый?

Боже упаси! Если бы кому-то пришла в голову эта крамольная мысль, Нетаниягу давно бы ушел на пенсию и загорал на вилле в Кейсарии. В 1999 году народ уже дал ему такую возможность, с треском вышвырнув его с премьерского поста. Двадцать лет спустя это может повториться и тогда подследственному Биньямину Нетаниягу не останется ничего иного, как во всеуслышанье повторить свое каноническое: «Сарале, пошли домой!»

А пока этого не произошло, он продолжит раскалывать народ, сеять рознь, стравливать всех со всеми с радостью пиромана, орущего во всю глотку: «Дом горит! Родина – в огне!»

То же самое до него кричали многие другие – и в этом веке, и в прошлом, и в позапрошлом, да и в древности тоже. Родина – она, как Феникс: погорит, погорит и восстанет из огня, как ни в чем ни бывало. А те, кто разжигали огонь, часто сгорали без остатка. Но наивность, легковерность и внушаемость толпы безмерны – она поверит во что угодно. В том числе, что единственная горящая проблема Государства Израиль – это мифические левые.

И не важно, что Ганц с Лапидом создали центристские партии. "Центрист" - не оскорбление и не ярлык. А "левак" - и то, и другое. В политике факт не работает, а ложь убивает наповал.

В то же время надо принять во внимание абсолютную истинность диктума, который выковал идол нашего премьера – Уинстон Черчилль: «Можно какое-то время обманывать всех. Можно все время обманывать часть людей. Но нельзя все время обманывать всех».

Двадцать три года спустя после того, как главой правительства Израиля стал Биньямин Нетаниягу, и десять лет спустя после того, как он безраздельно воцарился у власти в роли абсолютного правителя, пришло врем отправить его домой – вместе с подсудной женой и всем коррумпированным правительством, которое провалилось во всех областях, сделав жизнь израильтян не только невыносимо дорогой, но и чудовищно удушливой.

Мальчик из притчи кричал «Волк, волк!», пока тот его не съел. Нетаниягу двадцать лет кричит «Левые, левые!» - и ему верят. Даже если он скажет, что левые повинны в его облысении, найдутся те, кто ему поверит. Даже если он скажет, что только левые повинны в обмелении озера Кинерет, ему поверят. Дураков хватает. Или, как сказал «мистер цирк» Барнум, «фраера рождаются каждую минуту». У нас же после первого избрания Нетаниягу родилось новое поколение израильтян, которые прожили все эти годы под одну и ту же пластинку «Левые идут!»

Когда-то Моше Яалона, в бытность его начальником генштаба, знакомый журналист спросил, почему он ходит в высоких ботинках. «Потому что тут в коридорах много змей», – ответил Яалон. Хорошо бы теперь ему, Ганцу и Ашкенази снять с антресолей высокие армейские ботинки, потому что за 49 дней до выборов змеи перешли в атаку.


17.2.19

За два месяца до выборов в кнессет можно без малейшего преувеличения сказать, что ни радио, ни телевидение, ни придорожные рекламные щиты или плакаты на стенах домов не могут сравниться по степени эффективности с пропагандой в социальных сетях. Страшно даже подумать, что было бы, если бы интернет существовал при Геббельсе, который до сих пор считается мастером самой смертоносной пропаганды. Но у него были хорошие учителя в России, которые без всякого интернета свели с ума целую страну, где массовое идеологическое помешательство продолжается до сих пор.

В маленьком Израиле намного проще добиться того же результата: вызвать массовое смятение умов – на этот раз с помощью всемогущих соцсетей, не фильтрующих правду и ложь, факты и вымысел, реальные и лживые новости. В этом потоке, где вместе с живыми людьми плешутся «боты» и «тролли», можно легко утонуть в ту минуту, когда вы зададите себе вопрос «А вдруг это – правда?» Вдруг Рабина убили по приказу Переса? Вдруг истицы по делу Кацава сами себя изнасиловали? Вдруг Нетаниягу кристально чист, а его травлей заправляют аятоллы из Тегерана?

Сейчас – самое урожайное время для любых инсинуаций, способных посеять сомнения в незрелых умах тех людей, которые на опросах отвечают «не знаю», «не решил» (-а). Собственно, они до самого последнего момента ничего не знают и решают под влиянием настроения, а до тех пор колеблются. Колеблются и читают в соцсетях мнение других, более решительных. А те только и делают, что пишут днем и ночью.

На прошлой неделе «Йедиот ахронот» опубликовала результаты интересного исследования, чтобы выяснить, какие израильские политики наиболее популярны в соцсетях и за чьей деятельностью пользователи интернета следят с наибольшим интересом. Специалист по искусственному интеллекту, доктор Йонатан Шлер из Технологического института в Холоне разобрался в этом вопросе и рассказал много интересного.

Повидимому, только специалист по искусственному интеллекту способен понять тех, у кого интеллекта порой нет вовсе. По словам Шлера, «ботами» и «троллями» пользуются чуть ли не все израильские партии. В результате рекордсменом по организованному шквалу народной любви стал глава правительства Биньямин Нетаниягу, чьи поклонники – живые и неживые – изо дня в день пишут на разных сайтах в ответ на разные статьи одно и то же: только Биби! Король Израиля! Честь и хвала! Биби – в премьеры!

На двух сторонников Нетаниягу приходится по одному противнику, с чьей точки зрения Нетаниягу – полный ноль! Лгун! Болтун! Биби, вали домой!

Из других политиков никто не вызывает такой стабильно-активной реакции, яростных споров и постоянно перемежающихся атак с контратаками.

Кстати, кого еще из израильских политиков вы хотели бы отправить домой? Подсчет доктора Шлера в соцсетях показал такую картину: Моше Кахлон – 31 процент, Ципи Ливни – 26 процентов, Айелет Шакед – 1,9 процента, Нафтали Беннет и Ави Габай – 1,6 процента, Авигдор Либерман – 1,5 процента.

Не претендуя на научную глубину и масштаб подобного исследования, мы провели свою скромную проверку в «Фэйсбук» на основе реакции читателей на недавнюю статью «Вы этого хотели? (открытое письмо премьеру)» Йоси Леви, бывшего советника Нетаниягу.

108 читателям статья понравилась. 102 поделились ей с друзьями. А среди 63 отзывов картина такая (за вычетом повторов одних и тех же авторов): за Нетаниягу – 33 человека, против – 20.

Чем это хуже превыборных опросов общественного мнения? Разве что выборка меньше, зато в опросах мы не слышим живых голосов, а здесь они представлены во всей красе. Причем, в отличие от иноязычных откликов (в частности, на иврите и на английском), у русскоязычных сторонников Нетаниягу часто преобладает ненормативная лексика: говоря проще, лупят матом на любые аргументы. Так что их единственный аргумент – мат.

Их реакция на любые критические статьи в адрес Нетаниягу часто носит однословный характер: чушь! Бред! Дерьмо! Гады! Провокаторы! Если число слов увеличивается до двух, появляются «левые сволочи» или «продажные подонки». Если до трех – «Кто вам заплатил?»

На других языках нередко пишут люди, знающие историю Израиля, которые способны аргументировать свою позицию. Отклики на русском языке наглядно свидетельствуют об одном: там еще не состоялось не только открытия Израиля, но и открытия Америки тоже.

Споры, точнее, препирательство идет по одной и той же схеме:

– Они развалили все государство.

– С чего вы взяли? У нас все прекрасно. Я – пенсионерка и два раза в год езжу заграницу.

– Посмотрите на состояние здравоохранения, образования, соцобеспечения, дороговизну жизни.

– Да, есть отдельные недостатки. А без Биби нам конец.

– Скоро у нас раввины всем будут заправлять. Опять их в правительство затащат.

– А ты вали в свою Россию, воздух чище будет!

Хаос и вакханалия в соцсетях типичны для всех языков. Но, пожалуй, только русскоязычные пользователи отличаются такой страстью к охоте на ведьм: бей, души, трави! Им мало перекричать оппонентов (ведь в соцсети нет ничего легче) и вылить на них все помои – важно привлечь к этому занятию всех единомышленников, которые напишут: умница! 100 процентов! В яблочко! Я – с тобой.

Нет ничего проще, чем нажать на кнопку «like». Если установить кнопку «hate», нажатие будет таким же легким: ненавидишь – жми на кнопку!

Слово «форум» применительно к соцсетям оказалось самым точным, имея в виду знаменитый римский форум, чьи развалины можно увидеть по сей день. И представить, как тогдашние политические противники, глядя друг другу в лицо, обменивались аргументами. Соцсети даруют полную анонимность: я не знаю тебя, ты – меня, но это не мешает нам нажимать на кнопки любви и ненависти, имитируя человеческие чувства. А вдруг кто-то другой нажимает на те же кнопки, вызывая в нас нужную реакицю в нужное предвыборное время?

Так может, «боты» – это мы?


13.2.19

Чем ближе выборы в кнессет, тем больше грязи, которой партии поливают друг друга. Больше нет ни проблем безопасности с войнами на севере и на юге, ни крушения системы здравоохранения с койками в больничных коридорах, ни чудовищной дороговизны жизни и острейшей нехватки жилья, ни деградации системы образования, порождающей невежд... Этот список можно продолжать и дальше, но главное и так ясно: одержимый желанием удержаться у власти, глава правительства Нетаниягу и его коррумпированная партия «Ликуд» готовы на все, только бы в очередной раз соблазнить избирателей.

Но теперь уже никто не скажет, что нет альтернативы. Она есть – центристская партия «За сильный Израиль», которую уже прозвали «генеральской», поскольку ее возглавляют два бывших начальника генштаба. Что бы о них не говорили штатные пропагандисты Нетаниягу, одно ясно: власть им вполне по плечу и они уж точно будут не хуже нынешних заправил, махинаторов и лжецов, которым собственный карман намного важнее государственного блага.

Вот как раз в последнем уже третий год разбирается генпрокурор, от которого все ждут в этом месяце окончательного решения: что будет с тремя уголовными делами Нетаниягу? Какое из них останется? Какое закроют? В чем его обвинят, а в чем – нет? Отдадут ли его под суд и когда?

В случае экс-премьера Ольмерта все было гораздо быстрее: следствие, отставка, суд, приговор, тюрьма.

В случае Нетаниягу следствие давно закончилось, полиция рекомендовала отдать его под суд, а генпрокурор все тянет и тянет. Время и наши нервы.

Что-то часто у наших премьеров рыльце в пушку.

***

По всей стране развешаны гигантские плакаты с фотографией Трампа и Нетаниягу под надписью «Нетаниягу – другая лига».

Как это авторы не обратили внимания на такой явный экивок? Это в каком же смысле «другая лига»? Президент США, натурально, в первой лиге, а в какой Нетаниягу?

А главное, что оба – под следствием и над обоими навис Дамоклов меч правосудия. Одна из американских сенаторов на днях заявила, что в 2020 году Трамп может оказаться за решеткой. А где окажется Нетаниягу в 2020 году?

Ну, и на закуску еще одна чудная деталь: на плакате Трамп и Нетаниягу стоят вровень. Проведи линейкой над головами – ни миллиметра разницы. Тогда как в действительности Трамп выше Нетаниягу сантиметров на 8-10. Вот вам и другая лига!

***

«ХаАрец» опубликовала большую и грустную статью к 50-летию со дня смерти замечательного польского писателя Марека Хласко, который, будучи изгнан из Польши за свободолюбие, скитался по белу свету, пока не заехал в Израиль, влюбился в него и застрял здесь на несколько лет.

Когда-то я уже писал о Хласко в заметках, а в этой статье увидел две фотографии молодой и старой кибуцницы Эстер Штейнбах, на которой Хласко хотел жениться и тогда... Тогда это был бы совсем другой роман или повесть, которую он успел назвать «Я расскажу вам об Эстер».

Выйдя замуж за американского летчика, прожив полвека в Америке, Эстер все еще плачет о Маричке, с которым она не могла сговориться, который много пил и никак не мог объяснить, чего же он хочет в жизни.

Надо думать, что, прочитав переводы его книг, она это поняла.


12.2.19

В отличие от праймериз в «Ликуде», где окончательных результатов пришлось ждать целый день, в «Аводе» все прошло как по маслу: в 22.30 закрылся последний избирательный участок и в тель-авивских павильонах Выставочных садов заработали 120 компьютеров. Буквально в течение часа стали известны результаты голосования, а с ними – и первая десятка партии, которой опросы не дают даже десяти мандатов.

1.Ави Габай»; 2. Забронированное место; 3. Ицик Шмули; 4. Став Шафир; 5. Шели Яхимович; 6. Амир Перец; 7. Мерав Михаэли; 8. Омер Бар-Лев; 9. Равиталь Суэйд; 10.Забронированное место

Два места, забронированные для кандидатов председателя партии, пока не заполнены, но общая картина ясна и без них: в «Аводе» произошла смена поколений и появились новые лид – Шмули и Шафир, которые попали в кнессет на волне социального протеста 2011 года и сумели выделиться среди других парламентариев своей активностью и инициативой. Особенно сильно их активность проявилась сразу после объявления результатов, когда между Шмули и Шафир началась закулисная битва за партийное наследство.

Интересно, что бывший председатель партии Шели Яхимович оказалась ступенькой ниже Став Шафир, которую она по сути дела привела в партию и в кнессет. Так же иронично, что ступенькой ниже Яхимович оказался другой бывший председатель «Аводы» Амир Перец, который в свое время привел в партию и в политику известную радио-журналистку Шели Яхимович.

Седьмое место для Мерав Михаэли – такой же проигрыш в борьбе авторитетов, как и для Омера Бар-Лева, не говоря о занявшей девятое место Равиталь Суэйд. С другой стороны, все они вошли в десятку, а с переменчивостью общей обстановки, настроения избирателей и, особенно, опросов общественного мнения, всегда возможен поворот политического ветра в другую сторону. Иными словами, последние места в первой десятке могут оказаться реальными.

В самом большом проигрыше оказался главный противник Габая и организатор неудавшегося дворцового переворота Эйтан Кабель, ветеран партии, оставшийся на 15-м месте.

Так что у председателя Габая есть все основания радоваться результату: верный ему Ицик Шмули оказался на первом месте (после самого Габая и пока еще неизвестной брони), а ненавистный ему Кабель может собирать вещи и подыскивать новое место работы. Еще шестерых действуюших депутатов кнессета потеснили в конец списка, так что и они тоже могут собирать вещи. К тому же в отличие от Ликуда, где в первой десятке только одна женщина, в «Аводе» сразу четыре.

Также Габай может радоваться тому, что все поддержанные им кандидаты попали на первые места, не говоря о том, что избиратели «Аводы» отозвались на громкий крик «гевалт» и явка составила 56 процентов. В партии полагали, что последнего времени убьют на корню всякий энтузиазм членов партии, но их явка почти не отличалась от той, что была на выборах 2015 года.

Что касается двух забронированных мест, то Габай хотел с их помощью подкорректировать список, но вполне может быть, что его устроят результаты праймериз. Тем более, что пока не наблюдалось известных политических фигур, умирающих от желания присоединиться к партийному «Титанику».

Ави Габай воздержался от того, чтобы называть себя претендентом па пост главы правительства и ни словом не упомянул какого-либо объединения с другой партией. Говоря о результатах праймериз, он сказал: «Какая у нас замечательная сборная, она сумеет сохранить безопасность государства, вести настоящие государственные переговоры, беречь демократию и вернуть в наше лоно нацменьшинства». Последнее прозвучало несколько комично, поскольку в списке «Аводы» представители арабов и друзов остались на нереальных местах.

Впрочем, какие места реальны, а какие – нет, покажут уже первые опросы самых ближайших дней, и тогда станет ясно, в каком состоянии «Авода»-«Титаник» доплывет до выборов: останется над водой или под водой.


11.2.19

Если бы Всевышнему поставили телефон, евреи оборвали бы его через пять минут. Потому что даже при наличии Западной стены, как почтового ящика, нет никакой гарантии, что муниципальные рабочие не вынут вашу записку до того, как ее содержание дойдет до адресата.

Но телефона у Всевышнего нет. К счастью для Него и к большому расстройству всех желающих напрямую обратиться в самый настоящий Высший суд справедливости, чье название нагло присвоила себе израильская судебная инстанция.

Мало того, что наверху нет телефона, там к тому же нет интернета. Так что никак нельзя одним нажатием кнопки выплеснуть Ему все, что наболело и накипело. Поэтому приходится обходиться подручными средствами, используя социальные сети, в которые уже попало все человечество. Так что еще не написанный мировой детектив-бестселлер смело можно назвать «В сетях».

Самое интересное, что социомания израильтян получила научное подтверждение. Об этом на минувшей неделе поведал американский научно-исследовательский центр Pew, чье новое исследование установило бесспорный факт: израильтяне используют социальные сети чаще всех других народов, а по использованию смартфонов они занимают второе место в мире.

Около 77 процентов израильтян сказали, что они используют социальные медиа всех видов, что позволило им слегка опередить Южную Корею (76 процентов) и Швецию (73 процента), и на 10 процентов – средний показатель во всех развитых странах.

Что касается смартфонов, то и здесь израильтяне опередили весь мир – за единственным исключением Южной Кореи. Смартфонами обзавелись 88 процентов израильтян (что немало говорит о сомнительности ежегодной статистики обнищания населения), в то время как 10 процентов населения пользуется старыми кнопочными телефонами. Это может объясняться тем, что в ультраортодоксальной общине пользование смартфонами запрещено. Только у 2 процентов израильтян вообще нет телефонов, но это не принято афишировать – могут счесть проявлением ненормальности.

Если продолжить сравнение израильтян с южными корейцами, там соотношение иное: у 95 процентов населения – смартфоны, у 5 процентов – обычные телефоны. В среднем для развитых стран у 76 процентов населения есть смартфоны, у 17 – обычные телефоны, и у 6 процентов нет ничего.

Возвращаясь к национальным особенностям израильтян, надо сказать, что это исследование лучше всего прочего подтвердило печальный факт:

Народ Книги – out, народ смартфона – in.

Какая книга? У кого сегодня найдется время и терпение читать книгу? Скорости не те. А тут нажал на кнопку – и все узнал. Нажал на другую – и мир узнал о твоем существовании, поскольку ты уже в сетях, в прямом и в переносном смысле слова.

Конечно, намного приятнее писать не о провалах Израиля, а о его достижениях и рекордах, хотя, как мы видим, они бывают разными. Надо ли гордиться нашей технологической оснащенностью, которая привела не столько к объединению, сколько к разъединению людей, погрязших в своих смартфонах? Умертвив эпистолярный жанр, они ограничиваются кваканьем и кукареканьем под названием «эсэмэски», а большую часть времени в соцсетях проводят в чтении «желтых» текстов или поливании грязью себе подобных с целью самоутверждения и самовозвышения.

Телефон-то, может быть, и smart, но вот о людях это не всегда скажешь.


10.2.19

В Армии обороны Израиля было 22 начальника генштаба, включая нынешнего. Все они занимались своим делом – командовали армией, пока ровно половина из них, сняв форму, не пошла в политику.

Размышления над трансформацией генералов, которые подчиняются политикам, а потом сами становятся политиками, командуя генералами, весьма актуальны сегодня, когда два бывших начальника генштаба, генерал-лейтенанты запаса Бени Ганц и Моше Яалон объединились под знаменем центристской партии «Хосен ле-Исраэль» («За сильный Израиль»). Более того, есть шанс, что к ним может присоединиться третий бывший начальник генштаба Габи Ашкенази.

Понятно, что в сфере безопасности, остающейся главной темой любых выборов в Израиле, все трое дадут Нетаниягу сто очков форы, но совершенно непонятно, чего они стоят в остальных сферах – от экономики и образования до культуры и экологии.

Тем не менее, поучительно посмотреть на политические предпочтения их предшественников – какие партии и на каком фланге они выбирали, и каких результатов добились?

Игаэль Ядин – прославленный профессор археологии основал либерально-демократическую центристскую партию ДАШ («Движение за перемены»), которая в 1977 году позволила «Ликуду» во главе с Бегиным прийти к власти после тридцатилетнего сидения в оппозиции. Но четыре года спустя от ДАШ остались только воспоминания, а Ядин предпочел копаться в земле, чем в израильской политике.

Моше Даян – этот самый известный израильтянин во всем мире видел одним глазом лучше, чем многие – двумя. Он вырос в Рабочей партии (тогдашней МАПАЙ) и был ее плоть от плоти, пока его не позвал Бегин, поманив портфелем министра иностранных дел. А поскольку кредо Даяна было «Только осел не меняет своего мнения», он переместился с левого фланга на правый. Впрочем, ненадолго: уйдя из «Ликуда», Даян основал собственную партию «Телем» (чье название сейчас взял Моше Яалон!). Это название – колея – должно было даровать Даяну роль первопроходца, но из этого ничего не получилось.

Ицхак Рабин – самая трагическая фигура в этом списке. Говоря сугубо исторически, Рабин не стал ни блистательным военачальником, ни выдающимся государственным деятелем. Его сходство с Даяном в том, что при отсутствии первого и второго, оба обладали третьим – огромным личным обаянием. То, что с годами назвали «харизмой». Из своих предшественников на посту начальника генштаба Рабин первым стал главой правительства. Причем, дважды. Если в первом случае это был выбор партии, во втором – выбор народа. Безупречный образ старого солдата с чистой совестью и чистыми руками был так ярок, что в 1992 году за Рабина – вещь невиданная! – голосовали даже члены «Ликуда». Все остальное не относится к данной теме.

Хаим Бар-Лев – в военной истории Израиля от него осталась прорванная египтянами «линия Бар-Лева», эдакое «израильское Мажино», а в политике, где Бар-Лев невидимо стоял среди министров «Аводы», его место занял сын Омер. Впрочем, с тем же нулевым результатом, как и отец.

Мордехай (Мота) Гур – еще один депутат «Аводы». Мота Гур не сделал карьеры в политике и остался в памяти всех израильтян одной фразой из тех, что сказаны на века: «Храмовая гора в наших руках».

Рафаэль («Рафуль») Эйтан – единственный из коллег, он пошел на правый фланг, создав партию «Цомет». Но довольно быстро оказалось, что создатель партии, прозванной «Белоснежка и семь гномов», оказался лучшим плотником среди политиков, и лучшим политиком среди плотников. Гибельным для Рафуля была его неспособность подбирать людей, двое из которых стали предателями: один предал его, другой (Гонен Сегев) – государство. В результате волна, которая смыла с пирса несчастного Рафуля, смыла и все следы его политической деятельности.

Эхуд Барак – «солдат номер один» и обладатель космического IQ, взял штурмом сначала партию «Авода», а потом и пост главы правительстве. После Рабина это был второй случай, когда народ купился на сияющий образ старого солдата с чистыми руками. Но Барак не просто встал во главе государства – он разгромил в пух и прах своего бывшего подчиненного Биньямина Нетаниягу, вынудив его произнести в прямом телеэфире незабываемые слова: «Сарале, пошли домой!» И в этом случае, как с Рабиным, народ в подавляющем большинстве отдал голоса «Аводе» – только бы избавиться от Нетаниягу. Это было в 1999 году.

Правда, уже через год народ с тем же энтузиазмом избавился от Барака, который ушел из «Аводы», создал краткосрочную партию «Ацмаут» («Независимость»), но больше никогда не достиг вершины.

Амнон Липкин-Шахак – он первым из коллег выбрал золотую середину, создав партию Центра, но ее постигла та же судьба, что и ДАШ Игаэля Ядина. Вряд ли стоит сейчас проводить параллель с новой центристской партией Бени Ганца, но во всяком случае полезно помнить о результатах двух предыдущих попыток.

Шауль Мофаз – как и Рафуль, он тоже пошел в правый лагерь, присоединившись к «Ликуду», однако после долгих колебаний ушел оттуда в новую партию Шарона «Кадима», которую вскоре и возглавил. Но постпенная кончина «Кадимы» стала и концом политических амбиций Мофаза.

Мы уже упомянули Габи Ашкенази, который до сих пор не поддался на ухаживания со всех сторон и не объявил, с кем он идет. Было бы логично предположить, что он все-таки выберет союз с Ганцем-Яалоном по трем причинам: Ашкенази уже не один год говорит о своих политических устремлениях и не станет ждать еще четыре года; армейское братство – это не пустые слова, а все трое вылетели из одного гнезда; наконец, в нынешней ситуации ставку в оппозионном лагере надо делать только на лидера, а таковым остается Ганц.

Общий итог политической деятельности бывших начальников генштаба показывает, что они оказались плохими политиками, оставшись в израильской истории только благодаря тому, что занимали самый высокий пост в армии.

В какой мере этот вывод распространяется на Ганца, Яалона и Ашкенази? Разумеется, утром 10 апреля у нас будет больше информации об их шансах на успех. Но опыт их предшественников показывает, что одна лишь смена генеральского мундира на цивильное платье никак не является гарантией второй успешной карьеры.


6.2.19

Самым большим развлечением вчера стали праймериз в «Ликуде», где закулисные бои без правил привели к совершенно неожиданному результату: у избирателей правящей партии исчез стадный инстинкт.

Только так можно объяснить, что бывший министр Гидеон Саар, архивраг Нетаниягу, которого тот пытался устранить из списка в кнессет всеми доступными способами, занял третье место.

А уж что касается занявшего первое место спикера кнессета Юлия Эдельштейна, тут Нетаниягу испытал полный конфуз, так как по своей злопамятности не забыл, как спикер не давал ему устроить саморекламу за счет государственной церемонии в День независимости.

Не менее примечательны и результаты лоялистов Нетанигу. Бескультурный министр культуры Мири Регев осталась на пятом месте, как и четыре года назад, не став «лицом партии». А хулигана и клоуна Орена Хазана избиратели вообще прокатили, так что в следующем кнессете, слава Богу, не будет маячить наглая рожа того, кто крикнул коллеге-инвалиду на весь зал пленарных заседаний: «Ты – полчеловека!»

Да и другие лоялисты премьера попали на места, которые могут оказаться нереальными, если результаты выборов в кнессет снова разойдутся с опросами общественного мнения.

Любопытно, что бывший мэр Иерусалима Нир Баркат, ушедший в большую политику с самого высокого муниципального поста, сорвал банк, попав в первую десятку с реальными шансами стать министром в следующем правительстве. Его пример доказывает простую истину: если ты богат и у тебя есть свободные миллионы, можешь идти в политику, ибо она – дело не только рискованное, но и очень дорогое.

***

Судя по обращению президента Трампа к стране и миру, в котором он уделил внимание попыткам Ирана «уничтожить еврейское государство» и даже положению с антисемитизмом, ближайшие два года мы можем жить спокойно, рассчитывая на то, что Америка ни в чем не помешает и во всем поможет.

Надо думать, что легко внушаемый Трамп грозил Ирану под влиянием Нетаниягу, а над темой антисемитизма поработал его еврейский зять и прочее еврейское окружение. До сих пор только Джордж Сорос удостоился карикатур, на которых он дергает за ниточки сильных мира сего. Странно, что до сих пор не было карикатур, на которых евреи дергают за ниточки президента Трампа.

***

Сегодня стало известно, что среди иконок смартфонов скоро появится... фалафель. А магендавид слабо?


4.2.19

Словосочетание «религиозная партия» давно представляется нонсенсом. Причем «христианские демократы» звучит так же нелепо, как «Сефарды – хранители Торы». Уже не говоря о таком уродстве, как «Хизбалла» или «партия Аллаха», которая изрешетила его из всех видов оружия.

Ну, подумайте, зачем Богу партия? Если она так религиозна, пусть молится, а не занимается политикой. Если же она – настоящая политическая партия, пусть забудет о религии и играет по общим правилам.

Еще с новозаветных времен на слуху у всего человечества «Богу – Богово, кесарю – кесарево». Автор этого мощного девиза отделил не только светскую власть от церковной, но и заложил фундамент для законодательного отделения религии от государства.

Этого мог добиться Бен-Гурион при основании государства, но... Не боявшийся войн с арабами, он боялся войн с евреями, и пошел на компромисс, который с тех пор называется «статус кво». Сначала он сделал одну уступку (суббота), потом другую (браки-разводы), потом третью (кашрут), а его преемники делали все новые уступки, пока мы не оказались в государстве, где теократия успешно теснит демократию.

В Израиле религиозные партии всегда были обязательными партнерами правящей коалиции. С той разницей, что поначалу это была национально-религиозная партия МАФДАЛ, чьи лидеры (особенно, доктор Йосеф Бург) были достаточно образованными и патриотично настроенными людьми, чтобы не совать в колеса государства какие-либо безумные требования. Ни МАФДАЛа, ни доктора Бурга давно нет в живых, а на их место пришли две иные группы политиков, особо опасных для любого правительства – националисты, у которых нет Бога, и «Божьи политики», которые признают еврейское государство разве что сквозь зубы, потому что его не создал Мессия.

Наилучшими представителями первой группы стали основатели «Еврейского дома» – Нафтали Беннет и Айелет Шакед: для них религия может быть разве что рычагом достижения власти, к которой они бодро маршируют, сметая с пути все демократические институты. Да и то совершенно светская Айелет Шакед так же далека от религии, как такой же светский Яир Лапид – от кресла главы правительства. Кстати, его покойный отец Йосеф (Томми) Лапид наглядно доказал, как осточертел народу клерикальный диктат, когда пошел на выборы под знаменем борьбы с ультраортодоксами и, набрав 6 мандатов, остался верен своим принципам: предпочел оппозицию, чтобы не сидеть в одном правительстве с партией ШАС.

Не менее, а то и более опасна вторая группа политиков, без которых давно не может быть создано ни одно правительство – ультраортодоксы из «Еврейства Торы» и ШАС. В случае последней все надежды на то, что она не пройдет электоральный барьер. Тогда как «Еврейство Торы» обязательно сохранит свои 6-7 мандатов, чтобы и дальше висеть тяжеленной гирей на шее Государства Израиль.

Мы никого не уговариваем голосовать за определенные партии, но одна очевидная вещь должна быть ясна как божий день: с победой «Ликуда» к власти автоматически вернется не только то же самое провалившееся правительство, но и его ультраортодоксальные партнеры, от которых светскому населению нет проходу и продыху.

Как стало известно, Совет мудрецов Торы поставил руководителям «Еврейства Торы» жесткие условия для ведения коалиционных переговоров: они потребуют наглухо закрыть Израиль по субботам, чтобы в стране не работала ни одна торговая точка; потребуют в законодательном порядке освободить всех йешиботников от призыва в армию; будут настаивать на увеличении и без того многомиллионных бюджетных отчислений на ультраортодоксальную систему образования. Чего они только не потребуют! И ведь все получат – только ради того, чтобы у правительства «Ликуда» было на несколько мандатов больше при голосовании по вотуму недоверия.

Зачем Богу партия? Абсолютно незачем. Он лучше нас видит все лицемерие и корыстолюбие ультраортодоксальных политиков, которые прикрывают Его именем свои низменные интересы и делишки. Такая партия нужна только им самим, потому что с ее помощью агрессивное и крикливое меньшинство в 10 процентов населения заправляет жизнью большинства, диктуя и навязывая ему свои условия и правила игры.

Хотите перемен? Вариантов два – изменить правила или придумать другую игру.


3.2.19

Две фотографии красноречивее любых слов: спускающийся с самолетного трапа аятолла Хомейни и бредущий к самолету шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви. Первый – триумфатор, вернувшийся домой, второй – отправленный в изгнание правитель, потерявший все. На снимке, сделанном 1 февраля 1979 года, среди восторженных миллионов иранцев, встречавших Хомейни в тегеранском аэропорту, прежде всего бросаются в глаза женщины с непокрытыми головами. Их сфотографировали в те короткие минуты истории, когда прозападная светская монархия еще не превратилась в исламскую диктатуру.

Вернее всего сравнить Хомейни с Лениным. Два противника царского режима, прожившие долгие годы заграницей и сделавшие все необходимое для подготовки народной смуты и последующего переворота, вернулись на родину, чтобы стать вождями нового государства. Режиму не хватило ума (умения, решимости), чтобы ликвидировать своих врагов, и в результате враги ликвидировали режим.

Вот еще один аргумент в давнем споре о роли личности в истории: без харизматической личности история может пойти совсем по другому пути, а революция – большевистская или исламская – задержаться на неопределенный срок.

Не менее ярка и другая параллель Ленина с Хомейни: оба принесли народу новую религию, в первом случае – коммунизм, во втором – ислам. Но в отличие от коммунистов, выжигавших каленым железом «опиум для народа», аятоллы поставили религию во главу угла. В обоих случаях слова «республика» и «конституция» были прикрытием для жестокой диктатуры с вооруженной до зубов армией и мощным репрессивным аппаратом.

Советская диктатура длилась чуть более семидесяти лет, иранская отметила первые сорок. Так же, как русские эмигранты много лет ждали со дня на день развала СССР, иранские эмигранты во главе с сыном шаха сорок лет ждут развала Исламской республики. В случае СССР пророк по имени Андрей Амальрик угадал сроки в своем эссе 1969 года «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?».

В случае Ирана все пророки были посрамлены. Сначала они надеялись на гибельный исход ирано-иракской войны и смерть Хомейни, потом – на международные санкции, потом – на социальный протест. Теперь надеются на смерть духовного вождя Али Хаменаи, видя при этом, как Иран становится все сильнее и влиятельнее, распуская свои щупальца по всему Ближнему Востоку, контролируя Ирак и Ливан, и участвуя в войнах в Сирии и в Йемене.

Для израильского руководства шах Пехлеви всегда оставался важным союзником, с которым сохранялись тесные политические и торговые отношения: иранская нефть – в обмен на израильское оружие и технологию для развития сельского хозяйства. И вот в одночасье все кончилось: ни аналитики из военной разведки ЦАХАЛа, ни Моссад, ни израильские дипломаты в Тегеране не могли предвидеть столь быстрой и трагической развязки того, что началось с массовых народных демонстраций, с которыми не смогла справиться тайная полиция шаха.

Иранской революции – сорок лет. Сорок – ключевая цифра в еврейской истории: сорок лет Моисей водил евреев по пустыне, чтобы сделать из рабов – свободных людей. Иранским аятоллам хватило сорока лет, чтобы сделать свободных людей – рабами.


27.1.19

Начнем с абсолютно реальной истории – разговора двух евреев в Москве в 1977 году. Начальник спросил молодую сотрудницу, видела ли она накануне баскетбольный матч, где ЦСКА проиграл тель-авивскому «Маккаби». «Конечно, – радостно ответила она – наши выиграли». Начальник посмотрел на нее с печальной улыбкой и сказал: «У нас с вами разные «наши».

Вдумайтесь в это определение. Местоимение «мы» уже давно не отражает общность людей – скорее, оно стало прикрытием для личных взглядов. А уж когда дело доходит до «наших», их различие не видит только слепой.

Очередным примером этого водораздела стала реакция части читателей на статью «Его любимый чемодан», где речь шла о том, что никогда не было государственной тайной – систематическом использовании главой правительства Нетаниягу «левого жупела» для запугивания населения в канун выборов.

Судя по реакции пользователей соцсетей, у нас, действительно, «разные наши». Но главное отличие состоит в том, что их агрессивность приводит к одному и тому же эффекту: стоит кому-то из них крикнуть «Наших бьют!», как все остальные дружно хватаются за дубины. Ни о каком цивилизованном споре, культурной дискуссии, плодотворной полемике не может быть и речи. Какая к черту полемика, когда «наших бьют»!

Сторонники Нетаниягу не смогут отрицать только одно: если для них он «наш», таким же «нашим» является его четвертое правительство. По этому поводу спора нет? Тогда двинемся дальше. Отдавая должное неустанной деятельности Нетаниягу на благо государства (и свое собственное), посмотрим на это правительство.

Учитывая, что Нетаниягу удерживает у себя портфели министра обороны, министра иностранных дел и министра здравоохранения, признаем очевидный факт: в сфере безопасности он до сих пор вел себя, с одной стороны, достаточно осторожно, с другой (в отношении Ирана) – решительно и бескомпромиссно. Тогда как в отношениях с ХАМАСом осторожность налицо, а бескомпромиссности нет, как нет. Если бы не дикость и дурость ХАМАСа, Нетаниягу заключил бы с ним компромисс, столь нужный ему перед выборами. Представляете, какой у него был бы рейтинг и число мандатов, если бы он возвестил народу: «Я вернул ребят домой!» Хотя речь, конечно же, идет об останках двух жертв войны 2014 года.

На посту министра иностранных дел успехи Нетаниягу более ощутимы: Израиль возвращается в Африку, укрепляет закулисные связи с умеренными арабскими государствами, и просто душит в объятиях самые правые режимы в Европе – от Венгрии до Италии.

А вот пост министра здравоохранения Нетаниягу явно не по плечу: во-первых, у него нет на это времени. Во-вторых, там слишком много сложнейших проблем. В-третьих, нет возможностей для красочных фотоснимков. Не станет же премьер сниматься рядом с койкой в коридоре, где лежит полумертвая старушка! А уж положение больниц с нехваткой врачей и медсестер, больничных коек, скандальная «корзина лекарств»... зачем ему все это?

А мы перейдем к другим министрам – сплошь из «наших». Ведь, голосуя за «Ликуд», избиратели голосуют за то же самое правительство, которое было последние три года. Разве не так?

Министр финансов – не справился с собственной задачей понизить цены на жилье и уменьшить дороговизну жизни. Итог – провал.

Министр юстиции – ее война с Верховным судом и массовое назначение «своих людей» на судейские посты во всех инстанциях привели к кому, что автор одной из статей назвал «Они разрушили юридическую систему в Израиле». Итог – провал.

Министр образования – довел до развала систему школьного и высшего образования, занимаясь ее политизацией. Итог – провал.

Министр жилищного строительства – оказался профнепригоден и не сделал ничего для решения острейшей проблемы нехватки жилья. Итог – провал.

Министр экономики – два министра за три года не смогли решить проблемы крайне низкой производительности труда, отсутствия повсеместной конкуренции и среднего уровня профессионализма во многих областях. Итог – провал.

Министр транспорта – приложил руку к превращению страны из автобусной глуши в железнодорожный центр и начал строительство метро-трамвая. Итог – мы еще не Европа, но уже не Африка.

Министр внутренних дел – под следствием по подозрению в получении взяток. Все прочее – урезанные муниципальные бюджеты, африканские нелегалы, черные списки неевреев – уже не имеет никакого значения. Итог – провал.

Министр транспорта – приложил руку к превращению страны из автобусной глуши в железнодорожный центр и начал строительство метро-трамвая. Итог – мы еще не Европа, но уже не Африка.

Министр внутренней безопасности – не смог ее обеспечить, не говоря о том, что он даже не сумел назначить генинспектора полиции. Итог – провал.

Министр культуры и спорта – если все прочие министры в этом списке безымянны, в данном случае достаточно назвать имя Мири Регев, как будет ясен итог – провал.

Министр инфраструктуры и энергетики – состояние канализации и очередной счет за электричество без сомнений подтвердят, что итог – провал.

Министр соцобеспечения – под следствием по подозрению в получении взяток. Об остальном скажут все, кто вынужден жить на минимальную зарплату или грошовые пособия, выбирая между покупкой лекарств и еды. Итог – провал.

Министр социального равенства – готовый парадокс: министр есть, а равенства нет. Итог – провал.

Министр связи – поначалу им был сам Нетаниягу, что закончилось «делом 4000». Потом он посадил на это место марионетку. Итог – провал.

Министр регионального развития – даже в названии больше не упоминаются Негев и Галилея, поскольку вместо развития есть только новые конфликты с арабами, друзами и бедуинами. Итог – провал.

Министр науки, технологии и космоса – плачевное положение науки и технологии привели к предложению отправить в космос самого министра вместо израильских спутников, на которые больше нет денег. Итог – провал.

Министр туризма – его победные реляции не могут скрыть очевидного факта: немыслимо дорогому Израилю, лишенному инфраструктуры туризма и сервиса, туристы предпочитают соседние страны – Иорданию, Египет, Кипр. Итог – провал.

Министр экологии – выйдите на улицу и вдохните воздух. Не чувствуете? Это – запах провала. Таков общий итог борьбы за экологию, когда министр, как и все его коллеги, больше занят политикой, чем своими непосредственными обязанностями.

Министр сельского хозяйства – обилие тайских рабочих на полях Израиля вкупе с дикими ценами на овощи и фрукты показывает, что и в этом случае министра интересовала гораздо больше партийная борьба, чем сельское хозяйство, где фермерам не выжить без государственной помощи. Итог – провал.

Министр по делам Диаспоры – усилиями главы правительства и его коалиционных партнеров отношения с Диаспорой сильно нарушены, если не разрушены. Итог – провал.

Министр абсорбции – кроме тоненького ручейка репатриантов из обнищавшей России и воюющей Украины, евреи не хотят жить в еврейском государстве. Итог – провал.

Общий итог – провал на системном уровне. А поскольку у нас нет прямых выборов, все, кто до хрипоты орет «Биби, Биби!», будет голосовать не за него лично, а за его правительство.

Помимо приведенного министерского списка, полезно взглянуть на эффективность работы этого правительства, чтобы понять, в какой степени оно заботилось об избравших его гражданах.

Ответом будут сухие цифры: из 3 214 решений, принятых правительством Нетаниягу, 725 были посвящены назначениям, 232 – жилищным проблемам, 102 – поездкам заграницу, 37 – увековечению памяти, 34 – соцобеспечению, 31 – образованию, 19 – здравоохранению, 11 – трудоустройству, 8 – репатриации и абсорбции, 8 – пенсионерам, 5 – положению женщин. Почти четверть принятых решений касалась не граждан, а сугубо административных проблем (госкомпаниии, освобождение от конкурсов и пр.). Другая часть решений касалась бюджетов и налогов. Соотношение числа решений говорит об одном: правительство гораздо больше было занято собой и своими проблемами, нежели проблемами граждан.

Вслушайтесь, вдумайтесь и хорошенько запомните! Вы голосуете не за лидера, а за его партию, чьи министры после небольшой перетасовки останутся на своих местах и в следующем правительстве тоже. Тогда вы смело сможете сказать, что сменили шило на мыло.

Что изменится в вашей жизни, если все существующие проблемы останутся? Ведь те же самые министры, не сумевшие их решить с 2015 по 2018 год, точно так же не решат их с 2019 по 2023 год.

И можно с утра до ночи скандировать «Биби, Биби!», но – с ним или без него – импотенцию этого правительства не вылечат все сексологи вместе взятые.


22.1.19

Дома у Биньямина Нетаниягу лежит на антресолях чемодан. Нет, не ядерный. Попроще и побольше. Премьер снимает его раз в несколько лет, в аккурат перед выборами. Щелкает замками и открывает.

Если вы думаете, что там лежит сокровище, вы недалеки от истины. Вот только нет там ни золота, ни валюты, ни бриллиантов. Ворох каких-то старых плакатов – и больше ничего. Но это и есть подлинное сокровище, потому что с помощью этой макулатуры Нетаниягу без всякого труда выигрывает одни выборы за другими.

Вот и сейчас он снял заветный чемодан и, ухмыляясь, вытащил первый плакат: «Левые забыли, что значит быть евреями». За ним потянул второй: «Левые – пятая колонна». И так один за другим: «Перес разделит Иерусалим», «Левые угробят Израиль»... Многое повторяется, но надо быть таким профессионльным политиком, как наш премьер, чтобы понять всю важность и силу повторения одних и тех же лозунгов.

Казалось бы, на дворе XXI век, но легковерность и наивность израильских избирателей остались на уровне начала XX-го, когда в поляризованном мире были только два цвета – красный и черный (вскоре сменившийся на коричневый). Не только избиратели «Ликуда», но и в целом избиратели правого лагеря искренне верят в теорию заговора этих ужасных левых, у которых нет ни имени, ни адреса. Они нигде и повсюду; разбитые, но побеждающие; ни на что не способные и угрожающие всему миру.

Вам это ничего не напоминает? Ну, конечно – «еврейский заговор», протоколы, войны и всемирные кризисы. Все – дело рук евреев. Заменим евреев на левых и получим новенькую формулу «Левые – наше несчастье».

Думает ли об этой параллели хоть один человек в Израиле? Хоть один избиратель, которого давно убедили в том, что у нас идет война не на жизнь, а на смерть между левыми и правыми? Вряд ли. Инерция – страшное дело. Как и плакаты из того старого чемодана, которыми снова заклеен весь Израиль.

«Они не решат – вы решите» – написано на огромных придорожных щитах с изображением четырех хорошо известных израильских журналистов – Равива Друкера (10-й телеканал), Гая Пелега, Амнона Абрамовича (оба – 2-й телеканал) и Бена Каспита («Маарив»), которые много сделали, чтобы народ узнал все подробности об уголовных делах Нетаниягу. Поэтому внизу дописано: «Назло – Нетаниягу!»

Из этого следует, что исход выборов зависит от этих четырех и других (разумеется, левых) журналистов, которые дергают за ниточки восьмимиллионное население страны. Как дернут, так и получится. Вы в это верите? Нет? А вот сотни тысяч других верят. Настолько верят, что 9 апреля опустят в урну избирательный бюллетень с символом «Ликуда».

Где же найти этих левых? Четверых нам уже показали, намекнув, что при встрече можно смело ударить их по голове. А остальные? Где этот левый лагерь? Ведь у них нет ни желтого магендавида, ни островерхового колпака. Как их узнать?

А их и узнавать не надо. Вокруг – одни левые. Все, кто читает, играет, поет, преподает, чертит, пишет, мыслит... Журналисты, юристы, программисты, архивисты, шахматисты... Куда ни кинь, можно не волноваться – камень обязательно попадет в левака.

Начальник генштаба? Левак. Генинспектор полиции? Левак. Госпрокурор? Левак. Генпрокурор? Левак. Судьи? Все – левые. Прокуратура? Тоже. Полиция? Левые. Телевизоры, помидоры, воробьи – все, все, все до одного левые.

Что бы ни случилось в стране, во всем виноваты левые, включая нехватку жилья и дороговизну жизни. Если сказать на это, что последние десять лет у власти находится правое правительство, вам ответят, что все равно во всем виноваты левые. Это – тот самый жупел, который безотказно нагоняет ужас на легковерных и наивных.

Так сидел премьер у чемодана, сидел и думал, как бы проделать старый трюк под новым соусом. Думал-думал и придумал. Взял чистый лист бумаги и написал: «Левые целыми автобусами едут на избирательные участки».


21.1.19

Спустя 130 лет затасканная киплинговская цитата все еще применима к любому случаю в любое время в любой сфере, потому что «Запад есть Запад, Восток есть Восток». Это казалось убедительным, пока мы жили на Западе, и стало неоспоримым, когда мы переехали на Восток.

Тем не менее, уникальность Израиля среди всего прочего состоит в том, что это – симбиоз Запада и Востока. Точнее, западный форпост с восточными корнями. Для подтверждения этого тезиса можно обратиться к истории, географии, демографии, но мы ограничимся культурой. Ибо противостояние Запада и Востока, пожалуй, нигде не видно так ярко, как в израильской культуре.

Сегодня говорить о ней трудно и больно, когда министр культуры Мири Регев заявила: «Я устроила такую революцию, что даже два министра, которые придут после меня, не смогут исправить то, что я сделала». Это она потребовала, чтобы на государственном радио чаще звучала единственно знакомая ей восточная музыка. Это она стала цензурировать содержание спектаклей и фильмов, добиваясь народно-патриотической тематики под угрозой лишения бюджета. Это она сделала ставку на этническую самодеятельность в пику профессионалам. С другой стороны, как раз бурная деятельность Регев наглядно показала, что она сумела посрамить даже Киплинга. Потому что Восток сошел с места и потеснил Запад.

Пока первые репатрианты из бывшего Советского Союза не появились в Израиле, они были уверены, что его население выглядит в точности так же, как они сами: ашкеназские евреи, воспитанные на западной – и, в частности, русской – культуре. Так оно и было... в 1948 году. Это было белое племя, которое обожало хоровое пение, хороводы («хора») и соцреализм.

С тех пор массовая репатриация из афро-азиатских стран полярно изменила лицо страны, вызвав немало проблем, кризисов и даже бунтов в 50-х и 60-х годах. Тем, кто не видел классический израильский фильм «Салах Шабати», стоит обязательно его посмотреть. Тогда еще говорили о конфликте ашкеназов и сефардов с тем же пылом, с каким до сих пор говорят о непреходящем конфликте светского и религиозного населения.

Сегодня никакого конфликта ашкеназов и сефардов нет в помине: все переженились друг с другом, все социальные барьеры давно сломаны, и этническое происхождение не мешает ни деловой, ни военной, ни политической карьере.

Осталась одна сфера – культура, где подспудное противостояние Запада и Востока все еще существует. Попробуйте сказать в компании сефардских евреев, что вам не нравится восточная музыка. В лучшем случае вас назовут расистом, в худшем можно схлопотать по морде. В то время как дружелюбное пожелание ашкеназам «Да пошли вы с вашим Бетховеном!» вызовет у них только горестную усмешку.

В театрах, в музеях, в галереях, на концертах классической музыки публика состоит почти полностью из ашкеназов. На концертах восточной музыки – почти полностью из сефардов. Они говорят на одном языке, но для одних музыка – это Бетховен, для других – Эйяль Голан.

А ведь мы еще ничего не сказали о книгах. Тех самых разноязычных книгах, которые русские, немецкие, польские евреи тащили с собой с Запада на Восток, бросив и потеряв все остальное. Еще и сегодня в домах их потомков можно увидеть эти библиотеки. В домах сефардских евреев тоже встречаются книжные шкафы, где стоят совсем другие книги – ТАНАХ, Талмуд, комментарии, писания раввинов вместе с их портретами на стенах.

Само собой разумеется, что культурный человек – понятие вненациональное и внеэтническое, поэтому сефардская элита – от ученых и писателей до художников и музыкантов – ничем не уступает ашкеназской, а то и превосходит ее длиной корней и красотой иврита. Но элита на то и элита, чтобы отличаться от массы. Кстати, на иврите, как и на малограмотном русском языке, элита уже появилась во множественном числе.

Чем дальше движется статья, чем громче крики с обеих сторон, тем яснее становится, что при обсуждении такой взрывоопасной и неполиткорректной темы (особенно, в соцсетях) автору не светит ничего, кроме того же выбора: расист или «по морде». Похоже, семидесяти лет израильтянам не хватило, чтобы поразмыслить над цитатой Киплинга и понять, кто кому обязан, Запад – Востоку или Восток – Западу, и в каком направлении идти.

А ведь вышеперечисленные культурные учреждения – ни что иное, как заповедник. Его посетители отличаются не только общим этническим происхождением, но и весьма пожилым возрастом. Уйдет это поколение и заповедник опустеет, потому что тяга к настоящей культуре во всех ее видах и формах требует воспитания и привычки.

Говоря о незыблемости Запада и Востока, Киплинг писал, что «... с мест они не сойдут». Увы, из всего сказанного приходится сделать вывод, что они сошли. Первый отступает, второй наступает. Первый прибегает к словам, второй – к силе. Первый аппелирует к разуму, второй – к желудку.

За последние сорок лет мы не раз слышали (особенно, при обсуждении вечного вопроса, почему евреи не знают арабского языка), что Израилю давно пора стать своим на Ближнем Востоке, впитать его традиции, обычаи и культуру. Не стал. Не впитал. Так и стоит между Западом и Востоком над пропастью, из которой все громче несется восточная музыка.


18.1.19

Начало предвыборной кампании бывшего начальника генштаба Бени Ганца разочаровало. После многомесячного молчания он раскрыл лозунг своей партии: «Израиль прежде всего».

Ну и ну! Поменяйте Израиль на Америку и получите лозунг Трампа.

А главное, что задолго до Трампа и Ганца уже было кое-что другое: «Дойчланд, Дойчланд, юбер аллес!» Помните, чем это кончилось?

***

В статье о космическом достижении американского профессора литературы, который за тридцать лет в одиночку (!) перевел Библию на английский язык, есть прелестный кусок, много говорящий о скудоумии и дилетантстве его предшественников, которые, в частности, написали, что жена Потифара предложила Иосифу... «заняться любовью».

Тогда как в библейском иврите есть три понятия, которыми и следует оперировать, когда дело доходит до плотской любви: познать, возлечь и войти.

К этому короткому списку можно смело добавить многогранное «возлюбить»

К сожалению, у меня нет под рукой изданного семь лет назад нового русского перевода Ветхого завета, который заменил кошмарный синодальный перевод 150-летней давности, переполненный грубейшими ошибками.

Надо надеяться, вторая попытка оказалась успешнее первой, и переводчики сумели познать суть оригинала, а все найденные ими слова возлегли и вошли на свое место, дабы передать читателям мощный дух Книги книг.


14.1.19

Всегда интересно наблюдать за появлением новых политических партий. Обычно они возникают со страшным шумом и грохотом, возвещая народу Израиля, что идет Мессия. Никак не меньше.

А как хороши их названия! В начале 80-х годов один из первых списков новых репатриантов из СССР, который баллотировался в кнессет, назывался «Нес» («Чудо»). В кнессет он не прошел, однако посыл был ясен – стоит репатриантам массово проголосовать за такое «Чудо», и чудеса посыплются как из рога изобилия. Но, как мы знаем из личного опыта, чаще всего чудеса бывают в решете.

Более надежный и убедительный клич – перемены. Кто не хочет перемен? Хотят все. А избиратели прямо-таки летят на слово «перемены», как бабочки – на огонь. Летят и сгорают. Но сначала отдают голоса тем, кто обещает перемены.

В 1974 году появилась партия «Шинуй» («Перемены»), которая в 1977-м превратилась в «Демократическое движение за перемены» под руководством бывшего начальника генштаба и археолога с мировым именем Игаэля Ядина. Бабочек хватило на 15 мандатов.

Четверть века спустя преобразованный «Шинуй» возглавил блестящий публицист и полемист Йосеф (Томи) Лапид, которому светское население дало 15 мандатов для борьбы с засильем ультраортодоксов. Но в этом деле перемен не было.

Название партии «Цомет» («Перекресток»), основанной бывшим начальником генштаба Рафаэлем Эйтаном, было особенно забавным. Ведь избиратели прекрасно знали смысл этого слова – не только перекресток, но распутье, полная неизвестность, куда идти и что делать. Вот вам политическая подоплека русских народных сказок: налево пойдешь... направо пойдешь... Но и это не смутило избирателей, на которых «Цомет» въехал прямиком в кнессет.

Ультраортодоксальные партии в такие игры не играют – их избиратели по одному лишь названию должны понять, кто главный. Если ультра-ашкеназы высоко держат «Знамя Торы» и монополию на «Еврейство Торы», ультра-сефарды обошли их на повороте с названием ШАС – «Шомрей Тора сфарадим» («Сефарды – хранители Торы»). Иными словами, Тора – в сейфе у сефардов.

Уйдя из «Ликуда», Ариэль Шарон создал партию «Кадима» («Вперед»), которая дважды победила на выборах, но после его болезни пошла не вперед, а назад, пока не развалилась.

Сын Томи Лапида, Яир усвоил отцовский опыт и назвал свою партию «Еш атид» («Есть будущее»), которой новые бабочки дали 19 мандатов. При этом никто не обратил внимания на явный экивок копирайтеров: у кого есть будущее – у государства? У партии Лапида? У него самого? Скоро мы получим ответ на два последних вопроса.

Распавшийся любовный союз Ливни-Габай поначалу написал на своих знаменах «Сионистский лагерь», подразумевая, что все, кто за них не проголосует – не сионисты. Раскольник-ультраортодокс Эли Ишай гордо назвал свою партию «Народ с нами», уверяя народ, что на выборах баллотируется только он один. Наконец, министр финансов Моше Кахлон создал партию «Кулану» («Все»), дав понять, что в нее входит весь Израиль. Этого намека хватило на 10 мандатов.

Еше один проверенный вариант – дом. Что ближе и милее избирателю, чем слово «дом». Поэтому сначала появилась партия «Наш дом – Россия», а по ее образу и подобию Авигдор Либерман создал «Исраэль бейтейну» («Наш дом – Израиль»). На пике своего успеха НДИ тоже получила от бабочек (и бабушек) 15 мандатов. Десять лет спустя из дома вынесли всю мебель, крыша прохудилась, а половина жильцов отдыхает на нарах, написав на стене «Наш дом – тюрьма».

Примерно та же история, разве что без тюрьмы, случилась с партией «Еврейский дом», чье название подразумевало, что тот, кто за нее не голосует – нееврей. Теперь она развалилась пополам и на ее руинах возникла партия «Новые правые». Тут уже расчет делается на то, что старые правые потеряли право на «правизну» и вышли из моды.

Одним из ключевых слов всегда была «сила». Не перемены, не будущее, не центр, не третий путь – только сила. Так и назвал свою партию в 2008 году бывший парламентарий Эфраим Сне – «Исраэль хазака» («Сильный Израиль»), но ему не хватило сил, чтобы пройти электоральный барьер.

По его стопам пошел нынешний соискатель власти – очередной бывший начальник генштаба Бени Ганц, назвав партию «Хосен ле Исраэль» («За сильный Израиль»). Здесь тоже есть экивок: получается, что Израиль так ослаб, что ему нужна сила? Да еще политическая, а не военная? Логика копирайтеров проста: так же, как Израилю нужна сила, ему нужен Бени Ганц и его партия.

На минувшей неделе список пополнился... щитом. «Маген Исраэль» («Щит Израилев») – так назвал свою партию бригадный генерал запаса Гиль Хирш, увеличив ряды политиков-защитников. Кстати, почему не «Маген Давид»? Спутают со скорой помощью? Где будет Хирш после выборов – со щитом или на щите?

До выборов осталось меньше трех месяцев и сладкоголосые кандидаты не теряют времени, обещая избирателям силу, дом и сплошные перемены. А Мессии все нет. И перемен тоже. А ведь еще пророк Йешаяху (Исайя) ясно указал, что приход Мессии возвестит социальные перемены. То есть... шинуй.

Но в Израиле «Шинуй» не сработал. Так что среди неиспользованных названий осталось только одно – Мессия. Вы проголосовали бы за партию с таким названием?


10.1.19

Второй день подряд израильские СМИ обсуждают предостережение директора контрразведки, что на скорых выборах Израиль может подвергнуться кибератаке со стороны «иностранного государства». И хотя он его не назвал, почему-то немедленно последовала возмущенная реакция Кремля: Россия никогда не вмешивалась, не вмешивается и не будет вмешиваться ни в какие выборы в других странах. А кто сказал, что директор имел в виду Россию?

В самом деле, какой может быть интерес у России? Разве Путину не нравится Нетаниягу? Нравится. Часто ездит на поклон, еще чаще звонит, чтобы посоветоваться или рассказать о житье-бытье. Так разве надо его менять?

В Америке все было ясно: хитрая Хиллари Клинтон могла устроить России такую козью морду, что ее надо было срочно остановить. В то же время эксцентричный, невежественный и глуповатый Трамп был идеальной кандидатурой для управляемого президента США. Что и произошло.

Те, кто задавались вопросом, какой от него навар Кремлю, недавно услышали, что американцы уходят из Сирии, потом – из Афганистана, а там, глядишь, и 6-й американский флот перестанет бороздить моря и океаны, потому что «Америка прежде всего». Как сказал Трамп: «Я не хочу быть мировым жандармом». Вот и чудно. Теперь, стало быть, вместо американского жандарма будет русский – так?

Но тогда, тем более, непонятно, на кой черт России вмешиваться в израильские выборы. Есть другие кандидаты с мощной технологической базой – Иран или Китай. Но и тут вопрос остается тем же – в чем их интерес?

Неужели кто-то способен убедить израильтян с той же легкостью и эффективностью, как в Америке, что нам надо менять премьер-министра? Так пусть они хотя бы скажут, на кого?!

***

Сегодня на последней полосе «Маарив» собраны новостные события, которые произошли 10 января. И знаете, что попало на первое место? Переход Юлия Цезаря через Рубикон.


8.1.19

Вчера, начиная с 17.00, Израиль был в панике, как только прошел слух, что глава правительства Нетаниягу собирается выступить с «драматическим заявлением». Немедленно заработала мельница слухов: он объявит войну, заключит мир с арабами, сообщит о новой тайной операции Моссада на фоне папок и дисков, уйдет в отставку.

Ближе к началу новостных программ на всех телеканалах ведущие тоже начали нервничать. Нервничали комментаторы, гримеры и даже – телеоператоры. Что скажет народу глава правительства? Здоров ли он? Может, он скажет, как Бегин: «Я больше не могу» и... И что? Уйдет? Не уйдет?

Прошло несколько минут и, пока Нетаниягу не появился на экране, журналисты уже разнюхали, что Израиль уцелел – войны не будет. Отставки тоже. Премьер, сказали они, будет говорить о своих уголовных делах.

А потом появился он сам. В своей резиденции, где что-то капало с потолка. Но лучше бы не появлялся: перепуганный, растерянный, листающий бумажки с пустыми словами. «Я просил очной ставки со свидетелями, а мне отказали. Два раза... По мне, пусть ее проведут в прямом эфире, чтобы обшественность все увидела, все услышала, и узнала всю правду».

Нетаниягу определенно был не похож сам на себя. Все, что он говорил, предназначалось не для генпрокурора, который уже занес над ним топор, не для прокуратуры, не для полиции и суда. Он обращался к избирателям. Мол, что бы со мной ни делали, в чем ни обвиняли бы – не верьте! Я чист! Я ни в чем не виноват! Выбирайте меня, меня, меня! Только меня!

Бедный Израиль, если он дожил до того, что его премьер в роли жалкого комика устроил такое реалити-шоу, самым циничным образом использовав свои возможности, чтобы обратиться к народу в прямом эфире в прайм-тайм. Надо запретить ему делать это в дальнейшем – за три месяца до выборов ни один из кандидатов не может рассчитывать на такой козырь. А Нетаниягу с него пошел, но просчитался. Козыри надо беречь.

Похоже, у него их больше не осталось и он попер наобум. Но результатом стал... пшик. Иначе не скажешь. Семь минут зачитывания по бумажке мутного текста оставили зрителей в полном неудоумении: что хотел сказать глава правительства? Для чего устроил этот цирк? А, может, это была революция в судопроизводстве, и теперь каждый подозреваемый в уголовных преступлениях получит по минуте прямого эфира в прайм-там, чтобы оправдаться перед народом?

На самом деле, это смех сквозь слезы. Не успели мы пройти через судебный процесс и осуждение экс-премьера Эхуда Ольмерта, как нам предстоит второй акт (с теми же обвинениями во взяточничестве) с Нетаниягу в главной роли. Разве что вчера он показал себя дурным актером, который со страха забыл свою роль.

***

Кончина в возрасте 93 лет бывшего министра обороны Моше Аренса повергла всех в большую печаль.

Родители назвали его Моше, но дома – в Ковно и в Риге, где в еврейской среде говорили и по-русски тоже, его звали Мишей. Более полувека спустя он еще достаточно помнил русский язык, чтобы понимать вопрос во время интервью на радио РЭКА. Понимал, но отвечал на иврите.

Моше Аренса звали Мишей и в Израиле тоже. Кто? Все. И это вовсе не звучало фамильярно – скорее, мило. Миша Аренс. Это имя было добавочным штрихом к портрету белой вороны в израильской политике: европеец и американец в одном лице, бейтарист и либерал, профессор аэронавтики и министр.

Аренс был против решения Бегина отдать египтянам Синай, заявив, что они четыре раза нападали на Израиль, четырежды потерпели поражение, так с чего вдруг Израиль должен делать Египту такие подарки? Так же решительно он отказался занять в правительстве Бегина пост министра обороны, чтобы не руководить эвакуацией и демонтажем Ямита. Кто сегодня способен на такой поступок?

Но позже Аренс все же стал первым сугубо штатским министром обороны в окружении генералов, которые сразу поняли, что у него есть взвешенное и обоснованное мнение по любому профессиональному вопросу. Однако даже генералы вряд ли полагали, что в 1991 году с началом первой войны в Персидском заливе министр обороны Моше Аренс поддержит план отправки спецназа в Ирак, чтобы поквитаться за сорок «скадов», выпущенных по Тель-Авиву, и уничтожить пусковые установки. Свое решение Аренс мотивировал тем, что никто не знал, какая боеголовка будет на очередном «скаде» и сколько людей может погибнуть. Но из этого плана ничего не вышло.

Самое большое влияние на израильскую политику Аренс оказал тем, что ввел в нее симпатичного молодого человека по имени Биньямин Нетаниягу, которого сделал сначала заместителем министра иностранных дел, а потом – израильским полпредом в ООН. «Это – очень талантливый человек, – сказал Аренс. – Его талант прорвался бы в любом случае».

По прошествии лет Ицхак Шамир перестал подавать руку Нетаниягу, а Миша Аренс подавал. Он был слишком хорошо воспитан, и только слегка морщился, сидя на крикливых слетах ЦК «Ликуда».

Природа была щедра к Мише Аренсу: за девять десятилетий он мало изменился. Последний джентльмен в израильской политике. Такой же сухощавый, подтянутый, спокойный, элегантный, немногословный, с острым взглядом и еще более острым умом. Настолько, что как-то этот опытный и профессиональный политик сказал: «Политика – не моя профессия, это – малоприятное занятие».

***

Заголовок: «Через 2,5 миллиарда лет земной шар столкнется с другой галактикой».

Вот ужас! Как же жить дальше?


7.1.19

Слова «еврейский террор» можно писать с кавычками и без кавычек. В первом случае подразумевается что-то нереальное, надуманное или, как нынче любят говорить, так называемое: так называемый «еврейский террор».

Написание без кавычек снимает все слои искусственности, называя вещи своими именами. Еврейский террор был и есть. Был – это история. Есть – сегодняшний день.

Сегодняшний в буквальном смысле слова, ибо за последнюю неделю арестовано пятеро йешиботников, подозреваемых именно в этом – еврейском терроре. Как только вчера военная цензура сняла запрет на публикацию, стало известно, что подростки швыряли в арабские машины камнями, один из которых угодил прямо в голову 45-летней женщины, которая скончалась, не доехав до больницы.

Все пятеро учатся в йешиве с красноречивым названием «Плоды Земли Израиля». И это – ее плоды? Если так, что-то неладно с Землей Израиля.

О последнем говорит и тот факт, что 5 января, на исходе субботы, несколько сотен человек собрались у резиденции главы правительства в Иерусалиме, перекрыли улицы и площадь, протестуя против ареста йешиботников и их «пыток в ШАБАКе». Они держали не менее красноречивые плакаты: «Перестаньте относиться к нашим детям, как к террористам» и «У поселенцев тоже есть основные права». Из этого следует, что все пятеро – поселенцы, живущие в Иудее и Самарии. Есть и еще одна примета: один из лидеров национально-религиозного движения и духовный глава «Еврейского дома», раввин Хаим Друкман обнародовал видео-обращение к главе правительства с призывом немедленно освободить йешиботников. «Они – не террористы», – заявил раввин Друкман.

Кто же они, если не террористы? Сионисты? И с чего это вдруг несколько сотен человек вышло на демонстрацию в их защиту?

Еврейский террор родился не вчера и не позавчера. Деятельность трех подпольных организаций в подмандатной Палестине – «Эцель», «Лехи» и «Хагана» – достаточно полно документирована, чтобы кто-то сомневался в понятии еврейского террора. При этом следует обязательно добавить, что он всегда был ответной мерой на зверства арабов и преследования мандатных властей.

Подпольщики «Эцель» взорвали иерусалимский отель «Король Давид» (заранее предупредив его постояльцев) не потому, что хотели навести ужас на страну и мир, а потому что там размещалось мандатное правительство, которое проводило антисионистскую политику, воплощенную в «Белой книге». Эта политика потребовала перейти от слов к делу. В другом случае бойцы «Эцель» повесили двух английских сержантов не потому, что ставили целью перебить всех англичан (как сегодня ХАМАС ставит целью перебить всех евреев, включая беременных женщин), а потому, что это было ответной мерой на казнь трех еврейских подпольщиков.

Таким же образом бойцы «Лехи» взорвали в Тель-Авиве штаб полиции в Сароне не потому, что у них была лишняя взрывчатка, а в ответ на массовые аресты и пытки еврейских подпольщиков.

«Хагана» и ее спецназ «Пальмах» устраивали засады арабским бандам не потому, что хотели поиграть в казаков-разбойников, а чтобы защищать от настоящих разбойников еврейские поселения.

Применявшийся против англичан еврейский террор всегда был направлен на должностных лиц. В случае арабов – на бандитов и погромщиков, хотя бывали исключения из правила. И тогда против еврейского террора выступала еврейская мораль.

Когда в 2014 году трое евреев похитили, убили и сожгли 16-летнего арабского юношу, раввин йешивы Элон-Море Эльяким Леванон издал галахическое постановление, где черным по белому сказано: «Еврейский закон не знает милосердия к убийцам. Нет разницы, кто стал жертвой — еврей или араб». Раввин Леванон призвал казнить убийц, чтобы «выжечь зло».

Через год в арабской деревне Дума еврейские террористы швырнули бутылки с зажигательной смесью в дом, где сгорела семья из трех человек: отец, мать и полутарогодовалый ребенок. Кстати, слова «членство в террористической организации» вошли в судебный приговор.

А тридцатью годами раньше потрясенный Израиль узнал об аресте членов еврейского подполья: среди прочего они заминировали машины мэров арабских городов, одному из которых оторвало ногу, а израильский сапер ослеп, пытаясь разминировать взрывное устройство.

Еврейские террористы были арестованы, осуждены, позже – помилованы, и, выйдя на свободу, занялись совсем другими делами: один выращивает черешню, другой работает инженером, а третий занял респектабельный пост главного редактора поселенческой газеты.

Теперь они смотрят со стороны на продолжателей своего дела – тех самых мальчишек, которые в 2006 году, во время первой эвакуации нелегального форпоста Амона, обливали солдат купоросом и швыряли в них камнями. Судя по новому убийству арабской женщины, они все еще не вышли из каменного века.

Подмандатной Палестины, где шла война с арабским террором, больше нет. Есть Государство Израиль и оно продолжает войну с арабским террором, который теперь называется «палестинским». Но у государства есть армия, спецслужбы, полиция – и все это для гарантирования безопасности граждан. Поэтому не может быть и речи ни о каком самосуде, какими бы высокими словами о возмездии не обставлялся брошенный камень или «коктейль Молотова». Террор есть террор и у него нет национальности.

Был ли террористом Игал Амир? Вне всяких сомнений. Был ли террористом ультраортодоксальный изувер, который во время иерусалимского «парада гордости» зарезал 16-летнюю еврейскую девушку? Безусловно. Имеет ли какое-то значение, что террорист – еврей? Для суда – нет. Для еврейской морали – тем более, нет.

А тем, кто продолжает уверять себя и нас, что еврейские террористы – всего лишь сорняки, мы скажем очевидную вещь: сорняки надо пропалывать, чтобы не заросло все поле, и плоды Земли Израиля не оказались отравленными.


6.1.19

Где вожди? Этот вопрос имеет значение для всех. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять очевидную вещь – вождей в классическом смысле слова в мире больше нет. Есть лидеры, руководители, главы, а вождей нет.

Казалось бы, странное утверждение. Столько веков вожди были, а теперь нет. Куда же они делись?

Повод для этих размышлений дала газета «ХаАрец», противопоставив Владимира Путина – Дональду Трампу и (для местного колорита) Биньямина Нетаниягу – Айелет Шакед, и предложив сделать выбор между ними. Второй вариант намного актуальнее первого, поскольку 9 апреля израильтяне как раз и сделают свой выбор, чей результат можно предсказать без всякой боязни ошибиться: у Айелет Шакед нет никаких шансов стать главой правительства. А у Нетаниягу? Вот тут надо подождать три месяца.

Но мы начали с другого. С вождей. Тех, кто был способен вести народ на великие деяния во время войны и мира, делать все возможное для процветания государства, жить только его интересами, гарантируя все права и свободы граждан, заботясь об их безопасности и благополучии, вдохновлять их личным примером, получая в ответ любовь и уважение.

Подведите под эти мерки Путина и Трампа, и вы поймете, что можно смело переходить к Израилю.

В Израиле было двенадцать премьер-министров. Одиннадцать мужчин и одна женщина. В эту дюжину входит Нетаниягу, который после первого короткого пребывания на премьерском посту долго готовился к возвращению и добился своего. Сегодня он сравнялся по стажу с Бен-Гурионом. Но только по стажу.

Потому что Давид Бен-Гурион как раз и был тем самым классическим вождем, без которого создание Государства Израиль могло сильно затормозиться. Его образ «отца народа» был не случайным: он и создавал народ, настаивая на неограниченной репатриации евреев и делая все, чтобы отвоевать для народа всю страну, а не только малую часть, выделенную по милости ООН. И хотя у «Старика» было немало политических противников, в истории страны он остался первым и неоспоримым вождем.

Ни Моше Шарет, ни Леви Эшколь не могли сравниться с Бен-Гурионом. Да и Голда тоже. О своем провале в канун и в начале Войны Судного дня она сказала: «Что я могла сделать? Ведь они – генералы, а я – только женщина». Не случайно прозвищем Голды стало «а-идише маме». Но народу нужен отец, а не мать.

Ицхак Рабин ни в первый, ни во второй срок на посту не стал вождем. У него была твердая репутация старого солдата и честного человека. Если бы не его чудовищное убийство, Рабин остался бы в памяти одним из дюжины. Кстати, в 1992 году он победил на выборах вовсе не потому, что его возлюбил весь народ, а по той простой причине, что правый лагерь раскололся и распался на несколько партий. Через три месяца выяснится, к чему приведет его вторая попытка самоуничтожения.

Менахем Бегин определенно был вождем. Он стал им, командуя подпольной организацией ЭЦЕЛЬ, и тридцать лет ждал своего часа в оппозиции. И дождался. От него ждали войны, а он заключил мирный договор с Египтом, который в эти дни переживает свой расцвет в сотрудничестве двух государств на поле боя в Синае. В то же время он отдал приказ о бомбежке иракского реактора и аннексировал Голанские высоты. Что же касается первой ливанской войны, скрытая от народа болезнь Бегина вывела его из игры.

Следующим премьером стал Ицхак Шамир, а за ним – Шимон Перес. Вождями они не были. В случае Переса даже его успешное семилетнее президентство не смыло в народной памяти придуманного Рабиным прозвища «неутомимый интриган».

А потом появился Нетаниягу, но о нем – позже.

Решительно разделавшись с Нетаниягу, народ выбрал себе Эхуда Барака. Еще один старый солдат и к тому же «солдат номер один». Одного года хватило, чтобы народ понял, как он ошибся, и выбрал Ариэля Шарона.

Среди израильских премьеров Шарон был третьим и пока последним вождем в истории страны. Здесь снова сработал эффект старого солдата, вот только вопрос его личной честности стал предметом полицейского расследования. А уж план размежевания окончательно подорвал народную любовь к Шарону образца 1973 года, расколов народ пополам.

Об Эхуде Ольмерте все было сказано в приговоре суда и, если бы не кома Шарона, Ольмерт никогда не стал бы главой правительства.

Описав целый круг, мы вернулись к Биньямину Нетаниягу. Можно ли считать его вождем? Конечно, нет. Он – не вождь. А кто же? Способный управляющий, очень талантливый политик и... Во всем прочем будет разбираться суд, если так решит генпрокурор. Нам же очевидно, что по шкале самого Нетаниягу интересы государства и народа стоят намного ниже его собственных интересов. А уж в том, что касается заботы о правах и свободах граждан, их безопасности и благополучии, да еще личного примера... с этим у него совсем плохо. Кстати, в слове «управляющий» нет ничего дурного. Если бы у Израиля сейчас был управляющий калибра Леви Эшколя, многое выглядело бы по-другому. Может, его преемникам надо выучить идиш?

Три вождя из двенадцати премьеров – это много или мало? У каждого – свой ответ.

А мы пока ждем ответа на другой вопрос: кого сейчас прочат в вожди на очередных выборах? Кому мы собираемся вручить ключи от государства и нашего будущего?

Все кандидаты налицо. В том смысле, что их лица хорошо известны. Никаких сюрпризов. Никаких вождей. В лучшем случае новый управляющий сменит старого, в худшем – останется старый.


2.1.19

Какой синхрон: не успел произойти раскол в правом лагере, как за ним последовал раскол в левом лагере. Вывод один: и те, и другие ничему не научились на своих ошибках, и вместо того, чтобы укрупнять силы, продолжают их дробить.

То, что сделал председатель «Сионистского лагеря» Ави Габай, нельзя назвать иначе, как самоубийством в прямом эфире. Его развод с партнером по блоку Ципи Ливни – это не партийные дрязги, не личные интриги и даже не сведение счетов. Самоубийство – только так.

Возникает неизбежное ощущение, что Габай, состоявший ранее в партии «Кулану» и получивший от Нетаниягу пост министра экономики, был заслан в «Сионистский лагерь», чтобы его развалить. Если так, он с успехом выполнил задание. Разумеется, это граничит с шуткой, но факт есть факт: только Габай повинен в том, что от партийного блока с 24 мандатами останутся рожки да ножки, а от партии «Авода» – сладкое воспоминание о былом.

Все прогнозы возможного объединения лево-центристского лагеря теперь оказались разговорами в пользу бедных, потому что объединяться некому и не с кем. Яир Лапид сказал об этом достаточно категорично. Бени Ганц – тоже. Да еще Нетаниягу припугнул его заявлением, что «тот, кто не знает, левый он или правый – левый».

Никто не хочет заранее поставленной метки, которая отпугнет избирателей. Это – еще одна причина, по которой и Габай, и Ливни остались у разбитого корыта с надписью «левые». Это особенно парадоксально в случае Ливни, которая, будучи родом из семьи ревизионистов-подпольшиков ЭЦЕЛЬ, начинала в «Ликуде», потом ушла за Шароном в «Кадиму», и завершила свой путь созданием партии «Ха-Тнуа» («Движение»). Разве что ее движение идет в обратную сторону: после раскола у самой Ливни еще есть какой-то щанс остаться в кнессете, но без «движения».

А что же Габай и остатки его воинства? По большому счету «Авода» сильно проиграла: если «Сионистский лагерь» получал по опросам около 10 мандатов, отколовшаяся «Авода» сравняется с такими малокалиберными партиями, как МЕРЕЦ, НДИ, ШАС. Большей части депутатов «Аводы» придется распрощаться с хорошо нагретыми креслами, а теми, кто, останется в кнессете, будут ветераны. Теперь им не придется бороться с забронированными людьми Ципи Ливни. Сам Габай, разумеется, станет депутатом вечной оппозиции, к которому примкнут такие ветераны, как Шели Яхимович, Эйтан Кабель, Амир Перец и... Ближайшие опросы заполнят это многоточие еще двумя-тремя фамилиями, и это все.

Так закончила свою жизнь партия основателей государства, которая меняла названия, но оставалась одной из ведуших сил в политической жизни страны. Вплоть до того, что в прошлом всерьез обсуждался вариант введения в Израиле двухпартийной системы по образу и подобию США и Великобритании. Всего два года назад Биньямин Нетаниягу и Ицхак Герцог вели переговоры о создании единого правительства. И дело не в том, что у Нетаниягу были свои тактические резоны, а в том, что тогда с «Аводой» считались и принимали в расчет ее политический вес. Теперь она стала из тяжеловеса – в легковесом, от которого больше ничего не завсисит – ни судьба правительства, ни судьба государства.

Что же касается новой звезды израильской политики, бывшего начальника генштаба Бени Ганца, нас не оставляет мысль об абсолютной параллели его партии «Сила – Израилю» с партией ДАШ другого бывшего начальника генштаба Игаля Ядина. В 1977 году он получил 15 мандатов (а столько же дают Ганцу все опросы), вошел в коалицию с «Ликудом» и через несколько лет бесследно исчез с политического горизонта.

Для соблазнения Ганца у Нетаниягу уже готова не конфетка, а целый торт – пост министра обороны. Если верить опросам и «Сила – Израилю», в самом деле, станет второй по величине партией, она получит и другие жирные портфели: министерство иностранных дел, финансов (могила политиков!), юстиции, образования... Последнее Нетаниягу сделает с особой радостью, чтобы больше не видеть на этих постах своих архи-врагов Нафтали Беннета и Айелет Шакед.

А пока передел портфелей еще не начался, пока не начались и выборы, можно закончить этот некролог бессмертными словами покойного любавического ребе, который на вопрос, что он думает об ирано-иракской войне, сказал: «Я желаю успеха обеим сторонам».


30.12.18

На инаугурацию президента США Дональда Трампа глава правительства Биньямин Нетаниягу не поехал, сославшись на срочные дела. Зато на инаугурацию президента Бразилии Жаира Болсонару он полетел с женой и сыном на целых пять дней. За что же такая честь бразильскому президенту и почему так надолго?

В Бразилии сейчас хорошо. Тихо-спокойно. Ни тебе ракет, ни войны, ни аятолл, ни туннелей, ни выборов, ни этого чертова генпрокурора, который в любую минуту может отдать под суд главу правительства. С одной стороны, странно и рискованно покидать страну, где фактически началась предвыборная кампания, с другой, это говорит об уверенности Нетаниягу в исходе выборов, на который не повлияет его пятидневное отсутствие.

Большое значение имеют произраильские настроения нового бразильского президента, не скрывающего своих диктаторских амбиций. Поскольку Болсонару уже прозвали «бразильским Трампом», надо полагать, что они сойдутся с Нетаниягу. Тем более, что сыновья Болсонару уже побывали в Израиле и поместили в «Фэйсбуке» свои фото у Западной стены в футболках с надписью на английском языке «Армия обороны Израиля».

Правда, в прошлом президент наговорил много грубостей о женщинах и секс-меньшинствах, да еще восхвалял военную хунту, но тогда он не был президентом.

Логика политиков одинакова: не копайтесь в прошлом – используйте настоящее. Вот Нетаниягу и собирается его использовать, добиваясь трех целей: перевода бразильского посольства в Иерусалим, изменения характера голосования Бразилии в ООН и других международных форумах и укрепления взаимовыгодных связей и торговли (особенно, оружейной).

В ответ на расспросы израильских журналистов, сопровождаюших Нетаниягу, один из его помощников весьма своеобразно ответил на вопрос, не пойдет ли израильское оружие и новейшие технологии во вред бразильцам, учитывая, что их новый президент – не большой поклонник прав человека. «У нас нет привилегии быть чистюлями», сказал этот анонимный источник, обелив этими шестью словами все прошлые, нынешние и будущие диктатуры.

Неизвестно, что сказал Нетаниягу, увидев в СМИ эту многообещающую цитату, учитывая, что с тем же успехом ее можно приписать иностранным гостям, которых он в этом году принимал в Иерусалиме: венгерскому премьеру Виктору Орбану, задушившему у себя в стране свободные СМИ и занятому переделкой системы образования; президенту Филиппин Родриго Дутерте, который любит вспоминать, как своими руками убил несколько человек; президенту Чада Идрису Деби, который уже больше четверти века расправляется со всеми недовольными; или министру внутренних дел Италии Маттео Сальвини, не скрывающему своей симпатии к Муссолини.

После встречи с Нетаниягу президент Бразилии поехал с ним в столичную синагогу, надел кипу и произнес несколько общих слов о спокойной жизни бразильских евреев, которые не скрывают того, что избрание Болсонару их сильно напугало. Почему-то диктаторы считают нужным прежде всего успокоить евреев.

Если Нетаниягу ожидал услышать от президента Бразилии немедленное обещание перевести его посольство в Иерусалим, его определенно ожидало разочарование. Президент не сказал об этом ни слова. Зато пообещал месяца через три нанести визит в Иерусалим, что будет очень на руку Нетаниягу на пике избирательной кампании.

Если же задуматься над тем, какой из аспектов бразильского визита Нетаниягу может сильнее всего повлиять на выбор израильтян, сомнений нет: Пеле! Стоит помощникам Нетаниягу договориться с ним о встрече – и, натурально, перекинуться мячом – и дело в шляпе. То есть в избирательной урне. Осталось уговорить Пеле.

***

Вчера вечером израильский правый лагерь раскололся. Из партии «Еврейский дом» ушли ее руководители – министр юстиции Айелет Шакед и министр образования Нафтали Беннет. Первая за три года чуть не развалила судебную систему и почти добралась до Верховного суда, меняя «не наших» судей на «наших». Второй так же ретиво разваливал среднее и высшее образование, делая его «более еврейским».

Теперь эта парочка создала свою партию с вызываюшим названием «Новые правые», призванным соблазнить тех избирателей, которым приелись старые правые. Но результатом может стать то, что левоцентристский лагерь, у которого еще неделю назад нн было никаких шансов на политический переворот, получит их.

Если это произошло в 1992 году, почему бы не произойти этому сейчас?

***

Стоило умереть классику израильской литературы Амосу Озу, как его назвали «компасом» даже те, кто распинал его при жизни, обзывая «леваком» и «предателем». Его книг они не читали, но сейчас завопили в один голос «Как он велик!»

Известное явление: почему-то подавляющее большинство талантов вырастает на левой части политической карты, а на правой остаются только крики и проклятия. Может, у них с компасом что-то не так?

***

Как это советники Трампа, придумавшие ему лозунг «Америка прежде всего», не подумали о сходстве со знаменитым «Германия превыше всего!»

Такими темпами сумасшедший Трамп скоро сменит «прежде» на «превыше», а все прочее – сущие мелочи.


27.12.18

За три дня после объявления досрочных выборов в кнессет многое утряслось, прояснилось, встало на свои места и стало понятным.

Поначалу в поисках козла отпущения всю вину за развал правительства и роспуск кнессета свалили на ультраортодоксов: мол, их баранье упрямство, диктат и нежелание служить в армии привели к тому, что не был принят новый вариант закона о всеобщей воинской обязанности.

Но с каждым днем и с каждым часом становилось понятнее, что дело не в упрямстве ультраортодоксов, а в страхе Нетаниягу. Паническом страхе от того, что генпрокурор в любую минуту может предъявить ему обвинительное заключение по делам о взяточничестве.

Допустим, «в любую минуту» – это некоторое преувеличение, но неоспоримый факт состоит в том, что трехлетнее (!) расследование по делам Нетаниягу закончено, доказательная база собрана и осталось предпоследнее – отдать его под суд.

В любой цивилизованной стране до этого никогда не дошло бы по той простой причине, что подследственный (еще только подследственный) глава правительства подал бы в отставку и частным образом занялся своими проблемами. У нас же сложилось парадоксальное положение: жена цезаря, приходящая в суд, как на работу, давно не выше всех подозрений, а цезарь – выше!

Поэтому все три года, будучи главным подозреваемым в получении взяток, он преспокойно занимается государственными делами, решает вопросы безопасности, воюет в Сирии, проводит операцию на границе Ливана, стоически или истерически стоит под огнем из сектора Газа, и все время уверяет граждан, что жить стало лучше и веселее. Во всяком случае, именно так выглядела его первая предвыборная речь на открытом заседании фракции «Ликуда».

Так, спасаясь от топора правосудия, Нетаниягу погнал страну на выборы.

Прогнозов много, но суть в одном: будет обвинительное заключение или нет, выборы состоятся и Нетаниягу в пятый раз будет баллотироваться на пост главы правительства с максимальными шансами на успех. Его слепым сторонникам безразлично, что объявит генпрокурор, если он вообще что-то объявит до выборов. Допустим, он предъявит Нетаниягу обвинительное заключение, и тот сразу завопит на всю страну хорошо знакомое: «Наших бьют!» А «наши» поддержат его руками и ногами с ответным криком: «Не замай!»

Не так давно писали, что покойный адвокат Нетаниягу, доктор Яаков Вайнрот, который перед смертью отказался защищать Сару Нетаниягу, оставил своему главному клиенту своего рода завещание: он посоветовал Нетаниягу пойти на выборы и после победы добровольно очистить кабинет главы правительства. То есть подать в отставку. Сразу. Не медля. И, таким образом, заключить сделку с генпрокурором: в обмен на добровольный уход из политики Биньямина Нетаниягу тот закроет его уголовные дела. Ну, пожурит, конечно. Может, наложит штраф. Но уж никак не посадит Нетаниягу в тюрьму, чего тот боится больше всего на свете.

Есть и второй вариант, принимающий во внимание, что от Нетаниягу нельзя ждать никакого добровольного ухода. Он победит на выборах и его присные тут же начнут заново проталкивать «франузский закон», запрещающий вести уголовное расследование против действующего главы правительства. Но ведь расследование уже закончено.

Во всей этой истории генпрокурор Яаков Мандельблит – фигура, скорее, трагическая. Религиозный еврей, который был главным военным прокурором, потом – секретарем правительства Нетаниягу, а потом – с его согласия и благословения! – получил пост юридического советника правительства и генпрокурора. Видимо, Нетаниягу был абсолютно уверен, что такой человек, как Мандельблит, никогда его не тронет. Но Мандельблит оказался в шахматной вилке и у него нет выхода: прокуратра в полном составе во главе с госпрокурором толкает его к тому, чтобы обнародовать окончательное решение. Они толкают, а он стоит. Они толкают, а он молчит. Они толкают, а он никак не не может решиться сделать то, что сделал бы в одну минуту, если бы подозреваемым был обычный гражданин. Но как же быть с принципом равенства перед законом?

Мандельблит может закончить карьеру Нетаниягу гораздо быстрее, чем спецпрокурор Роберт Мюллер – короткую карьеру Дональда Трампа. Может, но не хочет. Или не может?

А тем временем главный подозреваемый и главный комбинатор занят своим обычным делом – натравливает израильтян друг на друга. «Мы должны защищать наш дом» – заявил он на встрече с поселенцами, не заметив комический экивок. Ведь единственное, что он защищает, это – дом на улице Бальфура в Иерусалиме, из которого он с женой не хочет уезжать.

Пятый срок! Подумать только, что грозит Израилю – пятый раз Биньямин Нетаниягу может стать главой правительства побив рекорд Бен-Гуриона. А там, глядишь, его шустрые депутаты внесут поправку в основной закон, чтобы сделать его вечным правителем. Если это можно Путину в России, Эрдогану – в Турции или Орбану – в Венгрии, почему это нельзя Нетаниягу в Израиле?

Мы уже слышим от него, что «левые готовят переворот и хотят захватить власть». Переворот? Захватить власть? Так он называет парламентские выборы? Но кому какое дело до терминов, когда «наших бьют»?

Старая французская поговорка «Чем больше изменений, тем больше то же самое» идеально подходит к скорым выборам в кнессет. Там сменится треть депутатов, появятся две новые партии, но главное не изменится ни на йоту: правительство Нетаниягу в неразрывном альянсе с ультраортодоксами снова будет править государством, как своей вотчиной, отрывая от него куски пожирней и посылая ко всем чертям народ с его требованиями борьбы с дороговизной.

А что же народ? С маниакальным мазохизмом он готовится обречь себя еще на четыре года лучшей и веселой жизни, в которой не будет мира, но определенно будет очередная война.


24.12.18

Депутат кнессета Орен Хазан («Ликуд») стал первопроходцем. После всех его выходок, оскорбления коллег и откровенного хулиганства он написал в «Твиттере», что поддерживает китайские власти, отправившие десятки тысяч мусульман в лагеря политического перевоспитания. «Вот – самое эффективное средство борьбы с террором!» воскликнул Хазан, которого до сих пор никто не принимал всерьез.

Теперь примут. Как же не принять, если он наткнулся на золотую жилу: ввести такие лагеря в Израиле.

Последние полвека люди намного умнее Хазана безуспешно ломали голову над тем, что делать с миллионами палестинцев, оказавшимися под израильской властью после Шестидневной войны. Если мы правильно понимаем замысел Хазана, сначала надо разделить всех палестинцев и заодно израильских арабов на христиан и мусульман. С христианами обойтись по-христиански, то есть оставить в покое. А вот с мусульманами – никакого христианства. Всех до единого – в лагеря до полного перевоспитания. Если в Китае из мусульман делают в лучшем случае буддистов, а в худшем – строителей коммунизма, в Израиле из них надо делать строителей сионизма. Или иудаизма, если демократия сменится теократией.

В общем, дело нетрудное: с утра до вечера заключенные под ударами хлыста будут изучать произведения классиков сионизма, смотреть соответствующие фильмы, читать специально подобранные статьи, разучивать сионистские песни, ежедневно посещать политинформацию и скандировать лозунг «Иудаизм – да, ислам – нет!» во время публичных казней злостных уклонистов.

Все это мило, но, сказав «а», депутат Хазан должен сказать «б», а именно, предложить такие же лагеря для евреев-противников режима. Благо таковых у нас хватает с избытком. А термин для них придуман еще в римском праве – враги народа.

Тут надо действовать педантично и последовательно. Прежде всего – составить список врагов народа. Поскольку они не скрываются, туда сразу попадут члены всех левых партий и организаций, все журналисты и пользователи интернета, успевшие негативно отозваться о самом правителе, его режиме, его семье или высказать мнение, противоречащее генеральной линии правящей партии.

Для сбора личных данных в интернете будет достаточно таких ключевых слов, как «палестинцы», «оккупация», «выгнать Биби». Новому отделу политической полиции вменяется в обязанность собирать доносы соседей о тех, кто в частных беседах нелицеприятно отзывался о властях, госучреждениях, государственной политике или рассказывал анекдоты, порочащие честь и достоинство еврейского народа. А дальше начнутся аресты.

Все СМИ, кроме «Исраэль ха-йом», будут закрыты, а их сотрудники отправлены на лесопосадки. Из словарей будет изъято слово «левый», а из употребления – «левый поворот». На центральных площадях трех главных городов надо устроить публичное сожжение компьютеров, конфискованных у врагов народа.

До начала прямой телетрансляции показательных судебных процессов, на которых обвиняемые признаются в своих ошибках и принесут клятву на верность режиму, важно провести широкую кампанию в социальных сетях, которая будет выглядеть стихийной волной народного гнева. Накопленный за последние два десятилетия опыт поможет легко это сделать одним вопросом «Кого считать врагом народа?» После шквала ответов последует второй вопрос – «Что с ними делать?» Статистическая обработка результатов позволит выявить наиболее популярное наказание.

До того, как в глухих районах Негева будут построены лагеря на сто тысяч человек (примерная цифра первой партии перевоспитуемых), можно использовать, как модель, центр временного содержания африканских нелегалов. Разумеется, его надо модифицировать, снабдив сторожевыми вышками с прожекторами, забором с колючей проволокой, охраной с собаками и прочими лагерными атрибутами.

Благоприятное месторасположение в пустыне позволит обеспечить заключенных работой: с утра до ночи они будут перетаскивать песок с места на место.

Как и в лагерях для мусульман, здесь перевоспитание будет вестись по тому же шаблону с тем, чтобы к концу определенного срока враги народа стали его друзьями. В данном случае, чтобы при словах «палестинцы» и «оккупация» у них начиналась рвота, а портрет Нетаниягу вызывал приступ радости.

Но поскольку речь идет о глубоко законспирированных и умных врагах, перевоспитывать их тоже надо с умом, не ограничиваясь подвешиванием на дыбе и присоединением электородов к гениталиям. Например, устраивать им публичные теледебаты с перевоспитавшимися врагами, которые хорошо знают их аргументацию и легко покажут несостоятельность их взглядов.

На все вопли мировой общественности и правозащитных организаций МИД начнет широкую кампанию под девизом «Не суйте нос в наши внутренние дела!»

После того, как будет покончено с явными врагами народа, в новые лагеря нужно отправить университетских преподавателей, судей и всех бывших высокопоставленных чинов армии, разведки, контрразведки, системы безопасности и дипломатов, которые когда-либо выступали против чего бы то ни было.

Если в других странах поводом для столь массовых арестов становились покушения на политических деятелей, поджог парламента или фиктивный государственный переворот, у нас достаточно провести телефонный опрос общественного мнения с выборкой в 500 человек, который покажет, что: 1) 48,7 процента населения выступают за перевоспитание врагов народа; 2) 49,6 процента согласны, что их надо изолировать в специальных лагерях.

О результатах этого опроса «Исраэль ха-йом» сообщит на первой полосе под заголовком «Воля народа: врагов – в лагеря!»

Не исключено, что, прочитав этот текст в переводе на иврит, депутат Орен Хазан потребует одно из двух: либо представить автора на госпремию Израиля, либо сделать его первым заключенным в лагере перевоспитания.


23.12.18

Недавно прочитанная статья об «отце PR» Эдварде Бернейсе навела на мысль, что в Израиле последователи его учения преуспели не меньше, чем в других странах.

Принцип прост и эффективен: так же, как падающая точно в темя капля воды может со временем свести узника с ума, так и непрерывное, напористое, авторитетное убеждение масс, что им необходим бекон на завтрак, сигарета после обеда, туалетная бумага и кофе определенной фирмы, приводит к тому, что люди меняют свои привычки. В свое время Голда Меир была возмущена, услышав радио-рекламу: «Ам ихлит, шотим «Элит» («Народ решил – пьем «Элит»). «Что это за народ? Как он мог решить?», негодовала Голда. Но это был ее еврейский народ, который, в самом деле, уверовал в растворимый кофе компании «Элит».

А уж если говорить о политике и политических взглядах, тут примерам несть числа: на пике любой предвыборной кампании в любой стране в любое время избиратели, сами того не ведая, идут к избирательной урне по тому пути, который им указали специалисты по общественным связям.

Эти волшебные буквы PR (public relations), это многогранное слово public (публика, общество, народ) стали путеводной звездой XX века, у которой могло быть пять концов или шесть, либо она была искривлена паучьим крестом, но всегда и всюду присутствовал общий знаменатель: народ можно убедить, в чем угодно.

Вся история Советского Союза, России последних двух десятилетий и нацистской Германии – это история архиуспешных PR кампаний, а Ленин и Геббельс, если бы они эмигрировали в Америку, стали бы преуспевающими конкурентами Бернейса.

Примерами двух самых успешных кампаний в Израиле стали немецкие репарации и «план размежевания». В первом случае многоголосое меньшинство под руководством Менахема Бегина пошло на кнессет, но большинство под руководством Давида Бен-Гуриона приняло, как аксиому, что немцы должны заплатить за «окончательное решение еврейского вопроса» полновесными западногерманскими марками. Так Бен-Гурион доказал свой тезис, который вполне можно включить в учебник по PR: «Не важно, что хочет народ – важно, что нужно народу».

В случае «плана размежевания» последний израильский вождь Ариэль Шарон при помощи специалиста по общественным связям Реувена Адлера смог убедить большинство израильтян, что, уйдя из сектора Газа, мы раз и навсегда решим все проблемы безопасности. Между прочим, ключевое слово в этом деле придумал еще Ленин: «Прежде чем объединяться, надо размежеваться». Так крестьянская «межа» вошла сначала в советскую, а потом и в израильскую политику. Сегодня гибельность «плана размежевания» отрицают разве что сыновья Шарона.

Поскольку PR исходит из того, что между продажей стирального порошка и кандидата в премьер-министры нет никакой разницы, мы уже не раз становились свидетелями того, под каким соусом в головы избирателей засыпался очередной «порошок».

После тридцатилетия непрерывной власти Рабочей партии «Ликуд» во главе с Бегиным победил, потому что «Надоели – продажные!» А даровавший ему правящую коалицию Игал Ядин получил 15 мандатов потому, что обрамленный специалистами образ генерала-археолога с чистыми руками был необычайно притягателен.

Ореол другого генерала Ицхака Рабина сиял настолько ярко, что позволил ему нарушить 15-летнюю гегемонию «Ликуда» и вернуть власть «продажным», ибо главный упор PR кампании делался на блистательное военное прошлое Рабина, который решит все проблемы Израиля в сфере безопасности. Дальнейшее стало историей.

Биньямин Нетаниягу был первым израильским политиком, который, будучи в Америке, получил представление о PR из первых рук, но все же положился на помощь профессионала по имени Артур Финкельштейн, который и придумал лозунг «Перес разделит Иерусалим». Это сработало, но ненадолго. Уже через три года разочарованный народ, который пил «Биби», перешел на кофе марки «Эхуд Барак».

Здесь тоже сработал старый израильский стереотип, известный специалистам по общественным связям: боевой генерал, солдат номер один, обладатель поднебесного IQ, был неотразим.

Ариэль Шарон... Вы уже поняли, да? Сейчас дан стартовый выстрел такой же кампании бывшего начальника генштаба Бени Ганца: генерал с чистыми руками. Но, как показывает опыт последних лет, нынешний капитан успешно конкурирует с любыми генералами, поскольку избиратели-потребители привыкли к стиральному порошку и кофе марки «Биньямин Нетаниягу».

Чтобы изменить их вкусы, нужен острый еврейский ум Эдварда Бернейса, чье учение с каждым годом становится все более актуальным для тех, кто хочет построить свою карьеру на психологии масс, всегда готовых к новому обману.


21.12.18

Два года подряд израильтяне слышали от своего премьер-министра, что Америка в лице президента Трампа – наш лучший и самый надежный друг-союзник. И вдруг этот лучший и надежный сделал то, что не снилось Биньямину Нетаниягу в самых страшных снах: объявил, что уходит из Сирии. Таким образом, Трамп оставил Израиль с Ираном и Россией, которые вольны делать там все, что им вздумается, и положение на израильско-сирийской границе намного опаснее, чем раньше.

Как всегда, Трамп обратился к стране и миру через «Твиттер», который стал его личным средством массовой информации. В этот раз на его странице появились два послания.

В первом сказано: «После величайшей исторической победы над ИГ самое время вернуть домой наших замечательных парней».

Во втором развивается та же мысль: «Мы победили ИГ в Сирии, что было единственной причиной пребывания там во время президентства Трампа».

Филологи и психологи давно анализируют тексты Трампа, приходя к выводу о его невероятной инфантильности и нарциссизме, при котором он уже заговорил о себе в третьем лице: «...во время президентства Трампа». Но, кроме куцего лексикона и корявого языка, на этот раз в послании Трампа мелькнуло еще кое-что.

В оригинале слова «...пребывания там...» звучат как being there. Именно так называлась голливудская экранизация романа Ежи Косинского – о душевнобольном садовнике, который попал в Белый дом со всеми шансами стать президентом. Садовник президентом не стал, а Трамп стал и начал пугать всех своими крайностями и непредсказуемым поведением.

Очередным проявлением последнего и стал уход из Сирии. Слова Трампа об «исторической победе» не соответствуют действительности по двум причинам: ИГ еще живо на ирако-сирийской границе, и война продолжается. А если и говорить о победе, то ее одержали не малочисленные американцы, а многочисленные сирийцы при массированной поддержке российской авиации, иранских наемников и проиранских сил, включая боевиков «Хизбаллы».

Уйдя из Сирии, Трамп не только оставил на откуп России весь Ближний Восток, но и покончил с концепцией биполярного мира. В противостоянии двух сверхдержав Америка проиграла, Россия выиграла. Америка показала себя слабой, Россия - сильной. Америка предала своих союзников, Россия - поддержала.

Уход американцев из Сирии можно трактовать по-разному, но нельзя избежать вывода, что и этот шаг тоже стал частью бесконечной вендетты Трампа с его предшественником. Чтобы окончательно похоронить наследие Обамы, Трамп разорвал два международных договора, попытался аннулировать его медицинскую реформу и, наконец, выводит «наших замечательных парней» оттуда, куда их завел Обама.

Политики, дипломаты и военные (во главе с подавшим в отставку министром обороны), которые уговаривали Трампа не делать этого гибельного шага, плохо его знают: во-первых, он пообещал это избирателям и держит слово, что для него очень важно; во-вторых, приписал себе еще не достигнутую победу, призванную стать украшением его внешней политики.

Что мы знаем о внешней политике Трампа?

Больше всего запомнился его танец с саблями в Саудовской Аравии. Это и есть его внешняя политика – размахивать саблей. Так он действует для решения проблемы нелегалов на границе с Мексикой и в торговых переговорах с Китаем.

Нас интересует другое – мирный план Трампа, названный им «сделкой века»: как и все его предшественники, он захотел решить самый нерешаемый конфликт во всем мире. Однако трудно отделаться от мысли, что из этого ничего не выйдет. Не только потому, что сегодняшняя Америка не годится на роль посредника, но и потому, что Америка интересует Трампа несказанно больше, чем все эти израильтяне с палестинцами, от которых одна головная боль. Ну, повесили на американском консульстве в Иерусалиме доску с надписью "посольство Соединенных Штатов Америки", и что? Да ничего. Трамп выполнил еще одно обещание, что, как мы сказали, имеет для него первостепенное значение.

Так что всем стоит внимательно изучить список предвыборных обещаний президента Дональда Трампа, чтобы точно знать, чего ожидать стране и миру сегодня или завтра.


20.12.18

Президент России может отметить очередную победу. Если покойный Леонард Коэн предлагал сначала взять Манхэттен, а потом – Берлин, Владимир Путин избрал другой маршрут: сначала – Крым, потом – Японию. Нет, нет, Япония еще не захвачена российской армией, но определенно захвачена мужской красотой президента России.

Кому из его предшественников пришло бы в голову сфотографироваться в полуголом виде? Никому. А Путин поехал в Сибирь, где сначала снялся верхом на лошади, потом – на охоте с винтовкой, и оба снимка без рубашки. Ну, разве могли устоять против этого низкорослого, облысевшего мачо миллионы японцев и японок, которые раскупили новогодний календарь с фотографиями российского президента.

Кстати, Путин не оригинален. В свое время Муссолини покорил итальянцев квадратной челюстью, шириной плеч и крепостью волосатой груди, которая осталась на снимках. Муссолини тоже ездил верхом, водил машину, пилотировал самолет, и его всегда сопровождала свита придворных фотографов. Так что идее наглядно показать мужественную наружность вождя скоро исполнится сто лет.

Не забудем при этом скромный израильский опыт: Ариэля Шарона во время предвыборной кампании сфотографировали на его ранчо с барашком на плечах. Вот, мол, как он силен! С подтекстом «сильному Израилю – сильный вождь!» Хотя более эффектно было бы заменить барашка одним из его племенных быков-рекордсменов. Но люди Шарона еще не ведали о чудесах фотошопа.

Однако история с фото-Путиным вызывает естественный вопрос, а чем мы хуже? Почему не поместить на новогодний календарь фотографии нашего премьера Биньямина Нетаниягу, его жены Сары и сына Яира?

Во-первых, правительственное пресс-бюро могло бы существенно пополнить свой бюджет на массовой распродаже такого календаря многочисленным поклонникам премьера, которые повесили бы его в красном углу, чтобы ежедневно любоваться своим идолом.

Во-вторых если в школах и в правительственных учреждениях висят официальные фотопортреты премьера, почему не повесить там же о-календарь с его менее официальным изображением?

В-третьих, Сара и Яир уже оказались в суде, и не исключено, что самого Нетаниягу ожидает такая же перспектива. Так что надо торопиться.

Но кто из этой святой троицы может позволить себе снимок в полуголом виде? Нетаниягу? Нет. Обильные трапезы, ноль спорта и сидячая работа пошли ему во вред. Так что он давно не в форме. Сара? Вы, что, спятили? Яир? Допустим, но кому интересна его форма?

Тогда пойдем по другому пути. Разделим двенадцать месяцев на три и возьмем по четыре стандартных снимка каждого члена семьи.

Биньямин (Биби) Нетаниягу – январь-апрель. Первый снимок – с длинной сигарой. Второй – рукопожатие с Арафатом при передаче ему Хеврона. Третий – среди чемоданов с наличными. Четвертый – с Путиным.

Сара Нетаниягу – май-август. Первый снимок – фотошоп, мисс Вселенная. Второй – фотошоп, миссис Вселенная с дипломом психолога. Третий – фотошоп, с бутылкой розового шампанского. Четвертый – на скамье подсудимых без фотошопа.

Яир Нетаниягу – сентябрь-декабрь. Первый снимок – средний палец на правой руке. Второй – средний палец на левой руке. Третий – средний палец на обеих руках. Четвертый – в окружении стриптизерш.

Заметка в интернете о календаре с Путиным не оставила равнодушными израильских пользователей. Один спросил: «Что смешнее – фотошоп Сары или Путин без рубашки в позе амбала?» Другой ответил: «Фотография Сары без рубашки в позе Путина».


19.12.18

Представим себе обычную картину: мальчик лет семи рыдает на улице и добросердечный прохожий спрашивает: «Почему ты плачешь?» Рыдает и молчит. Тогда следует обязательный вопрос: «Как тебя зовут?» И ответ: «Гитлер». Прохожий в шоке: «Это твоя фамилия?» «Да нет, – бурчит мальчик – имя. Как вы мне все надоели с этим вопросом».

Ничего смешного. Всего несколько месяцев назад на муниципальных выборах в Перу конкурировали кандидаты по имени... Гитлер и Ленин.

А сейчас внимание СМИ привлекла молодая английска пара неонацистов, дав своему новорожденному сыну среднее имя Адольф. Надо полагать, в добропорядочной Англии нет запрещенного списка имен для детей, поэтому регистратор мог удивленно поднять бровь, но так как дело происходило в Англии, бровью все и ограничилось.

А вот для счастливых родителей их уголовное дело этим не ограничилось: суд отправил отца за решетку на шесть лет, а мать – на пять. Таким образом, английское правосудие расплатилось с Гитлером за «блиц», «Фау», «кровь, пот и слезы». Разумеется, к таким срокам 22-летнего отца и 38-летнюю мать приговорили не за имя сына, а за членство в неонацистской организации, признанной террористической. Их поклонение Гитлеру дало себя знать не только в имени сына: эта парочка призывала «убить всех евреев» и «снова создать концлагеря».

После Второй мировой войны евреи думали, что антисемитизм сгорел в крематориях Освенцима, а все остальные были уверены, что мир станет чище и лучше. Увы, он стал грязнее и хуже. И рост неонацистских организаций по всему миру доказывает это вне всяких сомнений.

Из нескольких конкурирующих идеологий нацизм выжил и лучше всяких наркотиков одурманивает незрелые молодые мозги, жаждущие порядка, твердой руки и «... превыше всего» (пропуск заполняется названием страны). До сих пор в мире существует путаница между итальянским фашизмом и гитлеровским нацизмом, которая в свое время привела к ошибочному названию фильма М.Ромма «Обыкновенный фашизм». На самом деле, это – фильм про обыкновенный нацизм, но в стране победившего социализма было запрещено произносить такие слова, как «национал-социализм».

Сегодня обыкновенный нацизм даже с приставкой «нео» никого не удивит. Одни верят в Сталина, другие – в Гитлера, причем и те, и другие ждут второго пришествия своего кумира. Немцы успешно посмеялись над таким вариантом в кинокомедии «Он вернулся». А ровно сорок лет назад на экраны вышел американский фильм «Мальчики из Бразилии», где в основу сюжета была положена революционная идея клонирования Гитлера.

То, что в пионерском детстве скандировали о Ленине (жил, жив, будет жить), можно сказать и о Гитлере. Мода на него растет не по дням, а по часам: на Дальнем Востоке его именем называют кафе и магазины, а в Америке и в Европе толпы неонацистов собираются на ежегодные слеты, вскидывая вверх правую руку и присягая на верность кровожадному вегетарианцу с чаплинскими усиками.

Приговор английского суда должен стать примером для других стран, где вялотекущая борьба с неонацизмом и террором проходит, в основном, на словах. Даже президент США не понял, что неонацистов надо не оправдывать, а карать. Это касается любых инцидентов – от изображения свастики на общественных зданиях до осквернения еврейских кладбищ.

Если же вернуться к началу истории, имя Адольф – не среднее, а единственное – давно никого не пугает. Но такими темпами дело скоро дойдет до того, что плачущий мальчик ответит: «Меня зовут Гитлер».


18.12.18

Показания в тель-авивском окружном суде Ицхака (Ицика) Абарджиля не могли не вызвать скопления народа, от журналистов до зевак. Шутка ли, главарь одной из самых жестоких местных преступных группировок рассказывал о себе. Психологи, социологи и криминологи наверняка нашли бы в лице Абарджиля вполне подходящий материал для исследования: отец – алкологик, братья – бандиты. Начал воровать с восьми лет, в пятнадцать торговал наркотиками и сорил деньгами, отметил в тюрьме свое 18-летие и тогда же научился читать, швырнул гранату в патрульную машину и стрелял в людей столько раз, что уже и не помнит. «Пистолет решает все проблемы», сказал Абарджиль, спокойно глядя на судей.

Все это он рассказал, давая показания по делу 2003 года, когда пытался убить короля преступного мира Зеэва Розенштейна и по ошибке взорвал трех прохожих. В прошлом Абарджиль, как и его брат-бандит Меир, был депортирован из Израиля. Потом его арестовали в Бельгии, откуда он сбежал, отсидел в американской тюрьме, и, в конце концов, был отправлен отбывать наказание в Израиле под предлогом того, что уголовники-антисемиты угрожали его жизни.

Самое забавное, что, научившись читать в 18 лет, этот подлинный отброс общества, по его словам, прочел... «Источник» Айн Рэнд, который якобы изменил его взгляд на свою никчемную жизнь.

Лучше бы он вовремя прочел «Маугли».

***

Прелестный экивок: «... она считается экспертом по фашизму в нью-йоркском университете».


17.12.18

В последнее время в Израиле все чаще обсуждается вопрос, последует ли волна протеста за волной подорожаний всего, что может подорожать, – от тарифов на электричество и воду до хлеба? Другими словами, возможен ли вариант, что израильтяне снова выйдут на улицу подобно тому, как это произошло летом 2011 года в ходе массовых демонстраций социального протеста?

Пока на этот вопрос ответили отрицательно только два человека – главный редактор экономического интернет-журнала НЭП Юрий Легков и экономический редактор «Маарив» Йехуда Шарони.

По мнению Легкова, у протеста нет никаких шансов, потому что он уже политизирован. С ним согласятся те, кто вчера узнал из СМИ, что первые попытки протеста возглавили бывшие руководители леворадикальных движений.

А Шарони сказал в радиоинтервью, что «протест не начался и не начнется. Мы не увидим того, что видели на улицах Тель-Авива в 2011 году, потому что народ равнодушен. Может быть, даже немного сыт. Поэтому все демонстрации протеста в 2018 году были сугубо местными, точечными и часто не связанными с экономикой (инвалиды, женские демонстрации и пр.). Чтобы вывести массы людей на улицы, должен произойти своего рода настоящий экономико-финансовый теракт, чего пока не наблюдается».

Такого «теракта» определенно нет, но упомянутые попытки есть. И, конечно, в желтых жилетах парижского покроя. Именно так выглядели несколько сот человек, которые 15 декабря перекрыли оживленный перекресток в Тель-Авиве, протестуя против подорожания продукции компании «Осем». Это – только начало, но при определенных обстоятельствах оно может стать инфекционным. Тем более, что у всех водителей есть обязательные желтые жилеты.

В других странах группа протестующих граждан сначала обращается к своему депутату парламента. В Израиле граждане сразу выходят на улицу, ибо при израильской системе выборов обращаться не к кому.

Израильский гражданин не питает доверия к государственной политической системе и не принимает всерьез посулы партий и отдельных политических деятелей. Поэтому граждане, недовольные своим личным положением, переворачивают столы в учреждениях, а граждане, недовольные положением в стране, выходят на уличные демонстрации.

Выражение недовольства силовыми методами себя оправдывает. Как сказали жителя тель-авивской окраины: «Многие годы мы добивались, чтобы в нашем районе открыли автобусную линию. К кому только мы не обращались, и все без толку. Тогда мы сожгли автобус, и назавтра линия была открыта».

Силовые методы срабатывают в Израиле потому, что в таких случаях нарушителей закона обычно даже не арестовывают. А если и арестовывают, то отпускают, получив обещание соблюдать порядок. В результате молодое поколение израильтян усвоило, что нарушение закона – способ достижения цели.

Насилие себя оправдывает, а мирные демонстрации даже не удостаиваются освещения средствами массовой информации и не оказывают никакого влияния на политиков. В большинстве случаев СМИ сообщают об уличных беспорядках таким образом, что на экране телевизора они кажутся устрашающими, но на деле они не опасны.

Например, долгое время в иерусалимских районах, где живут ультраортодоксы, по субботам в проезжавшие машины бросали камни, но при этом почти не было пострадавших. Один из организаторов таких демонстраций разъяснил, что техника очень проста: в первые ряды выставляют детей, и они бросают камни. На экране это выглядит страшно, а на деле нет, поскольку дети не могут бросать камни далеко, и машины остаются без повреждений, а детей не арестовывают по малолетству. Другой пример – сжигание покрышек. Такой огонь никому не может причинить вреда, но дыма от него очень много. В ультраортодоксальном секторе ничего не стоит вывести на демонстрацию десятки тысяч человек в приказном порядке.

В Израиле демонстрация не обязательно массовая. Она может состоять всего из одного человека. Так, во время Войны Судного дня капитан запаса Моти Ашкенази командовал одним из немногих укрепленных пунктов в зоне Суэцкого канала, который не попал в руки египтян. После демобилизации в феврале 1974 года Ашкенази появился у канцелярии главы правительства и в одиночку начал пикетировать с плакатом, требующим отставки Голды Меир и министра обороны Моше Даяна, которые несли ответственность за провал в подготовке к войне. К тому времени уже прошли выборы, и главные виновники провала вернулись к власти. Но Ашкенази продолжал стоять на посту. Его вызвал к себе Даян и объяснил ему бессмысленность подобного поведения: «Народ выразил свою волю и никакие демонстрации протеста не приведут к отставке правительства». Даян ошибся: одиночный протест Ашкенази положил начало широкому движению по всей стране, которое за три месяца добилось отставки Голды Меир и падения ее правительства.

Другим примером успеха демонстранта-одиночки стал двухсоткилометровый марш из южного городка Мицпе-Рамон в Иерусалим в 2003 году немолодой поварихи Вики Кнафо, поднявшей знамя борьбы за права матерей-одиночек и сумевшей увлечь за собой сотни других.

Все это попадает в вечерние сводки теленовостей вместе с таким курьезом, как первомайская демонстрация коммунистов и анархистов в Тель-Авиве. Демонстранты очень заинтересованы в рекламе, но не в любой, а в такой, которая представляет их в позитивном свете.

Подводя итог, можно сказать одно: израильское правительство ничему не научилось на истории Древнего Рима, где народ жаждал только двух вещей – хлеба и зрелищ. Последнее у нас бесплатно, а первый подорожал.

***

Дарю желающим идею и название книги: «Всемирная история жилетов – от пикейных до желтых».

***

Патриарх израильской журналистики Ноах Клигер скончался на прошлой неделе. Ему было 92 года. В наше время и в нашей стране это уже не должно удивлять, но в случае Клигера есть, чему удивиться: он пережил Освенцим и два «марша смерти», сохранив силу тела и духа до последнего дня.

Ноах Клигер родился в Страсбурге в 1926 году. Его отец тоже был журналистом и писателем. Война застала молодого Ноаха в Бельгии. Он присоединился к подпольной ячейке движения сионистской молодежи, став связным профессиональных контрабандистов, которые помогали переводить еврейских детей через французскую границу в Швейцарию. Его арийская внешность, фальшивые документы, бельгийский диалект вместе со знанием фламандского языка и невинный велосипед помогали ему заниматься этим опасным делом без помех. Но в 1942 году, во время проверки на блокпосту немцы раздели его догола и обнаружили, что он обрезан. Сначала его отправили в трудовой лагерь в Бельгии, а 15 января 1943 года посадили в поезд, идущий в Освенцим. Там он ухитрился пройти селекцию доктора Менгеле, которого убедил, что ему надо не налево (в крематорий), а направо.

Все, что было дальше, Клигер описал в своих мемуарах «Это – история Ноаха» (2011), которые он с таким же успехом мог назвать «Ноев ковчег», потому что он выжил во время второго всемирного потопа. Причем не один, а со всей семьей, что было очень большой редкостью для узников Освенцима.

Среди множества мемуаров об Освенциме книга Клигера стоит особняком, потому что в ней он написал не только о страшном и общеизвестном. Один из начальников в Освенциме был помешан на боксе и приказал собрать из евреев команду, чтобы немцам было, кого побеждать. Узнав об этом и, особенно, о том, что каждому боксеру положен дополнительный паек, Клигер быстро присоединился к профессионалам. Как он выдержал двадцать боев, знает один Бог. Но хотя бы успел за это время поесть и набраться сил.

Другая история связана с чемпионом мира по плаванью, алжирским евреем Альфредом Накашем по кличке «Рыба», с которым подружился Клигер. Лето 1944 года выдалось очень жарким, и однажды Накаш предложил своему другу нечто невообразимое: поплавать в маленьком резервуаре с водой, стоявшем в центре лагеря на случай пожара. Затея была совершенно безумной. Если бы их схватили, обоих убили бы на месте. Немцы так и сделали, когда поймали с ворованным хлебом бывшего чемпиона мира по боксу, тунисского еврея Виктора Переца.

Накаш все тщательно продумал. «Заплыв» был назначен на воскресное утро, когда заключенных не выводили на работы, а эсэсовцы еще спали. Вокруг резервуара собралось полбарака, чтобы заслонить смельчаков и предупредить их об опасности. Два еврея сбросили полосатую одежду и прыгнули в воду. Десятиметровый резервуар отнюдь не соответствовал олимпийским стандартам, к которым привык Накаш, но он боролся не за медаль и не за титул, а за человеческое достоинство. В воде великий Накаш снова стал Рыбой, а каждая дорожка стала победой над Германией – как для пловцов, так и для зрителей. За одну минуту Рыба успел сделать десяток дорожек, прежде чем оба выскочили из резервуара и быстро оделись.

17-18 января 1945 года Клигер и Накаш оказались участниками «марша смерти», в котором погибли тысячи последних узников Освенцима. Но они выжили. 4 апреля их ждал второй «марш смерти». Они пережили и его. Накаш снова стал чемпионом, а Ноах Клигер два года занимался переброской нелегальных репариантов в Эрец-Исраэль, а в июне 1948 года прибыл в Израиль на борту знаменитого «Экзодуса» и сражался на Войне за независимость.

В 1957 году Клигер пришел на работу в «Йедиот ахронот», где стал неоспоримым авторитетом по всем вопросам, связанным с Катастрофой европейского еврейства, что было особенно важно для молодых журналистов, которые не совсем точно знали, когда именно началась Вторая мировая война.

60 лет Клигер писал обо всем на свете, но чаще всего – о Катастрофе и спорте, будучи к тому же спецкором двух французских спортивных журналов. Он освещал все самые известные судебные процессы над нацистскими преступниками – от Адольфа Эйхмана до Ивана Демьянюка в Иерусалиме, а также лагерным начальством Освенцима, Майданека и Треблинки – во Франкфурте и Дюссельдорфе. Много лет он читал по всему миру лекции, которые всегда начинал одинаково: «Я не могу объяснить Катастрофу, потому что у нее нет объяснения».

В 2005 году, в 60-ю годовщину освобождения Освенцима, Клигер написал: «60 лет я приезжаю из года в год в Освенцим. И каждый раз мне кажется, что все произошло вчера. Так и в этот раз, когда я стою в этом прОклятом месте в свите президента государства, Государства Израиль, независимого, сильного, гордого, восставшего на руинах Европы».

Из всех видов спорта Клигер больше всего любил баскетбол и с 1951 по 1969 год был зав. секции баскетбола тель-авивского клуба «Маккаби». А в 2015 году он стал первым израильтянином, который удостоился небывалой чести: международная федерация баскетбола ФИБА, в которой он 20 лет возглавлял комиссию по международным связям, включила его в пантеон славы наряду с величайшими баскетболистами всех времен и народов. Франция тоже по достоинству оценила заслуги израильского журналиста, наградив Клигера орденом Почетного легиона.

За два дня до смерти он написал, будто чувствуя, что это – последняя статья: «Большую часть жизни, точнее, 61 год я провел в редакции газеты. Две вещи, которых я всегда хотел – репатриироваться в Израиль и писать в газете на иврите. Мои мечты сбылись».

А чуть раньше Ноах Клигер сфотографировался с внучкой и внуком, который держал его за руку с синим лагерным номером. Посмотрев на снимок, Клигер сказал: «Так я победил Гитлера!»


16.12.18

Скандал в Израиле – дело простое. Открыли магазин в субботу – скандал. Закрыли – скандал. Поставили елку – архискандал. Именно так это выглядело в Ашдоде, где елка у входа в торговый центр Big Fashion вызвала ужас у вице-мэра. «Убрать это позорище», потребовал вице-мэр, возглавляющий местный филиал ШАС – партии, которая бьет все рекорды по степени святости: куда там Ватикану до нашего Датикана (от ивр. «дат», религия).

Самое смешное, что елку установили рядом с большим ханукальным подсвечником, и они распрекрасно сосуществовали, пока вице-мэру не доложили об этом безобразии. Надо полагать, что когда он пришел на место преступления, то наверняка закрывал лицо шляпой, как делают ультраортодоксы при виде обнаженной женской руки или ноги. Хотя заграницей они почему-то не закрывают лицо ни при виде женских рук, ни, тем более – высоченных елок, стоящих на главных площадях всех столиц мира.

Собственно, ничего нового с елочными скандалами нет. Главный раввинат уже много лет устрашает отели в Иерусалиме и в Тель-Авиве лишением сертификата кошерности, если они осмелятся установить в холле елки. И это при том, что 99 процентов постояльцев составляют неевреи, которые решили встретить Рождество на Святой земле.

В то же время главный раввинат не сует свой нос туда, где живут арабы-христиане, в результате чего в Яффо, в Хайфе, в Акко, в арабских деревнях Галилеи уже можно увидеть елки, наряженные перед Рождеством. Более того, украшенные лампочками елки красуются даже на центральном автовокзале в Тель-Авиве.

Главный раввинат определенно заснул на посту, не заметив и другого: не только в израильский лексикон, но и в быт давно вошло понятие «Сильвестр». А ведь это – католический святой, которого 31 декабря каждый третий израильтянин поминает привычным вопросом «Где ты на Сильвестр?» с той же легкостью, с какой принято спрашивать «Где ты на Песах?» А 14 декабря на сайте Walla появилась статья с отчаянно смелым заголовком «Не нужно быть христианином, чтобы наслаждаться Рождеством в Израиле», приглашающая всех желающих приехать на праздник... в Назарет.

От всей истории с крамольными елками несет ханжеством и лицемерием. Невольно вспоминается тот далекий год в начале 70-х, когда собравшиеся на одной московской квартире отказники оживленно спорили в преддверии визита американских раввинов – украсить ли елку традиционной пятиконечной звездой или... шестиконечной? В результате на елку водрузили большой блестящий шар – такой же круглый, как достигнутый компромисс.

Но в Датикане никаких компромиссов быть не может. Поэтому еврейские войны идут своим чередом и всегда до победного конца. По большей части, побеждает религиозная сторона, подавляющая светских противников массой, организованностью и сильным представительством в кнессете. Так они похоронили закон о всеобщей воинской обязанности, так не раз срывали археологические раскопки, и так же добились закона о закрытии супермаркетов по субботам. А возглавляет этот список побед, конечно, давнее соглашение Бен-Гуриона с ультраортодоксами, породившее статус-кво, включая полный паралич еврейского государства по субботам, когда нет ни общественного транспорта, ни авиаполетов «Эль-Аль». При всей своей мудрости и проницательности Бен-Гурион думал, что такой уступкой избежит еврейских войн, но он их только породил.

Итак, символика. Сама по себе она ни в чем не виновата. Как не виновата индуистская свастика в том, что у нацистов не хватило мозгов придумать что-то свое. Как не виноват кролик, что его сначала сделали символом журнала Playboy, а потом – символом секса. Что уж говорить о магендавиде, который под названием гексаграммы был известен еще в железном веке, а позже встречался в восточных культурах и оккультных науках, не имея никакой связи ни с еврейством, ни с иудаизмом.

Религиозная символика елки восходит к средневековью, но наши читатели прекрасно помнят, что в их детстве елка (тогда еще живая, с елочного базара) не имела никакого отношения ни к Рождеству, ни к религии, и появлялась в доме под Новый год, создавая удивительное ожидание счастья.

Но для 15 процентов населения Израиля во главе с вице-мэром Ашдода елка – это позорище. А все эти елки – палки в колесах государства Галахи, которое плавно катится назад в пещеры под звуки песенки «В лесу родилась елочка...», где уже второе столетие остается грамматическая ошибка в третьем слове.


14.12.18

Террор одиночек с ножами сменился групповым террором с автоматами. Вся неделя прошла под знаком террора, от которого погибли двое солдат и новорожденный младенец, чья раненая мать родила его на седьмом месяце.

Одна лишь мысль об этом режет больнее любого ножа: они стреляют даже в беременных женщин!

Собственно говоря, террористам совершенно безразлично, в кого стрелять – главное, чтобы это были евреи любого пола и возраста, включая младенца, прожившего всего 72 часа.

В крайнем случае злодеи могут обойтись одними камнями: сегодня солдат попал в больницу с тяжелым ранением головы.

В общем не так уж важно, как это называть: новой волной террора, порочным кругом мести, кровавым колесом. Названий много, суть одна: они – нас, мы – их. А потом все по новой.

Так же много рецептов, планов, способов, не принимающих в расчет один фактор: поколение палестинцев, выросшее в ненависти к евреям, не знает ничего другого. Ненависть – их хлеб и воздух, их прошлое и будущее. Поколение роботов, запрограммированных только на одно – убить евреев. Зарезать, задавить, задушить, застрелить. Внешне они выглядят, как обычные молодые люди в любой стране: те же джинсы, кроссовки, футболки, солнечные очки. Но это до той минуты, пока в программу не поступит сигнал «убей!» И они идут, чтобы убить.

То, что им крайне редко это удается, заслуга Службы общей безопасности ( ШАБАК или по старинке «шин-бет»). Это – наша железная стена, за которой можно не бояться, что на каждом углу поджидает террорист.

Это – не научная фантастика. Скорее, научная реальность, в которой живут израильтяне, следуя библейскому девизу: в одной руке – меч, в другой – орало. Вот только время для перековки первого на второе еще не пришло. И никто не знает, когда придет.

Так прошли первые сто лет еврейского заселения Эрец-Исраэль. Так прошли первые семьдесят лет Государства Израиль. Так идет XXI век, когда цивилизация и прогресс не могут противостоять дикости и варварству, которые вот-вот обзаведутся ядерным оружием.

Жизнь в тени террора, жизнь в клещах на юге и на севере дает свои результаты. В отличие от всех стран мира Израиль все еще воюет за свое выживание. Так было и так будет, пока он окончательно не превратится в вооруженную до зубов, окруженную высоченными стенами крепость, накрытую «Железным куполом».

Кому пришло в голову, что народ, выросший на заповеди «Не убей!», может жить бок о бок с народом, выросшим на заповеди «Убей!»? Никакие формулы, соглашения и «сделки века» не изменят сути дела: если еврейскому ягненку когда-нибудь придет в голову возлечь с арабским волком, тот разорвет его на куски – к ужасу одного старого пророка.


11.12.18

Не прошло и двух дней после появления моих заметок на тему еврейского счастья, как у нее появилось неожиданное продолжение.

Как стало известно, министру образования и министру по делам Диаспоры Нафтали Беннету принесли на подпись грандиозный план, основанный на том, что 200 тысяч французских евреев хотят репатриироваться в Израиль.

200 тысяч? Почти половина еврейской общины Франции? И все хотят репатриироваться? Можно ли в это поверить? Это так же трудно, как представить, что все российские и украинские евреи – примерно то же количество – разом покинут свои страны.

Сомнение в новом плане министра Беннета увеличивает тот факт, что вся его деятельность носит исключительно политизированный характер и направлена на одну-единственную цель – привлечь внимание СМИ и общественности к персоне Нафтали Беннета.

Именно так выглядело его выступление 9 декабря на еженедельном заседании правительства, где Беннет заявил, что Израиль упустил «историческую возможность» привезти в страну десятки тысяч французских евреев. Он не конкретизировал, когда именно у Израиля была такая возможность и как он ее упустил. Остается только догадываться. Возможно, имеются в виду события 2015 года, когда антисемитские инциденты и нападения на евреев так участились, что это, в самом деле, привело к ожиданиям большой волны репатриации из Франции.

Но большой волны не было. За три последних года в Израиль репатриировались всего 15 тысяч французских евреев, которые в большинстве своем жаловались на трудности абсорбции и устройства на равноценную работу, что привело многих из них к возвращению во Францию.

В 2015 году тогдашний председатель Сохнута Натан Щаранский вместе с руководством всемирной Сионистской организации разработал план для стимулирования репатриации 50 тысяч французских евреев, но из этого ничего не вышло.

Казалось бы, если три года назад не удалось привезти в Израиль 50 тысяч французских евреев, кто может гарантировать, что сейчас удастся привезти вчетверо больше? Гарантировать не может никто, но говорить об этом никому не возбраняется.

В том же выступлении на заседании правительства Беннет как раз и сказал, что 200 тысяч французских евреев хотят репатрироваться в Израиль, но страна и ее институции не готовы принять такую массу.

Не будем обсуждать явный алогизм дважды министра: если страна не готова принять 200 тысяч евреев, как же она их примет?

Обратим внимание на другие слова Беннета, призванные доказать, какой человеческий материал пропадает во Франции: «Эти люди – настоящие сионисты, у которых есть ценности, которые любят еврейский народ и Землю Израиля, и для нас это моральное обязательство – поднять перчатку и помочь им», сказал министр по делам Диаспоры.

Во-первых, все настоящие сионисты давно в Израиле. Остальные – не настоящие.

Во-вторых, «сионисты, у которых есть ценности» звучит весьма двусмысленно, и невольно представляешь шкатулки, набитые этими самыми ценностями.

В-третьих, любить израильский народ и Землю Израиля на расстоянии – дело нетрудное, а если к нему добавить небольшие пожертвования на карету скорой помощи в Бней-Браке или спортинвентарь для женской баскетбольной команды в Ришон Леционе, совесть «настоящего сиониста» будет совсем чиста.

Почему-то кажется, что 200-тысячный план министра Беннета мог появиться только в предвыборный год, чтобы увеличить число потенциальных избирателей «Еврейского дома». Вот только вряд ли среди них будут 200 тысяч французских евреев.


10.12.18

Израиль может справиться со всеми врагами. Ему не страшны ни войны, ни резолюции ООН, ни коррупция, ни лесные пожары, ни нашествие саранчи. Еврейский гений проявил себя во всех областях и сферах, благодаря чему у Израиля был свой бело-голубой автомобиль «Сусита» (который, правда, не мог конкурировать с «Опелем и «Субару»), свой истребитель «Кфир» (которому американцы не дали взлететь), и есть свой собственный спутник с грандиозным названием «Эрос».

Короче, Израиль всех сильнее и умнее со своими передовыми технологиями, за которыми к нам стоит очередь со всего мира.

И только с одним противником Израилю не совладать – с дождем. Казалось бы, для такой страны, как Израиль, любой дождь во благо. И чем дольше, тем лучше. Но это только кажется. Тогда как на самом деле израильтяне с содроганием ожидают первых дождей, которые обычно начинаются в ноябре-декабре. А уж когда три дня подряд бушуют ливни, на первых полосах всех СМИ погода вытеснила даже операцию «Северный щит».

Да и как же иначе, если с ливнями Израиль не может справиться. И никогда не мог. Как много лет назад, так и сейчас мы видим привычную картину: главную тель-авивскую автомагистраль затопило и ее перекрыли на пять часов; автокатастрофы на каждом шагу; светофоры не работают; спутниковое телевидение тоже; перебои электричества в домах идут волнами, выбивая пробки и компьютеры; наводнения на юге стали уделом и центра тоже: мошав у аэропорта затопило полностью вместе с домами и машинами – слава Богу, жителей спасли; наконец, состояние ливневой канализации приводит к тому, что любой ливень парализует крупные города с такой скоростью, с какой этого не делают даже ракеты из сектора Газа.

Пишу и думаю: когда погаснет свет? Успею ли дописать эту строчку?

Это только на календаре – XXI век, а выглянешь в окно – не позднее XIX-го. И не Европа, а прямо Африка, где тоже наводнения и тьма.

Чуть больше месяца назад прошли муниципальные выборы: чего только не обещали кандидаты, ставшие мэрами. Они не обещали только одного – починить ливневую канализацию. Не обещали создать такую городскую инфраструктуру, которая легко справится с любыми бурями и ливнями без ущерба для граждан. Почему же они этого не обещали? Потому что знают, что в отличие от строительства Третьего храма это невыполнимо. Храм можно построить, канализацию – нет. Не та статья расходов, которая убедит минфин.

Задумчиво глядя на потоки воды, рыночный торговец сказал: «Высшая сила». С таким же успехом он мог сказать «форс-мажор». Оно же – стихийное бедствие. Но погодите, разве дожди – не благо? Для других, может, и благо, а для нас – сущее бедствие, которое к тому же сопровождается пиком эпидемии гриппа.

С этой высшей силой, которая так бешено нисвергается с небес, не справится даже всемогущая Армия обороны Израиля, потому что она может оборонять государство только от земных сил, но не от небесных. На небесные силы у нас силы нет.

В старой израильской песне говорилось про дожди, что «это хорошо для сельского хозяйства». Оно, может, и так, вот только на ценах сельхозпродуктов это почему-то не отразилось. Раньше торговцы объясняли космические цены на помидоры тем, что «все сгорело». Теперь они скажут: «Все смыло».

В такой ситуации невольно вспоминаешь про Ноев ковчег: там тоже все начиналось с ливней. Так, может, начать строить современную версию – а то вдруг потонем? Видя проплывающий мимо полный мусорный бак, ты понимаешь, что ковчег – не научная фантастика, а насущная необходимость.

Дожди в Израиле, как и войны, длятся недолго, оставляя после себя немало дурных воспоминаний и прямого ущерба. С другой стороны, куда ж нам без дождей? Помучаемся три дня без света, компьютера и телевизора, зато, глядишь, по числу осадков побьем рекорд какого-нибудь 1911 года. Ведь должны же эти осадки где-то скопиться.

Поэтому так обидно узнать, что после трехдневного извержения стихии уровень воды в Кинерете увеличился всего на два сантиметра. Ах, простите – на три.


8.12.18

Слова «еврейское счастье» можно понимать двояко: нееврей воспримет их, как данность. Мол, везет же евреям. Антисемит добавит: все у них в руках.

И только евреи галута с воспитанной веками самоиронией поймут подлинный смысл этих слов: да какое там счастье! Откуда? Разве оно вообще может быть у еврея? В том смысле, что беды поджидают его на каждом шагу. Так что, на самом деле, «еврейское счастье» подразумевает прямо противоположное.

Краткий экскурс в последние две тысячи лет еврейской истории приводит к неизбежному выводу: главная мысль, которая владела умами всех без исключения евреев, состояла в том, чтобы выжить. Евреи всегда были чемпионами мира по выживанию. Единственный народ, который на протяжении веков истребляли так систематически и методично – а он взял и выжил всем назло. И с интересом смотрит в музеях на всех этих древних египтян, вавилонян, греков, римлян, филистимлян, персов и прочих мучителей и гонителей.

Начиная с первого в Европе изгнания евреев из Англии в XII веке, потом из Франции – в XIII-м, из Испании – в XV-м, они всегда жили на чемоданах. Менялись века, менялись правители, менялись обвинения евреев, – от кровавых наветов и отравления колодцев, как вымышленной причины чумы, до устройства революций и развязывания мировых войн – и только чемоданы оставались все те же. Потому что налаженная и надежная еврейская жизнь продолжалась лишь до очередного погрома.

Всегдашняя актуальность этого тезиса стала особенно ясной в годы Катастрофы европейского еврейства. Пессимисты бежали и выжили, оптимисты остались и погибли.

Есть и более свежий пример – Иран. За минуту до того, как аятоллы закрыли ворота, Израиль послал в Тегеран самолеты, чтобы тамошние евреи успели вырваться из ловушки. Но в новой редакции старого анекдота «А кто же остался в лавке?» они предпочли остаться в своих лавках, где сидят и поныне.

В начале нулевых годов евреи Франции почувствовали запах пожара. Именно тогда к ним обратился глава правительства Израиля Ариэль Шарон с призывом репатриироваться. Они его не послушали и дожили до тех дней, когда теракты и нападения на евреев стали обычным делом. Разве что самые предусмотрительные из них поторопились купить квартиры в Израиле – на всякий случай.

Израиль обращался с призывом и к евреям Украины, которые тоже не торопятся. Правда, сейчас молодые евреи призывного возраста, возможно, поймут, что войной на Восточном фронте и одним морским боем дело не кончится, и предпочтут израильскую армию – украинской.

До Второй мировой войны перепись в СССР включила чуть более 2,5 млн. евреев. Перепись 1989 года уменьшила их число до 1,5 млн. Массовая репатриация в Израиль сократила эту цифру до полумиллиона. Сегодня по всем странам бывшего Союза едва наберется четверть миллиона, где на первом месте остается Россия. Неофициальные данные говорят в лучшем случае о 184 тысячах российских евреев, в худшем – о 153-х.

Впрочем, две организации по-прежнему верят в миллионы «мертвых душ»: ХАБАД и бюро «Натив», работающее при израильском посольстве в Москве для отбора кандидатов на репатриацию. Для тех и других численность российских евреев находится в прямой пропорции к их бюджету: на миллионы евреев положены миллионы долларов, на тысячи – тысячи. Поэтому те и другие готовы объявить евреями всех желающих.

Если французские евреи гарантируют себе будущее в Израиле с помощью квартиры, российские евреи, как и прочие пасынки бывшего Союза, делают это с помощью израильского паспорта – самого ходового товара за последние десять лет. Пользуясь щедростью и наивностью еврейского государства, они приезжают под видом новых репатриантов, получают паспорт (если у них хватает порядочности не пользоваться льготами для настоящих новых репатриантов) и отбывают восвояси. Живя в государстве, которое не признает двойного гражданства, они только и могут любоваться дома синеньким паспортом – с тем же вожделением, с каким покупатель краденой картины рассматривает ее, заперев двери и опустив шторы.

Приедут ли в Израиль последние евреи, которые боятся российской власти едва ли не больше, чем советской?

Истины ради, они едут, но очень мало. А что же другие, те, кто не едет? Есть у них израильский паспорт или нет, но, сидя на кухне, они признаются близким, что давно уехали бы, если бы... Далее следует длинный список причин. Раз в год, при посещении кладбища, умудренные страхом еврейские отцы и деды шепчут им снизу: «Сидите и не рыпайтесь». А умудренные тем же страхом прадеды шепчут сверху: «Как бы не было поздно».

Евреи смотрят друг на друга, смотрят вокруг и,залезая на антресоли, смотрят на чемоданы. Те самые – из еврейской истории, которые всегда наготове.

Вот уже семьдесят лет растет, крепнет и процветает еврейское государство, куда, по планам Герцля, должны были съехаться евреи со всего мира. Пока же ассимиляция и смешанные браки доделывают то, чего не сделали инквизиция и крематории. В результате в Израиле все больше евреев, в галуте - все меньше.

Уже семьдесят лет, как им есть, куда ехать. Не едут. В чем же дело? Неужто в тех же горшках с мясом, по которым тосковали евреи, ругая Моисея за то, что он сорвал их с насиженных мест. Мясо в Египте было вкуснее манны в пустыне.

Любить Израиль на расстоянии считается хорошим тоном. И ворчать – тоже: климат жаркий, все дорого, с работой тяжело, пенсия грошовая, вокруг – террор, войны... А ведь все это – чистая правда, которую никто не скрывает. И приходится снова сводить дебет с кредитом, мучительно выясняя, что еврей потеряет и что выиграет, переехав в Израиль.

Мы не принимаем никакого участия в этих расчетах и, Боже упаси, не даем никаких советов. Этот самый главный вопрос – ехать или нет – каждый решает для себя сам. Но если чему и можно научиться у еврейской истории, так это тому, что прадедам надо доверять больше, чем газетам.

А тем временем часы тикают, вокзальный колокол звонит – сами понимаете, по ком! – и удушье в Европе опять становится невыносимым. Это для других «между молотом и наковальней» – метафора, а для евреев галута – давно обжитое пространство с привычным ожиданием удара по голове.

Это и есть еврейское счастье.


4.12.18

На генассамблее ООН в Нью-Йорке делегаты 148 государств проголосовали за дезавуирование еврейских связей с Иерусалимом и Храмовой горой.

В уходящем году подобное решение ЮНЕСКО стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Израиля и США, которые заявили о своем выходе из этой организации. Может ли статься, что теперь пришло время выйти из ООН тоже?

Пока вопрос еще не стоит так остро, посмотрим, что произошло в Нью-Йорке 30 ноября. В этот день генассамблея ООН подавляющим большинством голосов приняла две антиизраильские резолюции, отвергающие связь еврейского народа с Храмовой горой.

Первая из них, принятая 148 голосами «за» при 11 «против» и 14 воздержавшихся, также отвергала израильский суверенитет в Иерусалиме.

Как эта резолюция, так и вторая, более общего характера – по израильско-палестинскому конфликту, принятая с результатом 156-8 при 12 воздержавшихся, именовали святейшее место еврейской религии и истории – Храмовую гору – исключительно ее мусульманским названием Аль-Харам аль-Шариф.

Так же автоматически прошли и другие антиизраильские резолюции, но две упомянутые, натурально, стоят особняком, представляя собой вопиющнее отрицание истории человечества. Ведь в то время, когда почти все представленные в ООН государства еще не существовали, Иерусалим уже был столицей еврейского государства, чей Первый храм на Храмовой горе был виден издалека, а его внешнюю Западную стену может увидеть каждый, кто приедет в Иерусалим сегодня.

Все остальное можно прочесть в любом учебнике общей истории, где аксиоматичная связь еврейского народа с его столицей констатируется, как исторический факт. Но чего стоят любые факты, даже исторические, когда речь идет о политических играх!

Не будем задаваться вопросом, как у делегатов генассамблеи ООН поднялась рука, чтобы отвергнуть связь еврейского народа с Иерусалимом. Да так и поднялась, поскольку, начиная с 1975 года, когда та же генассамблея приравняла сионизм к расизму, в этой организации мало что изменилось. За 43 года сменились все делегаты, но отношение к Израилю осталось неизменно враждебным. Именно так следует толковать каждую руку, поднятую против Израиля. И наоборот – короткий список сторонников Израиля виден в голосовании по первой резолюции еще ярче: США, Канада, Австралия, Гватемала, Микронезия, Кирибати, Палау, Маршаловы острова, Соломоновы острова, Науру.

Что следует из этого списка? Что в Тихом океане позиции Израиля сильнее, чем в Европе, которая вяло пробурчала, что в резолюции по Иерусалиму нет ни слова о том, что он традиционно был и остался городом трех религий.

Вот и вся история – теперь уже не еврейская, а мировая, адекватно представленная в Организации Объединенных Наций, чье название давно звучит анекдотически, потому что эта организация не столько объединяет нации, сколько разделяет их каждой новой резолюцией, закрывая глаза на геноцид, войны, этнические чистки, террор и прочие законные способы сокращения населения чересчур перенаселенной планеты Земля.

На вопрос, чего стоит ООН со всеми ее резолюциями, можно процитировать первого израильского премьер-министра Давида Бен-Гуриона, который, махнув рукой при упоминаниии ООН (ивр. У.М. – «умот меухадот», обьединенные нации), сказал: «УМ-шмум», что можно вольно перевести, как «ООН-пустозвон».

Израильский полпред в ООН Дани Данон родился в 1971 году. Ему было всего четыре года, когда в 1975 году его предшественник и будущий президент Израиля Хаим Герцог, стоя на трибуне ООН, разорвал на клочки резолюцию, приравнявшую сионизм к расизму. В минувшую пятницу Данон мог сделать то же самое. Хотя, с другой стороны, новые резолюции ООН и так попадут на свалку истории, где им самое место.


3.12.18

В 2016 году главными словами года стали «fake news», ложные новости, эдакие новостные фальшивки всех видов и сортов. Точнее, самого наихудшего сорта. Таким образом, употребивший их впервые президент США Дональд Трамп вошел в мировую лексикологию еще до того, как вошел в мировую историю. Правда, с тех пор сам Трамп прославился несколькими громкими ложными новостями в своем «Твиттере», где президент днюет и ночует чаще, чем в Белом доме.

2018 год ознаменовался другой новинкой, которая еще не стала достоянием человечества, хотя и замелькала в СМИ – misinformation. Все знают, что такое дезинформация, но что такое мисинформация?

Ложная информация, распространяемая без всякого намерения ввести в заблуждение (с ее помощью).

Теперь отличие от дезинформации становится предельно ясным, ибо последняя по словарному определению есть «заведомо неверная, ложная информация; введение в заблуждение ложной информацией».

Но самое интересное, что глагол misinform есть во всех английских толковых и англо-русских словарях. Классический случай, когда слово есть, а явления нет. Точнее, его не было последние два-три века, пока кому-то не пришло в голову начать дурачить всех людей на земле, пользуясь возможностями интернета.

Раньше многие исходили из того, что в газетах всегда пишут только правду и ничего, кроме правды. Более того, в первые десятилетия Израиля существовало устойчивое выражение «катув б’итон», написано в газете. Это был самый неотразимый аргумент в любом споре: раз написано в газете, значит – правда. Сегодня такой подход и аргументация могут вызвать только гомерический хохот.

А поскольу в эпоху интернета и соцсетей каждый – сам себе журналист, люди пишут любой вздор, вымысел и откровенную ложь без всякой криминальной мысли. Им просто нравится дурить голову всем жертвам мисинформации.

Так родился один из парадосов нашего времени: новейшая технология, призванная в мгновенье ока распространять по всему миру доподлинную информацию, распространяет откровенную ложь.

Этим явлением уже занялись криминологи, психологи, филологи и лингвисты, поскольку при смене языков и понятий суть дела остается той же: люди, о которых полвека назад никто и никогда не узнал бы, теперь одним росчерком пера, то есть нажатием на клавиши, могут оповестить мир о смерти Путина, обнаружении в Парагвае дряхлого Гитлера или завещании английской королевы, которая отписала все свое состояние Государству Израиль.

На этом фоне уже не вызывает шока появление таких понятий, как «пост-факты» или «пост-правда». А уж такое слово, как «гомофилия», может даже обрадовать, ибо подразумевает тягу людей к установлению связи с себе подобными.

Хотя, если подумать, последнее напрямую касается мисинформации: читая порой отклики в лентах соцсетей, невольно склоняешься к мысли, что эти малограмотные, невежественные, агрессивные люди ищут и находят друг друга, ибо вселенская ложь стала для них не только образом жизни (в интернете), но чуть ли не кислородом, без которого они умрут.


2.12.18

Может ли женщина в Израиле стать министром обороны?

Для израильтян такого вопроса вообще нет – все привыкли, что в нашей мужской армии (даже с женскими частями), мужском генштабе и мужском министерстве обороны для женщин места нет. За последние тридцать лет только одной из них, наконец-то, присвоили звание генерал-майора, но при этом она командовала... Управлением кадров.

Нынешний министр культуры и спорта Мири Регев является бригадным генералом запаса, но лишь потому, что короткое время занимала должность пост пресс-секретаря ЦАХАЛА, дающую это звание. В остальном бурная двухлетняя работа Регев по развалу израильской культуры не вызывает сомнений у ее критиков, что будь она министром обороны, к чему искренне стремится, то первым делом сбросила бы на кого-нибудь из соседних государств атомную бомбу.

А как обстоит дело в мире? Очень хорошо. Даже замечательно. На данный момент в десяти странах мира – от Южной Африки до Японии – женщины занимают пост министра обороны. Еше в восьми странах они занимали его и раньше. Многим особенно запомнилась испанка Карме Чакон, которая при вступлении в должность обходила почетный караул... на седьмом месяце беременности.

Новый рекорд установила Словения, где впервые в истории этой молодой страны генерал-майор Аленка Эрменц стала начальником генштаба и, таким образом, единственной женщиной во главе армии из всех стран НАТО.

Все это подводит нас к вопросу, вынесенному в заголовок: возможно ли, чтобы в Израиле женщины добились того же, поднявшись на самую вершину военного командования, то есть на 14-й этаж министерства обороны, где находится кабинет начальника генштаба, или на 16-й этаж, где находится кабинет министра обороны?

70-летний опыт истории Государства Израиль приводит к однозначному ответу «нет». Возможно, он вызван тем, что в отличие от всех прочих стран мира Израиль находится в состоянии перманентной войны, и его армией могут командовать только боевые офицеры, прошедшие через горнило войн и военных операций. В то время как у женщин-военнослудащих такого опыта нет. На поле боя в крайнем случае может оказаться женщина-военврач или авиатехник, но такие случаи можно пересчитать по пальцам одной руки.

Тогда зайдем с другой стороны. Ну, хорошо, на поле боя женщинам хода нет, отсюда у них нет военного опыта, и, следовательно, пост начальника генштаба им не светит. А пост министра обороны?

Тут все выглядит несколько по иному. Если женщина могла стать главой правительства (Голда Меир) и министром иностранных дел (Ципи Ливни), почему бы ей не стать министром обороны? В наш век всеобщего равенства и торжественных похорон шовинизма с сексизмом сама постановка такого вопроса обидна для женщин. Так что в Израиле она вполне может стать министром обороны... если ей дадут.

В отличие от боевого опыта начальника генштаба, министру обороны такой опыт не нужен. Он может вообще не служить в армии, как Давид Бен-Гурион или Моше Аренс, или мало понимать в военном деле, как Амир Перец. Зато у него хотя бы хватило решимости настоять на том, чтобы «Железный купол» поступил на вооружение ЦАХАЛа.

Так почему бы женщине не занять то место, на котором Перец просидел всего два года, к тому же доказав свою профнепригодность во время второй ливанской войны? Неужели женщины глупее мужчин? Конечно, нет. Трусливее? Конечно, нет. Менее решительны и более подвержены сомнениям, принимая решения? Тоже нет.

Дело в том, что в Израиле сложился определенный стереотип мышления, поведения и назначения министров. Считается, что есть «женские» посты и «не-женские». К первым относятся министр культуры и министр абсорбции. Когда-то женщины были министрами образования и здравоохранения. Позже к ним добавились министр по делам пенсионеров и – настоящий прорыв! – министр юстиции. Ко вторым относится все остальное, «не-женское», включая оборону.

А почему бы не попробовать на этом посту именно женщину с ее врожденным отвращением к войне и совершенно иным видением противостояния Израиля со всеми врагами на юге и на севере?

Впрочем, это – пустой вопрос, поскольку народ не выбирает министров. Без малого десять лет он выбирает одного и того же главу правительства, который назначает министров по одному единственному критерию: числу мандатов, полученных их партиями.

Так что, если где-то все еще мечтают догнать и перегнать Америку, перед нами стоит намного более скромная цель – догнать и перегнать Словеиию.


29.11.18

Что потребовалось, чтобы взбудоражить израильское общество и вызвать немедленное обсуждение в СМИ? Операция спецназа в Газе? Нет. Новые дипломатические успехи Израиля? Нет. Политические дрязги агонизирующей коалиции? Тоже нет.

Поводом стало убийство в Тель-Авиве 13-летней девочки из семьи африканских нелегалов из Эритреи и 16-летней арабской девушки из галилейской деревни. Второй день все только и говорят по радио и ТВ, только и пишут в газетах о жутких подробностях этих преступлений.

Но не прошло и суток, как одновременно заговорили о другом, не менее трагичном: убийстве женщин их мужьями и близкими. Ежегодно к этому мартирологу прибавляются очередные жертвы: сабры, новые репатриантки, еврейки, нееврейки, арабки и бедуинки.

В двух последних общественных секторах ссылаются на... традицию семейной чести. Так это называется у арабов и бедуинов. Семейная честь, потерю которой смывают только кровью. Разумеется, женщин. Для этого их душат, режут, топят или всаживают пулю. К концу каждого года общая цифра приближается к двадцати.

У евреев в этом смысле никаких традиций нет: просто берут и убивают. Конечно, не все и не всех. Но полицейская статистика не оставляет сомнений на этот счет: к неприятному удивлению тех, кто уверовал в высочайшую непогрешимость евреев в еврейском государстве, среди них хватает воров, педофилов, наркоторговцев, грабителей и убийц. Число убийств в Израиле на 100 тысяч жителей втрое выше, чем в Швейцарии, но в семь раз меньше, чем в России.

С 2011 года в Израиле было убито 148 женщин: 38 процентов – арабки, 24 процента – сабры, 14 процентов – новые репатриантки из СНГ, 7 процентов – новые репатриантки из Эфиопии, 8 процентов – иностранные рабочие.

В 76 случаях убийцей был муж или сожитель, в 24 – сын или брат, в остальных – другие родственники.

Из заграничного далека в это трудно поверить: народ, давший человечеству мораль, вписавший в число Десяти заповедей «Не убий», тысячелетиями остававшийся жертвой убийц всех мастей – этот народ стал таким же, как все другие народы.

Понятно, что в этом контексте столь желанная отцами сионизма трансформация – стать такими же, как другие народы – носит исключительно уголовный характер.

В первые годы становления государства убийства женщин были редкостью. Да и в целом по стране убийств было значительно меньше, чем сегодня, и говорили о них мало и глухо.

Но с конца 80-х тема убийства женщин стала все более обсуждаемой. Вплоть до того, что в 1995 году самый известный израильский писатель-сатирик Эфраим Сидон посвятил этому явлению одно из еженедельных стихотворений (в нашем переводе с иврита), которые в то время печатались в газете «Маарив». С тех пор прошло 23 года – и ничего не изменилось.

ХРОНИКА

Папа маму убил, и нету
Конца и края детским слезам.
Папа маму убил, потому что
Папы убивают мам.

Муж убил жену, и в округе
Этим не был никто поражен.
Муж убил жену, потому что
Мужья убивают жен.

Влюбленный убил подругу,
Нас не охватил испуг.
Влюбленный подругу убил, потому что
Влюбленные убивают подруг.

Мужчина женщину убил,
Такое каждый день бывает.
Он убил ее, потому что
Мужчины женщин убивают.

И все задумчиво чешут в затылке,
Жуют себе бутерброды.
Будто речь идет о теленовелле,
Или о сводке погоды.

Об убийстве чуть ли не раз в неделю
По радио слышим в дороге.
И мы давно потеряли счет
Фамилиям в некрологе.

На час или два мы в шоке и в горе
Глубоком. Но очень быстро
Снова вернемся к обычной рутине
До следующего убийства.

Господи, от имени сильного пола,
Что так озверел беспричинно,
Спасибо, что не сотворил меня женщиной,
И прости, что сотворил мужчиной.


28.11.18

Статьи арабских авторов в израильской прессе, даже самые критические – не редкость. Разве что эти авторы по большей части критикуют Израиль. Но время от времени бывают исключения. Одним из них определенно стала вчерашняя статья Мухаммада Шхады в английской версии «ХаАрец» под заголовком «В самом ли деле ХАМАС продал Газу за наличные из Катара и сотрудничество с Израилем?»

А поскольку статья напечатана по-английски, слово «collaboration» звучит чуть ли не вызывающе. Обвинить ХАМАС в коллаборационизме, да еще с Израилем!

Кто же на такое осмелился? Кто такой Мухаммад Шхада? Не псевдоним ли это? Нет, не псевдоним. Этот молодой человек родился в секторе Газа, но сумел вырваться оттуда и уехать в Швецию, где его приняли в старинный университет города Лунд.

Как пишет Шхада, «неудачная операция израильского спецназа в секторе Газа спасла ХАМАС от кошмарной возможности клейма «продажных». Но пройдет не так много времени, прежде чем предательство ХАМАСом палестинских интересов снова выплывет наружу».

Согласитесь, что такое можно написать только в шведском городе Лунд, до которого не долетят ни «Касам», ни «Град», ни «Корнет». Хотя и там наверняка найдется доброволец, который в случае необходимости доберется до осмелевшего арабского студента, забывшего на воле, как делаются дела в секторе Газа.

А тем временем в секторе начали повторять страшные слова: «Они нас продали!» Когда-то ХАМАС говорил то же самое о руководстве ПА, теперь же эти три слова, как боевой клич, вернулись к нему бумерангом.

История чемоданов с наличными из Катара была слишком зримой. Все было на виду. Все жители видели и чемоданы, и наличные, и даже размахивали долгожданными купюрами перед объективами иностранных журналистов. Но еще громче «Они нас продали!» зазвучало, когда из арабской прессы стали известны подробности соглашения ХАМАСа с Израилем. Особенно негодовали те, кто привык каждую пятницу ходить на «хэппенинг» у забора, жечь покрышки и запускать огненных змеев. Именно их требовалось приструнить, что было условием соглашения. В Хан Юнисе дело даже дошло до демонстрации, чьи участники выкрикивали: «Они нас продали!»

Дальнейшее известно и повторялось не менее пятисот раз с каждой из 500 ракет, запущенных по Израилю в течение считанных часов.

Надо думать, что крики недовольных скоро прекратятся: слухи о застенках ХАМАСа давно стали притчей во языцех, поэтому за одиннадцать лет его правления в секторе Газа никогда не было серьезной оппозиции властям. И тут мы подходим к самому главному – властям.

Их принято называть «террористической организацией». Максимум – «движением». В действительности мы имеем дело с мини-государством. Собственно, таких «мини» хватает по всему миру. И главный парадокс состоит в том, что появление ХАМАСТАНА исключило обсуждение формулы «два государства для двух народов».

Вот оно – это второе государство, прямо у нас под боком. Пока власти ПА только мечтают о будущем государстве Палестина, ХАМАСТАН уже родился и обрел все книжные признаки государственности: какая-никакая, но собственная территория у него есть; флаг тоже; двухмиллионное население – вполне приличная цифра; армия есть; суд, тюрьма и полиция тоже; банк есть; все основные министерства налицо вместе с налоговым ведомством... Короче, у нас под носом появилось второе государство для второго народа, которое только и знает, что обстреливать нас ракетами. Этим оно живет и зарабатывает.

В средние века были такие небольшие государства, которые жили войной. Так что ХАМАСТАН унаследовал традицию. Марка XXI века стоит только на ракетах, все прочее осталось в средневековье.

Из всего сказанного ясно, что главари ХАМАСа не собираются расставаться с Газой ни за какие коврижки или «питательные бутерброды», как написал Жаботинский в знаменитой статье о палестинских арабах «О железной стене». Здесь он был дважды прав, поскольку настоящая железная стена уже второй год строится вокруг сектора Газа, уходя на глубину до двадцати метров.

Нет, никакой Катар не купит Газу ни за 15, ни за 50 миллионов, и не сумеет приручить ХАМАС. Тем более, это не удастся Египту, который уже правил в секторе и сбежал оттуда. А все демонстративные попытки египетского руководства помирить ХАМАС и ФАТХ – не более, чем фикция. Мол, одной рукой мы боремся с ИГ в Синае, а другой стараемся помирить их близнецов в Газе с коррумпированными деятелями из Рамаллы.

Не получится. Во всяком случае, при нынешнем поколении.

Но если на Западе кто-то верит, что Газу можно купить, пусть предложит цену. Как на аукционе: «Газа – раз, Газа – два, Газа...»


27.11.18

Статья Неты Ахитов в «ХаАрец» не могла не ошарашить своим заголовком – «20 процентов взрослого населения Израиля принимают лекарства от депрессии и страха».

Один лишь заголовок может вызвать страх, а за ним и депрессию. Входите ли вы в эти 20 процентов? А ваша семья? Ваши друзья, знакомые, коллеги по работе? Посмотришь вокруг, подумаешь и усомнишься, не преувеличена ли эта цифра? Неужели каждый пятый взрослый израильтянин?

С другой стороны, чему удивляться? В Израиле достаточно оснований для страха и поводов для депрессии. О первом позаботились войны и теракты, а вторая легко может возникнуть после похода на рынок, где 1 кг помидоров стоит уже 9 шекелей, получения счета от Электрической компании или проверки своего банковского счета, где минус давно вытеснил плюс.

Если же вернуться к статье, то опрошенные для нее пожилые люди помогли составить общую картину отношения врачей к таким пациентам: им выписывают вчетверо (!) больше психиатрических препаратов, чем остальным жителям Израиля. И что же, помогает? Да, антидепрессанты делают свое дело. Лекарство от страха – тоже. И только от одиночества все еще нет ни капель, ни таблеток.

Врачи-гериатры говорят, что раньше сочетание старости с депрессией считалось естественным делом, исходя из того, что потеря близких, болезни и зависимость от чужой помощи не могли пройти бесследно. Сегодня подход изменился, и проза жизни носит почти такое же название – «Прозак».

По статистике министерства здравоохранения, в возрастной группе от 21 года до 65 лет почти 4,5 процента населения принимают психиатрические препараты. А, начиная с 65 лет и старше эта цифра увеличивается до 18 процентов. Другими словами, у человека старше 65 лет есть в четыре раза больше шансов начать принимать психиатрические препараты. Среди них около половины предназначены для подавления страха, треть – разного рода транквилизаторы, десятая часть – антидепрессанты, и 0,5 процента – антипсихотики.

По словам врачей, чем старше пациенты, тем спокойнее семейные врачи выписывают им антидепрессанты – в сравнении с остальным населением, потому что предполагается, что старого человека нужно максимально быстро поставить на ноги, чтобы он продолжил функционировать как обычно, не теряя всех прочих функций.

Если же разделить эту группу риска по полу, выясняется, что мужчины рискуют гораздо больше женщин. Так что давний девиз «Берегите мужчин!» обрел в Израиле вторую жизнь. Да и как же иначе, если об этом говорят сухие цифры: из 500 ежегодных самоубийств половина приходится на людей в возрасте старше 65 лет, из которых 80 процентов – мужчины.

Врачи и социальные работники не скрывают того, что осведомленность общественности об этих явлениях еще достаточно низка, поэтому не только в семье, но и на приеме у врача нередко трудно понять, что речь идет не о каком-то очередном заболевании, а о затяжной депрессии, которая отражается на функционировании всего организма и проявляется не в смене настроения, а в появлении слабости, болей, бессонницы, проблем с пищеварением.

И, конечно, одиночество становится корнем всех бед. Об этом рассказали в статье немолодые женщины, которым нужно было выговориться больше мужчин.

А дальше уже начинается то, что называется философией жизни. Как говаривали еврейские мудрецы, «что есть причина смерти? Жизнь». Но жизнь, как известно, продолжается даже там, где, казалось бы, невозможно выжить. Поэтому – с «Прозаком» или без – надо смотреть не только на свое отражение в зеркале, но и вокруг. Что может вселить больший оптимизм, чем любовные романы в доме для престарелых? Когда все погасло, но глаза еще горят. Это и может вывести из депрессии. С другой стороны, слабонервных мучжин в нее снова вгонит тот факт, что в Израиле женщины живут дольше мужчин и входят в мировую тройку долгожителей.

Все, кто давал интервью для этой статьи, по-разному воспринимали свое положение, по-разному оценивали перспективы, по-разному смотрели на зависимость от лекарств. Но в одном они были едины: давать (другим людям) намного важнее, чем брать (лекарства). Думать о них, заботиться, поддерживать с ними регулярную связь и помогать, чем можно. В такие минуты, сказали они, депрессия проходит.

Написав «цель творчества – самоотдача», Пастернак наверняка не думал, что он перешел границы поэзии и вошел в медицину. В данном случае, терапию, для которой самоотдача может с успехом заменить все антидепрессанты. Да и зачем они нужны, если нужен ты! Если ты нужен другим людям, которым можешь помочь лишь тем, что спросишь, как они себя чувствуют, и выслушаешь до конца их ответ. Нам всем это когда-нибудь пригодится.

Когда? Когда мы останемся один на один с депрессией и страхом.


26.11.18

Что происходит с мирным планом президента Трампа, который он назвал «сделкой века»? Где он? Хорошо информированная арабская пресса, которая совсем недавно обнародовала текст соглашения Израиля с ХАМАСом, уверена, что план заморожен. А палестинская ежедневная газета «Аль Кудс» сообщила 22 ноября, что мирный план Трампа отложен до февраля 2019 года.

После инаугурации Дональда Трампа не прошло и нескольких месяцев, как в Белом доме заговорили о мирном плане, призванном раз и навсегда урегулировать все проблемы, лежащие в сердцевине израильско-палестинского конфликта. Работа над планом началась под руководством зятя президента Джерада Кушнера, к которому вскоре присоединился сначала один адвокат президента – Джейсон Гринблат, а затем и другой – Дэвид Фридман, которого президент Трамп сделал послом США в Израиле.

Интересная и абсолютно нетривиальная картина: над планом урегулирования израильско-палестинского конфликта работают три религиозных еврея, три израильских патриота в американском понимании этого слова. Трудно себе представить, что это трио могло бы найти решение всех проблем, приемлемое для палестинцев. И, судя по реакции последних – не нашло.

Поэтому мирный план, над которым два года трудились один профессиональный бизнесмен и два профессиональных адвоката, сначала обещали обнародовать летом 2017 года. Потом – зимой 2017 года. Потом – весной 2018 года. Потом – осенью 2018 года. Теперь не исключено, что американские источники «Аль Кудс» не подвели газету и «сделка века» отложена до весны будущего года.

В самом деле, какие сейчас могут быть сделки и планы, когда у израильского правительства нет ни малейшего представления о том, сколько оно продержится. Может, месяц-два. Может, неделю. Все неопределенно и зависит от каприза двух-трех депутатов коалиции, которые при очередном голосовании могут покинуть правительственный «Титаник» и присоединиться к оппозиции.

Не говоря о том, что публикация мирного плана в такое время, как сейчас, может сильно повредить лучшему и ближайшему союзнику президента США Биньямину Нетаниягу, ибо любые уступки палестинцам в американском плане немедленно станут оружием в руках его архиврага Нафтали Беннета, да и всего правого лагеря.

Поэтому Трампу со всех сторон советуют подождать с мирным планом: об этом ему говорит посол США в Израиле Дэвид Фридман, посол Израиля в США Рон Дермер, да и сам президент Трамп предпочитает переждать «неясную и взрывоопасную» ситуацию на Ближнем Востоке. После колоссального фиаско с его неверной трактовкой поведения Саудовской Аравии в деле убитого журналиста Дональд Трамп предпочел бы вообще отложить в долгий ящик свою «сделку века».

О Трампе, этом клиническом нарциссисте, давно говорят, что все его решения продиктованы одним: насколько они могут прославить его имя и гарантировать ему место в истории. Последнего он уже добился, став президентом США. Но он одержим и другим – стереть с лица земли все наследие своего предшественника Барака Обамы. В том числе, его миротворческую инициативу со всеми прошлыми «дорожными картами». Если при Обаме началась гибельная «арабская весна», при Трампе началась еще более гибельная «арабская зима». Так что замораживание очередного мирного плана будет в духе прогнозов политических синоптиков.

Мы сказали – очередного. А сколько их уже было?

Шестнадцать. Начиная с Мадридской конференции 1991 года. Как известно, из них ничего не вышло. 25-летняя годовщина «норвежских соглашений» подтвердила эту мысль лучше всего прочего.

На труды трех евреев в Белом доме печально взирает четвертый еврей – бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, который в свои 95 лет остается одним из самых популярных политических комментаторов. Один из его комментариев датируется 2005 годом: «После кончины Ясира Арафата и решения Израиля уйти из Газы это самая лучшая за последние несколько десятилетий возможность достигнуть решающего прорыва, который будет иметь серьезные последствия для Ближнего Востока».

Смешно? Смешно. Но такова природа любых политических комментариев, многие из которых не проходят проверку временем.

Только когда террористы на пенсии и доморощенные политики, поднаторевшие во внутренних палестинских дрязгах, сойдут со сцены истории, а во главе ПА встанут профессиональные бизнесмены, появится возможность найти решение самого нерешаемого и самого затяжного конфликта во всем мире. А пока... пока не стоит тешить себя иллюзиями, которые на Ближнем Востоке всегда оборачиваются новыми войнами.


25.11.18

В политизированном и поляризованном Израиле, где каждое слово – заявление, каждая фраза – декларация, каждое выступление – программа, опросы общественного мнения давно стали одним из главных инструментов политики.

В последнее время один опрос за другим проверяют, что изменится в кнессете после следующих выборов, если к гонке присоединится бывший начальник генштаба Бени Ганц. Проверка идет в двух направлениях: сколько мандатов может получить новая партия под руководством Ганца и сколько получит весь левоцентристский лагерь, если его возглавит Бени Ганц.

Надо начать с того, что сам Ганц еще не объявил во всеуслышанье не только о создании партии, но даже о том, что решил пойти в политику. А его партия остается виртуальной, что не мешает ей набирать в опросах двузначную цифру мандатов.

Последнее несомненно пугает руководство «Ликуда» вплоть до того, что недавно министр культуры и спорта Мири Регев позволила себе самым наглым образом обрушиться с критикой на Бени Ганца, обвинив его в том, что, не сумев покончить с террором в секторе Газа (а кто сумел?), он призывал жителей пограничных кибуцов жить спокойно и «идти собирать анемоны».

Второй вопрос – о левоцентристском лагере под руководством Ганца – трудно обсуждать, поскольку лебедь, рак и щука все еще остаются главными героями этого лагеря. Яир Лапид («Еш атид») тянет в одну сторону, Ави Габай («Сионистский лагерь») – в другую, Тамар Зандберг (МЕРЕЦ) – в третью. При том, что в «Сионистском лагере» есть своя «щука» – Ципи Ливни, которой давно надоело быть в тени лидера, и даже пост руководителя политической оппозиции в кнессете не лишил ее желания снова встать у руля. На данную минуту никто из них не готов уступить руль Бени Ганцу и никакие опросы не уверят их в том, что он – спаситель и спасатель.

Поэтому все крики «Только не Биби!» традиционно заканчиваются тем, что каждая из названных партий остается в своем углу, искренне удивляясь тому, что избиратели предпочитают Биби и, по тем же опросам, дают ему не меньше 30 мандатов, несмотря на уголовные расследования сразу по четырем уголовным делам из многолетнего цикла «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

Есть ли у Нетаняигу основания бояться Бени Ганца? Есть. Они вместе руководили операцией «Несокрушимая скала», и все обвинения в адрес Ганца ударят бумерангом по самому Нетаниягу. Как написал военный обозреватель Амир Орен, «Ганц демобилизовался осенью 2015 года, меньше года после того, как истек его срок на посту начальника генштаба. Три года политического карантина у него за спиной, а его будущее определят выборы в кнессет. Карантин пошел ему на пользу, поскольку за это время поблекла «Несокрушимая скала» и усилилось желание видеть на месте первой скрипки в сфере безопасности новое лицо спокойного, уверенного, знающего человека»

Отсюда особый интерес к самому свежему опросу сайта «Walla», который проверил, как общественность оценивает двух людей, завершающих свой срок на посту – начальника генштаба Гади Айзенкота и генинспектора полиции Рони Альшейха. И что же оказалось? Самые высокие оценки получил первый, самые низкие – второй. То же самое касается доверия к ним. Начальник генштаба традиционно его вызывает, генинспектор полиции традиционно его теряет.

Все это неминуемо наводит на мысль, что пост начальника генштаба – наилучший трамплин для начинающего политика. С другой стороны, все это уже было: бывший начальник генштаба, прославленный археолог Игаэль Ядин создал партию ДАШ («Демократическое движение за перемены»), которая на выборах 1977 года получила 15 мандатов, и, войдя в коалицию с «Ликудом», привела его к власти. Не прошло и трех лет, как партия раскололась, а Ядин вернулся из политики к археологии.

О Бени Ганце трудно сказать «новое лицо». Точнее сказать – «чистота рук». Вот что обычно притягивает избирателей, готовых сделать ставку даже на Партию пенсионеров. А потом удивляться, как это они с такими чистыми руками и семью мандатами провалились по всем статьям.

Так что не верьте социологам, приносящим опросы, из которых за всю историю Израиля преуспел только один – Мины Цемах в том же 1977 году.

После всего сказанного стоит напомнить вещие слова Шимона Переса о сходстве опросов с духами: «Приятно нюхать – опасно пить». Или, если чуть видоизменить эту формулу – не пейте одеколон!


23.11.18

Лет десять назад Второй телеканал показывал еженедельную сатирическую программу с самым подобающим названием «Только в Израиле». Помимо прочего зрителей развлекали юмористическим видеороликом на темы местной политики, причем ведущий всегда добавлял: «Никакой редактуры!»

Те же слова может повторить израильский кинорежиссер Дан Шадур, чей документальный фильм «Король Биби» после летнего иерусалимского кинофестиваля идет во всех синематеках. Впрочем это больше, чем документальный фильм. Это – архивный фильм, куда включено множество интервью и публичных выступлений Биньямина Нетаниягу за тридцать лет. Казалось бы, герой фильма ежедневно у всех на виду. Чем нас можно удивить? Почему стоит посмотреть этот фильм?

Потому что это – живой портрет Нетаниягу в натуральную величину. Без редактуры. Только Нетаниягу. Только в Израиле. В фильме «Король Биби» нет бесконечных интервью с «экспертами», психоаналитиками, политическими комментаторами, как нет и домашних съемок в кругу семьи. Режиссер разумно самоустранился, чтобы дать слово своему герою. И тот заговорил. С годами менялся он сам, менялся мир, менялся Израиль, но одно оставалось неизменным: магия слов Биньямина Нетаниягу, наделенного от природы выигрышным хрипловатым баритоном, о котором может мечтать каждый политик.

Именно по этой причине мешает закадровый текст в исполнении профессионального актера Алона Абутбуля. Можно было смело обойтись без него, потому что наш суперпрофессиональный политик – такой же профессиональный актер.

Страшно подумать, что было бы, если бы в эпоху Гитлера было телевидение и интернет. Собственно, сами немцы блистательно об этом рассказали в кинокомедии «Смотрите, кто пришел!» В наше время ТВ и интернет доступны всем, но далеко не все умеют ими пользоваться. «Король Биби» умеет. Поэтому он и стал королем. Поэтому в его электорат входит молодое поколение, родившееся после 1996 года, которое не знает ничего, кроме Биби. Только Биби. Только он – первый и лучший манипулятор массами.

В фильме можно увидеть юного Нетаниягу, который по молодости и неопытности еще не знал, что надо неотрывно смотреть в камеру и не размахивать руками. Тогда у него еще не было готовых ответов на все вопросы и он терялся, бэкая и мэкая. Но он всегда быстро учился.

Поэтому израильский школьник быстро стал американским школьником, студентом и типичным американцем, который, останься он в Америке, наверняка сделал бы отличную деловую и политическую карьеру. Но он не остался. Зато именно в Америке он попал в нужное время к нужному человеку: гранд-даме американского телевещания Лилиан Уилдер, автору бестселлера «Семь шагов к бесстрашным выступлениям». Она, обучившая и воспитавшая десятки тележурналистов и политиков – от Опры Уинфри до Джорджа Буша-старшего, научила Нетаниягу не только не бояться телекамеры, но флиртовать с ней и использовать ее для своих целей.

Фильм «Король Биби» невольно вызывает вопрос, что с ним было бы без этого американского тренажа и превосходного английского языка, которым не может похвастать ни один израильский политик? Сумел бы он прорваться на самую верхотуру власти? Он сидит там уже двадцать лет и смеется над подобными вопросами. Потому что знает наверняка: народ слопает что угодно, главное, чтобы упаковка была красивой.

Отсюда его умение составлять ударные фразы и палить ими во все стороны, как учила миссис Уилдер. В каждой из его речей есть такая фраза, которая вошла в национальный лексикон: «Дадут – получат, не дадут – не получат», «Арабы движутся на избирательные участки» (слово «движутся» по ошибке превратилось в «валом валят»), «Они забыли, что значит быть евреями», «Ничего не будет, потому что ничего не было». И, наконец, «Они бо – ят – ся». По слогам. Это – о СМИ.

В фильме Нетаниягу часто упоминает СМИ: он сделал их козлом отпущения, науськивает на них народ, винит их во всех смертных грехах. И при этом не ограничивается словами: «король Биби» сокрушил весь рынок масс-коммуникаций, закрыл гостелерадио, развалил коммерческие телеканалы и с помощью американо-еврейского миллиардера Шелдона Эдельсона угробил бумажную прессу. Да, «они боятся». Боятся потерять место работы, потому что в королевстве «короля Биби» народ поделен на две части – верноподданный электорат и нелояльную интеллигенцию, которой оказалось не так трудно заткнуть рот с помощью ряда законов об антиизраильской деятельности.

Но все же магия слов Нетаниягу в нарезке архивных кадров возвращает нас к главному: его умению манипулировать людьми. Известный в прошлом телеведущий Нисим Мишаль так и сказал ему, разведя руками: «Я не могу с вами соперничать в манипулировании публикой». Конечно, не может. И никто не может. Потому что Нетаниягу говорит только то, что народ хочет слышать, и не говорит того, чего народ не хочет. Так было в истории с обменной сделкой Гилада Шалита. Так было с извинениями перед Турцией. И так же во всем, что касается ХАМАСа: глядя прямо в телекамеру и в глаза каждому израильтянину, наш «господин Безопасность» лжет уже двадцать лет и перед каждыми выборами ему верят.

Хотя один раз – в 1999 году – было по-другому, и в израильском лексиконе остались незабываемые слова Нетаниягу: «Сарале, пошли домой!»

Но кто это помнит? Кто помнит телекадры, где Нетаниягу пожимает руку Арафату, которому отдал Хеврон? Или выступление «короля Биби» в Бар-Иланском университете, где он пообещал два государства для двух народов. Кто усомнился в его недавнем заявлении на весь мир, что он никогда не подпишет с ХАМАСом никаких соглашений?

А в ушах раздается знакомый голос его предшественника и одного из последних израильских вождей Менахема Бегина, который тоже был отменным оратором: «No more war. No more bloodshed» («Хватит войн, хватит кровопролития!») Бедный Бегин с его польско-еврейским акцентом и незнанием израильского сленга. Со своими театральными манерами он всегда выглядел на телеэкране старомодно. Что уж говорить о Леви Эшколе, который вдруг стал заикаться по радио в канун Шестидневной войны, перепугав всю страну.

Нетаниягу всегда настороже. Он никогда не манерничает и не заикается. На трибуне быстро перекладывает листки с короткими тезисами, умело пользуясь своим баритоном. И так же умело пользуется неведением публики, которой можно сбыть любую ложь. В свое время он был зав.отделом сбыта матрасов и понял, что между матрасами и избирателями нет никакой разницы.

Заново слушая его старые выступления, приходишь к выводу, что в мире есть только одна сверхдержава – Израиль, который обожают буквально все – от Америки до Микронезии. И, натурально, есть только один политик, без которого Израилю конец. Об этом говорит часто повторяемая им фраза «Правительство Израиля под моим руководством...»

Израильтяне нередко иронизировали над арабскими правителями – рекордсменами по просиживанию штанов на троне. В Израиле таким рекордсменом стал Нетаниягу. И не исключено, что на новых выборах загипнотизированный народ снова оставит его на посту, чтобы восторгаться его прямым взглядом, устремленным прямо в телекамеру.

В Израиле король не умирает – он здравствует. Даже если после фильма «Король Биби» не только один умный мальчик, но много умных взрослых вдруг поймают себя на мысли: а король-то голый!


22.11.18 (вечер)

Из услышанного на пляже в Эйлате разговора двух русских сестер.

Старшая (лет десяти): «Тут весь пляж в камнях и море тоже».

Младшая (лет пяти): «Надо было ехать в Арабские Эмираты, как папа говорил».

***

Название ненаписанной книги по новейшей еврейской истории: «От штетла – до шаттла».


22.11.18

На журналистской конференции в Эйлате, которая прошла в отеле «Ирод» с 18 по 21 ноября, был полный сбор, как в бомбоубежище во время воздушной тревоги. В метафорическом смысле слова эта картина недалека от истины: пока журналисты сидят за компьютерами и стучат по клавишам, снаружи рвутся бомбы и снаряды писаных государственных законов и неписаных министерских инструкций, требующих от них лояльности и полного послушания. Власти не устают говорить о своей приверженности свободе слова, тогда как на практике делают все, чтобы ее ограничить, если не задушить.

Факты говорят сами за себя: в начале будущего года Второй телеканал прекратит свое существование. Десятый телеканал сольется с телекомпанией «Решет» и будет в немалой степени зависеть от главного акционера – миллиардера Лена Блаватника, входящего в узкий круг богатых друзей главы правительства. Иными словами, все журналистские расследования «десятки», попортившие столько крови Нетаниягу и его семье, могут оказаться под угрозой.

Умирание бумажной прессы продолжается своим чередом, включая крупнейшую газету на русском языке «Вести», от которой с 1 января останутся одни воспоминания. А «Маарив» и «Йедиот ахронот» будут по-прежнему валяться на всех углах в безнадежной попытке догнать пионера бесплатной израильской прессы «Исраэль ха-йом» – рупор Нетаниягу и «Ликуда». Иными словами, в Израиле партийная пресса победила частную, что стало рекордом в западном мире.

Израильские СМИ в эпоху пост-правды

Естественно, что отставка министра обороны Авигдора Либермана и резкий запах досрочных выборов повлияли на повестку дня конференции. Поэтому давно пережеванная тема «Отношения Нетаниягу с израильскими СМИ» в этот раз привлекла гораздо меньше внимания, чем лет десять назад.

Мы же выбрали из двадцати одной темы дебатов те четыре, которые показались нам наиболее интересными и важными.

Название первой из них стало парафразом скандального заявления Нетаниягу об израильских арабах: «Валим на избирательные участки». С подзаголовком «Динамика пост-правды в год выборов».

Ничего ошеломительно нового сказано не было, так как ни для кого не секрет, что проверенный рецепт полуправды, переходящей в кривду, давно стал обязательным оружием каждого политика. Разве что свою лепту в давний спор о «пост-правде» внесла базирующаяся в Тель-Авиве исследовательская компания «Ифат», которая давно прославилась профессиональным мониторингом всего, что публикуют израильские бумажные и электронные СМИ.

На этот раз гендиректор «Ифат» Шахар Гур подготовил специально для эйлатской конференции большое исследование, из которого явствует, что более 70 процентов заявлений политиков, основанных на фактах, которые были опубликованы в 2018 году, не соответствуют действительности. Отсюда сразу возникает вопрос, что же это за факты, если они не соответствуют действительности? Ответ очевиден: это – не факты, а фикция.

Для начала «Ифат» собрала «горячую десятку» самых популярных тем, которые без конца обсуждаются в СМИ: 1. Следствие по делам Нетаниягу; 2. Государство и религия; 3. Обшественно-экономическая политика; 4. Израильско-палестинский конфликт; 5. Нелегалы; 6. Внешняя политика Израиля; 7. БАГАЦ и разделение властей; 8. Иудея и Самария; 9. Закон о национальном характере государства; 10. Корпорация теле-радиовещания.

А далее следует расклад по политической принадлежности тех, кого принято делить на коалицию и оппозицию. И что же выяснилось? Что, появляясь в электронных СМИ, и те, и другие почти в равной степени повинны в том, что раньше называли «враньем», а сегодня в переводе с английского стали называть «пост-правдой». Что-то похожее на пост-травматический эффект с той разницей, что он касается ограниченного числа людей, в то время как «пост-правда» выщла за пределы одной страны и охватила все континенты.

В нашем же случае статистика «Ифат» не оставляет места для сомнений: на долю коалиции пришлось 73 процента заявлений в СМИ, из которых 74 процента не соответствовали фактам.

На долю коалиции пришлось 20 процентов заявлений, из которых 62 процента не соответствовали фактам.

Неизвестно, в какой степени эти факты повлияют на избирателей, но не вызывает сомнений, что журналисты и дальше продолжат закавычивать цитаты политиков, не давая себе труда их проверить.

Итог трудов начальника генштаба

По мнению собравшихся на обсуждение ведущих военкоров трех телеканалов и двух новостных сайтов, генерал-лейтенант Гади Айзенкот был отменным начальником генштаба, оставляющим своему преемнику сильную, хорошо обученную армию, готовую к любым опасностям, которых у нас в регионе не занимать. При Айзенкоте продолжалось уничтожение тоннелей из сектора Газа и строительство антитоннельной подземной стены, и он же сделал все необходимое, чтобы удержать многомесячное насилие на границе сектора Газа на малом огне.

Самая интересная мысль в обсуждении состояла в том, что, присмотревшись к глубоко штатскому министру Либерману, который на заседаниях генштаба всегда чувствовал себя не в своей тарелке, Айзенкот по сути дела сам стал министром обороны со всеми вытекающими отсюда оперативными последствиями. В итоге ему никто не мешал командовать армией по своему усмотрению, оставаясь высшей и последней инстанцией во всех профессиональных вопросах.

И надо же, в единственной демократии на Ближнем Востоке дело не кончилось военным переворотом, и вокруг стола в зале заседаний на 14-м этаже министерства обороны по-прежнему сидели генералы, привыкшие неукоснительно выполнять все решения политического руководства.

Последняя мысль касалась и недавнего ракетного обстрела, который сразу перевел обсуждение в другое русло, и оно закрутилось вокруг вопроса: почему Израиль не ответил должным образом на беспрецедентный по масштабу и дерзости обстрел? Как сказал военкор 10-го телеканала Рони Даниэль: «Хватит бояться! Раньше арабы боялись, что им сделают евреи. Теперь евреи боятся, что им сделают арабы. Мы очень любим повторять: «Мы им покажем!» Так покажите!»

Слабее всех выглядел пресс-секретарь ЦАХАЛа, бригадный генерал Ронен Манелис: он не пользуется такой же свободой слова, как журналисты, и вынужден повторять одни и те же лозунги, которые давно никого не убеждают. По мнение военкоров, его специально выставили на авансцену, потому что глава правительства не счел нужным обратиться к народу и спрятался за спиной пресс-секретаря ЦАХАЛа.

Тали Бен-Овадья (Второй телеканал) считает, что в этот раз террористы усвоили урок ЦАХАЛа, нанеся первый удар в виде 500 ракет. С таких ударов (чаще авиаударов) израильская армия привыкла начинать военные кампании, но в этот раз был другой приказ израильского правительства и другая реакция. Военкоры и пресс-секретарь ЦАХАЛа разошлись во мнении, как назвать бомбежку ВВС – «из пушек по воробьям» или «уничтожение важных целей».

Зато не было споров по поводу того, что ракета «Корнет», выпущенная по армейскому автобусу, была направлена именно в группу солдат, которые чудом остались в живых. «Так что – сказал Рон Бен-Ишай – не надо рассказывать нам сказочек, что ХАМАС якобы специально подождал, пока солдаты выйдут из автобуса. Цель террористов была в том, чтобы убить как можно больше солдат, которым просто повезло».

Не было спора и о том, что израильская сила устрашения уже не производит такого впечатления на арабов, как раньше. Поэтому генсек «Хизбаллы» Хасан Насралла и командующий иранским спецназом, генерал Касем Сулеймани очень внимательно следят за противостоянием Израиля с ХАМАСом, приходя к выводу, что Израиль не хочет войны, а то и боится ее.

Военкоры могли бы сказать и о другом – о давней тенденции перехода начальников генштаба в политику после того, как они меняют военную форму на цивильное платье. Игал Ядин, Моше Даян, Ицхак Рабин, Рафаэль Эйтан, Эхуд Барак, Амнон Липкин-Шахак, Шауль Мофаз, Моше Яалон, а теперь на мушке – Бени Ганц. Почему все они думали, что славное военное прошлое гарантиует им не менее славное политическое будущее?

Политика улыбок министра финансов

Когда два года назад свежеиспеченный министр финансов Моше Кахлон приехал в Эйлат, его фирменная улыбка вызвала аплодисменты. Удешевив сотовые телефоны, он был уверен, что так же быстро удешевит квартиры и покончит с дороговизной жизни. Этого от него и ждали. Но не дождались, потому что вся политика Кахлона была политикой улыбок. Он, который так отменно ладит со СМИ и коллегами-политиками, так и не понял, что одними улыбками не залатаешь брешь в госбюджете и не покроешь дефицит.

В ответ на предложение ведущего оценить работу министра финансов по шкалу от нуля до десяти средняя оценка была где-то посередине, не считая экономического редактора «ХаАрец» Нехемии Штрасслера, самого яростного критика министра финансов. Он поставил Кахлону 0,00, сказав, что тот нарушил все законы своих предшественников на посту и вышел за рамки правительственных расходов, что было бы допустимо во время войны, но никак не в мирное время. Кахлон вышел за рамки бюджетного дефицита и при нем, как сообщило ЦСБ, экономический рост упал с 3,6 процента до 2,3. По словам Штрасслера, «у Кахлона только одна цель – голоса избирателей». Поэтому он готов раздавать миллиарды налево и направо, и «он – единственный, кто хочет досрочных выборов, зная, что 2019 год будет для Израиля намного хуже нынешнего».

Йехуда Шарони («Маарив») начал с того, что «Кахлон по своей воле занял тот пост, с которого никто не вернулся живым», имея в виду старое израильское поверье, что министерство финансов – могила для политиков. Хотя Биньямин Нетаниягу сумел из нее выбраться и сегодня мало кто помнит его драконовские сокращения всех пособий. По мнению Шарони, положение израильского народного хозяйства сейчас вполне приличное, поэтому министр финансов никак не заслуживает (словесного) расстрела.

Самым ярым защитником министра финансов стала Керен Марциано (Второй телеканал), которая даже сочла нужным напомнить о его... восточном происхождении и бедной семье, что прозвучало, по меньшей мере, неуместно. В то же время она оказалась единственной, кто верит, что Кахлон и только Кахлон остановил рост цен на жилье с помощью своей программы «Цена для новоселов», которую другие экономические комментаторы высмеивали на все лады. Как и любимое Кахлоном название «общественный министр финансов». Что это должно означать? По мнению Шарони, только одно: «Все идут к Кахлону, потому что знают, что он даст денег».

Ротем Данон (главный редактор журнала «Либерал») сказал, что «уже второй срок подряд пост министра финансов не остался у правящей партии, а был отдан коалиционным партнерам, что совершенно антидемократично и безответственно со стороны главы правительства».

Или, как завершил дискуссию Штрасслер, «очень просто быть Санта-Клаусом и три года знать только одно: улыбаться и раздавать деньги».

Племенной строй Государства Израиль

В программе конференции эти дебаты назывались по 132 псалму «Сидеть вместе». В синодальном переводе каноническое утверждение «Как хорошо и приятно сидеть братьям вместе» претерпело только одно изменение – не «сидеть», а «жить». Но на иврите игра слов возможна только со словом сидеть – «шевет». Стоит изменить последнюю букву «тав» на «тет», как получится клан, колено, племя. В этом и есть суть дела, дебатов, да и всей нашей жизни в Израиле. Хорошо ли братьям сидеть вместе? Приятно ли? Да и можно ли назвать «братьями» почти девять миллионов израильтян?

Семеро участников дебатов убедительно дали понять иллюзорность, казалось бы, очевидного ответа.

Но почему библейская цитата стала адекватным названием? Потому что в ней была аллюзия на недавнее выступление президента Израиля Реувена Ривлина, который разделил израильтян на четыре племени: арабы, светские евреи, религиозные евреи и ультраортодоксы.

С президентом никто не согласился. Публицист Бен-Дрор Ямини сказал, что внутри каждого племени есть свои подразделения, а само определение племени скорее раскалывает, чем объединяет.

Бывший депутат кнессета от «Сионистского лагеря», араб Зоир Баалуль сказал, что арабская интеллигенция хотела бы стать частью израильского общества, но ей не дают. Арабы были и остались в Израиле чужаками.

Интересно, что в том же ключе высказался другой бывший депутат кнессета от покойной национально-религиозной партии МАФДАЛ Шауль Яалом, живущий в Самарии: «Поселенцы до сих пор чувствуют себя отделенными». На что другие участники дебатов тут же предложили дополнить классификацию Ривлина «племенем поселенцев», которые оказывают немалое влияние на израильскую политику и очень дорого обходятся госбюджету.

Эфиопская еврейка Цага Малко (корпорация «Кан», успевшая защитить докторскую степень и войти в руководство радиостанции «Голос Израиля») добавила в список еще одно племя – эфиопских евреев, которые, по ее словам, все еще остаются объектом неприкрытой дискриминации.

Эти дебаты лучше всего прочего показали непрерывную связь еврейской истории. Ключевое понятие колена, клана, племени осталось по сей день. В древности было двенадцать колен Израилевых, сегодня президент Ривлин насчитал только три (плюс арабы). В этом спорном списке, помимо поселенцев и эфиопских евреев, явно не хватает шумного полуторамиллионного племени евреев из СНГ, для которых израильское общество делится только на левых и правых. Причем, если для израильских левых правые – законные противники в спорах о будущем государства, для правых все левые – подонки и предатели, которых надо убить. Это хорошо видно в соцсетях и, особенно, в ленте комментариев «Фейсбук», где мутный поток малограмотных воплей, обильно сдобренный площадным матом, призван утопить всех несогласных с привычной генеральной линией партии. В сравнении с этим потоком обсуждение тех же тем на иврите выглядит верхом парламентаризма и хороших манер.

«Приятность сидения вместе» сразу показала, как истончилась материя израильского общества, как распалась на части его традиционная мозаика и как раскол возобладал над всеми попытками залечить раны бесконечных «еврейских войн». А тем временем Израиль марширует к светлому будущему, обрисованному профессором социологии Ницей Касир (из неведомого до сих пор ультраортодоксального института исследования политики). Она показала диаграмму перемен в стране в следующие тридцать лет, когда Израиль станет религиозным государством, где двумя доминирующими группами населения будут ультраортодоксы и арабы. Уже сегодня их сходство проявляется в нищете, а что же будет в 2050 году?

Если демонтировать 132-й псалом, окажется, что братья – давно не братья, и вместе они не сидят. А если сидят на одной конференции, это вовсе не хорошо и не приятно.

Надо же, после целого круга еврейской истории мы снова вернулись к племенному строю, в чем есть свое преимущество: Израиль перестал быть европейским форпостом и стал неотделимой частью Ближнего Востока, где именно племена делают погоду в окружающих королевствах и диктаторских «республиках».

Впрочем не все так плохо: в годину войн и ракетных обстрелов братья снова сидят вместе – в бомбоубежище.


15.11.18 (пополудни)

Министр регионального сотрудничества Цахи Анегби обычно думает, прежде чем говорит. Но сегодня получилось по-другому. В интервью армейской радиостанции «Галей ЦАХАЛ» он сказал: «Обстрел юга был достаточно минорным. Вот если бы они обстреляли Тель-Авив, это было бы другое дело».

На иврите «минорный» имеет другое значение – «малозначительный».

Почти 500 ракет за сутки – это малозначительно? А что же тогда было бы «мажорным» – миллион ракет?

Но этой глупостью дело не кончилось. В той же фразе министр ухитрился до смерти оскорбить миллион южан, которые под шквальным обстрелом провели ночь в бомбоубежищах, не ведая, когда это кончится. А некоторые вообще остались без крова после разрушения домов ракетами и с телеэкрана обращались к согражданам с просьбой приютить их на ночь вместе с детьми.

По словам министра получается, что все их мучения и переживания ничего не стоят, потому что они живут слишком далеко от центра. Мол , все, что происходит в их глухомани, остается минорным. А вот если бы хоть одна ракета долетела до Тель-Авива...

Во-первых, уже долетала. И что? Ничего. Во-вторых, в маленьком еврейском государстве нет глухомани, да и слово «периферия» всегда звучит странно. В-третьих, слова министра только подтверждают правоту ХАМАСа, который действует по плану: он отлично знает, что за обстрел пограничых кибуцов и Сдерота ему ничего не будет, как не было все 17 (семнадцать!) лет обстрела. Он знает, что обстрел Беэр-Шевы вызовет суету в правительстве, и вместо 150 боевых вылетов самолеты ВВС совершат 200 вылетов и разбомбят на десять пустых сараев больше обычного. Наконец, ХАМАС знает, что обстрел Тель-Авива надо приберечь на крайний случай.

Бедные южане, которых оставили на съедение террористам ради большой политики. Политики сдержанности.

Самым сдержанным остается Нетаниягу, который в очередной раз не допустил войны. И заслужил этим комплименты всего левого лагеря во главе с рупором палестинского народа Гидеоном Леви из газеты «Гаарец», который долгие годы распинает Нетаниягу по десять раз на дню.

О чем это говорит? О том, что на скорых досрочных выборах в кнессет Нетаниягу снова победит, так как будет конкурировать сам с собой. Больше не с кем.

***

Если бы это была газетная статья, ее надо было бы назвать «Прощай, Иерусалим!».

Такой заголовок приходит в голову после победы на муниципальных выборах в столице Моше Леона. Пять лет назад этот бывший бухгалтер с избыточным весом, прикрытый кипой, уже пытался стать мэром Иерусалима и проиграл. А сейчас выиграл – с ничтожным разрывом в 6,500 голосов.

Почему же надо прощаться с Иерусалимом? Да потому, что речь идет о марионетке ультраортодоксальной общины, которой они будут крутить- вертеть как хотят. Первым делом Леон начнет расплачиваться по долговым обязательствам с теми, кто его поддержал, так что светским иерусалимцам станет еще хуже.

Но где же они были в день выборов? Что такое 6,500 голосов? Почему вся светская масса, составляющая большинство в городе, не проголосовала как один за соперника Леона – абсолютно светского человека с многолетним опытом работы в горсовете? Неужто они не поняли, что перед ними не борьба двух кандидатов, а битва за Иерусалим – за его жизнь и будущее?

Перед выборами за спиной Леона стояли два покровителя – министр обороны Авигдор Либерман и министр внутренних дел, председатель ультраортодоксальной партии ШАС Арье Дери. Первый, которого Леон привык называть «босс», выпал из колоды. Второй все еще силен и с ним ультраортодоексы могут не беспокоиться, что Леон выйдет из-под контроля.

Трудно поверить, что Моше Леон занял кресло мэра, в котором когда-то сидел легендарный Тедди Колек.

Собственно, всю историю Иерусалима последней чертверти века можно легко уложить между этими двумя именами: прекрасный, чистый, обеспеченный, светский город стал уродливым, грязным, нищим и религиозным.

Во всяком случае, в ближайшие пять лет он таким и останется.


15.11.18

14 ноября главной новостью стала отставка министра обороны Авигдора Либермана, о которой он объявил на пресс-конференции в кнессете.

Чем она вызвана?

По словам Либермана – капитуляцией перед террором израильского правительства после его согласия на прекращение огня с ХАМАСом.

А на самом деле?

Либерман уже давно вне игры. На посту министра обороны он никак не повлиял на укрепление обороноспособности государства и всего лишь не мешал начальнику генштаба руководить армейскими делами и планами, что тоже немало.

Помимо большого престижа, связанного с такой должностью, Либерман оставался политиком в министерстве обороны точно так же, как в свое время – в министерстве иностранных дел. И, будучи политиком с двадцатилетним стажем, он хорошо знает, как важно вовремя уйти. Тем более, что он уже делал это трижды, и в последний раз в 2014 году вышел из совместного блока с «Ликудом» по той же причине: после операции «Несокрушимая скала» разошелся с Нетаниягу из-за его мягкотелой политики в отношении ХАМАСа.

Четыре года ничего не изменили: те же Нетаниягу и Либерман, тот же ХАМАС, и та же пресс-конференция, на которой министр обороны заявил, что для него принципы важнее кресла.

Но стоит обратить внимание на то, что все опросы общественного мнения показывают одну и ту же картину: партия Либермана «Наш дом – Израиль» может не пройти электоральный барьер. Поэтому ему осталось одно – сыграть ва-банк. По его генплану, после выхода НДИ из коалиции она рассыпется, как карточный домик, за этим последует роспуск кнессета и через три месяца – досрочные выборы.

13 ноября, после заседания военно-политического кабинета, стало известно, что Либерман был против прекращения огня. Отсюда последовало предположение некоторых политкомментаторов, что в такой ситуации ему самое время уйти в отставку, потому что о лучшем поводе нельзя и мечтать. И надо же – именно это министр обороны и сделал.

До сих пор он не выполнял ни одного из своих обещаний.

В свое время израильский сайт «Детали» перечислил многочисленные обещания Либермана.

«Он обещал взорвать Асуанскую плотину.

Взорвал? Нет.

Обещал в сорок восемь часов покончить с главарем ХАМАСА Исмаилом Хание.

Покончил? Нет.

Обещал отправить всех израильских арабов на территорию палестинской автономии.

Отправил? Нет.

Обещал добиться введения гражданского брака в Израиле?

Добился? Нет.

Обещал ввести смертную казнь для террористов.

Ввел? Нет.

Обещал провести пенсионную реформу для новых репатриантов.

Провел? Нет.

Обещал похоронить «закон о супермаркетах».

Похоронил? Нет.

Обещал не допустить закон об освобождении от призыва в армию йешиботников.

Не допустил? Нет».

Последнее стало сейчас крайне актуальным, потому что с уходом Либермана этот закон окончательно похоронят на радость ультраортодоксальной общине.

Самым удивительным на пресс-конференции Либермана было то, что за неимением достижений он перечислял... свои провалы. Он был против обменной сделки Гилада Шалита, но не смог настоять на своем. Был против выплаты компенсации Турции за историю с паромом «Мави Мармара» и извинений перед ней, но остался ни с чем. Наконец, настаивал на том, что ХАМАС надо уничтожить, но никто не стал его слушать.

А самым анекдотичным было то, что Либерман назвал своим достижением – создание сайта министерства обороны... на арабском языке.

Авигдор Либерман – это израильский Ванька-встанька. Он много раз уходил и возвращался, занимая все более высокие посты. Но это кончилось: выше поста министра обороны он не поднимется, потому что в Израиле нет прямых выборов главы правительства – избиратели голосуют за партийные списки. А у списка НДИ, как мы сказали, ничтожные шансы вернуться в кнессет. Почему же? Потому что Либерман, создавший двадцать лет назад «русскую партию», растерял свой основной электорат. Это произошло не сразу: легковерные новые репатрианты верили его обещаниям решить их проблемы, и точно так же уверовали в предвыборный лозунг НДИ: «У Либермана слово не расходится с делом». С годами они поняли, что расходится. И перестали голосовать за НДИ.

На что же рассчитывает Либерман? На эффект домино. Он полагает, что без него коалиция рассыпется, как карточный домик, и в последующем предвыборном хаосе он сможет легко соблазнить тех, кто считает, что у них нет выбора. Выбор есть, – скажет им Либерман – есть такая партия!

На пресс-конференции Либерман несколько раз упоминал о принципах, но это только вызывало улыбку у тех, кто двадцать лет знает его, как откровенно циничного и авторитарного политика.

Однако для начала вопрос в том, рассыпется ли коалиция? Может, да, а может – нет. Арифметически правительство на узкой основе с 61 голосом может еще продержаться, хотя и будет открыто для ежедневного шантажа. Первым начал министр образования Нафтали Беннет, поставив главе правительства ультиматум: либо он, Беннет, станет министром обороны, либо его партия «Еврейский дом» выйдет из коалиции.

Но у Нетаниягу есть другие варианты: он может оставить себе портфель министра обороны, сравнявшись, таким образом, с боготворимым им Черчиллем и Бен-Гурионом.

Ради выживания своего четвертого правительства Нетаниягу, конечно, может назначить на пост министра обороны ненавистного ему Беннета, но предпочел бы одного из двух генералов запаса, которых так не хватает для ширмы «Ликуда»: либо бывшего командующего Южным военным округом, а ныне – министра жилищного строительства Йоава Галанта, либо бывшего начальника генштаба Бени Ганца, истинного профессионала, на которого имеет большие виды левый лагерь.

Нельзя забывать и о том, что, по закону, через 48 часов после отставки Либермана в «Ликуде» начнется (или уже началась) поножовщина из-за двух освобождающихся постов – министра обороны и министра абсорбции, так как Софе Ландвер придется уйти со своим боссом в политическую пустыню.

Общий итог можно подвести так: Либерман ушел – Исмаил Хание остался. И в течение 48 часов покончил с Либерманом.


14.11.18

Еще один раунд противостояния Израиля с ХАМАСом закончился ничьей. Вечной ничьей. Разве что ХАМАС выпустил по Израилю 470 ракет и минометных снарядов, парализовав весь юг, и объявил это победой.

Сутки шквального огня закончились. Дети и взрослые вылезли из бомбоубежищ... до следующего раза. А правительство согласилось на прекращение огня. Тоже до следующего раза.

На первый взгляд общее положение совершенно абсурдно. Самая сильная армия на Ближнем Востоке и одна из сильнейших в мире не может справиться с террористами. Но на то они и террористы. Точно так же Наполеон и Гитлер не справились с русскими партизанами. Тем не менее, со времен двух последних в технологии ведения войны многое изменилось, что вызывает естественные вопросы.

Почему «Железный купол» сбил только четвертую часть всех ракет и не смог предотвратить их попадания в жилые дома?

Почему при 150 вылетах израильских ВВС были убиты трое или четверо боевиков? Летчики, что, в самом деле стреляли из пушек по воробьям? И не надо говорить, что главари ХАМАСа и боевики отсиживались в бункерах – Израиль давным-давно получил из Америки соответствующие бомбы, пробивающие любой бункер на любой глубине.

Какому идиоту пришло в голову собрать автобусы с солдатами в той точке, которая прекрасно просматривается из северной части сектора Газа? Результатом была противотанковая ракета «Корнет» советского производства, которая чуть не угодила прямо в группу солдат – к счастью, обошлось ранением одного из них. Надо думать, при ином исходе правительство уже объявило бы мобилизацию резервистов.

Но оно ничего не объявило. Даже не сообщило, что пошло на соглашение о прекращении огня под обьединенным нажимом Египта, ООН, Норвегии и Швейцарии.

Именно так все и было: выпустив по Израилю 470 ракет, главари ХАМАСа любезно заявили, что они соизволят согласиться на прекращение огня. Абсурд? Абсурд. Но там, где замешана политика, абсурд называется «реалполитик».

Всего за сутки до огненного шквала Нетаниягу сказал на пресс-конференции в Париже, что он не боится войны, и готов на нее, если она нужна, но сделает все для ее предотвращения, если она не нужна.

Похвальная сдержанность государственного мужа, за которую Нетаниягу на все лады хвалили его постоянные критики из левого лагеря. Вот только эти критики не провели ночь в бомбоубежище, а то, что хорошо видно из Сдерота и Ашкелона, вообще не видно из Тель-Авива и Иерусалима.

Кстати, об Ашкелоне: вместе с Ашдодом он оказался прямо на огневом рубеже. Именно там, в Ашкелоне, ракета попала в четырехэтажный дом, разрушив его так, что спасателям понадобилось около двух часов, чтобы вытащить из-под завалов труп мужчины и двух тяжело раненых женщин. По горькой иронии судьбы, мужчина оказался 48-летним арабом из Хеврона, который снимал там квартиру. Но понятно, что ХАМАСу глубоко наплевать, кто окажется в радиусе действия их ракет, пока они не попадут в какую-нибудь бедуинскую или арабскую деревню.

«Ничего не закончилось, пока ничего не закончилось». Эта фраза из спорта перекочевала в военное дело, где победа должна быть очевидной, как капитуляция немцев. Нельзя воевать в состоянии вечной ничьей. А ведь именно так было не только со всеми войнами в секторе Газа, но и с двумя ливанскими войнами. В конце концов, Израиль ушел из Ливана, где воцарилась «Хизбалла». Она-то и научила ХАМАС, как справиться с Израилем, и смышленые ученики уже 17 (семнадцать!) лет держат Израиль под обстрелом.

На вопрос «что же дальше?» ответ прост: ничего. Если о своих уголовных делах Нетаниягу привык говорить «ничего не будет, потому что ничего не было», о бесконечных войнах с ХАМАСом можно смело сказать: что было, то и будет.


13.11.18

Израиль и ХАМАС снова оказались на грани войны, которая за долгие годы никогда не была последней.

На этот раз причиной стала провалившаяся операция спецназа в секторе Газа, где погиб офицер в чине подполковника, а другой офицер был ранен. Как их обнаружили террористы, случайно или нет, стало предметом разбирательства армейской следственной комиссии. Тем временем весь юг снова под ракетным обстрелом, а миллион израильтян – в бомбоубежищах.

В воскресенье 11 ноября глава правительства Биньямин Нетаниягу был на пресс-конференции в Париже, а в понедельник утром прервал визит и спешно вернулся домой, проводя одно совещание за другим. Поначалу их темой была неудачная операция спецназа в секторе Газа, чьи последствия, как полагало военно-политическое руководство, вряд ли будут чересчур серьезными. И ошиблось: начиная с 16.30, четыреста ракет обрушились на юг, от Нетивот до Беэр-Шевы. Ракеты попали в жилые дома в Ашкелоне, Нетивоте, Сдероте.

Впервые за долгие годы были жертвы: от прямого попадания ракеты в жилой дом в Ашкелоне убит 48-летний мужчина и тяжело ранены две женщины. А прямым попаданием противотанковой ракеты в автобус тяжело ранен 19-летний солдат. В других городах тоже были раненые и разрушения. На этот раз батареи "Железного купола" перехватили только пятую часть всех ракет.

Всего за сутки до этого Нетаниягу говорил журналистам в Париже, что он не боится войны, если она нужна. А если нет, сделает все, чтобы ее избежать, добиваясь затишья. Сказал он и о том, что недавно Израиль был в одном шаге от использования массированной силы, «и ХАМАС это знает».

Может и знает, но сейчас ХАМАС и другие террористические группировки сами применили массированную силу, да еще имели наглость заявить, что если Израиль решит ответить на ракетный обстрел и расширит воздушные атаки, они увеличат и обстрел, и радиус действия.

Четыреста ракет, выпущенных из Газы, разнесли в клочки черновик соглашения о перемирии Израиля с ХАМАСом, о котором писали все СМИ в арабском мире. И все вернулось на круги своя, в точности напоминая положение перед каждой из предыдущих войн в секторе Газа. Из всех направлений и путей, выбранных за последнее десятилетие, самым частым оказывался тупик. Мы снова там.

О том, что делать в такой ситуации, глава правительства совещался вечером 12 ноября в Тель-Авиве с министром обороны Авигдором Либерманом, начальником генштаба, старшими офицерами ЦАХАЛа, руководителями ШАБАК и членами совета национальной безопасности.

Не секрет, что министр обороны давно призывает «нанести ХАМАСу сильнейший удар». В Париже Нетаниягу повторил эти слова. Вопрос в том, перейдут ли слова в дела или все кончится обменом взаимными ударами с последующей ничьей и новыми разговорами о близком перемирии? По всей видимости, да, поскольку Египет всегда готов вмешаться с предложением о прекращении огня. Разве что этот огонь вряд ли прекратится. ВВС продолжат бомбежку целей ХАМАСа, чьи главари и боевики в это время отсиживаются в бункерах.

При таком массированном обстреле и жертвах с нашей стороны Израиль не должен удовлетворяться ничьей. А положение усугубляется тем, что ХАМАС навязывает Израилю свои правила игры, показывая всему миру, что он может безнаказанно держать Израиль под обстрелом, да еще диктовать свои условия его прекращения.

Также не секрет, что начальник генштаба Гади Айзенкот не разделяет воинственных настроений министра обороны, но положение меняется, и к тому же все решения принимает политическое руководство. Вчера Нетаниягу решил не собирать военно-политический кабинет, не обращаться к народу с телеэкрана и, тем более, не повторять миролюбивых заявлений, которые хорошо звучат в Париже, но очень плохо - в Сдероте, Нетивоте, Ашкелоне и далее по всему югу, чьи жители снова провели ночь в бомбоубежищах.

И, конечно, даже в таком тяжелом положении нельзя забывать о том, что на все решения главы правительства, опытного и изощренного политика, не может не влиять тот факт, что Израиль уже вступил в предвыборный год, когда любое решение Биньямина Нетаниягу о войне и мире будет рассматриваться через политическую призму.


12.11.18

Весть о том, что бывший директор Моссада, 84-летний Эфраим Халеви нашел работу, не может не радовать. В сегодняшнем мире, где даже у 50-летних мало шансов устроиться, удача Халеви обнадеживает. Правда, тут есть своя специфика: престарелого пенсионера взяли на работу для фильтрации клиентуры и консультирования операций не куда-нибудь, а прямо по профилю – в частную компанию торгово-промышленной разведки Black Cube. Кстати, там же работал и преемник Халеви на посту директора Моссада, покойный Меир Даган.

Тот факт, что помимо государственной внешней разведки в Израиле есть еще частная разведка, наводит на здравую мысль, а не поставить ли это дело на поток. То есть не ограничиваться разведкой, а приватизировать все, что не работает, поросло бюрократической плесенью, приносит одни убытки, не служит на пользу гражданам и мешает развитию государства. В конце концов, если у нас есть частная внешняя разведка, почему бы не появиться частному государству Израиль.

В нескольких километрах от ливанской границы находится потерянный израильский рай под названием Ахзив. Здесь бывший моряк и первый местный хиппи Эли Авиви и основал виртуальное государство со своим флагом, гимном, паспортом и, конечно, президентом в лице самого Авиви. Государство Ахзив.

В 50-х годах Авиви почти бесплатно взял в аренду на 99 лет прибрежный участок и построил хижины для туристов. Вся израильская богема открыла для себя Ахзив, ставший маяком свободной любви. Он даровал тот безмятежный покой и уединение с природой, за которыми потом стали ездить в Синай.

Когда настоящее государство (Израиль) очнулось от шока и поняло, что продешевило, было поздно. Несколько судебных тяжб не только не лишили «президента» Авиви его владений, а даже увеличили его популярность и доход от туризма. Самого Авиви уже несколько лет как нет в живых, а его государство живо-здорово и будет жить во славу частной инициативы.

Отсюда следует, что если частное государство уже есть, почему бы не быть частной армии, частной полиции, частному здравоохранению, частной системе образования, правосудия и общественного транспорта. И даже частной религии. Самое интересное, что в Израиле все это есть. В свое время дело чуть не дошло до частной тюрьмы в Галилее, которую хотел приобрести миллиардер Лев Леваев – сегодня она ему очень пригодилась бы.

Тем, кто не живет в Израиле и воспримет сказанное, как явное преувеличение, можно привести много примеров того, как хорошо работает «второе государство Израиль».

В частную армию готовы завербоваться выходцы из всех частей ЦАХАЛа, включая любой спецназ. Правда, пока эта частная армия работала за рубежом, выезжая в командировки по просьбе очередного африканского диктатора. Но тут все просто: платишь деньги – имеешь армию.

Собственно, этот принцип вполне универсален: платишь деньги – имеешь... да что хочешь! Сегодня – ежедневную газету и телеканал, завтра – подводную лодку, а послезавтра – армию.

В частной больнице, где нет хронической нехватки врачей, медсестер и больничных коек, можно без всякой очереди решить любую проблему, не говоря о том, что прямо в государственных больницах есть отдел под знакомой русскому уху аббревиатурой ШАРАП. Но это только на русском – вульгаризм. А на иврите все проще: «ширутей рэфуа пратиим» есть не что иное, как частное медицинское обслуживание.

Так же просто дело обстоит с частными школами и колледжами, которые бьют государственные по всем статьям: лучшие учителя, отменное образование, маленькие классы. И никаких двоечников. Отсюда начинает свой путь элита. Тридцать лет в Самарии сушествовал частный Ариэльский университет, который в последние годы получил государственное признание.

До частного строительства государственному – как до луны. И так же далеко ушла частная банковская система, не зависящая от прихотей госбюджета и политических игрищ вокруг него.

Частный общественный транспорт оставил далеко позади государственно-кооперативную систему пыток граждан, которые не могут положиться ни на автобусы, ни на поезда. Торжественное открытие железнодорожной ветки «Аэропорт-Иерусалим» напомнило французский фильм «Скандал в Клошмерле», разве что там устроили не менее торжественное открытие городского писсуара.

Система канализации времен Первого храма давно ждет частного хозяина, потому что государство не может справиться с этой проблемой, и после первого дождя вся страна буквально тонет. Так же скверно дело обстоит с водными ресурсами и опреснительными установками: то, что давно сделал бы частный бизнесмен, государство не может сделать до сих пор, обеспечивая непрерывной работой целое поколение государственных контролеров.

Излишне писать, что многочисленные охранные и детективные конторы порой гораздо лучше справляются со своими обязанностями, чем полиция, где из года в год бушуют «еврейские войны» из-за погон, отвлекающие силы и средства от расследования преступлений.

А уж что касается суда и таких арбитров, как бедуинские вожди, они в состоянии без всякой судебной волокиты разобрать любую тяжбу, после чего нет нужды обращаться в Высший суд справедливости. Раньше у евреев был справедливый суд царя Шломо (Соломона). Теперь нет ни царя, ни его суда, но это – дело поправимое. Ведь частное государство Израиль может легко ввести монархию, что сильно упростит самоуправление.

В конце концов, в эпоху израильских царств уже были два еврейских государства – Израиль и Иудея. Почему бы не создать частное государство «Израиль-два» на том же языке и с той же валютой? У него будет свой флаг – шекель вместо магендавида, герб – фалафель вместо меноры, гимн – «Цветок в моем саду» вместо «Хатиквы».

Ах да, территория! Если Леонард Коэн призвал сначала захватить Манхэттен, а потом – Берлин, можно начать с Бней-Брака, потом взять Амман, переименовать его в Аминь и сделать столицей второго, частного еврейского государства.


11.11.18

В Израиле и во всем мире любят публиковать разные списки: миллиардеров, самых влиятельных людей, самых красивых актеров и актрис. Сайт «Wall» решил продолжить и разнообразить традицию с помощью составленного Карин Арад списка... хамов.

А поскольку общее число хамов не поддается исчислению, она ограничилась считанными, но хорошо известными фигурами. Известными, разумеется, своим хамством. Список получился совсем коротким, всего семь имен, причем два из них – Нетаниягу, отец и сын. Еще три – депутаты кнесета. И два – мэры.

Первым по списку идет Яир Нетаниягу, который выливает на свою страницу в «Фэйсбук» такое, за что в позапрошлом веке били по щекам и вызывали на дуэль. А в наше политкорректное время все ограничивается смакованием подробностей в СМИ и криками пользователей интернета. Поэтому публикуемые Нетаниягу-младшим антисемитские карикатуры, высмеивание нескольких мемориальных митингов памяти Рабина, оскорбление телеведущей («она ПРОЛЕЖАЛА дорогу наверх») – все это воспринимается игрой гормонов. Мол, перебесится, толк будет.

На втором месте – депутат кнессета Орен Хазан («Ликуд»), которого не забудет даже президент Трамп: оттолкнув главу правительства и министров, Хазан схватил за плечи Трампа, чтобы сделать «селфи». В кнессете Хазан ежедневно играет роль дворового хулигана, который только и знает, что орать на коллег и оскорблять их, как только можно. Но и здесь он перешел все границы: сначала он хихикал над инвалидом Карин Эльхарар («Еш атид»), сидящей в инвалидном кресле, а на прошлой неделе крикнул Илану Гилону (МЕРЕЦ): «Если бы ты не был полчеловека, я бы тебе ответил!» Гилон тоже сидит в инвалидном кресле.

Спикер кнессета Юлий Эдельштейн уже давно умыл руки и в упор не видит депутата Хазана, с которым никто не может справиться. Или не хочет. Последнее относится к председателю его партии Биньямину Нетаниягу, у которого есть много рычагов воздействия. Но зачем их применять, когда Хазана всегда можно натравить на политических противников, и тогда то, что на уме у других руководителей «Ликуда», будет на длинном языке Хазана.

На третье место попал глава правительства Нетаниягу, у которого в прошлом было немало оскорбительных выпадов против отдельных людей и целого политического лагеря, о котором он сказал: «Они забыли, что значит быть евреями!» Последним примером хамства Нетаниягу-старшего стала его реакция на выступление жительницы Кирьят-Шмона, которой он заявил: «Вы нам наскучили!»

На четвертом месте – новоизбранный мэр Тверии Рон Коби. Перед утренней пробежкой его окружили журналисты, чтобы поздравить с победой, и он торжествующе улыбался. Но стоило им перейти к неудобным вопросам, как Коби будто сорвался с цепи: набросился на журналистов с угрозами подать на них в суд, а одной из них крикнул такое непечатное, что вполне заслужил место в списке хамов.

На пятом месте – депутат кнессета Элазар Штерн («Еш атид»), генерал запаса, бывший начальник армейского управления кадров. На прошлой неделе он стал героем скандала, заявив с трибуны кнессета сидевшей в зале министру культуры Мири Регев: «Я-то знаю, как ты продвигалась в армии». Потом Штерн объяснял, что его неправильно поняли, и он имел в виду привычную для Регев лесть всем ее начальникам по сей день. Но его поняли правильно, и на следующий день с той же трибуны Штерн сказал: «Я хочу извиниться перед всеми женщинами, которых могли задеть мои слова, но в их число не входит Мири Регев».

На шестом месте – бывший мэр Нагарии Джеки Сабаг, который после 30-летнего царствования потерял свой пост и орал избирателям, что они – «неблагодарные гады», убедив их в том, что на этот раз они проголосовали правильно.

На седьмое месте, как ни удивительно, попал уже упомянутый Илан Гилон, ставший жертвой словесного насилия Орена Хазана. За что же Гилон удостоился сомнительной чести попасть в такой список? По мнению составителя, за высокомерие. Мири Регев он намекнул, что в такой дыре, как Кирьят-Гат, где она родилась, из нее не могло выйти ничего хорошего. И сказал, что она совершенно бескультурна. А когда на него напал Хазан, Гилон ответил: «О тебе я написал бы «Голем из Праги».

Карин Арад полагает, что «Гилон оказывает медвежью услугу тем, кого представляет, когда лезет со своими знаниями по каждому поводу, и очень любит упоминать Чехова. Мол, все тут – дубины стоеросовые, и только он – образованный человек».

Из реакции пользователей интернета видно, что им не понравилось отсутствие в списке женщин. Поэтому туда следует добавить уже не раз упомянутую Мири Регев: она использует каждое публичное выступление, чтобы поливать помоями своих противников. Так, на встрече с деятелями культуры год назад, когда от них еще не требовалась лояльность по закону, Регев заглушила их протест смачным «Cut the bullshit!», что можно перевести в широком политкорректном диапазоне от «Кончайте с этой ерундой» до «Хватит выпендриваться».

Поскольку речь идет о министре культуры, многочисленные примеры ее хамства сильно диссионируют с ее постом, где есть министр, но определенно нет культуры.

Если же вернуться к списку хамов, каждый читатель может добавить свою кандидатуру, благо в Израиле их хватает не только в кнессете, но далеко за его пределами.


7.11.18 (пополудни)

5 ноября войдет в историю кнессета и страны, как один из самых позорных дней – после того, как 55 голосами против 44-х был принят в первом чтении «закон о лояльности в культуре».

Одно это название оскорбительно для каждого свободного человека в свободной стране! Но, может, наша страна прямо на глазах перестает быть свободной и присоединяется к бывшим и нынешним авторитарным режимам, суть которых в подавлении свободы?

Как еше можно трактовать новый закон? Какая лояльность может быть в культуре? И что это за культура, если она лояльна властям, определяющим, кому выделить бюджет, а кому – нет? Что будет со свободой слова и творчества, если министр культуры и ее цензоры станут круглосуточно следить за деятелями культуры, подозревая их в «подрыве основ государства»?

По словам юридического советника кнессета, «в демократическом государстве понятие «лояльность в культуре» является оксюмороном». Точнее не скажешь.

Вместо того, чтобы потратить столько сил на хитроумные ловушки антикультурного закона, бескультурный министр культуры Мири Регев могла бы скопировать две печально знаменитые статьи старого УК РСФСР – 70-ю и 190(1)-ю. В первой «антисоветскую» агитацию и пропаганду надо было всего лишь заменить на «антиизраильскую», а во второй, путем аналогичной замены, сделать преступлением «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих израильский государственный и общественный строй».

Тем более, что Регев уже заявила о последнем по поводу израильского фильма «Фокстрот», номинированного на «Оскара».

Какое удивительное сходство: и в СССР, и в Израиле на посту министра культуры оказались две домохозяйки, которым было доверено управлять государством. В случае нашего государства самое прискорбное состоит в том, что оно – наше.

***

Перечитывание давнего шедевра Джорджа Микеша «Как быть иностранцем» вызвало такую же давнюю мысль: как жаль, что ни я сам, ни кто-либо другой не написали книгу «Как быть новым репатриантом».

С одной стороны, еще не все потеряно. С другой – потеряно все: свежий взгляд, восприятие неведомой страны и людей, которые, в отличие от англичан – для венгерского еврея Микеша, остаются твоим народом и распевают вместе с тобой «как хорошо и приятно братьям сидеть вместе».

Сорок лет спустя после приезда в Израиль понимаешь, что в этом утверждении есть своя правда и неправда. Но главное, что за это время ты уже так понял страну и людей, что восприятие притупилось, свежий взгляд затуманился, и, как ни жаль, открытие Израиля новым репатриантом не состоялось.


7.11.18

Почтенные израильские издательства «Кинерет» и «Змора-Битан-Двир» выпустили в переводе на иврит биографию Йозефа Геббельса, написанную немецким историком Петером Лонгерихом, который до этого написал биографии Гитлера и Гиммлера.

Стоит ли заплатить 116 шекелей (31 доллар), чтобы прочесть 784 страницы о жизни Геббельса?

Кажется, об этом человеке уже известно все или почти все, включая хромоту, диплом доктора филологических наук, женитьбу на бывшей подруге Хаима Арлозорова, любовь к киноактрисам, способности пропагандиста, ежедневное ведение дневника на протяжении двадцати лет и зверское убийство своих шестерых детей, за которым последовало двойное самоубийство Геббельса и его жены.

В короткий список «почти» входит то, что обычно остается за кадром: Геббельс страдал клиническим нарциссизмом; до того, как он начал обожествлять Гитлера, он обожествлял Ленина; запоем читал Гоголя, Толстого и Достоевского; его политические успехи и влияние были сильно преувеличены им самим; его знаменитые выступления производили на иностранцев большее впечатление, чем на немцев; а в карьере ему немало помогла жена Магда, на которую Гитлер имел виды.

На самую вершину Третьего рейха Геббельс взлетел, как факир на час, в самом прямом смысле слова: 30 апреля 1945 года Гитлер назначил его канцлером Германии – ровно за сутки до того, как министр пропаганды последовал за своим фюрером прямо в ад, проглотив ампулу цианистого калия. Но этого звездного часа Геббельсу хватило, чтобы послать советскому правительству два предложения – о немедленном прекращении огня и начале мирных переговоров. Когда их отклонили, Геббельс застегнул плащ на все пуговицы, надел шляпу и вышел с женой в сад, где их ждал помощник с канистрой бензина. Даже в этом парном самоубийстве с последующим сожжением тел Геббельс копировал Гитлера.

Как следует из книги, всего через месяц после прихода нацистов к власти, на похоронах убитого штурмовика, Геббельс сказал: «Может, мы, немцы, не знаем, как жить, но мы определенно умеем умереть роскошной смертью».

Что касается "неарийской" смерти, автор биографии привел цитату из дневника Геббельса, датированную 27 мая 1942 года, через полгода после начала фабрично-конвеерного уничтожения евреев: «Евреев посылают на восток... Там применяется варварская система, чьи подробности невозможно описать, и от самих евреев мало что остается».

Но Геббельс не был бы Геббельсом, если бы уже в следующих строчках не попытался оправдаться перед самим собой: «Евреи получили варварское наказание, но они его полностью заслужили... В этих вопросах нельзя распускать слюни. Если бы мы от них не защитились, они бы нас уничтожили».

Лонгерих не преуменьшает эффект сатанинских речей Геббельса и не исходит из заезженной «банальности зла»: его герой был и остался в истории одним из самых мерзких преступников. Автор лишь обращает внимание на то, что при всех своих попытках достать до небес доктор Геббельс воспринимался другими нацистскими бонзами, как фигляр и позер. Именно это не дало ему возможности войти в узкий круг тех, кто делал погоду в Третьем рейхе.

Явным парадоксом стало то, что в 2010 году, после выхода в Германии книги профессора Лонгериха, из ниоткуда вынырнула дальняя, но законная наследница Геббельса, которая получила через суд все доходы от продажи его биографии, где автор обильно цитировал дневники нацистского министра пропаганды. Этим он нарушил авторские права наследницы, которые истекли три года назад. Так что каждый, кто купит биографию Геббельса, не обогатит его наследницу ни на грош.

Но все же стоит или не стоит прочесть биографию Йозефа Геббельса?

Похоже, что его дневники были бы гораздо интереснее, не говоря о том, что они стали его настоящей автобиографией.


6.11.18

Сколько денег вы тратите на своих детей? Не считали?

Тогда другой вопрос: сколько раз вы слышали от детей неизбежное «Купите мне» или «Умираю, как хочу это». Именно в эту минуту большинство родителей путается, теряется, впадает в прострацию, не зная, как реагировать: купить или нет? Сколько? Когда? И самое главное, как сказать «нет»?

Когда дело пахнет отказом, родители оправдываются тем, что сейчас нет денег, или читают детям лекцию о пользе воздержания. Мол, сейчас не можем, а через годик обязательно купим.

Но и это не работает, потому что с детьми (и с деньгами) нужен какой-то другой подход. В поисках такого подхода к делу подключились Центр финансового развития Банка Хапоалим вместе с институтом Адлера, которые решили начать с малого – бесплатного семинара финансового воспитания для детей.

Точнее, семинар рассчитан на родителей, которые, в свою очередь, хотят научить детей основам экономики и экономической ответственности, а главное – правильному обращению с деньгами, которое очень пригодится им, когда они вырастут.

От тех, кто побывал на этом семинаре, стало известно, что там обсуждалась такая жизненно важная тема, как карманные деньги. Давать ли их вообще и, если да, сколько? И как это обставить – выбрать нужный момент, день и час, или избегать рутины и импровизировать, давать деньги на неделю или на месяц, и, наконец, сколько? Сколько давать?

Но и это не все. Мало найдется родителей, которые удержатся от искушения наставить свое чадо на путь истинный и посоветовать, на что потратить карманные деньги. На это чадо правомерно и вполне логично может возразить, что, мол, деньги были ваши – стали наши, и оно (чадо) само решит, на что их потратить.

Если же родители войдут в клинч, это может отразиться на отношениях с детьми, чего никто не желает.

Банковские специалисты и педагоги из института Адлера решили начать с самого нежного возраста, а именно с трех лет, когда дети уже донимают родителей всякими мелкими просьбами, а к концу семинара дело доходит до 15-летних детей, которым деньги нужны гораздо больше, чем трехлеткам.

Не исключено, что полезную инициативу подхватят другие банки, а там дело перейдет в щколы, где, кроме обязательных уроков труда для мальчиков и кулинарии для девочек, давно пора заняться финансовым воспитанием молодого поколения, которому в будущем светит многолетнее бремя ипотечной ссуды.

Так что детей определенно надо учить тому, что такое деньги. Когда-то эту функцию выполняли копилки самого некошерного вида. Сейчас надо искать новый путь.

Например, так: дети, эти разноцветные бумажки надо собирать. У кого их нет, тому плохо. У кого есть – хорошо. Вы скажете, непедагогично? Но ведь с чего-то же надо начать!


1.11.18

Тем, кто хотел бы поглубже понять психику главы правительства Израиля и то, что стоит за его многочисленными проделками ради своего политического выживания, стоит прочитать эту статью. http://detaly.co.il/netaniyagu-ne-paranoik-a-demagog/

***

Мало того, что Израиль живет в клещах «Хизбаллы» на севере и ХАМАСа на юге, так к ним еще присоединились две новые угрозы – вспышка кори, от которой сегодня умерла полуторогодовалая девочка, и «нильской лихорадки», которую разност комары.

Господи, скажи как перед Богом: разве сорока лет в пустыне нам было мало?

***

Читая одного из любимых авторов, англо-еврейского юмориста-путешественника Джорджа Микеша («Английский юмор для начинающих», 1980), набрел на весьма точное наблюдение по поводу израильского юмора:

«Еврейский юмор как-то потерялся при переезде в Израиль. Еврейские анекдоты все еще считаются непревзойденными – только не в Израиле. Еврейское чувство юмора было эффективным оружием против жестокого, безжалостного подавления, но евреев в Израиле больше никто не подавляет. Они – новая нация, пылающая новым национализмом, и еврейское чувство юмора сменилось чувством юмора новой, развивающейся нации, чувством юмора Уганды или Верхней Вольты.

Сегодня в Израиле нужны более агрессивные и суровые качества, чем мягкое самовысмеивание еврейских анекдотов. В этом регионе появился новый половинчатый мир, но Израиль уже давно был вынужден стать военным лагерем, эдакой Пруссией Ближнего Востока».

Здесь все верно. Микеш был первым, кто написал юмористическую книгу о новорожденном Израиле («Молоко и мед», 1949) и еще одну – после Шестидневной войны («Пророческий мотив: Израиль сегодня и завтра», 1969), где уже были вариации на ту же тему. Но если бы он приехал сегодня, то был бы поражен полным исчезновением юмора из общественного пространства. Шалом-Алейхем был бы поражен не меньше, потому что таких евреев он не знал.

С утра до ночи израильтянам вбивают в голову, что они живут в осаде, что «весь мир против нас» (нас называлась старая израильская песня), что мы все время воюем и будем воевать до конца света. Короче, нам не до смеха.

Хороших комедий (вроде классики «Эскимо-лимон») нет ни экране, ни на сцене, а две сатирические телепрограммы отличаются юмором конферансье на провинциальной эстраде.

А самое удивительное, что в Израиле давно исчезли анекдоты.

Наиболее звериную серьезность демонстрируют политики в своих речах с трибуны кнессета и на страницах в соцсетях. Ни одному из них даже не приходит в голову хотя бы процитировать хорошую шутку.

А ведь могли бы что-нибудь сострить по поводу длиннополых аятолл или окулиста Асада, который не видит дальше собственного носа. Да и наша повседневная жизнь дает много поводов для искрометных шуток, которых нет как нет.

Где ты, великий еврейский юмор, отзовись! Нам тебя так не хватает.


31.10.18

Вчера в Израиле прошли муниципальные выборы, которые впервые были объявлены выходным днем. Натурально, в такую жару народ первым делом поехал на море и на пикники в лесу, и только потом – на выборы.

По сравнению с выборами 2013 года явка возросла с 51 до 57 процентов, но и это вряд ли оправдывает выходной: он обошелся госказне почти в 2 (два) миллиарда шекелей, на которые можно было решить множество проблем израильских городов и весей.

Но самые шумные новости связаны с тремя главными городами – Иерусалимом, Тель-Авивом и Хайфой.

В Иерусалиме состоится второй тур выборов, куда вышли два кандидата в мэры: религиозный бухгалтер Моше Леон, за которым стоят министр обороны и министр внутренних дел, и молодой светский кандидат, бывший вице-мэр Офер Беркович. Последний сумел доказать, что ультраортодоксы, прибравшие к рукам полгорода и сделавшие ставку на гибкого Леона, еще не всемогущи, и теперь все зависит от светского населения Иерусалима. Если оно очнется (а список Берковича так и называется – «Пробуждение») и массово его поддержит, Иерусалим может вернуться к временам незабываемого отца города Тедди Колека, когда там строили музеи, а не синагоги и ешивы.

Интересно и другое: на выборах в Иерусалиме проиграл кандидат Нетаниягу – министр по делам Иерусалима, новый репатриант из Харькова Зеэв Элькин, сделавший яркую политическую карьеру. Можно ли основывать на этом прогнозы в преддверии общих выборов в кнессет?

А в Хайфе впервые в истории Израиля женщина (архитектор Эйнат Калиш-Ротем) стала мэром в этом городе со смешанным населением, обещая переворот во всех областях.

В Тель-Авиве просидевший на троне 20 лет Рон Хульдаи снова победил и еще пять лет будет закрывать глаза на провальное положение с общественным транспортом, заброшенными домами, замусоренными улицами и обнищавшими южными районами, набитыми африканскими нелегалами. Больше всего победе Хульдаи должны радоваться строительные подрядчики, застроившие нашу приморскую метрополию уродливыми башнями.

Теперь вопрос в одном: поймут ли граждане Израиля, что с таким же успехом, с каким они сменили местную власть на муниципальных выборах, они могут сменить и центральную власть на скорых выборах в кнессет?


29.10.18

Последнюю неделю глава правительства Биньямин Нетаниягу плохо спит. Ему снятся кошмары и он просыпается в холодном поту. В чем же дело? Вроде бы вокруг не происходит ничего необычного: юг горит от ракетных обстрелов, север угрожающе ощетинился новенькими российскими С-300, восток вставляет палки в колеса мирному договору, и только на западном фронте без перемен, потому что там – море. Как сказал покойный премьер Ицхак Шамир, «то же море и те же арабы».

Так в чем же дело? Что беспокоит нашего главу правительства? Может, три уголовных дела, по которым ему должны вынести обвинительное заключение? На этот счет у него есть ответ: пусть это беспокоит генпрокурора.

Так что же, что лишило сна нашего бессменного вождя? А то, что его бессменность оказалась под вопросом.

Неделю назад Биньямин Нетаниягу совершил несвойственную ему колоссальную стратегическую ошибку – обидел народ. Причем, ту его часть, которая обычно за него голосует. Да возможно ли такое? Вот и он думал, что невозможно, а тут взял и обмишурился.

На встрече с премьером в Кирьят-Шмона местная активистка «Ликуда» Орна Перец вывела его из себя неуместным вопросом, когда в городе будет приемный покой. Раздраженный Нетаниягу сказал буквально следующее: «Вы нам неинтересны. Вы нам скучны».

Во-первых, он чуть ли не впервые назвал себя в третьем лице. Во-вторых, он знал, что обращается к активистке своей собственной партии, и оказалось, что она ему скучна и неинтересна. В-третьих, он даже не пытался скрыть высокомерия и презрения к этой занудной домохозяйке, которая посмела его перебить.

О, как жестоко ошибся глава правительства! Ведь это была не просто домохозяйка, а типичная домохозяйка, у которой вся семья и все родственники годами голосуют за «Ликуд». В его электорате, как и в целом по стране, женщин больше, чем мужчин. И, наконец, Орна Перец принадлежит к тому самому сефардскому населению, которое в 1977 году привело «Ликуд» к власти, и раз за разом голосовало за Нетаниягу с криками «Биби –король Израиля!»

И вдруг король оказался... Ну, не так, чтобы совсем, но голая правда неожиданно вылезла наружу: для Нетаниягу нет народа – есть только электорат. Тот самый, который покойный эстрадник Дуду Топаз когда-то неосторожно назвал «чахчахи» (ивр. «чурки»), а Шарон и сыновья называли «индейцами».

За долгие годы в политике Нетаниягу никогда не делал таких ошибок. А тут еще внес лепту его сын Яир, который, защищая отца, сцепился в «Твиттере» с популярной телеведущей Офирой Асаяг, обозвав ее «коровой». В ответ он услышал: «Совсем слетел с катушек, видать, гены от мамаши».

Однако Асаяг не ограничилась отповедью Нетаниягу-младшему, и в очередном еженедельном телешоу обратилась к Нетаниягу-старшему: «На этой неделе мне выпало то, через что до меня прошли многие. Потому что так решила семья Нетаниягу: если ты не с ними, тебе каюк».

Как и Орна Перец, сказавшая, что она – «урожденная ликудница», Асаяг сказала, что всегда голосовала только за правые партии, «но на этой неделе Яир Нетаниягу обозвал меня «левачкой». Так действует семья Нетаниягу. Кто с ними не согласен, тот – левак, а «левак» для них – оскорбление. Нет денег на приемнвй покой – «леваки»! Нет бюджета для пожилых граждан – «леваки»! Юг засыпан ракетами – «леваки»! Президент против его (Нетаниягу) закона – «президент тоже левак!» Это – не Россия, Биби, и ты – не Путин!»

Какие слова! Непонятно только, должны ли они уязвить Нетаниягу или вызвать его зависть и ревность? Ведь будь тут Россия и Путин, Офира Асаяг по окончании своего монолога в лучшем случае уже была бы без работы, а в худшем – лежала в подъезде без признаков жизни. А тут свобода, понимаешь! Мало того, что сама Асаяг несет такое с экрана и в «Твиттере», и ей за это ничего не будет, так еще ничего не будет десяткам тысяч пользователей соцсетей, которые «перепостили» ее текст. И, натурально, ничего не будет журналистам, которые напечатали во всю ширину листа и экрана «Это – не Россия, Биби, и ты – не Путин!».

Но и этим дело не кончилось. Асаяг сказала еще кое-что: «Ты знаешь, Биби, есть много людей правых взглядов, которые не думают, как ты. И в демократическом государстве это принято. Не уверена, знаешь ли ты, что даже те, кто склоняется влево, тоже сражаются и погибают на израильских войнах, служат в армии и платят налоги – как ты и я. Ты же только и занимаешься тем, что раскалываешь народ и натравливаешь людей друг на друга. Ради чего? Чтобы удержаться на троне?»

Если до «скучного и неинтересного народа» дошел смысл последнего вопроса, еще не все потеряно.

***

В эпоху тотальной победы феминизма, политкорректности и движения #MeToo пришло время разобраться с атлантами, которые держат не столько небо, сколько многочисленные балконы, козырьки и прочие архитектурные элементы.

Итак, мужчина – атлант, а женщина – кариатида. Согласитесь, что это – сущее безобразие и неравенство полов. Поэтому предлагаем переименовать женщину в... атлантиду. Кто за? Кто против? Кто воздержался? Принято единогласно.


22.10.18

Король Иордании Абдалла Второй публично заявил, что аннулирует два приложения к мирному договору с Израилем, по которым нашим фермерам досталась в 25-летнюю аренду земля в двух пограничных районах. Они создали там процветающие хозяйства ( в том числе, в пустыне Арава) и сейчас могут разориться.

И все лишь потому, что слабый король – не чета своему отцу Хуссейну, которого в Израиле называли не иначе, как «наш король». Он-то и заключил с Рабиным мирный договор, но их больше нет: одного убил рак, другого – пуля.

Нынешний король боится всего: парламента, оппозиции, демонстрантов, террористов и, превыше всего, палестинского большинства, которое может повторить попытку переворота, чтобы на месте Иордании появилось государство Палестина.

***

Принятый в юриспруденции термин «срок давности» касается многих серьезных преступлений, но в наши дни стало очевидно, что он не распространяется на сексуальное домогательство.

Шумный скандал на прошлой неделе с ветераном израильских СМИ Даном Маргалитом (тем, кто в 1977 году привел к отставке Рабина, раскрыв детали заграничного банковского счета его жены), которого несколько женщин обвинили в сексуальных домогательствах 30-летней давности, показал, как изменились времена и нравы: в первые часы после публикации расследования «ХаАрец», где начинал работать Маргалит и куда он вернулся в последние два года, он написал в «Твиттере», что не собирается «тратить время и остаток жизни на бесплодные споры». А еще через два дня он уволился по собственному желанию, заявив, что навсегда уходит из журналистики.

Похоже, Маргалит – не первый и не последний в ряду местных VIP, которые в течение многих лет пользовались своим положением и возможностями, позволяя себе все, что угодно, с подчиненными и не подчиненными женщинами. Оказывается, старое правило Голливуда, что актриса может попасть на экран только через постель продюсера или режиссера, применялось в израильских СМИ с не меньшим успехом на протяжении многих лет.

21 октября об этом заявила в «ХаАрец» журналистка Адасс Штайф, сказав, что Маргалит не одинок, и у нее есть свидетельства женщин, которые ни на минуту не забывали, что с ними выделывали руководители СМИ на всех уровнях, ставя их карьеру в прямую зависимость от их готовности быть покладистыми. Судя по словам Штайф, эти истории тоже были достаточно давно, но их актуальность и взрывоопасность таковы, что могут разрушить любую карьеру.

Собственно, несколько лет назад так и было с известным журналистом Эммануэлем Розеном, который с тех пор исчез со страниц газет и с экрана. Не говоря о кнессете, где три депутата (Инон Магаль, Шарон Галь, Нисан Сломянский) и один министр (Сильван Шалом) оказались в эпицентре скандала, от которого уцелел только Сломянский. Политическая карьера остальных на этом закончилась.

Возвращаясь к журналистам и Адасс Штайф, которая не один год занимается журналистскими расследованиями, у нее есть «дополнительные и болезненные свидетельства сексуальных домогательств видных журналистов израильских СМИ. Правда, все эти свидетельства примерно тридцатилетней давности, но ставшие жертвами женщины говорят, что они ничего не забыли и не простили».

Как написала Штайф, «на протяжении многих лет эти люди думали, что им все дозволено. Опьяненные силой и властью, добытой благодаря их профессии, они воспользовались своими возможностями, чтобы вести себя, как им вздумается, по отношению к молодым женщинам, которые только и хотели, что писать в газетах и выступать по радио и телевидению. Правда, с тех пор прошло тридцать лет, и женщины давно не молоды, но они хорошо помнят – каждое оскорбительное замечание, каждое прикосновение без их согласия.

Казалось бы, сегодня правила изменились. Дело Эммануэля Розена должно было поднять занавес над тем, что в действительности происходило в редакциях всех СМИ, и доказать, как велико было сокрытие истины. Но, к большому сожалению, заговор молчания существует до сих пор. Я никогда не забуду минуту, когда я сидела рядом с Талем Берманом на конференции семь лет назад. Он сказал мне о деле Розена, который как раз тогда был в заголовках: «Мы все видели и знали, что он любитель пофлиртовать, ну и что?» Он произнес именно эти слова, и они наилучшим образом показывают, как закрывали глаза на то, что выделывал человек, которого считали порядочным человеком. Что же удивительного, что подобные люди продолжали позволять себе унижать и оскорблять женщин?

Вы, мужчины в костюмах, которые на протяжении лет вредили женщинам, были правителями различных СМИ, всемогущими правителями в царстве своего «Я». В этом царстве женщины считались бесполезным довеском, поломойками для господ в костюмах. Лишь немногие из них получили возможность реализовать свой потенциал. И еще меньше смогли сделать карьеру и встать рядом с этими «костюмами», которые прочищали горло перед камерами».

Пока неизвестно, что будет делать Адасс Штайф с имеющимися у нее свидетельскими показаниями. Но одно очевидно: ее угроза раскрыть имена домогателей вогнала в холодный пот всех ветеранов покойного Гостелерадио.

Если же посмотреть на картину в целом (не только в Израиле, но и во всем мире) , никто не будет спорить, что мы стали свидетелями явной метаморфозы: слабый пол превратидся в сильный, а сильный... он теперь боится не то что флиртовать, но даже бросить лишний взгляд или слово в сторону коллег по работе. Хотя почему-то кажется, что на всей этой истории в проигрыше остались обе стороны.

***

Вроде бы, передовой Израиль опережает пол-планеты по всем статьям. Одно перечисление таких областей займет целый абзац. Но есть и отставание.

Как-то я прочел в интернете восторженную статью «Как сортируют и перерабатывают мусор в Израиле», где говорилось про «ящики для бумаги, оранжевые контейнеры для картона, клетки для пластиковых бутылок, контейнеры для старой одежды и баки для пищевых отходов».

Сказать честно, до сих пор я не видел из этого списка ничего, кроме клеток для пластиковых бутылок. Где же все остальное?

В городах Израиля возле домов стоят самые обычные мусорные баки, куда жители сваливают все вместе. Все! Никакого разделения и никакой сортировки. В то время, как в большинстве стран – от Японии до Литвы – в каждом квартале, в изрядном удалении от домов, стоят пять баков для различных видов мусора с соответствующей картинкой: сюда – только пластик, сюда – только бутылки и т.д.

У нас же картон с бумагой суют в один бак со всем прочим. А что касается контейнера для старой одежды, это какая-то научная фантастика, потому что старую одежду оставляют на земле у мусорного бака – для всех желающих.

Только в прошлом году в израильских поездах появились «тихие вагоны», опять же с отставанием на многие годы от развитых стран. Уже не говоря о нерешаемой проблеме с жуткой канализацией времен Первого храма.

Но ничего – еще лет сто, и у нас тоже все будет, как у людей.

***

К столетию Галича по 1-му каналу российского ТВ показали фильм, целиком нарезанный из других фильмов о нем, больше всего – из фильма «Изгнание» (1989). Показали его очень поздно, чтобы поменьше зрителей, особенно – молодых, могли осознать простую истину: все, что написал Галич, относится не только к покойному СССР, но – полностью! – к сегодняшней России.

В отличие от песен Высоцкого, песни Галича мало кто пытался петь. Да и разве кто-то может петь Галича, кроме самого Галича? Ведь это был человек-театр, а нынешние, простите за выражение, барды – только копиисты: один копирует Галича, другой – Высоцкого, третий – Окуджаву... И никого из них не назовешь «властителем умов», каким был Галич, потому что он был настоящей оппозицией в одном лице, приравняв к штыку и перо, и гитару.

100-летие Галича – самый подобающий повод опубликовать десяток откровенных строк, которые он подарил в 1973 году новорожденному московскому самиздатскому журналу «Евреи в СССР» для раздела «Кто я?» и которые, насколько мне известно, с тех пор нигде не перепечатывались. Выцветшая фотокопия этого листка долго лежала в сборнике Галича и случайно (либо нет?) попалалась на глаза.

«Я родился в Днепропетровске (Екатеринославе). Но первый город, который живет в моей земной памяти – это Севастополь. Помню – бухту, море, порт, корабли. На одном из этих кораблей уплыл в далекую Палестину мой дядька Лазарь Берлявский.

Я – еврей. Я – крещеный еврей. Недавно один полковник в отставке сказал мне с непонятной злостью: «Вору прощеному и жиду крещеному – копейка цена!» Я не стал с ним спорить. К чему?

Я принял крещение прежде всего потому, что верю в слово Божье, верю в Добро, верю, что неверие разрушительно и пагубно, верю и восхищаюсь моими великими прапрадедами- евреями Иеремией, Иезекиилем, Исайей, Матфеем, Ионой, написавшими и оставившими человечеству самые лучшие в его истории (человечества) книги – Библию и Евангелие.

Хочу ли я в Израиль? Разумеется».


8.10.18

В конце минувшей недели норвежский Нобелевский комитет вынес решение о новом лауреате Нобелевской премии мира. Точнее, о двух, каждый из которых вызвал одинаковое удивление и вопрос «Почему?»

Одним из лауреатов стал врач-гинеколог из Конго (ДРК) Денис Муквеге, другим –представительница езидского меньшинства в Ирака Надя Мурад, спасшаяся из плена ИГ. Оба удостоены премии «за усилия по прекращению использования сексуального насилия в качестве оружия во время войн и вооруженных конфликтов».

А разве оно прекратилось? Почему бы вместе с Надей не дать премию какой-нибудь другой Наде из Сирии, которая была такой же сексуальной рабыней у тех же боевиков ИГ? Кстати, если говорить о насилии, как таковом, то Махатма Ганди так и не был удостоин Нобелевской премии мира, на которую номинировался 12 раз.

Заодно можно вспомнить, что в 2017 году Нобелевская премия мира досталась организации «Международная кампания за ликвидацию ядерного оружия». А в 2016-м ее получил президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос «за усилия по прекращению в стране более чем полувековой гражданской войны».

А, что, ядерное оружие уже ликвидировали? А разве в Колумбии прекратилась гражданская война?

На этом фоне все уже успели забыть, что в 2009 году лауреатом Нобелевской премии мира стал свежеиспеченый президент США Барак Обама – «за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами».

Как мы видим, «усилий» и «огромных усилий» достаточно, чтобы в холодной Норвегии растаяли все члены Нобелевского комитета.

Кто сегодня помнит, что на Нобелевскую премию мира номинировались Ленин, Сталин, Муссолини и Гитлер. Причем, последний – накануне Второй мировой войны и вскоре после Мюнхенского соглашения, когда он проявил «огромные усилия по укреплению мира во всем мире».

Возвращаясь в наше время и в «наши палестины», нельзя не вспомнить самый впечатляющий выбор норвежского комитета, присудившего премию Ясиру Арафату, Ицхаку Рабину и Шимону Пересу. Гитлеру они премию не дали, а Арафату дали. Разумеется, мы не ставим этих персонажей на одну доску, но какими безумно наивными и инфантильными людьми надо быть, чтобы сделать лауреатом Нобелевской премии мира профессионального террориста, который с грамотой и медалью в руках продолжал убивать евреев точно так же, как и до приезда в Осло.

Что же касается Рабина и Переса, оба довольно быстро поняли, что Арафат их обманул и соглашения в Осло так же пусты, как и текст в наградной грамоте – «за усилия по достижению мира на Ближнем Востоке».

Сегодня эта формулировка выглядит особенно комично, когда Ближний Восток разодран войнами, а уж что касается отношений Израиля с бывшей вотчиной Арафата, известной, как ПА, и Хамастаном в сектора Газа, то для достижения мира с ними не хватило ни усилий, ни авиабомб, ни военных операций.

Зато в случае других лауреатов Менахема Бегина и Ануара Садата норвежский комитет раз в кой веки попал в точку: он наградил тех, кто добился подлинного мира. Сорок лет спустя после подписания мира с Египтом можно смело сказать: это – мир. Холодный он или худой – оставим толкование политологам. Особенно, в то время, когда ЦАХАЛ помогает египетской армии выкурить террористов с Синайского полуострова.

Подводя итог, можно позволить себе грустный каламбур: не всяк, кто удостоин, этого достоин.


Будет ли новая война в секторе Газа? И когда – прямо сейчас, до конца года, в начале следующего? Или не будет вообще?

Как бы то ни было, в оперативном отделе генштаба наверняка приготовлены выбранные компьютером названия новой военной операции. Скажем, «Гром и молния». Хотя, молния на иврите – «барак». Нет, Барак не пойдет. Тогда «Гнев Божий» или «Праща Давида». Вариантов хватит на все операции в Газе.

Газа была и осталась проклятием для Израиля. «Осиное гнездо», как назвал ее «Бен-Гурион», не изменилось в размерах, но вот ос стало неизмеримо больше.

В 1956 году ЦАХАЛ уже сражался в Газе в ходе Синайской кампании, которая, по словам того же Бен-Гуриона, должна была закончиться созданием «третьего израильского царства», но закончилась отступлением со всего Синайского полуострова, в том числе – из сектора Газа.

В 2004 году в секторе Газа была военная операция «Дни возвращения». В 2006 – «Летние дожди». В 2008 – «Горячая зима». В 2008-2009 гг. – «Литой свинец». В 2012 –«Облачный столп». В 2014 – «Несокрушимая скала». Три последние памятны тем, что закончились безрезультатно в патовой ситуации: ХАМАС остался со своим ракетным арсеналом и туннелями, Израиль – со своими угрозами.

Кому нужна война? Небольшая победоносная война нужна всегда – в первую очередь, правительству и его главе. Вопрос в том, будет ли она небольшой и победоносной?

Глава правительства Биньямин Нетаниягу – человек осторожный, что было видно по ходу операций и, особенно, частоте прекращения огня. Так что, с одной стороны, трудно прогнозировать его поведение в дни, когда может быть объявлено о досрочных выборах. С другой стороны, война – лучшее средство для перевыборов под лозунгом «Сильному Израилю – сильный вождь» и для того, чтобы заткнуть рот оппозиции. Кто осмелится конкурировать с Нетаниягу, когда он в качестве главнокомандующего ведет войну?

Передислокация двух армейских бригад с севера на юг говорит о том, что в армии вовсе не исключают переход меддленно тлеющего конфликта в стадию вооруженного столкновения. Тем более, что обе стороны с одинаковым постоянством прибегают к формуле «мы не заинтересованы в военных действиях» как раз в то время, когда для этих действий все готово.

Совершенно очевидно, что израильское военно-политическое руководство уже семь месяцев не может отремонтировать образ Израиля, сильно пострадавший от демонстраций с огненными змеями и шарами на границе сектора Газа. Былая парадигма Давида и Голиафа перевернулась вверх ногами: забронированный с ног до головы Израиль размахивает дубиной Голиафа, а босоногие пастухи с рогатками и пращами (!) присвоили себе светлый образ Давида. Единственное утешение в том, что, в отличие от исхода библейского поединка, нам некого бояться. В самом деле, разве ХАМАС угрожает существованию Государства Израиль?

Тем не менее, нельзя терпеть подобное положение дел, когда шпана из Газы лезет под пули, чтобы дать своим главарям нужную пропагандистскую статистику и рекламу на весь мир. Нельзя допустить, чтобы Израиль оставался дойной коровой для враждебного сектора Газа, на котором давно поставили крест все 22 арабских государства. Нельзя смириться с ежедневными и еженощными провокациями на радость всемирным СМИ, которых хлебом не корми – дай только написать об убитом палестинце, который не успел попасть камнем в голову израильскому солдату.

В такой ситуации очередная военная операция, которая априори получит поддержку США, была бы идеальной отдушиной и для армии, и для политиков. Тем более, что среди последних находится министр обороны Авигдор Либерман, который в свое время пообещал «в сорок восемь часов перебить всех главарей ХАМАСа». Понятно, что ни он, ни даже глава правительства не решат в одиночку вопрос о войне, хотя как раз в этом году была предпринята попытка наделить их такими полномочиями. Но она провалилась.

Так будет война в секторе Газа или нет? И что будет раньше – война или досрочные выборы? Надо думать, глава правительства мог бы ответить на оба вопроса.


3.10.18

В конце минувшей недели в Хайфе завершился 34-й кинофестиваль, где жюри признало лучшим израильским фильмом «Тель-Авив на огне» арабского режиссера Самеха Зоаби.Кроме премии в размере 100 тысяч шекелей, фильм также был награжден за лучший сценарий.

Последнее не случайно: как отметило жюри, «юмор и оригинальность сюжета позволяют увидеть израильско-палестинский конфликт с самой неожиданной стороны, посмотрев на него свежим взглядом».

В самом деле, взгляд настолько свеж, что героем фильма стал араб, который работал помощником продюсера на съемках «мыльной оперы» в Рамалле, когда его неожиданно сделали сценаристом. Не зная, как и что писать, он обратился за помощью к... израильскому офицеру на КПП, через который проезжал каждый день. Очень быстро они заключили бартерную сделку: еврей давал советы, араб платил хумусом. Жюри также не преминуло отметить абсурдность общей конфликтной ситуации, чей тупик как раз и требует смотреть на нее без привычной серьезности.

Первые полвека существования государства израильскому кино было не до смеха: надо было воевать и выживать, поэтому фильмы об израильско-палестинском конфликте были напрочь лишены всякого юмора. Такие ленты, как «Хамсин» (реж. Дани Ваксман), «За решеткой» (реж.Ури Барабаш), «Улыбка ягненка» (реж. Шимон Дотан») были полны самобичевания, а противостояние евреев и арабов выглядело достаточно плакатно. В то же время антивоенная комедия Рафи Букая «Аванти, пополо!» внесла новую ноту под условным девизом «Когда война смешна, она не страшна». А поскольку речь шла о сокрушительной Шестидневной войне, на которой в пустыне потерялись двое пьяных египетских солдат, встретивших израильский патруль, зрители хохотали в голос.

В каком-то смысле «Аванти» указал дорогу вперед: мол, хватит серьезничать, господа кинематографисты, переходите от трагедий к комедиям. Но этот клич не был услышан. Комедии, конечно, были, но, во-первых, плохие, а, во-вторых, не имели никакого отношения к израильско-палестинскому конфликту.

Только в 2005 году последовал неожиданный прорыв, и снова с другой стороны. Арабский кинорежиссер Хани Абу-Ассад поставил фильм «Рай сейчас», чье название откровенно обыгрывало, а то и высмеивало название израильского леворадикального движения «Мир сейчас». Этот фильм рассказывает о двух террористах-смертниках, которые едут на такси, чтобы подорваться в центре Тель-Авива. Причем выглядят они, как герои «Братьев Блюз». Разве что без шляп. А главное, что по дороге они понимают, какая это дурь – кончать с собой во имя чего бы то ни было, если можно спокойно жить дальше и, как призывали хиппи, заниматься любовью, а не войной.

У отсутствия израильских кинокомедий на такую взрывоопасную тему было еще одно объяснение: идеологическая миссия требовала от сценаристов и режиссеров использовать кино, как оружие на той же войне. Именно так следует воспринимать телесериал «Фауда», сделавший для рекламы израильского спецназа больше, чем долгие годы тренировок.

Но вот перед нами «Тель-Авив на огне», предлагающий забыть про спецназ, оружие и боеприпасы, и посмеяться над людьми, застрявшими во времени и пространстве самого затяжного конфликта во всем мире.

Так, может, израильским сценаристам стоит переменить дискет и оглянуться вокруг в поисках сатирических сюжетов. Наши враги всегда боялись смеха. Достаточно вспомнить Гитлера, которого чуть не хватила кондрашка, когда он увидел «Великий диктатор».

Почему бы не высмеять престарелого Абу-Мазена, который из 365 дней в году не меньше 360-и весело и сытно проводит заграницей, только бы не видеть свою автономию с пауками в банке. Для такого фильма уже и название готово – «Председатель». Разве не могут стать предметом осмеяния главари ХАМАСа, которые во время израильских бомбежек сидят в бункере под больницей и смотрят американские боевики? Совсем актуальным стал бы фильм про израильского фермера, который, забросив свой трактор, погрузился на воздушный шар, чтобы сбивать из духового ружья огненных змеев из сектора Газа. Наконец, почему наша «чудо-женщина» Галь Гадот должна воевать в Голливуде со всякими суперменами, «джокерами», бэтменами и прочей нечистью, если на родине ее ждут профессиональные террористы, которые не боятся смерти, но боятся смеха.


30.9.18

Не исключено, что у истоков политкорректности стояли евреи. После пламенных проклятий библейских пророков, которые не пощадили не только отдельных людей, но целые страны и народы, наступили века относительного затишья, когда в ответ на преследования и кары врагов евреи ограничивались тем, что призывали на них гнев Всевышнего. Не в правилах евреев было раздавать мерзкие прозвища своим недругам. Разве что время от времени упоминались «семя Амалека» или «новый Аман».

В то же время враги Израиля никогда не церемонились: на первой стадии евреев прозвали «иудами» и «христопродавцами»; «марраны» означали ни что иное, как «свиньи»; «пархатые жиды» быстро вошли в обиход по всей российской империи; а с появлением доктора Геббельса евреи перешли в разряд «микробов» и «крыс».

Учитывая традиционное еврейское неучастие в раздаче прозвищ и оскорблений другим народам, еврейскую общину Америки не на шутку всполошил президент Сионистской организации США Мортон Кляйн. Реагируя на гибель от рук террориста американского еврея-поселенца Ари Фульда, мистер Кляйн написал в «Твиттере», что его убил «вонючий араб». Мало того, он еще двадцать раз возвращался к этой теме, оправдывая себя и свои выражения. «Где ваше осуждение убийств, совершенных вашими вонючими, презренными арабскими братьями-исламистами? – написал Кляйн. – Нацисты гордились бы гнусными деяниями арабских убийц, которые убивают невинных евреев».

Кляйн пошел еще дальше, написав: «Этот убийца – вонючий араб. Он – не вонючий итальянец, не вонючий француз или вонючий швед. Он – вонючий араб».

Но несколько дней спустя, под градом критики, Мортон Кляйн все же извинился, «если кто-то неправильно истолковал» его слова, пояснив, что он имел в виду «арабских убийц», а не арабский народ в целом. Впрочем, ни арабский народ, ни американские арабы не приняли его извинений, назвав Кляйна «расистом и фанатиком».

Самое примечательное во всей этой истории – почти демонстративное молчание еврейских организаций Америки. Даже Антидиффамационная лига, не пропускающая ни одного словесного выпада против евреев во всем мире, не отреагировала на многочисленные просьбы СМИ прокомментировать «случай Кляйна».

Но и при таком молчании американо-еврейских организаций они согласны в том, что для евреев, ставших жертвами обобщений, недопустимы любые обобщения в адрес других народов.

Впрочем, еврейские мудрецы уже давным-давно решили, как быть в подобном случае, оставив нам бессмертный совет: «Если мой брат украл, так это – вор, а не мой брат».

Иными словами, каждый должен отвечать за свои дела и судить его надо без всякой связи с его народом. Так же, как и главного сиониста Америки Мортона Кляйна, который, похоже, претендует на звание «чистого еврея».


26.9.18

После очередного телерепортажа о дикой вольнице бедуинов в Негеве в головах зрителей должна была укрепиться простая и тревожная мысль: в Израиле для бедуинов нет закона. Но это вовсе не означает, что у них вообще нет закона – он есть и воплощен в одном лице. Это лицо принадлежит 75-летнему шейху Фариду Абу-Машхуру, высшему юридическому авторитету и Верховному арбитру, которому подчиняются 200 тысяч бедуинов. Половина из них живет в Израиле, от Маале Адумим до Иордании, другая половина – в Иордании.

При всей своей традиционности, шейх Абу-Машхур идет в ногу со временем: пользуется смартфоном и кондиционером, вместо кальяна беспрерывно курит сигареты, транслирует свои постановления в «Фейсбук» и youtube, и ведет борьбу с двумя китами, на которых искони стоял мир бедуинов: повсеместное использование оружия и кровная месть, которую ему нередко удается предотвратить. На вопрос, на чем держится его авторитет, шейх Абу-Машхур ответил: «У нынешнего поколения нет уважения ни к родителям, ни к Израилю – только к священнослужителям».

Этот и другие ответы шейха получил Асаф Габор из газеты «Макор ришон», посетивший его... нет, вовсе не в традиционном шатре и не в пустыне, а в большом деревенском каменном доме близ Иерусалима. Его племя А-Суахара прибыло сюда еще во времена Оттоманской империи. Его отец и дед тоже были шейхами. А сам Фарид Абу-Машхур занимает свою должность уже сорок лет.

У евреев давно нет суда мудрого короля Шломо. А у бедуинов все еще существует суд мудрого шейха Абу-Машхура. Так, совсем недавно он помирил две семьи, чей имущественный спор закончился убийством: бедуин купил участок у палестинца, имевшего связи с властями ПА, а тот заявил, что никакой сделки не было. Когда же бедуин воспротивился и стал жаловаться, его посетили двое убийц. Его семья, не ставшая жаловаться в израильскую полицию, заявила, что будет мстить, и сама найдет убийц, которым долго не жить. Тут в дело вмешался шейх Абу-Машхур, собравший во дворе на праведный суд и примирение («сульху») обе стороны, племенных старейшин и тысячи зрителей. Молча выслушав стороны, он постановил, что семья ответчика заплатит одноразовый штраф семье убитого и обеспечит ежемесячными платежами его вдову и детей. Так работает бедуинская система правосудия.

Шейх Абу-Машхур признает, что преступность среди бедуинов растет и справиться с ней не удается: «Дело то ли в материальном положении людей, то ли в безработице. У них нет работы и заработка, но есть много оружия, вот они и делают глупости. Палят друг в друга и сводят семейные счеты. А мне приходится вмешиваться. Я не припомню, когда ко мне приходили так же часто, как сейчас, чтобы я помог избежать кровной мести».

Интересно, что помощь шейха Абу-Машхура нужна не только бедуинам: еще в 2014 году к нему обратились представители ФАТХа и ХАМАСа, которым не помогли посредники из арабских государств. Но в этом случае даже опытный бедуинский шейх ничего не смог сделать, потому что, по его словам, «когда в дело вступает политика, страсти распаляются, требования растут и не остается никаких шансов на компромисс».

Примечательно и другое: как поведал шейх Абу-Машхур, в былые годы в палестинском обществе, как и среди бедуинов, высшим традиционным авторитетом были шейхи-главы племен и «мухтары» (сельские старосты). Но стоило ООП взять дело в свои руки, как традиционному руководству гражданского общества пришлось отступить в сторону, а уж после Осло никто больше не вспоминал ни шейхов, ни «мухтаров».

Время не властно над ценностями бедуинского общества: как сказал шейх Абу-Машхур, неважно, какой век на дворе – он по-прежнему занят тремя главными вещами: кровь, земля и честь женщины. Шейх гордится тем, что его почитает даже бунтарская молодежь, и ему удается устраивать «сульху» между 16-летними балбесами.

Но есть одна проблема, которая лежит вне сферы его влияния: супружеская жизнь. «Я несколько раз попробовал, – сказал шейх – но ничего не получилось. Если у кого-то есть такие проблемы, пусть идут к психологу».


24.9.18

Израиль – рай для кладоискателей. Их ждут такие сюрпризы на суше и на море, что авторам детективов не хватит никакой фантазии, чтобы угнаться за многовековой историей Святой Земли, сохранившей самые немыслимые артефакты. Причем раскопки в Израиле всегда вели параллельно, с одной стороны, профессиональные израильские и зарубежные археологи, а с другой – любители и грабители. Среди первых «прославился» Моше Даян, среди вторых – арабы и бедуины.

22 сентября израильский сайт Walla поведал историю поисков турецкого золота на дне озера Кинерет, которые ведутся уже много десятилетий.

Все началось ровно сто лет назад, 25 сентября 1918 года, в 4.30 утра. Английские войска под командованием генерала Алленби наступали, турецкие – отступали, и до конца Оттоманской империи оставались считанные месяцы.

Именно в это время состоялось подлинно историческое событие: австралийские кавалеристы, входившие в состав английской армии, атаковали важный стратегический пункт: ж/д станцию к югу от озера Кинерет, которую турки защищали вместе с прикомандированными к ним немцами. У последних были пулеметы, у первых – только сабли. Последний бой в Эрец-Исраэль с участием кавалерии закончился тем, что бравые астралийские конники порубили сто человек, преимущественно – немцев, и сами потеряли четырнадцать человек убитыми и половину лошадей.

Поняв, что на суше больше нет никаких шансов остаться в живых, несколько турецких офицеров решили уйти по воде: их корабль «Аль-Шария» отошел от восточного причала на Кинерет и двинулся к северу. По всем данным (и легендам) на борту находилась казна турецкой армии: золотые монеты, предназначенные для выплаты жалованья солдатам и офицерам. Капитан, экипаж и пассажиры уже увидели спасительный берег, но в эту минуту их засек английский самолет. У него не было бомб, но в те времена вопрос решался очень просто: когда пилот закружил над кораблем, штурман щвырнул вниз девять ручных гранат. Их хватило, чтобы «Аль-Шария» затонула.

С тех пор не было ни одного жителя Тверии, ни одного местного рыбака, который не слышал бы историю турецкого золота. Натурально, были и кладоискатели, которые, рискуя жизнью, ныряли в поисках сокровищ. В одном они смогли убедиться достаточно рано: турецкий корабль существует. Он лежит на дне, окутанный рыбацкими сетями, и представляет собой идеальную ловушку для аквалангистов.

В 1989 году профессор морской археологии хайфского университета Авнер Рабан возглавил группу из 15 аквалангистов, чтобы обследовать затонувший корабль. Тогда он находился на глубине 17 метров. Сразу скажем: золота не нашли, зато нашли доску с названием корабля и ржавые мечи и сабли.

Несколько дней назад на месте поисков появилась новая группа во главе с Амиром Вейцманом – учеником профессора Рабана, который вместе с товарищами вооружился новейшей поисковой техникой, а, главное, осветительными приборами и аппаратурой для подводной съемки. По словам Вейцмана, в сильно обмелевшем Кинерет «Аль-Шария» уже лежит на глубине 10 метров, но вокруг – страшная тьма, в которой любая железяка может стать смертоносной для аквалангиста.

А где же золото? Этому вопросу тоже исполнилось сто лет – подходящий срок, чтобы дать ответ.


19.9.18

Истерия вокруг сбитого в Сирии российского самолета на этот раз не ограничилась российскими СМИ и дошла до тамошнего Министерства обороны, которое обвинило Израиль в «безответственных действиях» и «умышленной провокации».

Но беспрецедентное заявление пресс-службы ЦАХАЛа расставило все по местам: впервые за последние шесть лет она официально признала, что израильские ВВС атаковали объекты в Сирии, однако четыре наших истребителя уже были на территории Израиля, когда над сирийским побережьем сбили российский самолет.

В том же заявлении черным по белому сказано, что сбили его сирийские ПВО.

Свою лепту в разрядку напряженности внес президент Путин, сказав на пресс-конференции, что «Израиль не сбивал российский самолет» и все происшедшее стало результатом «цепи трагических ошибок».

Надо надеяться, что в свете заявления первого лица государства истерия в СМИ поутихнет, а в российском Министерстве обороны займутся другим: выяснением того, куда смотрел зенитный расчет, вроде бы укомплектованный не сирийцами, а русскими офицерами, когда из российского ЗРК российским снарядом сбил российский самолет.

Похоже, что, ошалев от неожиданного налета израильских «Фантомов», они стали палить во все стороны, не заметив идущего на посадку «Ила», который попал под «дружеский огонь». Никакой иронии и шутки здесь нет, ибо именно так называют случай, когда свои обстреляли своих. Расстрелянный в воздухе экипаж «Ила» не успел этого узнать.

По поводу инцидента состоялся телефонный разговор Нетаниягу с Путиным, и впервые удалось получить ответ на вопрос, на каком же языке они общаются. Ведь английский Путина намного хуже его немецкого. А тут дело тонкое: одно неточное слово и все – в бомбоубежище. Так вот, оказывается, с израильской стороны в беседах по «горячей линии» принимают участие проверенные офицеры ЦАХАЛа, свободно говорящие по-русски. Они-то и доносят до чуткого слуха российского президента все нюансы каждого слова израильского премьера.

***

Слово «трансфер» давно стало непристойным в израильском лексиконе. Политики боятся его как огня, который может в одночасье спалить их карьеру. Омри Леви-Садан из газеты «Макор ришон» посвятил трансферу большую статью, обнаружив, что когда-то он был не только вполне политкорректным понятием, но его всерьез рассматривали как израильское правительство, так и правительства других стран.

В переводе с латыни «трансфер» означает перемещение. В данном контексте речь идет об обмене населением между государствами на основе международного соглашения. Но в израильском варианте имелось в виду выселение из еврейского государства всех арабов. Так ставился вопрос в 1949 году, и так же – в 1968-м, о чем свидетельствует переписка МИДа, датированная мартом 1968 года.

«Следует поощрить переезд из сектора Газа на Западный берег, оттуда частично – в Иорданию и на Восточный берег, а оттуда, по возможности – в другие части арабского мира... Несмотря на политические осложнения, мы должны самым активным образом найти возможность поселения беженцев в районе Эль-Ариш... Это необходимо сделать тихо и «стихийно», и никоим образом не объявлять официальной политикой, чтобы все это не выглядело так, как будто мы сами это организовали».

Если в 1949 году речь шла о 700 тысячах арабов, живших в Эрец-Исраэль и бежавших во время Войны за Независимость, в 1967 году возникла проблема еще одного миллиона палестинцев, нерешенная по сей день и остающаяся камнем преткновения в израильско-палестинских переговорах. Разве что теперь речь идет не об одном миллионе, а о трех.

После Шестидневной войны письменный стол главы правительства Леви Эшколя был завален письмами израильтян и иностранцев (президентов, политиков, банкиров, ученых, американских сенаторов и еврейских филантропов), которые предлагали варианты решения проблемы палестинских беженцев. В окружении бывшего президента США Эйзенхауэра даже разработали план переквалификации палестинцев в учителей, чтобы послать их на работу в Африку и в Азию.

Все планы продолжали проваливаться один за другим по той причине, что израильское правительство хотело переместить палестинцев из лагерей беженцев, улучшив условия их жизни, против чего восстал арабский мир, для которого они были самым мощным пропагандистским оружием. В результате полный контроль Израиля над территориями Иудеи, Самарии и сектора Газа превратился для него в непомерное бремя, к тому же лишив израильскую экономику огромных средств, необходимых для повышения уровня жизни граждан.

Тем временем, израильское правительство продолжало зондаж, что очевидно из циркуляра, сотавленного в МИДе накануне генассамблеи ООН в 1968 году: «Наша делегация должна снова и снова подчеркнуть, что корень проблемы старых и новых беженцев лежит в арабской агрессии. Это – гуманитарная проблема, но арабы используют ее, как политическое оружие». Как и многие другие документы, посвященные беженцам, этот циркуляр был снабжен грифом «совершенно секретно». Прежде всего потому, что он включал вариант израильского плана переселения беженцев за пределы Эрец-Исраэль. Другим словом – трансфер.

Как пишет Омри Леви-Садан, «сегодня это трудно переварить, но со дня создания государства и до конца 60-х годов израильское правительство совершенно серьезно занималось обсуждением политической идеи, которая сегодня считается неприемлемой из-за антигуманитарного характера и/или неполиткорректности».

Не считая Меира Кахане, из всех израильских политиков только убитый террористами министр Рехавам («Ганди») Зеэви не боялся произносить слово «трансфер» с трибуны кнессета. По сути, он сделал его основой политической программы своей партии «Моледет» («Отечество»), открыто призывая к трансферу арабов. За это его считали экстремистом и персоной нон-грата на главных сценах израильской полемики.

Но при этом Зеэви всегда повторял одно и то же: трансфер не может быть принудительным – только добровольным. Отсюда неудивительно, что вся затея уговорить израильских арабов переместиться на территорию ПА была обречена на провал. Называя себя палестинцами, израильские арабы никуда не хотят перемещаться, прекрасно понимая, что таких условий жизни, как в Израиле, они не найдут ни в одном арабском государстве.

Один из идеологических наследников Зеэви, депутат кнессета Бецалель Смотрич («Еврейский дом») опубликовал год назад статью, где заявил, что «надо поставить перед «арабами Эрец-Исраэль» (читай, включая палестинцев) две возможности: жить, как частные граждане в еврейском государстве без всяких национальных чаяний. Либо эмигрировать в другое арабское государство при финансовой помощи Государства Израиль». Последнее, как две капли воды, напоминает попытку Израиля избавиться от африканских нелегалов, получающих по 3,5 тысячи долларов на нос, только бы они «добровольно» уехали. Так ведь не уезжают. Чего же ждать от «арабов Эрец-Исраэль»?

В то же время есть исторические примеры именно принудительного трансфера: после Первой мировой войны Греция и Турция обменялись миллионами граждан, а после Второй мировой войны пяти миллионам немцев пришлось искать себе новое место жительства. Но все же тут речь идет об обмене народонаселением между государствами, в полном соответствии с нормами международного права.

А как быть с палестинцами, у которых нет государства, и ни одно арабское государство не проявило желания их принять? Ответа нет. Из года в год палестинские семьи эмигрируют из Иудеи, Самарии и сектора Газа в любое место, где им дадут въездную визу и вид на жительство. Но сколько их? Омри Леви-Садан попытался получить такие данные в ЦАХАЛе, но встретил отказ.

Бывший соратник Рехавама Зеэви по партии, профессор медицины и публицист Арье Эльдад подвел итог всей темы взлета и падения трансфера: «Сегодня трансфер – это уже вопрос не морали, а реальности. Сегодня это просто нереально. Ни с точки зрения Израиля и Высшего суда справедливости, ни с точки зрения мировой общественности»

А закончил Омри Леви-Садан так: «С трансфером или без, президент США – человек непредсказуемый, и вполне может быть, что как раз Вашингтон инициирует тот шаг, о котором израильское правительство не осмеливалось и мечтать».


18.9.18

Сегодня наступает Йом Кипур, известный в русской традиции, как Судный день. У него есть два других названия – День искупления и День всепрощения. Первое относится к людям, второе – к Всевышнему. Люди весь год только и делают, что грешат, а сегодня будут замаливать грехи в надежде на искупление. А Всевышний, обозрев свой избранный народ, прощает почти всех... до будущего года.

Йом Кипур выставляет в ироническом свете потуги людей присвоить себе право судить себе подобных, поскольку земному суду никак не угнаться за небесным. Здесь – доказательная база, там – истина. Здесь – сделки с правосудием, там – кара. Да и названия земных судебных органов не могут не вызвать улыбки. Верховный суд? Да неужели Верховный? А в Израиле еще похлеще – Высший суд справедливости? Неужели? Высший суд? Да еще справедливости? Помнится, покойный юридический советник правительства и член Верховного суда Хаим Коэн посмеивался над журналистами, которые называли его «верховным судьей». «Верховный судия там!» – говорил Коэн, показывая пальцем наверх.

Помимо пожелания «Хорошей записи!» в гроссбухе Всевышнего евреи традиционно просят друг у друга прощения («слихот») за все содеянное, за все дурные помыслы, провинности и недостаток любви к ближнему. Молитвы «слихот» заполняют синагоги, в которых евреи всего мира страстно выплескивают свое желание быть прощенными и готовы просить прощения у всех и за все.

А мы? А вы?

Сначала – МЫ.

От кого МЫ хотели бы услышать просьбу о прощении?

О, этот список очень велик!

Пусть перед нами покаются политики, которые профессионально лгут от одних выборов до других; банкиры и муниципальные власти, разоряющие нас все новыми поборами; торговцы, обманывающие нас на каждом шагу;"Электрическая компания" с ее бесконечными сбоями и перебоями;врачи, не умеющие лечить, и учителя, не умеющие учить; скандальные соседи, пользователи интернета – и далее везде.

А теперь – ВЫ.

Первый вопрос: у кого ВЫ хотите попросить прощения и за что?

Второй вопрос: кого ВЫ готовы простить и кого не готовы?

Второй вопрос труднее, потому что у каждого - свой «черный список».

В век интернета поводов для «слихот» стало гораздо больше, поэтому хотелось бы услышать «простите» от всех, кто превратил соцсети в отхожее место потоками словесных фекалий, кто изо дня в день пишет мерзопакостные тексты (чаще всего безграмотные), охаивая всех и вся. Простить ли их? Тоже трудный вопрос, потому что их и «ближними» не назовешь, и, тем более, возлюбить их не за что.

А как же Йом Кипур? Традиция? «Слихот»? Всепрощение?

Этим занимается небесная канцелярия, где проверяются все человеческие грехи, перед тем, как передать дела Всевышнему для окончательной записи: кому – жить, кому – умереть.

Разумеется, пусть все будут живы-здоровы, и получат искупление, чтобы грешить до следующего Йом Кипур.

Хорошей записи!


17.9.18

Нетаниягу, наконец, избавился от генинспектора полиции, который попортил ему немало крови, поддерживая расследование по всем уголовным делам премьера. Генинспектор хотел остаться на посту еще год, но ему не продлили договор.

Так что Нетаниягу на правильном пути: сегодня сменим генинспектора полиции, завтра – генпрокурора, послезавтра – Верховный суд, а там, глядишь, сделают пожизненным пост главы правительства. Может, заодно и народ поменять?

Помнится, сорок один год назад генсеку Гистадрута Ицхаку Бен-Ахарону сообщили о политическом перевороте, который лишил власти Рабочую партию. На вопли и стенания профсоюзного босса ему сказали: «Это – выбор народа». На что он бросил: «Я этот выбор не принимаю».

Но Бен-Ахарон не был премьером. Тогда как при нынешнем раскладе не исключено что Нетаниягу тоже не принял бы выбор народа, который в свое время уже вышиб его пинком под зад. Но с тех пор прошло почти двадцать лет и роман народа с премьером перешел в стадию любви до гроба. Вопрос только в том, кто из них раньше там окажется.


16.9.18

После двух конкурсов «Евровидение», успешно проведенных в столице Израиля в 1979 и 1998 годах, Иерусалим проиграл Тель-Авиву. Так решило не правительство Израиля, а Европейский вещательный союз (ЕВС), озабоченный тем, чтобы и репетиции, и финал конкурса традиционно прошли в субботу. ЕВС всерьез отнесся к угрозам ультраортодоксальных кругов не допустить осквернения субботы, зная об их политической силе и влиянии на правительство. Мало кто из стран мира, принимавших конкурс «Евровидение», думал о политических резонах и религиозной чувствительности. Хотя многие упирали на первое, ЕВС утверждает, что причиной выбора Тель-Авива стало второе.

В отличие от Тель-Авива, иерусалимский муниципалитет не выступил с официальным заявлением о своей готовности провести конкурс в субботу, если выбор ЕВС падет на столицу. И это понятно, поскольку в преддверии мунициальных выборов, назначенных на 30 октября, такой шаг означал бы публичное самоубийство для всех кандидатов в мэры, рассчитывающих на поддержку ультраортодоксальной общины.

Отрадно, что в результате проигрыша Иерусалима не вспыхнуло ни новой «еврейской войны», ни политического кризиса. Хотя было бы весьма необычно, если бы израильтяне пошли на досрочные выборы из-за конкурса «Евровидение».

Вместе с Иерусалимом в большом проигрыше оказалась министр культуры и спорта Мири Регев, успевшая заявить, что «если конкурса не будет в Иерусалиме, его вообще не должно быть в Израиле». А своему ближайшему окружению она сказала: «Только через мой труп». Но Регев жива-здорова, а «Евровидение-2019» состоится в Тель-Авиве. Еще одним разочарованием для Регев стал тот факт, что проведение столь престижного конкурса в Израиле будет организовывать не она, а государственная теле-радиовещательная корпорация «Кан», уже работающая рука об руку с ЕВС.

Старая израильская поговорка гласит: «Иерусалим молится, Хайфа работает, Тель-Авив танцует». С годами эта триада сохранилась в силе. Пока танцы в Тель-Авиве идут только в муниципалитете, чей бюджет в канун конкурса пополнится очень большими деньгами, благодаря притоку туристов. Причем, если секс-меньшинства всех стран обычно съезжаются в Израиль на грандиозный «парад гордости», теперь они готовятся приехать и на конкурс тоже, который стал вызывать у них живейшее внимание после победы в 1998 году Даны Интернешнел.

С местом проведения конкурса ЕВС определился достаточно быстро: выбор Иерусалима означал бы отток значительного числа стран, не признающих его столицей еврейского государства и уже начавших подписывать петицию с призывом бойкотировать «Евровидение» в Израиле. Теперь же петицию выбросили в мусорную корзинку, потому что в Тель-Авив готовы приехать все. Правда, еще до того, как быд выбран город, 19 стран уже заявили о своем участии, включая Азербайджан с его мусульманским большинством населения.

На этом фоне уже забыт тот факт, что в Иерусалиме изначально не нашлось подходящего концертного зала, а в Тель-Авиве он есть.

А вот с датой конкурса тоже было не так просто. Даты проведения двух полуфиналов (14 и 16 мая) и финала (18 мая) выбирали долго и тщательно, учитывая израильские реалии. С 1989 года ЕВС проводит «Евровидение» в мае, но в Израиле на первые две майские недели мая приходятся День Катастрофы, День поминовения павших солдат и День независимости. Казалось бы, можно было устроить конкурс в конце месяца, но прошел слух, что этому помешает чемпионат Германии по футболу 25 мая.

Как сообщили из корпорации «Кан», уже есть график подготовки к «Евровидению», который выглядит так: ноябрь – официальное объявление имен ведущих конкурса; декабрь – начало продажи билетов; февраль – выбор певицы или певца и песни, представляющих Израиль; март – строительство сцены и начало репетиций, а также видеосъемки участников конкурса для монтажа клипов, которые станут их визитными карточками; апрель-май – прибытие иностранных делегаций в Израиль; 9 мая – открытие «города Евровидения» (кто-то определенно забыл про День Победы, признанный кнессетом государственным праздником); 14 мая – первый полуфинал, 16 мая – второй; 18 мая – финал.

В мае этого года в Лиссабоне, держа в руках хрустальный микрофон, счастливая Нета Барзилай бросила миру древний еврейский клич: «В будущем году – в Иерусалиме!» Но ЕВС внес изменение: «В будущем году – в Тель-Авиве!»

Главное, что конкурс «Евровидение» в третий раз пройдет в Израиле, чьи красоты во главе с Тель-Авивом весь мир увидит в прямой трансляции.


9.9.18

Командующий Южным военным округом, генерал Херци ха-Леви сказал о положении на границе с сектором Газа: «В ближайшие десять лет никакого затишья там не будет».

Что же там будет? То же, что и было. Пора придумывать название для новой военной операции. Предлагаю «Самсон Израилевич».

***

Долгие годы армия ловит дезертиров. Не только в стране, но и тех, кто сбежал, однако не вынес ностальгии. Как только они появляются в аэропорту им. Бен-Гуриона, военная полиция сразу хватает их под белые ручки и препровождает в тюрьму.

Однако в этот раз командование пошло по другому пути, официально объявив всем находящимся за границей дезертирам, что если они приедут в Израиль на праздники до конца октября, их не арестуют.

Интересно, в сентябре бывают первоапрельские шутки?

***

Новый опрос показал, что половина молодых израильтян не верит, что человек произошел от обезъяны.

Пройдет еще лет двадцать и все молодые израильтяне уверуют, что они произошли от главного раввината.


6.9.18

Мы родились и выросли в стране, где все известия были в «Известиях», а правда – в «Правде». В стране, где партийная пресса выполняла ту же функцию, что и туалетный работник – подчищала. В стране, где партийные органы не отставали по степени важности от внутренних органов.

Теперь мы живем в стране, где тоже была и есть партийная пресса, разве что не центральная. Леворадикальная «Аль ха-мишмар» («На посту»), национально-религиозная «Хацофэ» («Дозорный»), ультраортодоксальная «Ха-Модия» («Вестник») – все они обслуживали свои секторы. И даже профсоюзная газета «Давар» («Слово») не претендовала на то, чтобы охмурять все население ежедневной пропагандистской бомбежкой. Тем более, что ее многолетним главным редактором была блистательная Хана Земер (первая и последняя женщина на таком посту): она не пресмыкалась перед властями, а они боялись ее острого ума и пера. Поэтому можно сказать, что у Рабочей партии, бессменно правившей страной почти тридцать лет, не было своего партийного органа в советском смысле слова.

Не было его и у правого лагеря: последний демократ на премьерском посту Менахем Бегин был категорически против партийного рупора, так что ни у «Херута», ни у «Ликуда» такового не имелось. Но положение изменилось, когда во главе «Ликуда» встал Биньямин Нетаниягу, для которого появление партийного органа было вопросом времени и денег. Деньги дал американо-еврейский миллиардер Шелдон Эдельсон, который не только сделал их на строительстве казино, но и превратил в казино как американскую, так и израильскую политику. Две его ставки были особенно успешными: в Израиле он поставил на Нетаниягу, в Америке – на Трампа.

Именно Эдельсон дал Биби Нетаниягу искомую газету «Исраэль ха-йом» («Израиль сегодня»), которую в народе быстро окрестили «Бибитон» (от ивр. «итон», газета), поскольку она была задумана, как личный и партийный рупор. С этой задачей бесплатная ежедневная газета успешно справляется уже десять лет, расправившись со всеми конкурентами, которые не поняли главного в новой бизнес-модели: газета больше не покупается – она продается. Кому? Всем, кто платит и заказывает музыку.

Поэтому до прошлого года главным редактором «Исраэль ха-йом» был Амос Регев, чья фатальная ошибка состояла в том, что он отказался от ежедневной публикации фотографий Сары Нетаниягу. Его сменил на посту Боаз Бисмут, успевший до этого побывать послом Израиля в Мавритании, что помогло ему проложить дорогу в коридоры власти. А теперь в газете появится еще один посол – Дрор Айдер, который воспевал и защищал Нетаниягу настолько успешно, что получил от него назначение на пост израильского посла в Италии.

Как поведала в «ХаАрец» Ноа Ландау, «в 2012 году появилось сообщение, что у Дрора Айдера был подписан договор с министерством главы правительства в то время, как он работал ведущим публицистом в «Исраэль ха-йом». По этому договору он получал 50 тысяч шекелей «за написание речей и лекций». В то время Айдер писал речи и лекции для тогдашнего министра стратегического планирования Моше Яалона, чье министерство считалось составной частью министерства главы правительства».

Теперь же Айдер вознагражден за верную службу посольской должностью, которая на несколько лет лишит его возможности ежедневно рассказывать израильтянам о солнцеподобном отце народа, которого травят завистливые пигмеи и прочая "левая сволочь".

Итак, возвращаясь к партийной прессе и ее туалетной функции: «Исраэль ха-йом» вместе с баснописцем Айдером только и делает, что подчищает за правительством и его главой, сменив правду на кривду. Но и кривое зеркало остается зеркалом: в газете «Израиль сегодня», как ни в чем другом, отражается Израиль сегодня.


5.9.18


Традиционно перед Рош ха-Шана ЦСБ делает израильскому народу подарок, сообщая ему, насколько он увеличился в размерах. Вот и в этот раз народ с радостью узнал, что его численность достигла 8 млн. 907 тысяч человек. Это значит, что если уровень роста народонаселения, побивающий все рекорды развитых стран Запада, останется таким же высоким (1.9 процента), в будущем году Израиль пересечет девятимиллионную отметку.

А там где 9 миллионов, не за горами и 10 (в 2024 году), и 15 (в 2048-м), и двадцать (в 2065-м).

А пока это счастливое будущее не наступило, посмотрим на истинно счастливое настоящее. Еврейское население Израиля насчитывает 6.625 млн. человек или 74.4 процента населения страны. Тогда как арабское население – 1.864 млн. человек (20.9 процента).

Другая часть населения (христиане-не арабы, представители других религий и те, за кем МВД не признает никакой религиозной принадлежности) составляет 418 тысяч человек (4.7 процента). В общую численность населения Израиля не входят иностранцы, число которых в конце 2017 года составило 166 тысяч человек.

Большая часть израильтян живет в центре страны, в прибрежной полосе: достаточно сказать, что жители одного лишь Большого Тель-Авива составляют 16.1 процента населения страны. Скученность и теснота с годами стали все больше (в центре – 1 635 человек на 1 кв. км), поскольку и без того малая площадь Израиля занята тремя морями, озером Кинерет, лесами и парками (7.3 процента) и сельскохозяйственными угодьями (20 процентов).

За минувший год в Израиле родилось 175 тысяч детей. А из 29 тысяч эмигрантов, которые пополнили израильское население, 25 тысяч составили новые репатрианты.

Население Израиля считается молодым в сравнении с развитыми странами и отличается высоким уровнем рождаемости (3.11). Параллельно продолжается неизбежный процесс старения: если в 2016 году число граждан 80-летнего возраста составляло 240 тысяч, в 2065 году оно перевалит за 1.2 млн. человек.

Но кто, кроме статистиков, думает о том, что будет в 2065 году?

Пока же они поинтересовались настроением израильтян, обнаружив немало любопытного. Так 89 процентов населения очень довольны или просто довольны жизнью. При том, что 6 процентов страдают от одиночества, 37 процентов жалуются на материальное положение, а 31 процент едва справляется с ежемесячными расходами.

84 процента израильтян определили свое состояние здоровья «очень хорошим» или «хорошим», и не исключено, что объяснение этого лежит в систематическом занятии спортом, о чем сообщили 51 процент опрошенных (55 процентов мужчин и 48 процентов женщин).

Дочитав до конца, каждый наверняка сможет сказать, насколько он доволен жизнью – как своей, так и окружающей.


4.9.18

Возвращаясь из заграницы, израильтяне неминуемо сталкиваются с тремя временно забытыми, но неизбежными особенностями родной страны: безумной жарой, нескончаемым шумом и астрономическими ценами. Тех, кто выносит первое и второе, добьет третье. А те, кто как-то справляется с третьим, сляжет под грузом первого и второго.

Но в том-то и состоит парадокс нашей жизни, что, уехав от жары, шума и дороговизны в благословенные страны, полные прохлады, тишины и дешевизны, мы сталкиваемся там с другим, чего нет и быть не может в Израиле. Например, милая литовская старушка с таксой, искренне желая сделать комплимент израильской туристке, сказала: «Вы – самая красивая еврейка из тех, что я видела».

А где она их видела – под ногами погромщиков? За колючей проволокой гетто? На краю рва?

Нет уж, лучше жара, шум и дороговизна среди своих, поедающих друг друга поедом, пока не наступает Рош ха-Шана, а за ним – Йом Кипур. И тут все преисполняются любви к ближнему. Этот праздник любви начнется на следующей неделе, а до этого будем потеть, затыкать уши и опустошать кошельки.

В конце концов, Всевышний знал, что делает, поселив евреев в таком месте, а Он, как известно, не ошибается. В этом мог усомниться только Беня Крик.


3.9.18

Накладка во время субботней музыкальной радио-программы могла бы пройти незамеченной, если бы не два фактора: дело происходило в израильской государственной корпорации радиотелевещания, а звучавшая музыка принадлежала Рихарду Вагнеру.

А Вагнер в Израиле запрещен. Почему? Потому что был антисемитом, возлюбленным нацистами в целом и Гитлером в частности.

Так что у еврейского государства свои счеты с Вагнером, которого в Израиле не отделяют от его музыки. Вот и в данном случае третий акт из оперы «Гибель богов» потряс своей мощью одних евреев и фамилией автора – других. И вдруг на целых сорок секунд (вечность!) в государственном эфире воцарилась гробовая тишина, после чего трансляция продолжилась без всяких комментариев и объяснений.

То ли в студию позвонили в ярости бывшие лагерники, то ли всполошилось начальство, то ли прикрикнули политики... Главное, что табу было нарушено, и вопрос в том, что будет дальше?

Но в более широком смысле слова стоит задаться другим вопросом: допустимо ли смешивать гениальные творения со взглядами автора? Если да, то как же в Израиле переводят Гоголя и Достоевского, чей антисемитизм не очень отставал от Вагнера?

Мне могут возразить, что у Вагнера антисемитизм носил идеологический характер. А у Гоголя и Достоевского – нет?

Короче, семидесяти лет Израилю определенно не хватило, чтобы разобраться в подлинных причинах бойкота классика мировой музыки. Почему-то вспомнился комичный Вагнер в бездарном немецком фильме о Людвиге Баварском. Там об антисемитизме композитора не было ни слова, потому что за пределами Израиля все слушают его музыку. Без слов и без бойкота.

Может, и нам пришло время делать то же самое?

***

Между девизами «Человек человеку – друг» и «Человек человеку – волк» остались миллионы трупов тех, кто не понял разницы.


2.9.18

Баллада о советском городе

В этом городе уездном
Оказался я проездом
Лишь на несколько часов,
Среди летнего томленья,
Скуки, жара, пыли, лени,
И шуршащих голосов.

С каланчой своей пожарной
И душонкою товарной
Этот город невелик.
От веков былых и длинных
Старина его в руинах,
Хоть и прибран, но безлик.

Лет на сто моложе стать бы...
Тут в конце недели – свадьбы,
Саксофона хриплый клич.
А на площади центральной
Воспарил монументально
Обязательный Ильич.

Здесь и признаки модерна –
Декорации, наверно,
Обернись и посмотри:
Вот – звезда на горсовете,
Нет сидений в туалете.
Верно – врут календари!

Так что век наш двадцать первый –
Тоже выдумка, наверно,
Вот двадцатый – это тут.
Вдоль по улицам, красивы,
Все плакаты, да призывы,
И стихи про ратный труд.

На плакатах – сплошь атлеты,
И колосья – на монетах.
Рядом с церковью - тюрьма.
Город сей - одноэтажный,
Где с улыбкою продажной
Сладко щурятся дома.

Тут живут при той же власти,
Заспиртованное счастье
Разливая на троих.
Так и будет с каждым годом
С заколдованным народом,
Позабытым средь других.


1.9.18

Из того, что произошло в Израиле за время летнего отпуска стоит отметить кончину публициста и бывшего депутата кнессета Ури Авнери, левее которого была только пропасть. Точнее было бы сказать, что вместе с ним окончательно умер левый лагерь.

Седовласый и седобородый красавец Авнери благополучно пережил несколько покушений на его жизнь, которая растянулась на 94 года. За это время он успел стать в Израиле пионером бизнеса на политике, издавая процветающий журнал «Сей мир»: там-то в 50-х годах и была разработана успешная модель симбиоза политики и секса, в которой политика всегда была сексуальна (т.е. увлекательна) а секс – политизирован (только в этом журнале можно было прочесть о похождениях Моше Даяна).

В разгар первой ливанской войны Авнери отправился в Бейрут обниматься с Арафатом, причем обоим было очевидно, что Авнери представляет только себя самого, но никак не израильскую общественность.

Пережив всех своих политических противников, Авнери не только сам маршировал к пропасти, но 70 лет подряд тащил за собой тех наивных израильтян, которые верили, что с появлением палестинского государства наступит мир во всем мире.

Авнери нет, палестинского государства нет, а еврейская Спарта продолжает борьбу за выживание.

***

Размышлюшки

Министр спорта и культуры
В желанье свой оставить след
Готова для карикатуры,
Сказав: «В субботу спорта нет».

***

Один из примеров того, как полярно изменилось значение слов – «сеть». Еще полвека назад это слово означало погибель (для людей и для рыб), а сегодня – жизнь. В интернете. Так что лучшим названием мемуаров интерголика будет «В сетях».


29.6.18

Войны принято начинать летом. Это так же верно для мировых войн, как и для арабо-израильских. Единичные исключения только подтверждают правило. Вот и сейчас разговоры военных комментаторов об очередной войне сопровождаются откинутой назад головой и разведенными в стороны руками: мол, что поделать – без этого никак!

В самом деле, в таком тупике иного выхода нет. Извергающий ракеты и огненных змеев, сектор Газа остается непобедим. Может, еще и потому, что до сих пор военно- политическое руководство не ставило целью победить ХАМАС. Раз и навсегда. Армия входила в сектор Газа и выходила, входила и выходила... Менялись звучные названия операций, гибли солдаты и гибли надежды, что вот-вот наступит затишье.

Пока ХАМАС держит в руках сектор Газа, оно не наступит.

Один из парадоксов состоит в том, что обеим сторонами война одновременно нужна и не нужна. ХАМАСу она не нужна, потому что он опять ее проиграет, потеряв людей и оружейные запасы. Израилю – потому что ему хватает сильной головной боли на северной границе, чтобы не отвлекать оттуда большие силы и не оказаться в клещах, ведя войну на двух фронтах.

В то же время ХАМАСу война позарез нужна, чтобы напомнить о себе миру, получить новые иранские миллионы и выставить Израиль агрессором, военным преступником, убийцей детей и сатанинским отродьем, получая в обмен не только осуждающие резолюции генассамблеи ООН (в Совбезе этот номер при Трампе не пройдет), но и сотни миллионов долларов на восстановление того, что осталось разрушенным с прошлой войны.

Израилю такая война тоже не помешала бы: давно пора положить конец «воздушному террору», перебить главарей ХАМАСа, уничтожить всю его инфраструктуру в секторе и, параллельно, впервые провести стремительную информационную войну, чтобы снова не остаться в дураках.

А поскольку вопрос о начале войны в большой степени решает глава правительства Биньямин Нетаниягу, он спит и видит, как бы отвлечь внимание общественности от уголовных дел своей семьи и на пике небольшой победоносной войны устроить досрочные выборы, где у него нет конкурентов.

Обо всем этом пишется в те минуты, когда войска сирийского президента при поддержке России начали наступление на юге страны, вынудив десятки тысяч сирийцев бежать к двум границам – иорданской и израильской. Первая закрыта: король уже принял полмиллиона беженцев и больше не хочет ни одного.

Вторая тоже должна быть закрыть на все замки. Израиль не собирается принимать беженцев из враждебного государства, с которым за 45 лет так и нет перемирия. Хотя гуманитарную помощь солдаты ЦАХАЛа им уже оказали.

Хотя при чем тут Израиль, если в арабском мире есть двадцать два государства. Пусть они и принимают сирийских беженцев, благо средств у них хватает.

Но точно так же, как они пальцем не пошевелили, чтобы помочь палестинским беженцам, они отвернулись от сирийских беженцев, которые стоят у дверей Израиля.

Война тоже.

***

Между светским БАГАЦ (Высший суд справедливости) и ультраортодоксальным БАДАЦ (суд справедливости) разница в одну букву и целый мир. В известном смысле слова весь Израиль зажат между ними, попискивая время от времени о свободном и независимом государстве. Честно сказать, неудобная поза, вредная как для физического, так и для психического состояния народа.

***

Исторический визит принца Уильяма в Израиль прошел весело: он играл в футбол, гулял по пляжу, съел арбуз, побывал на выставке хай-тек, поужинал с премьером, удостоился встречи с израильской победительницей недавнего конкурса «Евровидение» и навестил в Иерусалиме могилу прабабушки, сказав, что «это было потрясающе». В целом он провел меньше времени в спорном, с точки зрения дворца, Иерусалиме, и гораздо больше – в бесспорно чудном Тель-Авиве.

На естественный вопрос, зачем приехал принц Уильям, у нас есть такой же естественный ответ: чтобы напомнить евреям, как невесело им жилось под английским мандатом.


25.6.18

Теле- радиовещательная корпорация Би-Би-Си всегда отличалась от других солидных английских СМИ, попирая домашние традиции fair play (честной игры) и не считая нужным соблюдать элементарные нормы профессиональной этики, когда речь заходила об Израиле.

Под традициями подразумеваются исконно английская взвешенность, отстраненность и, самое главное, недоговоренность. Во всяком случае, так выглядели передачи иновещания Би-Би-Си по всему миру за единственным исключением: Израиль вызывал у корпорации настоящую идиосинкразию. А уж когда речь заходила об израильско-палестинском конфликте, ведущие программ как с цепи срывались, стремясь перещеголять друг друга в бичевании еврейского государства и оправдании палестинского террора, который там называют «национально-освободительной борьбой».

А кто, что и от кого хочет освобождать? Натурально, террористы – Палестину. От кого? От евреев, разумеется. Поэтому, следуя генеральной линии корпорации, редакторы новостей всегда ставили на первое место сообщение, что «израильские солдаты... полицейские... силы безопасности... застрелили двух... трех (и более) палестинцев...», и при этом ни слова не говорилось о том, что эти палестинцы с ножами, гранатами или автоматами хотели убить израильтян, за что и были убиты сами. Перекошенная логика Би-Би-Си всегда исходила из того, что все израильтяне – агрессоры и угнетатели, а все палестинцы – миролюбцы и гуманисты.

Так продолжалось много лет. Нельзя сказать, что не было жалоб на откровенно антиизраильскую направленность передач Би-Би-Си, где дозированный антисемитизм никого не смущал. Но на минувшей неделе одна из таких жалоб стала камнем, за которым покатилась настоящая лавина, о чем рассказала лондонская «Дейли мэйл».

Этот камень бросил известный борец с антисемитизмом Джонатан Сачердоти из старинного итало-еврейского раввинского рода. 8 апреля с.г. он вместе с другими телезрителями видел воскресную программу популярного ведущего Эндрю Марра. Дискуссию о применении режимом Асада химического оружия против гражданского населения Марр закончил такими словами: «А Ближний Восток снова горит. Я имею в виду, что на юге израильская армия тоже поубивала много палестинских детей».

Это было сказано на второй неделе провокационных «маршей возвращения» на границе сектора Газа, когда было убито девять палестинцев.

Как написал в своей жалобе Сачердоти, «говоря о химическом оружии в Сирии, Марр почему-то перешел к Израилю, который не имел к этому никакого отношения. А потом заявил, что «на юге израильская армия тоже поубивала много палестинских детей». Это абсолютно неверно, высосано из пальца и является откровенной ложью».

Поначалу продюсеры пытались защитить Марра, указав, что с начала года до выпуска программы было убито пять «молодых людей». Потом они сказали, что после выхода обсуждаемой программы было убито «еще несколько молодых людей и детей». Но Сачердоти заявил, что более поздние события никак не могут оправдать замечаний Марра.

И что же? Камень пробил глухую стену здания Би-Би-Си. Начальник отдела жалоб корпорации Фрэйзер Стил ответил Сачердоти: «Политика Би-Би-Си требует, чтобы программы основывались на проверенных источниках и подлинных доказательствах. При отсутствии последних, дабы поддержать утверждение о «многих» убитых детях, есть опасение, что телезрители частично были введены в заблуждение. А посему мы принимаем главный пункт вашего письма».

Не надо быть англичанином, чтобы оценить этот текст. Тем более, узнав о строгом выговоре Эдрю Марру от начальства, которое беспрецедентным образом признало одного из своих ведущих сотрудников «виновным в нарушении редакционных правил», что ввело в заблуждение публику.

Общий вывод: пишите письма в отдел жалоб Би-Би-Си, веря, что даже в такой цитадели антиизраильской дискриминации количество может перейти в качество, а прецедента Джонатана Сачердоти достаточно, чтобы поверить в успех.

***

От Сары Нетаниягу некуда деться: с утра до ночи израильские СМИ задаются вопросом о вменяемости жены премьер-министра, обсуждая ее манию величия, психозы, тщеславие, корыстолюбие, лживость, наглость, болезненную подозрительность, патологическую жадность и множество мелких фобий, из которых больше всего выделяется боязнь микробов. Неизвестно, как она прошла бы психиатрическую экспертизу, но все больше крепнет ощущение, что до суда ее «ресторанное дело» не дойдет. Ведь она может слететь с катушек прямо в зале суда. Особенно, если дать ей послушать аудиозапись, где она орет истошным голосом на своего пресс-секретаря: «У меня B.A.! M.А.! Я – пси-хо-лог!»

Если и можно за что-то пожалеть Биньямина Нетаниягу, так это за то, что он женился в третий раз.

У нас жена насмерть замучала премьера, а в Америке президент замучал жену.

Может, им поменяться?

***

В поисках однотомника Николая Эрдмана обошел несколько книжных магазинов в Тель-Авиве и всюду одна и та же картина: пусто.

Владельцы говорят, что с прошлого года народ перестал интересоваться бумажными книгами и полностью перешел на электронные. Да и круглосуточное чтение всякой всячины в интернете окончательно убило привычку ежедневного чтения книг. Тех самых, которые можно перелистывать, вкладывать закладку, чувствовать пальцами тепло обложки...

Кем мы стали бы, если бы интернет придумали в нашем детстве? Наверное, полными идиотами.


22.6.18

Громоподобное сообщение о передаче в иерусалимский мировой суд обвинительного заключения по уголовному делу «Государство Израиль против Сары Нетаниягу» однозначно показало, что юридического советника правительства и генпрокурора Авихая Мандельблита зря ругали за бездействие. Его критики забыли, что мельницы правосудия работают медленно, но теперь дело дошло до помола.

Впервые в истории Израиля супругу главы правительства отдают под суд. Да еще по такому позорному обвинению, как мошенничество при отягчающих обстоятельствах: она много лет систематически обкрадывала госказну, заказывая себе и семье роскошные ресторанные трапезы за счет государства на сотни тысяч шекелей, хотя в штат премьерской резиденции входит обязательный повар.

Казалось бы, мелочь, но те, кто наблюдает за проделками нашей сиятельной четы гедонистов, давно увидел самую настоящую систему, начало которой было положено двадцать лет назад: тогда супруги Нетаниягу присвоили себе полученные заграницей подарки, которые должны были передать в госказну. Да еще судились с владельцем транспортной конторы, который перевозил вещи из премьерской резиденции в частную квартиру, чтобы ничего ему не платить.

Больше сорока лет назад тень подозрений пала на Лею Рабин – супругу тогдашнего главы правительства Ицхака Рабина, которая не закрыла в Вашингтоне валютный счет, считавшийся в Израиле противозаконным. Однако до суда не дошло по той простой причине, что Рабин повел себя по-рыцарски: взял всю вину на себя по принципу «жена цезаря вне подозрений», и подал в отставку.

Но Лея Рабин отличалась от Сары Нетаниягу так же сильно, как Биньямин Нетаниягу – от Ицхака Рабина. Последний был прям и честен, и ставил жену выше политики. От Нетаниягу такого рыцарства никто не ожидает. Да еще жена доставила ему больше неприятностей, чем вся оппозиция плюс Иран, Сирия и сектор Газа.

Дойдет ли дело до суда над Сарой Нетаниягу – другой вопрос. У нее уже была возможность вернуть деньги и закрыть дело. Она пожадничала. Но сделка не исключена, потому что со скамьи подсудимых многие вещи выглядят по-другому.

Обвинительное заключение против Сары Нетаниягу можно воспринимать не только как воплощение принципа равенства перед законом, но и как прессинг на ее мужа, обвешанного сразу тремя уголовными делами. До него генпрокурор еще не добрался и не принял окончательного решения. Но он на правильном пути, где под ногами Биньямина Нетаниягу земля горит точно так же, как у несчастных кибуцников рядом с сектором Газа. Разве что они теряют дорогой урожай, тогда как Нетаниягу заботит лишь одно. Благо государства? Не смешите. Истина? Да полноте! Благополучие семьи? Это его-то? Он думает только о своем политическом выживании, ради которого готов бросить под жернова той самой мельницы даже свою жену. Не случайно в последние двое суток он отмалчивается и не устраивает никаких пресс-конференций.

Что же может сделать загнанный в угол Нетаниягу под дулом пистолета генпрокурора?

Распустить кнессет и объявить досрочные выборы, которые он, конечно, выиграет. Почему выиграет? Потому что нет соперников, а уши его электората давно и прочно забиты лапшой.

Есть и запасной вариант: маленькая победоносная война в секторе Газа, тем более, что ХАМАС сам напрашивается. Но Нетаниягу не хуже других понимает, что, кроме новых потерь и новых осиротевших семей, ничего не изменится. После новой войны общее положение останется точно таким же. Они – там, мы – тут. У них – ракеты (и змеи), и у нас – ракеты. А что дальше? Тупик.

В такой ситуации, будучи хорошим актером, Нетаниягу изо дня в день играет двойную роль: героя – на международной арене и жертвы – на домашней. Как бы у него не началось раздвоение личности.

***

После вчерашнего проигрыша сборной Аргентины стало ясно: все разговоры о «иерусалимском проклятии» вполне обоснованы. Есть такая штука. До сих пор психиатрам было известно о «иерусалимском синдроме» – временном помешательстве верующих, впервые попавших в стольный град Йерушалаим.

Теперь же аргентинские футболисты, не пожелавшие приехать в Иерусалим, узнали на своей шкуре, как он мстит в обличье сборной Хорватии.

Если бы аргентинцы были прозорливее, они хотя бы спели перед началом матча вместо гимна – «Не плачь по мне, Аргентина». Теперь же их фанатам не остается ничего иного, как подать коллективный судебный иск против сборной и лично Лионеля Месси с требованием вернуть деньги, даром потраченные на поездку в Россию.

Минута молчания, устроенная аргентинскими спортивными комментаторами в телестудии в память их суперзвезды, вполне оправдывает две строчки шуточной эпитафии:


От излишне звездной спеси
Оказался в жопе Месси.


21.6.18

Новый виток конфликта в Газе вызвал в памяти «Три письма о войне», которые я написал почти десять лет назад после очередной войны в виде операции «Литой свинец».

С тех пор с обеих сторон было выпущено много свинца, железа и огня, а воз и ныне там. Да и куда ему деться, если цикличность израильской истории все больше сокращает интервалы между войнами.

С «Литого свинца» до «Облачного столпа» – четыре года. С «Облачного столпа» до «Несокрушимой скалы» – два года. Сейчас, похоже, снова пришло время проверить районные бомбоубежища и армейские склады на случай, если военно-политическое руководство решит, что его терпение лопнуло. У народа это произошло уже давно. Особенно, у жителей юга.

Но самое печальное, что и новая война ничего не изменит, потому что в Израиле никто не хочет заново оккупировать сектор Газа.

Так и будет разлагаться у нас под боком этот сектор Язва, ставший третьим фронтом и отвлекающий силы и внимание от самого опасного первого фронта – в Сирии.

В свое время Израиль пошел на крайние меры, уничтожив основателя и вождя ХАМАСа, шейха Ахмеда Ясина. После выпущенной ракеты от него только и осталось, что колесо от инвалидного кресла.

Для израильских спецслужб точечная ликвидация – не новость. Почему бы таким же образом не сменить нынешнее руководство ХАМАСа во главе с заклятым врагом Израиля Ихье Синуаром, несущим личную ответственность за последние обстрелы и «огненных змеев».

На это могут сказать, что на место одних мерзавцев придут другие. Но эти другие будут ежеминутно смотреть в небо, где будет указан срок их жизни. Только так и можно восстановить силу устрашения, которая пока не работает.


19.6.18

В Израиле Йосефа Трумпельдора знают все. На его примере выросло несколько поколений сабров. И хотя в этом году нет никакой круглой даты, повод вспомнить о Трумпельдоре нашелся самый что ни на есть подходящий.

Более шестидесяти лет в музее галилейского кибуца Тель-Йосеф, названном в честь Трумпельдора, хранились его личные вещи: протез для левой руки, все три георгиевских креста полного кавалера, карманные часы, пояс, несколько царских ассигнаций и чайная ложечка, которую называли не иначе, как «Осина ложечка».

Теперь все это переехало в Центральный сионистский архив в Иерусалиме, где, собственно, и находились эти вещи до 1955 года, после чего были отправлены в кибуц. Кто и зачем это сделал, истории неизвестно. Но главное, что с этого дня каждый, кто побывает в Иерусалиме, сможет собственными глазами увидеть то, что осталось от Йосефа Трумпельдора – не считая многочисленных улиц в Израиле, названных его именем.

Только сейчас выяснилось, что у Трумельдора, потерявшего руку под Порт-Артуром, был не один, а два протеза: один, золотой, ему подарил сам японский император, восхищенный отвагой русского солдата. Этот протез Трумпельдор называл «праздничным», надевая его только по особым случаям. Второй «рабочий» протез попроще он получил от русской императрицы, которая, узнав о японском подарке, решила не ударить в грязь лицом.

В Центральном сионистском архиве хранится фотокопия приказа № 334 командира 27-го восточносибирского полка от 29 ноября 1904 года, где сказано: «Ефрейтор 7-й роты Йосеф Трумпельдор, обращаясь в докладной записке к своему ротному командиру, пишет: «У меня осталась одна рука, но эта одна – правая. А потому, желая по-прежнему делить с товарищами боевую жизнь, прошу ходатайства Вашего благородия о выдаче мне шашки и револьвера» (...) слова эти золотыми буквами должны быть вписаны в нашу полковую историю. Тем более они должны быть отмечены, что сказавший их – еврей. Приказываю вооружить Трумпельдора шашкой и револьвером (...) и произвожу его в младшие унтер-офицеры за его боевые заслуги и неустрашимость в бою, многократно доказанные на деле».

Много лет шли споры о том, что же Трумпельдор действительно сказал перед смертью – «Хорошо умереть за родину» или выругался матом. Обе версии бытуют и поныне.

А в начале 90-х годов XX века вышла в свет книга «Документальная история Тель-Хай», где впервые было названо имя убийцы Трумпельдора – Камаль Хусейн. Девятнадцатилетний главарь бедуинов Камаль Хусейн, ворвавшись в Тель-Хай, во время перестрелки оказался на какое-то время отрезанным от своего отряда. Когда тяжело раненого Трумпельдора спросили, что делать с Камалем, он ответил по-русски: «Взять в плен». А бедуины пленных не брали и, убив восьмерых защитников Тель-Хай, дотла спалили все поселение.

Камаль Хусейн так мучился угрызениями совести и так старался примириться с евреями, что стал активным участником еврейской поселенческой деятельности в Галилее, а позднее – доверенным информатором, который в 1948 году своими донесениями помог Хагане остановить сирийское наступление и предотвратить захват Галилеи. После гибели еврейского героя Камаль Хусейн прожил еще тридцать лет, пока не попал в Ливане в засаду сирийской спецгруппы, посланной для его ликвидации «за продажу сионистам Южной Сирии».

Можно только удивляться, что до сих пор нет фильма о Трумпельдоре, ведь вся его жизнь сделана из материала, идущего только на мифы и легенды. В 30-х годах прошлого века о Трумпельдоре были написаны две пьесы: автором одной из них стал арабский драматург Азиз Домет (которому я посвятил роман «Белая ворона»), что само по себе было курьезом; другую пьесу написал Макс Цвейг, двоюродный брат Стефана Цвейга.

Может быть, история с переездом вещей Трумпельдора в Иерусалим распалит воображение сценаристов и драматургов, у которых в данном случае будет готовый герой в прямом смысле слова.


17.6.18

Уикэнд ничего не изменил на границе с сектором Газа, откуда в Израиль летят огне- и взрывоопасные воздушные змеи и шары, на которые армия реагирует предупредительными выстрелами с беспилотников. Так что юг горит, а на вопрос, как быть с воздушным террором, ответа пока нет.

Но Моти Карпель из газеты «Макор ришон» ставит вопрос шире: как сократить население самого переполненного и самого опасного в мире участка земли, изрытого туннелями и набитого ракетами, где часть населения хочет только одного – войны. И автор приходит к выводу, что решением может стать добровольная эмиграция жителей сектора Газа.

Иными словами, по мнению Карпеля, в один воистину прекрасный день на всех КПП вокруг сектора Газа выстроится нескончаемая очередь людей с чемоданами и домашним скарбом, которых будут ждать сотни израильских грузовиков, чтобы доставить их в аэпорорт им. Бен-Гуриона вместо того, чтобы и далее доставлять в Газу гуманитарные грузы.

В другом варианте те же «добровольцы» пройдут через КПП Рафиах на египетскую территорию и улетят на все четыре стороны из каирского аэропорта. Либо останутся жить в Египте, что впрочем маловероятно, поскольку египетским властям хватает своих 80 миллионов голодных ртов.

Но главное в другом: Израиль уже испробовал план эмиграции. Карпель об этом не знает. Другие забыли. А историки не напоминают. Вот мы и напомним.

После 1967 года Израиль пытался уговорить палестинцев эмигрировать в Южную Америку. Кроме наличных денег, им пообещали золотые горы. Именно в секторе Газа нашлись кандидаты на эмиграцию. Агенты Мосада ожидали их в Парагвае и разместили на границе между Парагваем, Бразилией и Аргентиной в местности, совершенно непригодной не только для сельского хозяйства, но и для жизни. У переселенцев не было связей, деньги скоро кончились, агенты Мосада больше не вернулись, телефон израильского посольства не отвечал. И в мае 1970 года вся операция окончательно провалилась, когда один из разочарованных палестинских эмигрантов ворвался в израильское посольство в Асунсьоне (Парагвай) и застрелил жену консула Эдну Пеэр, служившую секретаршей.

Во время траура консула навестил агент Мосада, взявший с него клятву никому ничего не рассказывать в течение тридцати лет.

Консул сдержал клятву, а остальные хранят молчание по сей день: израильтяне – из-за нежелания признаться в провале операции, палестинцы – из-за боязни признать, что среди них нашлось несколько тысяч человек, продавшихся за чечевичную похлебку.

Карпель относится к Газе, как и большинство израильтян, пытаясь понять, что они от нас хотят? Ведь мы ушли из Газы и думали, что навеки избавились от этого проклятья, но Газа со всеми ее проблемами преследует нас каждый Божий день. Мы отгородились от нее забором, но что ей забор, когда у террористов есть ракеты, а теперь еще и огнеопасные змеи. Мы понастроили дорогущих укреплений и домашних бомбоубежищ для жителей пограничных поселений. Вбухали миллиарды в несколько видов ПВО и ПРО, чтобы сбивать минометные и реактивные снаряды. Окопались в нашей еврейской Спарте и продолжаем искать решение нерешаемой проблемы: как быть с Газой?

Как пишет Карпель, наш ответ на обстрелы остается все тем же – «бомбежка «качественных целей», точечная ликвидация, а теперь еще самый большой абсурд – «план восстановления». Мы собираемся помогать в сборе десятков миллиардов долларов по всему миру только для того, чтобы увековечить проблему Газы, превратив ее в кровоточащую язву на веки веков. Ибо у нас есть богатый опыт с такими «планами восстановления». В конце концов, страны-доноры не дают денег. А если дают, они не идут на восстановление. А если бы и пошли, то все равно не решили бы проблемы, потому что любой будущий режим в Газе – от ХАМАСа и правее – будет всегда поддерживать «сопротивление». Никогда у нас не будет ничего общего с жителями Газы, которая всегда останется враждебной Израилю, порождая все больше ненависти и сопротивления».

При такой оценке положения Карпель предлагает отказаться от постоянных вопросов «на что готов согласиться ХАМАС?», «чего хотят жители Газы?» и «что скажет мир?» Ибо главный вопрос в том, чего хотим мы? Или чего мы не хотим.

«Во-первых, мы не хотим, чтобы нынешнее положение продолжалось вечно. Во-вторых, мы не хотим заново оккуппировать Газу, чтобы свергнуть режим ХАМАСа. Нам это слишком дорого обойдется. Даже если мы согласимся заплатить такую цену, мы не хотим хозяйничать в Газе. И, тем более, – в отличие от Иудеи и Самарии – распространять на нее наш суверенитет. С двумя миллионами жителей и страшной теснотой это нереально. В-третьих, по вышеперечисленным причинам, мы не хотим «плана восстановления» Газы.

Что же осталось? Только одно: международный план массовой эмиграции из Газы при участии всех стран мира, с их финансированием и под их ответственность. Только на это стоит потратить десятки миллиардов».

Пройдет несколько дней и статья Моти Карпеля затеряется в океане подобных статей, у которых никогда не бывает продолжения по той причине, что если арабский мир не хочет помогать палестинцам, у остального мира, тем более, нет никакого желания это делать.

Глава комиссии ООН по делам беженцев написал еще в 1958 году: «Арабские государства не хотят решить проблему беженцев. Они хотят поддерживать ее (...) как оружие против Израиля».

Прошедшие десятилетия только подтвердили правоту такой оценки, как и слов бывшего министра иностранных дел Израиля Аббы Эвена: «Палестинцы ни разу не упустили возможности упустить возможность».

***

Препаршивейшая трансляция чемпионата мира по футболу (где матчи снимали с такого ракурса, что их можно было разглядеть только через телескоп) привела к обвалу критики в интернете в адрес нашего телемонополиста – 1-го госканала, который раз в четыре года повышает свой рейтинг с нуля до ста процентов.

Одна из шуток была очень удачной: «Во всем виновата министр культуры и спорта Мири Регев: она решила, что если сборная Аргентины не захотела, чтобы мы ее увидели в Иерусалиме, так мы ее не увидим и по телевизору».

А министр обороны Авигдор Либерман подвел итог выступлению Месси и десяти гномов против Исландии следующим образом: «Аргентинцы выступили так хило потому, что отказались от разминки с Израилем».

Следуя этой логике, сборные всех стран должны по дороге на будущий чемпионат обязательно заехать в Израиль. А нам бы еще научиться играть в футбол!


13.6.18

Вы были в раю? Мы были.

Более подробно: рай называется «Мицпе ха-ямим», то есть «Вид на два моря» – сильно обмелевшее озеро Кинерет, оно же – Галилейское море, и возрожденное озеро Хула с мириадами перелетных птиц, которое когда-то было рассадником малярии.

Что же такое «Мицпе»? Дом отдыха? Пансионат? Гостиница? Здравница-лечебница? Всего понемногу, но более всего – воплощенная в жизнь полувековая мечта одержимого немецкого еврея, доктора Эриха Яакова Ярославского, который переехал в Палестину со всей семьей в 1922 году.

Как-то раз, едучи на север, в районе Нижней Галилеи между Цфатом и Рош-Пиной, он увидел гору (560 м над уровнем моря), взобрался на нее, осмотрел окрестности и сказал: «Здесь я хочу жить и работать». Доктор купил 15 гектаров пустоши и камней, которые оставались такими больше сорока лет. Зато в 1966 году он превратил пустошь в земной рай. И люди потянулись к врачу, который славился индивидуальным подходом и нетрадиционными методами лечения.

Среди заросших садов и прудов, рощи и леса, тишины и журчания воды, дивных цветов и птиц, а также чистейшего горного воздуха доктор Ярославский (который в Израиле сократил фамилию до Ярос – нечто среднее между «ярус» и «эрос») утверждал идею здорового образа жизни без мяса и табака, возвращения к земле и выращивания на ней всего, что человеку надо.

Какой хлеб там пекут! Какое ежевичное варенье варят! Какие сыры! Какую форель разводят в прудах! Какое вино делают! Какие масла – для снятия головных и мышечных болей!

Там своя молочная ферма, свои коровы, козы, овцы. Овец кормят апельсиновыми корками, оставшимися после соковыжимания, и араб-рабочий в белых резиновых перчатках разбрасывает эти корки по овчарне жестом ван-гоговского сеятеля.

Жили мы на третьем этаже и под окном росло дерево с малиновыми цветами, на которые садились пчелы и птицы.

Конечно, это описание может смахивать на поросячьи восторги горожанина, оказавшегося в деревне, но ведь так оно и есть. Четыре дня и три ночи без телевизора, радио и газет, выхлопных газов и полуфабрикатов, без городского шума, без запрещенных в гостинице мобильных телефонов. А до завтрака – ... джакузи на балконе с видом на Кинерет!

Завтрак – шведский стол: горы зелени, сыров и пр. После завтрака – неспешная прогулка и купание в бассейне. Более получаса мы провели в плетеных креслах у пруда, наблюдая за тремя черными лебедями, наводившими красоту. Ну, что еще человеку надо! Вода, ивы, лебеди, тишина.

В пруду мерцают большие черные и золотые рыбы, над водой летают красные стрекозы, и вместе с ними – неуемный дух доктора Ярославского, который прожил до 92 лет в полной гармонии между женой и любовницей. Любовница родила ему внебрачного сына, что, с точки зрения старого доктора, вовсе не нарушило гармонии. Но его жена и родной сын так не думали. Поэтому, когда вслед за отцом в лучший из миров ушла и мать, сын доктора Ярославского посадил между их могилами огромный кактус, чтобы «эта женщина» (читай, любовница) не вклинилась между ними после смерти, как она сделала это при жизни.

Кстати, доктор оказался неплохим бизнесменом и наладил процветающее дело: новые владельцы, купившие «Мицпе», заламывают такие цены, что могут поспорить с тель-авивскими и эйлатскими отелями.

Оттуда хорошо съездить в соседний Цфат, где воздух полон молитв прошлых и нынешних поколений раввинов. Мы заглянули в несколько мастерских художников и скульпторов, и в одной из них купили грустного керамического льва, у которого на животе написано... Кац!

Потом зашли в Музей кукол, основанный репатрианткой из Хабаровска, у которой в 1995 году во время теракта погибла дочь. В ее честь и создан этот музей, где выставлены сто кукол всех времен и народов.

А совсем неподалеку от нее – русская женщина-иконописец! Приехала в Израиль нелегально и живет церковными заказами. Никогда не знал, что женщинам дозволено писать иконы.

Но о чем это я? О покое, прежде всего – душевном покое по рецепту покойного доктора Ярославского. Кто-то едет за ним в Тибет, а мы – в «Мицпе ха-ямим».


12.6.18

Через несколько дней исполнится ровно 85 лет со дня убийства звезды сионистского движения, блестящего интеллектуала и разностороннего спортсмена Хаима Арлозорова. Так же, как в Америке все еще не ответили на вопрос «Кто убил Кеннеди?», в Израиле так и не нашли ответа на вопрос «Кто убил Арлозорова?»

Сайт «Детали» опубликовал перевод статьи из «Гаарец», написанной Дором Сааром-Манном из тель-авивского музея Диаспоры, где в общем все соответствует фактам. Разве что гуляющая уже лет двадцать по интернету версия причастности к убийству Арлозорова... Геббельса до сих пор документально не доказана.

Что же касается близости Хаима Арлозорова с Магдой Геббельс, которая в школе сидела за одной партой с его сестрой Лизой, историки не ставят это под сомнение. Магда была очарована не только широкоплечим Хаимом, но и его одержимостью сионизмом. Дошло до того, что она ходила с ним на сионистские собрания, носила подаренный им магендавид и рыдала в голос, провожая его на вокзале в далекую Палестину

Если же вернуться к «версии Геббельса», автор статьи не упомянул очень важный эпизод. В мае 1933 года Арлозоров, в самом деле, был в Берлине, надеясь договориться с властями Третьего рейха об организованной репатриации немецких евреев. Гуляя по столице со знакомым журналистом, он увидел на стенде фотографию фрау Геббельс и чуть не упал в обморок.

Не слушая никаких уговоров, Арлозоров решил действовать через свою старинную подругу. Он позвонил Магде. Она не стала с ним разговаривать. В тот же день Арлозоров заметил за собой слежку. Две недели спустя он снова позвонил Магде – она бросила трубку.

В письме сестре Арлозоров написал: «Я допустил ужасную ошибку, когда решил позвонить Магде Геббельс. Теперь я опасаюсь за свою жизнь».

Магда была в бешенстве от настойчивости своего еврейского кавалера, Геббельс – в ярости, помноженной на ревность. А исторический факт состоит в том, что через двое суток после возвращения из Германии 34-летний Хаим Арлозоров, гулявший с женой по тель-авивскому пляжу, был убит выстрелом в живот.

Косвенным доказательством может служить то, что сам Арлозоров связал звонок Магде с опасениями за свою жизнь.

Но косвенных доказательств недостаточно ни для следователей, ни для историков, поэтому все 85 лет в Израиле продолжаются политические баталии между левыми, которые обвинили правых в этом убийстве, и правыми, отринувшими все обвинения, как «кровавый навет».

Так кто же убил Хаима Арлозорова? В деле Кеннеди нашелся человек с винтовкой. В деле Арлозорова человек с пистолетом исчез в потемках истории.


9.6.18

Вчера на границе сектора Газа все было так же, как во все прошедшие пятницы последнего месяца. Разве что палестинцы сделали для себя определенный вывод: лучше жить (даже такой собачьей жизнью), чем умереть. Поэтому их было не сорок тысяч, а девять с половиной, а убитых – не шестьдесят, а четверо, да и то по неподтвержденным данным.

Израиль тоже сделал свои выводы, допустив в пограничную зону иностранных журналистов и расположив вдоль ограждения съемочные группы пресс-службы ЦАХАЛа. Эх, раньше надо было это делать, раньше!

Но все это пишется по другой причине: что делать с огнеопасными воздушными змеями?

На днях я уже об этом писал, исходя из того, что чем примитивнее оружие противника, тем труднее с ним справиться. И предложил использовать беспилотники для уничтожения каждого, кто запускает таких змеев, чтобы сжечь израильские поля и леса.

Армия не готова к такому радикальному решению. К тому же палестинские «змеевики» не стоят в чистом поле, а окружены толпой, как щитом. Ясно, что толпу никто не будет ни бомбить, ни обстреливать ракетами.

Что же остается?

Если гениальные еврейские головы придумали, как сбить с курса вражескую ракету, а то и повернуть ее назад, может они смогут придумать то же самое с воздушными змеями?

***

Побывавший в Израиле с визитом министр иностранных дел Ирландии написал на своей странице в «Твиттере»: «Только что вернулся с Ближнего Востока – в какой замечательной стране нам повезло жить». И проиллюстрировал эту мысль двумя фотографиями – цветущих полей Ирландии и пустыни в Израиле.

Во-первых, если бы министра свозили на север, и даже на юг, – разве он не хотел побывать в районе Газы? – он увидел бы те же цветущие поля. Вот только на юге часть из них стала из желто-зеленых – черными (см. выше про воздушных змеев).

Во-вторых, представляя Израиль пустыней и выдавая его таковым своим согражданам, министр опоздал на добрых сто лет.

В-третьих, ирландское виски, конечно, получше израильской водки, пива и вина вместе взятых, но вот о том, какая страна воистину замечательна, можно поспорить. Потому что то, что для ирландца – хлеб, для израильтянина – яд.

Так что не нужен нам берег ирландский, и Африка (тем более) нам не нужна.

***

Вчера же 10-й телеканал обнародовал результаты нового опроса, показавшего крепнущую тенденцию последнего времени: «Ликуд» набирает больше 30 мандатов. А на вопрос, кого из политиков считать наиболее подходящим на пост главы правительства, 39 процентов ответили – Нетаниягу. Таким и был заголовок новостного сообщения.

Один из пользователей предложил свой вариант заголовока: «Количество идиотов в Израиле дошло до 39 процентов».


6.6.18

Как справиться с новой разновидностью террора из сектора Газа – огненными змеями, к которым прикреплены не только бутылки с «коктейлями Молотова», но и взрывчатка?

Ущерб от пожаров в приграничной зоне растет, а правительство и армия разводят руками: мол, не знаем, как быть и что делать.

А почему бы не пойти по самому прямому, логичному и эффективному пути, приравняв «змеевиков» к террористам. Они ведь и есть террористы. А если они ведут себя и действуют, как террористы, то и поступать с ними надо, как с террористами.

Если за одно лишь приближение к пограничному ограждению с намерением его повредить или взорвать получили пулю десятки «мирных жителей», ее, тем более, заслуживают те, кто поставил целью сжечь Государство Израиль.

Иными словами, они сами превратили себя в мишень. Поэтому с ними следует поступать точно так же, как с ракетными и минометными расчетами – бомбить. Если уж израильская разведка ухитряется видеть, что происходит в каждом углу в Сирии, сектор Газа у нее как на ладони.

Барражирующие над сектором дроны видят каждого, кто вышел на открытое пространство с воздушным змеем. Навести на него ракету – дело секунд. Когда число ракет и, соответственно, трупов террористов перевалит за один-два десятка, небо будет чистым.

Негуманно? А сжигать поля, на которых израильские фермеры весь год выращивают пшеницу, гуманно? А сжигать лес и рощу рядом с колледжом, гду учатся сотни израильских студентов, гуманно? А специально ждать полуденного ветра, чтобы змеи залетели подальше на израильскую территорию и причинили больший ущерб, гуманно?

Так что речь идет не о гуманизме, а об элементарной самообороне любого государства, которое хочет выжить, а не сгореть ярким пламенем.

Все споры по этому поводу можно закончить одним вопросом: что делали бы вы в Европе или в Америке, годами живя под ракетным обстрелом, к которому прибавились огненные змеи?

Вся беда в том, что в столкновении варваров с гуманистами последние болтают, а первые убивают.

***

В товарищеском футбольном матче Аргентина-Израиль, намеченном на 9 июня в Иерусалиме, победила... BDS. Та самая антисемитская организация, которая не только ратует за бойкот Израиля, но и добивается его. Матч отменен и, если верны сообщения, этого больше всех добивался синьор Лио Месси.

Если бы первый футболист планеты думал не ногами, а головой, то понял бы, что забил мяч в свои ворота. Для аргентинцев израильская сборная была легкой жертвой, на которой они могли продемонстрировать свою готовность к чемпионату мира. И ничего с ними не случилось бы, несмотря на все вопли палестинской Футбольной ассоциации. Кстати, ее возглавляет профессиональный террорист Джибриль Раджуб, который заявил, что недопустимо проводить матч в Иерусалиме, потому что это – столица Палестины.

Какой Палестины? Какая столица? Палестинская столица осталась в Рамалле. Или в Газе – это уж не нам решать. Но в отношениях с Аргентиной можно только пожалеть о политизации спорта, жертвой которой стали тысячи израильских болельщиков.

***

По удивительному совпадению, как раз в очередную годовщину Шестидневной войны из Каира сообщили о смерти известного в прошлого радиожурналиста Ахмеда Саида, сообщившего израильтянам на превосходном иврите, что «египетские войска захватили Тель-Авив». Это было сказано в те минуты, когда на перепаханных бомбами аэродромах от египетских ВВС остались груды покореженного металла.

Более реальными были шансы на то, что на последней стадии Войны Судного дня армия Шарона захватит Каир, но... американцы этого не допустили.

А если бы это произошло, Саид сидел бы не в студии, а в тюрьме – на радость израильтянам, которых он долго запугивал мнимыми фактами и лживыми новостями.

***

Славную байку рассказал мой замечательный дантист. Есть в Иерусалиме лавка, где продаются серебряные изделия. Держит ее старый персидский еврей. Как-то раз дантист купил у него поднос, отложил его в сторону, сходил за деньгами и подал их хозяину.

Тот пересчитал деньги и спросил: «А ты сам их пересчитывал?»

– Ну да, – удивился дантист – а в чем дело?

– Пересчитай еще раз при мне.

Дантист пересчитал, вручил деньги хозяину и спросил: «Все правильно?»

Старый перс улыбнулся и сказал: «Ты знаешь, что такое «кесэф»?

Поскольку на иврите «кесэф» – это и деньги, и серебро, дантист уверенно кивнул.

Тогда старый перс улыбнулся и сказал: «Кесэф – это «каф» (кесэф), «самех» (софрим), «пэй» (паамаим). «Кесэф софрим паамаим» – деньги пересчитывают дважды.

Какая еврейская байка!

Какая персидская сказка!

Какой аромат Востока, не затронутого запахом пороха XXI века.


4.6.18

Поскольку в секторе Газа сложилась патовая ситуация, горячие головы ждут немедленного решения. В их воспаленном воображении возникает обязательная панацея, которая где-то есть, но где – они не знают. Сравнять с землей весь сектор – не получится. Оккупировать его – тоже. Всех поубивать? Кстати, в последнем эти горячие головы почему-то не хотят принять никакого участия. Видимо, потому, что никогда не держали в руках оружия.

А тем временем из сектора Газа летит новое гибельное оружие: воздушные змеи с горючей смесью, которые изо дня в день дотла выжигают тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий и посаженных людьми лесов. Казалось бы, с военной точки зрения, эти змеи – такой же примитив, как болванки «Касам», которые никогда не причиняли никакого ущерба. Но змеи-то причиняют. Против ракет и мин есть «Железный купол», а против змеев – ничего.

Пожалуй, в такой ситуации было бы разумно только одно – предельно отдалить палестинцев от пограничного ограждения. Для этого есть два варианта: буферная зона и международные наблюдатели. И то, и другое было опробовано в Южном Ливане, начиная с 1983 года.

Но в Газе первый вариант не сработает: сектор и так мал, поэтому никто не позволит сократить его даже на несколько километров.

Тогда остается второй вариант. То, что в Ливане называется ЮНИФИЛ (UN International Force in Lebanon), здесь можно назвать ЮНИФИГ. То есть, в Газе. Хотя по-русски этот «фиг» звучит не очень внушительно, но на фиг нам семантика, когда речь идет о безопасности государства.

Пусть вместо израильских снайперов место на границе займут крепкие украинские, немецкие, итальянские, эстонские и прочие парни в голубых касках, которые не повредят ни камни, ни бутылки. И пусть они выстроятся вдоль всего ограждения, чтобы крепкие еврейские парни смогли, наконец, отдохнуть от этой изматывающей и смертельно опасной работы в ситуации, которая после размежевания с сектором Газа превратилась из «win-win» в «loss-loss».

***

Вчерашний опрос общественного мнения показал, что, если бы выборы состоялись сегодня, «Ликуд» во главе с Нетаниягу получил бы 34 мандата из 120-и. Иными словами, коалиция – на взлете, оппозиция – в полном развале. О последнем наглядно говорит положение «Сионистского лагеря», который вместо нынешних 24 мандатов получает из одного опроса к другому не более 10-и. Кроме партийного и личного краха очередного председателя, это говорит о намного более важной вещи: банкротстве того, что когда-то называлось левой идеологией. Сегодня оба последних слова оказались настолько мутными, неопределенными и нереальными, что увлечь массы они никак не могут. Массы повернули направо.

Не новость, что сфера безопасности и оборонные проблемы всегда доминировали в израильской общественной полемике. Поэтому и социальный протест 2011 года остался без продолжения. В то же время события последнего времени показали израильтянам то, чего они всегда ждут от своего правительства, когда речь заходит о внешних угрозах: железный кулак в действии.

Сначала было расторжение ядерного соглашения с Ираном, за что Биньямин Нетаниягу ратовал три года подряд; потом – бомбежка иранских военных баз в Сирии; потом – похищение иранского ядерного архива (тут железный кулак превратился в «длинную руку Тель-Авива»), и, наконец – отражение штурма пограничного ограждения в секторе Газа.

Нетаниягу – на коне, чему способствуют стабильность экономики и успехи дипломатии.

Ну, а то, что на нем висят три уголовных дела, по которым боязливый генпрокурор никак не примет решения, так это – его забота. Так же как должник говорит: «Пусть не спят мои кредиторы», Нетаниягу говорит: «Пусть не спят мои прокуроры».


1.6.18.

Для наших отношений с сектором Газа лучше всего подходит сказочная терминология.

«Сказка про белого бычка» описывает бесконечность конфликта, который не разрешили четыре военные операции с интервалом в два года, а новый шквальный ракетный обстрел лишний раз показал, в каком болоте мы погрязли.

Тогда как другая сказка «Дракон» рисует адекватную картину населения вполне определенного государства, которое притерпелось (жуткое слово, но это так!) к такому соседству. Раз в два года прилетает Дракон, палит ракетами из трехголовой «Катюши» и собирает дань. Разве что вместо молодых девушек мы покорно поставляем ему электроэнергию, газ, воду, стройматериалы и все необходимое, чтобы насытить его безразмерное чрево – до следующего раза.

А в том, что следующий раз скоро будет, не приходится сомневаться. Сначала обстрел, за ним – новая военная операция, за которой опять последует обстрел... короче, бычок и дракон.

Зациклившись на периодических стычках Израиля с террористами из сектора Газа, СМИ не видят главного: двух государств для одного народа. Да, да, это – не метафора, а факт. У палестинцев уже больше десяти лет есть одно государство со столицей в Рамалле, и другое – со столицей в Газе. Мало того, что они не хотят признавать Израиль, так они еще враждуют между собой, что, конечно, на руку Израилю.

Но в том-то и штука, что наличие государства в секторе Газа (со своей территорией, четкой границей, демократически избранным правительством, внешней политикой и армией) требует иного отношения. Только бомбами ничего не добиться.

Кстати, бомбовые удары выглядят все более странными: в этот раз армейская пресс-служба сообщила, что были атакованы 65 (!) целей. И что? Ничего. Ни одного убитого и раненого. Такую бомбежку надо занести в Книгу Гиннеса. А что же стало с ракетными расчетами, со всеми, кто стоял рядом с установками или сидел в кабине грузовика с советской «Катюшей»? Да ничего. Постреляли – и разошлись по домам.

На давний вопрос, как два миллиона жителей сектора Газы терпят власть ХАМАСа, которая не может решить ни одной проблемы – от трудоустройства до канализации, ответ прост: привыкли. Другой власти у них нет, а к этой притерпелись. Логика та же: свой дракон лучше чужого. Сами выбрали – сами и расхлебывают, радуясь тому, что, в отличие от ИГ, тут не рубят головы и не вводят законы шариата.

Арабский мир не решает проблем сектора Газа точно так же, как он уже 70 лет не решает проблем палестинских беженцев. Да и зачем? Чем хуже палестинцам, тем лучше выглядит их «дело» и пропаганда.

Уже тринадцать лет, как Израиль ушел из сектора Газа, но сектор Газа не ушел из Израиля и не собирается этого делать. ХАМАС, чья хартия призывает к уничтожению Государства Израиль, не проживет без него ни дня. Не только из-за отсутствия поставок всего вышеперечисленного, но, прежде всего, из-за отсутствия главного врага. Без вечной войны ХАМАС давно сыграл бы в ящик.

А так мы тут как тут. Они – нас. мы – их. Дальше вы уже поняли – бычок и дракон.

Любое временное перемирие – химера. ХАМАСТАН – не то государство, которое может что-то гарантировать. Кроме войны, конечно. Это – не Египет и не Сирия, с которыми сорок лет не было никаких пограничных инцидентов. Не говоря о том, что с первым у нас мирный договор, а вторая стала протекторатом России.

В Газе все по-иному: герметично запертые в клетке, главари ХАМАСа готовы поставить любое количество пушечного мяса с одной целью – выставить Израиль агрессором. Но авиабомбы все равно не помогут. Как и любые призывы «сравнять с землей это осиное гнездо».

Что за глупость – твердить о необходимости снова оккупировать сектор и свергнуть власть террористов. А кто придет им на смену? Чужой дракон.


30.5.18

29 мая 2018 года запомнится, как день круглосуточных боев: с самого утра из сектора Газа в сторону Израиля летели минометные и реактивные снаряды, и ракеты, а в обратную сторону – истребители ВВС, которые атаковали волнами и разбомбили 65 целей ХАМАСа и «Исламского джихада», включая военные базы, учебные лагеря, склады оружия и беспилотников, а также десятый по счету и самый длинный диверсионный туннель. В отличие от прочих, он выходил из Рафиаха в Синай, а оттуда – почти на километр – поворачивал на территорию Израиля.

Такой шквальный обстрел был впервые после операции «Несокрушимая скала» летом 2014 года и статистика говорит сама за себя: за четыре года террористы выпустили по Израилю 82 ракеты, за один вчерашний день – более 70. Причем утром за две минуты были выпущены 25 ракет. Обстрел не утих и ночью, а в радиусе действия оказались Сдерот, Офаким и Нетивот, где ракета попала в местный стадион, а в одном из приграничных кибуцев ракета разорвалась во дворе дома.

Это – не война. Или еще не война. Скорее, очередная проба сил с обеих сторон. «Исламский джихад» показал Израилю свои возможности, Израиль – свои. В частности, усовершенствованная система ПРО «Железный купол» успешно сбила треть минометных снарядов, которые в 2014 году привели к большим жертвам. На этот раз обошлось без потерь: четыре человека, включая трех солдат, были легко ранены осколками мины. Из сектора Газа не поступило никакой информации об убитых и раненых.

Вместо почасового перечисления всех событий вчерашнего дня, стоит посмотреть на картину в целом после того, как над полем боя рассеялся дым. Ни одна из четырех израильских военных операций (2008, 2010, 2012, 2014 годов) ни на йоту не изменила общего положения: третий фронт в Газе остается таким же взрывоопасным, как и раньше. И это при том, что два других фронта – на ливанской и, особенно, на сирийской границе – требуют от военно-политического руководства максимального внимания, имея непропорционально большее значение для безопасности государства. Тем не менее, там царит относительное затишье, которого никогда не было в секторе Газа.

За полвека Израиль испробовал в Газе все – от оккупации до размежевания. И ничего не помогло. Как и все военные операции последнего десятилетия, каждая из которых, по сути дела, была войной. Самое перенаселенное место в мире осталось таким же осиным гнездом, из которого в Израиль сначала летели камни, и вот уже семнадцать лет летят ракеты. Осуждая «израильскую агрессию», об этом никто не помнит. Впрочем, вчера на стороне Израиля были не только США, но и Евросоюз, чью политкорректность обычно не пробивают никакие ракеты.

Начатый «Исламским джихадом» обстрел мало связан с ликвидацией трех его боевиков. Скорее, это походит на заказ Ирана, который платит деньги, наращивает свое влияние в секторе Газа и в подобной ситуации сводит счеты с Израилем с помощью «Джихада». На Голанах тегеранскому режиму не удалось поквитаться с Израилем – на границе с Газой это проще и эффективнее. На сирийской границе Иран не смог добиться эскалации напряженности – на границе сектора Газа смог. Сотни тысяч жителей юга снова были вынуждены провести весь день и ночь рядом с бомбоубежищами, а то и в них.

В прошлом уже не раз говорилось, что во время подобных обстрелов «красной чертой» может стать попадание ракеты в детский сад. Вчера она упала прямо рядом с детским садом в Сдероте – за считанные минуты до того, как родители привели детей.

Интенсивная и беспорядочная стрельба из сектора Газа говорит только об одном: террористы перешли «красную черту» и отказались соблюдать те правила игры, которые, казалось бы, сохранялись после операции «Несокрушимая скала». Среди прочего, об этом свидетельствует тот редкий факт, что ХАМАС взял на себя ответственность в совместном заявлении с «Исламским джихадом». Так развалилась старая теория о том, что ХАМАС не контролирует, а то и сдерживает другие группировки. На самом деле, не сдерживает, а поощряет то, что нельзя назвать иначе, как ракетным террором. К тому же, во время недавних демонстраций на границе ХАМАС не открыл ракетный огонь даже в ответ на 60 убитых, и показал полнейший контроль, когда "марши" закончились так же быстро, как начались.

Поэтому развитие событий трудно прогнозировать, но одно ясно: заявления израильского руководства были достаточно сдержанны и, судя по всему, полученная армией директива требовала жестких, но ограниченных ответных действий; мощного, но размеренного удара. Это дал понять глава правительства Биньямин Нетаниягу. В том же духе выступил пресс-секретарь ЦАХАЛа, бригадный генерал Ронен Манелис, ответивший на вопрос о мобилизации резервистов: «Всему – свое время». Еще сдержаннее был министр жилищного строительства и бывший командуюший Южным военным округом, генерал запаса Йоав Галант: обычно он требует громить Газу и ХАМАС – вчера он перевел разговор в телестудии на северные фронты. Из всего кабинета только министр энергетики и водных ресурсов Юваль Штайниц заявил, что «в случае безвыходной ситуации придется снова оккупировать сектор Газа». Но это было, скорее, частное мнение профессионального философа – на самом деле, такой вариант не обсуждается, и даже министр обороны Авигдор Либерман не повторяет своего призыва свергнуть режим ХАМАСа. Кстати, он не отменил сегодняшнего визита в Москву на встречу со своим российским коллегой Сергеем Шойгу, что тоже говорит о достаточно подконтрольной ситуации на юге.

В 4 часа утра заместитель лидера ХАМАСа Халиль эль-Хая выступил с заявлением, где говорится, что все палестинские группировки готовы к прекращению огня, если Израиль возьмет на себя такое же обязательство. После этого из сектора Газа были выпущены еще две ракеты, одна из которых попала в дом. Жертв не было. Со стороны Израиля не последовало никакой официальной реакции.

ХАМАСУ и «Исламскому джихаду» война не нужна, потому что они снова ее проиграют. Израилю – потому что он снова ее не выиграет.

Звучит парадоксально, но то, что выглядит парадоксом на Западе, считается нормой на Ближнем Востоке. Вспомнив о ракете в детском саду, лучше понимаешь афоризм: «Война зависит от направления ветра».

Сегодня всем ясно, куда дует ветер.


28.5.18

Репортаж 1-го государственного телеканала «Загадка» был посвящен самому сильному человеку в секторе Газа Ихье Синуару, который с прошлого года оттеснил в сторону остальных главарей ХАМАСа.

В этом репортаже Амира Бар-Шалома было то, что должно быть в добротном журналистском расследовании: проверенная информация, надежные источники, актуальность, правильная постановка вопроса и превыше всего – психологический портрет главного героя. Все это позволяет получить достаточно полное представление о человеке, который ведет с Израилем тотальную войну не на жизнь, а на смерть.

Говоря точнее, со времени последней войны в секторе Газа в 2014 году Синуар, занявший два главных поста в местном руководстве, политический и военный, оказался вне конкуренции. Это он приостановил ракетный обстрел Израиля по тактическим соображениям. Это он вернул ХАМАС в объятия Ирана, пополнившего его ракетный арсенал. Это он стоит за организацией «маршей возвращения», включая самый кровавый из них.

Синуар ведет против Израиля психологическую войну и, параллельно с провокациям всех видов, заговорил о «худне» – том самом перемирии, которое ислам позволяет преспокойно нарушить, когда правоверный мусульманин имеет дело с неверными. Тем более, с евреями, которых Синуар не видит в упор и называет «нечистыми».

Синуар родился в лагере беженцев Хан-Юнес, так что сектор Газа остался его родным домом. Ему 55 лет. Он вырос с двумя людьми, которые сегодня делают погоду на палестинской улице: командир воооруженного крыла ХАМАСа Мухаммад Деф, переживший несколько неудачных покушений и ушедший в подполье; и Мухаммад Дахлан, претендующий на место председателя ПА при поддержке нефтяных князей Персидского залива. Так что, если Дахлан встанет во главе ФАТХа, он договорится с Синуаром быстрее, чем с Израилем.

В 1989 году израильский суд приговорил Ихье Синуара к пожизненному заключению за то, что он собственными руками убил двенадцать палестинцев, заподозренных им в сотрудничестве с Израилем. К тому времени он был в составе «Маджда», местной службы безопасности, занятой поисками предателей: их раздевали догола прямо на улице и лили на них расплавленную резину из горящей пластмассовой трубки. Одного из них Синуар закопал живьем.

Как вспомнил его следователь из Общей службы безопасности (ШАБАК), Синуар рассказывал на допросах о двенадцати убийствах во всех подробностях с полнейшим равнодушием, «и ни один мускул не дрогнул на его лице».

Другие люди – бывшая начальница тюрьмы для террористов «Адарим», два журналиста-арабиста, специалист по ХАМАСу – говорили об уме, жестокости и, одновремено, трусости Синуара, которого перепугала угроза Израиля начать отстрел главарей ХАМАСа, если «марши» не прекратятся.

В тюрьме Синуар не терял времени даром: он поддерживал спортивную форму, закончил израильский Открытый университет по специальности «политология», выучил иврит и разобрался в психологии израильтян. Кроме того, на радость сокамерникам, он оказался прирожденным... кондитером.

Ихье Синуар – счастливчик: он должен был сгнить в израильской тюрьме, но в 2011 году возглавил тысячу других счастливчиков, обмененных на Гилада Шалита. Но самое невероятное было тремя годами раньше: у Синуара диагностировали раковую опухоль мозга, от которой он должен был умереть в тюрьме... если бы эта тюрьма была, к примеру, в Тайланде, в Турции или в России. Но в Израиле этого не могли допустить. И Синуара вне очереди отправили в больницу «Асаф ха-рофэ», где ему сделали удачную операцию, чтобы он мог и дальше угрожать Израилю уничтожением.

Из всех участников телерепортажа наибольшее доверие почему-то вызывает бывший начальник следственного отдела ШАБАКа Миха Куби, который сказал: «Синуар не стал другим человеком. Он прикидывается прагматичным, умеренным лидером, но он не изменился ни на йоту. Он – актер. Поэтому он будет готовиться к следующему столкновению с Израилем, пока он – лидер. Надеюсь, он не останется лидером».

Израиль в очередной раз оказался между молотом и наковальней, так и не решив, какую стратегию борьбы с ХАМАСом считать самой эффективной: воевать или мириться, забыть о гуманитарном кризисе в секторе Газа или помогать из него выбраться, нести на себе всю ответственность за жизнь двух миллионов жителей сектора, от которых Израиль отмежевался тринадцать лет назад, или переложить ее на Египет и арабский мир?

В самом ли деле надо было называть этот репортаж «Загадкой»? Диктатура экстремистов и фанатиков ХАМАСа давно показала всем зрячим, что, кроме сирийской и ливанской границ на севере, под боком Израиля на юге находится третий фронт. Факт, который никто не оспаривает.

Автор репортажа ответил на разные вопросы, кроме одного: где кончается гуманизм и где начинается идиотизм?


23.5.18

Ночью ВВС снова бомбили сектор Газа, где множатся попытки провоцировать Израиль на военные действия в ожидании новых дипломатических побед ХАМАСа и осуждения «израильской военщины».

Это значит, что солдатам из дивизии «Газа» по-прежнему не дадут увольнительных, а снайперы останутся на позициях в ожидании нового пятничного «марша возвращения».

Возвращения к чему? К тупику и клетке под названием «сектор Газа», от которого отказались и Египет, и Израиль – с той разницей, что, в отличие от египтян, Израиль до сих пор кормит, поит, освещает и обогревает два миллиона людей, готовых на все для его уничтожения.

***

Весь вчерашний день СМИ только и занимались обсуждением состояния здоровья престарелого председателя Палестинской автономии Абу-Мазена: чем он болен, что говорят врачи, когда его госпитализировали и когда выпишут, выживет ли он или стоит одной ногой в могиле?

Как будто от исчезновения Абу-Мазена исчезнет и израильско-палестинский кофликт. То есть, было бы, конечно, хорошо, если бы, «в гроб сходя», Абу-Мазен взял с собой и конфликт. Но ведь не возьмет.

Что же будет после него? Да ничего особенного. Сначала – триумвират, а потом (в случае результативного дележа пирога или не менее результативного покушения на жизнь одного из кандидатов) пост председателя займет кто-то из среднего поколения волков, которые никогда не возлягут с агнцем.

При этом сотрудничество палестинских и израильских служб безопасности продолжится своим чередом, потому что только оно гарантирует Израилю контроль уровня террора, а палестинцам на Западном берегу – личную и экономическую безопасность.

Если уж исчезновение Арафата не привело ни к какому светопредставлению, без серийного путешественника Абу-Мазена его, тем более, не будет.

***

Церемония открытия американского посольства была торжественной и массовой. Никто не оспаривает исторического значения этого события, особенно, если сравнить решимость президента Дональда Трампа с нерешительностью израильских министров. Он решил – и посольство переехало из Тель-Авива в Иерусалим. А министры никак не могут до этого дозреть, поэтому, вопреки правительственному решению, множество министерских подразделений, отделов и управлений все еще преспокойно работает в Тель-Авиве, не торопясь переезжать в столицу.

Чего же мы ждем от иностранных государств, если сами не готовы признать, что Иерусалим – единственное место, где должны находиться все министерства, ведомства, подчиненные им организации и, конечно, все иностранные посольства.

Все? Все. Но если израильское правительство не смогло в приказном порядке обязать к этому собственных членов кабинета министров, чего ожидать от иностранных государств, для которых нахождение в Тель-Авиве и не-переезд в Иерусалим – часть большой и сложной политической игры с такими же большими ставками.

Это было видно по резкому осуждению США со всех сторон за то, что американцы в одностороннем порядке, в обход ООН, Евросоюза и Сочи, осмелились сделать шаг с такими далеко идущими последствиями.

Израилю очень хочется, чтобы хор протеста не пел в унисон, чтобы там появились другие голоса и другая музыка. И они появились.

Первой из хора выбилась Гватемала, чей президент Джимми Моралес оказался человеком слова. В конце прошлого года он заявил, что его посольство переедет в Иерусалим. И оно переехало. Через два дня после американцев.

А 20 мая в Израиль прибыл президент Парагвая Горацио Картес, чтобы лично присутствовать на церемонии открытия его посольства в Иерусалиме.

Примечательно, что когда на посту президента оказываются не профессиональные политики, сделавшие карьеру совсем в другой области, они способны на неординарное мышление и поступки. Так, профессиональный комик Джимми Моралес проявил намного больше политического чутья, чем профессиональные трагики из Евросоюза. А профессионанальный бизнесмен Горацио Картес отнесся к угрозам арабского мира с тем же олимпийским спокойствием, с каким лет двадцать назад он встретил полицию, нашедшую на его ранчо целый самолет с кокаином и марихуаной, заявив, что летчик совершил вынужденную посадку.

До сих пор говорилось, что в очереди на перееезд находится еще одно латиноамериканске государство (Гондурас) и два европейских (Чехия и Румыния), которые заявили о проверке возможности такого шага. Но никто не знает, сколько продлится эта проверка и когда будет сделан шаг. При тесных отношениях главы правительства Израиля с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном часть полит.комментаторов ожидала, что и он, будучи единоличным правителем, примет решение о переводе своего посольства в Иерусалим. Но Орбан не торопится, хотя вместе с Чехией не поет в хоре Евросоюза.

На церемонии открытия американского посольства из всех европейских дипломатов был только посол Австрии, который подчеркнул, что его присутствие не говорит ни о каких политических переменах и планах. Просто он счет невежливым отклонить приглашение израильского МИДа.

Что же мы имеем в сухом остатке?

Не считая Гватемалы и Парагвая, есть еще шесть государств, которые проголосовали в ООн вместе с Израилем и США за признние Иерусалима столицей еврейского государства: Гондурас, Того, наш давний и верный союзник Микронезия, и три островных, карликовых государства, – Маршалловы острова, Палау и Науру – которые роднит с Израилем только одно: у них едва хватает места на карте для написания названия государства.

Тем не менее, все они являются полноправными членами ООН и, соответственно, содержат свои посольства во многих странах. Так что пока только на них вся надежда.

Соединенные Штаты Америки уже переехали. Теперь очередь Федеративных Штатов Микронезии.

***

Какая печальная весть пришла из Америки: в возрасте 85 лет умер писатель Филип Рот – последний из великолепной плеяды классиков американо-еврейской литературы, куда вошли Башевис-Зингер, Беллоу, Маламуд.

Почти из тридцати романов Рота у меня на полке стоит полдюжины его книг: они всегда были источником восторга и утешения, начиная с «Синдрома Портного», которым переболело два поколения и который прокляло и оплевало вместе с автором официальное руководство американских евреев.

В память о Филипе Роте почитайте «Синдром», «Прощай, Коламбус!», «Моя жизнь, как мужчины», «Скованный Цукерман» и другие.

Как всегда в случае умерших писателей, нам остаются их книги, и пока мы их читаем, они живы. По крайней мере, у нас в голове.


21.5.18

После побоища на границе с сектором Газа на прошлой неделе, оставившего 60 убитых и сотни раненых палестинцев, в Израиле и заграницей активно обсуждается один и тот же вопрос: нельзя ли было иначе? Причем, и в Израиле, и заграницей сама постановка этого вопроса определяется скорее политическими взглядами, нежели заботой о безопасности Государства Израиль. Лучше всего политизацию происшедшего доказал Комитет ООН по правам человека, принявший решение о создании комиссии для расследования «израильских преступлений» в целом, и действий снайперов, в частности.

Лежавшие на песчаной насыпи снайперы из спецподразделения ЦАХАЛа были на первой линии огня: от них и только от них зависело, прорвется ли обезумевшая толпа из сорока тысяч человек через пограничное ограждение или нет, устроит ли она запланированную ХАМАСом бойню или нет.

Не прорвались и не устроили. Главным образом, потому, что этого не допустили снайперы, которые вели прицельный огонь на поражение – исключительно по приказу находившегося рядом старшего офицера.

Среди израильских журналистов было немало желающих взять интервью у снайперов, но пресс-служба ЦАХАЛа дала разрешение только одному – Йохаю Оферу из газеты «Макор ришон».

По его словам, снайперы провели на песчаной насыпи в десятках метров от сектора Газа два месяца, по много часов в день: готовились, тренировались, выжидали. Из недели в неделю они видели, как начинались провокационные «марши возвращения» с попытками повредить пограничное ограждение или заложить взрывчатку. Кроме того, они видели боевиков ХАМАСа, которые подстрекали толпу, направляли женщин и детей к ограждению, прячась за этим «живым щитом».

В такие минуты, когда старший офицер был уверен в неминуемой опасности, он отдавал приказ снайперу и тот нажимал на курок. У снайперов не было задачи перестрелять как можно больше народа – их боевая задача состояла в том, чтобы поставить заслон на пути толпы и остановить ее прицельным огнем. Что они и сделали: остановили толпу еще до того, как на второй линии обороны в дело вступили танки.

Селективный, точный, прицельный огонь оказался самым эффективным способом остановить массовые беспорядки. Так считают в армейском командовании, и того же мнения придерживаются военные аналитики, хорошо знающие всю ограниченность «альтернативных методов».

Собственно, что имеется в виду? ЦАХАЛ заранее разбросал листовки над сектором с требованием не приближаться к ограждению. Потом то же самое повторяли в громкоговорители. Не помогло. Слезоточивый газ? На большом расстоянии не действует. Распыление с вертолета тоже не помогло. Водометы и звуковые пушки не сработали. А снайперы сработали. Причем, ХАМАС даже не стал отрицать, что 50 убитых из 60-и были его боевиками. Так что ни «мирных жителей», ни «участников ненасильственного протеста» там не было. К тому же снайперам виднее: в оптический прицел они хорошо видели тех, кто толкал на смерть других, а нашел ее сам.

В армии объяснили, что «если бы огонь не был прицельным и точечным, число убитых и раненых было бы гораздо больше». Поэтому командование категорически отвергает обвинения в том, что снайперы «слишком легко нажимают на курок».

Работа снайпера разнообразна: его могут вызвать в случае захвата заложников в поселении, во время осады дома террориста, а то прикажут лежать в засаде в определенной точке неопределенное время только потому, что, по данным разведки, там может появиться террорист, которого надо ликвидировать.

Израильские снайперы – профессионалы экстра-класса. Они заранее подготовили позиции, рассчитали силу и направление ветра, разметили расстояние между их позициями и пограничным ограждением, которое было значительно короче того (500-700 метров), с которого они в прошлом укладывали наповал свои «объекты». Они пользуются надежными американскими снайперскими винтовками М-24 с несколькими патронами в магазине и с дальностью до 800 метров, взятыми на вооружение спецподразделениями ЦАХАЛа еще с конца 90-х годов.

Но в данной ситуации все осложнялось тем, что перед снайперами была не одиночная цель, а толпа, где надо было быстро обнаружить организаторов-подстрекателей. А тут еще женщины и дети, за которыми прятались террористы.

Группа снайперов состоит из четырех человек: трое стреляют – четвертый, самый опытный, наводит на цель и определяет направление ветра. При этом рядом находится старший офицер (не ниже комбата) с биноклем: вместе со снайпером они видят один и тот же сектор стрельбы, где появляется цель. Следует приказ – и выстрел. Никакой паники, никакой самодеятельности, никакой суеты. Приказ – выстрел. Так Армия обороны Израиля обороняет Израиль.

После многих пограничных инцидентов армейское командование может быть спокойно за психику и моральное самочувствие снайперов: кроме регулярного инструктажа об огромном значении точной и прицельной стрельбы, с ними работали психологи, и снайперы хорошо знали, что такая стрельба – единственный способ предотвратить пересечение границы.

Командование не жалело похвал снайперам, которые в противостоянии с ХАМАСом оказались самым сильным козырем, заставившим террористов отступить.

На фоне нового антииизральского решения Комитета ООН по правам человека, надо особо отметить, что в ходе подготовки к массовым беспорядкам на границе с сектором Газа туда приезжал главный военный прокурор, бригадный генерал Шарон Офек, который тщательно проверил приказы, когда и при каких обстоятельствах открывать огонь. А во время массовых беспорядков за действиями армии наблюдали юридические советники, которые не нашли в них никакого изъяна.


20.5.18

Старая израильская песня с припевом «То скандал, то фестиваль» совершенно точно описывает психическое состояние израильтян, уже семьдесят лет живущих на военном положении с промежутками между войнами, которые становятся все короче.

Всего неделю назад казалось, что весь мир неожиданно влюбился в Израиль: сначала миллиард телезрителей увидели велогонку Джиро д’Италия и лучших велосипедистов мира, мчавшихся среди безбрежных просторов Святой земли с ее святынями, морями, лесами, полями и прекрасными людьми, которые никак не походили на привычный стереотип «агрессоров и оккупантов».

Потом президент США вышел из ядерной сделки с Ираном, восхвалив израильский Мосад.

Потом израильские ВВС уничтожили в Сирии 50 иранских целей, выставив на посмешище «иранское возмездие».

Потом на весь мир прогремела победа на конкурсе Евровидения Неты Барзилай, доказавшей, что Израиль может справиться с враждебной Европой с помощью «Игрушки». Тут фестиваль продолжался целые сутки с массовым купанием в тель-авивском фонтане и немедленно начавшимися спорами о том, кто будет отвечать за проведение «Евровидения» в будущем году в Иерусалиме.

Наконец, по мановению руки и росчерку пера президента США американское посольство переехало в Иерусалим, и церемония его открытия тоже стала чуть ли не национальным праздником.

Тут и кончился фестиваль, потому что в то же самое время начались массовые беспорядки на границе сектора Газа. Мир в одну минуту забыл и велогонку, и Нету Барзилай, и всесильный Мосад.

По всему миру можно было увидеть на хитро поделенном пополам телеэкране две картинки: на одной – тысячи палестинцев в огне и дыму штурмуют пограничное ограждение и падают под выстрелами, а на другой – израильское правительство, дочь президента Трампа с мужем, миллиардеры и дипломаты, и все весело аплодируют.

У тех, кто это видел за пределами Израиля, не было ни малейшего сомнения, что, таким образом, палестинцы протестуют против перевода американского посольства в Иерусалим, а все собравшиеся там аплодируют гибели палестинцев. На этом и была построена пропаганда ХАМАСа. Об этом кричали на разные голоса бумажные и электронные мировые СМИ под общим заголовком «Бойня».

И никто из них не желал слышать о том, что между этими событиями нет никакой связи, что провокационные палестинские марши продолжаются уже месяц, и все происшедшее было запланировано и произошло бы даже в том случае, если бы американское посольство осталось в Тель-Авиве.

В мозгу и в памяти миллиарда людей, которые только что следили за велогонкой на просторах Израиля, осталось лишь одно: «Израиль убил шестьдесят палестинцев». Под таким заголовком вышла «Нью-Йорк таймс», и с того же начались выпуски новостей телекомпаний всего мира за единственным исключением «Фокс ньюз».

Если во всех арабо-израильских войнах Израиль победил, пропагандистскую войну он проигрывает из года в год, и в этот раз проиграл тоже. Пресс-служба ЦАХАЛа признала, что получила нокаут.

В чем же дело? Разве там не знали, что нужно все заранее обдумать и приготовиться, что надо тренироваться так же, как армейский спецназ. Конечно, знали. Но ничего не сделали. Точно так же, как в истории с турецким паромом «Мави Мармара», когда израильская пропаганда очнулась от шока чуть ли не полдня спустя после того, как Эрдоган и компания вопили на весь мир о «бойне». И вот опять – «бойня».

При всем уважении к постпреду Израиля в ООН Дани Данону это – не тот калибр, чтобы выставить его на переднюю линию израильской пропаганды. Покойный Абба Эвен мог заменить на трибуне ООН танковый батальон и две эскадрильи. Да и Биньямин Нетаниягу в том же качестве не давал спуску врагам Израиля. Теперь же мы стали свидетелями вялотекущей перебранки, в которой мы пытаемся доказать свою правоту.

Не получится, потому что миру нужен козел отпущения, а в этой роли с Израилем некому конкурировать. Правда, его еще не обвинили в ответственности за перегрев земного шара, но это не за горами.

Трудно поверить, что «народ старт-апа», создавший процветающее государство при нулевых начальных условиях, и еврейские головы, способные придумать все, что гарантирует Нобелевскую премию, не в состоянии создать профессиональную пропаганду, в которой Израиль нуждается не меньше, чем в самолетах и подлодках.

Девять лет назад такая попытка была предпринята, когда появилось целое Министерство... общественной дипломатии, чтобы не вызывать нехороших ассоциаций с Министерством пропаганды доктора Геббельса. Потом его переименовали в Министерство информации, но толку не было. Военные операции шли своим чередом, и под грохот пушек израильская пропаганда спала сладким сном.

События минувшей недели показали, что она до сих пор не проснулась.

***

В возрасте 101 года скончался один из крупнейших востоковедов мира, профессор Бернард Льюис, создавший свою научную школу и всегда стоявший горой за Израиль. В своей монографии «Семиты и антисемиты» он восстал против попыток арабской и советской пропаганды делегитимизировать Израиль. А в других книгах утверждал, что ярость арабов против еврейского государства совершенно непропорциональна по отношению к другим трагедиям и несправедливостям в мусульманском мире.

Будучи тончайшим знатоком ислама и Ближнего Востока, профессор Льюис хорошо знал, что ни волк с ягненком, ни лев с теленком никогда не возлягут, а посему второе столетие арабо-еврейского противостояния будет продолжаться при полном равнодушии, а то и активном участии того мира, у которого евреи торчат бревном в глазу и костью в горле.

Всему миру (особенно, арабскому) глубоко безразлично, что в Сирии уже поубивали полмиллиона арабов, но 50 (из 60) убитых боевиков ХАМАСа вызвали всеобщий вой, лицемерное сострадание и призывы в очередной раз осудить Израиль.

Надо полагать, весть о 60 убитых евреях была бы встречена мировыми СМИ с тем же гробовым молчанием, с каким они отнеслись к гибели шести миллионов.


17.5.18

Всем, кто обвиняет Израиль в «убийстве мирных граждан» и «безоружных участников ненасильственного протеста», кто истошно требует распять нас в ООН и в Гааге, кто бубнит об «альтернативных средствах разгона демонстраций», надо усвоить, переварить и повторять слова Давида Бен-Гуриона, сказанные в 1954 году после операции возмездия против иорданских банд террористов:

«Если бы мне положили на одну чашу весов все идеалы человечества, а на другую – безопасность Израиля, я выбрал бы безопасность Израиля, потому что прекрасно, что будет существовать мир во всем мире вместе со справедливостью и дружбой народов, но еще лучше, чтобы и мы жили в этом мире».


16.5.18 (пополудни)

На пике перепалки между лидерами Турции и Израиля, после отзыва и выдворения послов обеих стран, турки решили прилюдно унизить израильского посла в стамбульском аэропорту, где ему устроили личный досмотр.

Помню, помню, как это делается в Турции: руки вверх! Снять обувь! Что это у вас на шее? Вывернуть карманы! А вы кто по профессии?

В случае нашего посла дело не в том или не только в том, что ему устроили личный досмотр, а в том, что все это снималось заранее приглашенными телеоператорами и транслировалось на всю страну. Вот, мол, как султан Эрдоган уделал этих израильтян!

Конечно, все это противно. Конечно, это – явное нарушение дипломатического этикета и протокольных норм. Но... но вспомним и другое.

В 2010 году тогдашний министр иностранных дел, а ныне министр обороны Авигдор Либерман решил отреагировать на антисемитский сериал, показанный по турецкому ТВ, и очередной выпад Эрдогана. Он приказал своему заместителю Дани Аялону вызвать турецкого посла и унизить его. Именно так – вызвать и унизить. И тоже в присутствии телеоператоров.

Аялон усадил улыбавшегося и ничего не подозревавшего турка на низенький диванчик, и, глядя на него сверху вниз, сказал телеоператорам на иврите: «Обратите внимание, он сидит на низком диване, а я – на высоком стуле, на столе – только израильский флаг, и я не улыбаюсь».

Либерман давно положил конец дипломатической карьере Дани Аялона, так что тот вообще перестал улыбаться. А турки ничего не забыли и свели счеты с Израилем за «тот диванчик».

Но, кроме обмена ударами, нужно думать и о другом. В Турции все еще живут 15 тысяч евреев, чье положение становится все хуже с каждым новым психозом их султана. Так и до погрома недалеко. Может, пришло время паковать чемоданы?

А вот с израильскими туристами ничего не поделаешь: что в лоб, что по лбу. В какое бы место не бил их Эрдоган, они так и летят в Турцию, как мухи – на мед. Ну, как же, ведь там все включено! И плевки в лицо тоже?


16.5.18

Хорошо, что не сбылись все прогнозы о стотысячной толпе, которая вчера могла собраться на границе с сектором Газа. Так что не было ни нового штурма, ни новых жертв. А почему?

Потому что главари ХАМАСа, похоже, испугались израильской угрозы начать их отстрел. На жертвы им наплевать, но когда под угрозой оказалась их собственная жизнь, они бросились к египетским и катарским посредникам,чтобы миром договориться с Израилем.

В мгновенье ока они приказали свернуть на границе все палатки и сидеть по домам. Этот приказ не выполнили только несколько сот человек, которым нечего делать, как только бегать у ограждения. В результате еще два палестинцы были убиты.

Из всего происшедшего приходится сделать печальный вывод: наша пропаганда снова провалилась. В то время, когда палестинцы в прямом эфире транслировали побоище и забили видеороликами все телестанции и соцсети, неповоротливая пресс-служба ЦАХАЛа ничего не успела, да еще перекрыла иностранным журналистам вход в приграничную зону. В результате они не смогли увидеть собственными глазами то, что видели снайперы, и, соответственно, телезрители всего мира увидели только палестинскую версию, которые СМИ назвали «бойней» .

***

В тягостной эпопее с обещанной грошовой российской пенсией, которую в Израиле ждут-не дождутся 15 тысяч больных стариков, мелькнули две детали, на которые нельзя не обратить внимания: российская сторона винит в задержках... израильскую бюрократию, а наши СМИ, скупо освещающие эту историю, сообщили, что при советской власти запрещалось вывозить трудовые книжки.

При этих словах моя трудовая книжка, сорок лет лежащая в ящике письменного стола, громко смеялась.


15.5.18

Можно не сомневаться, что сегодня на границе с сектором Газа все повторится по новой в удвоенных масштабах. Толпа с женщинами в первых рядах, которую будут науськивать организаторы, снова пойдет на прорыв ограждения, в ответ снайперы откроют огонь, число убитых будет расти с каждым часом. И ради чего? Ради того, чтобы загнанный в угол ХАМАС мог привлечь к себе внимание международной общественности, которая на разные голоса осуждает «использование Израилем непропорциональной силы против ненасильственной демонстрации».

Каждое слово в этом предложении вопиет к небесам! Непропорциональная сила? Ненасильственная демонстрация? А вы приезжайте в Газу и посмотрите вблизи, как это выглядит. А выглядит это, как хорошо организованная бойня.

Что такое 59 убитых для двухмиллионного населения сектора Газа? Ничего. Тем более, что за участие в провокации платят деньги – по сто долларов плюс премиальные тем, кто добежит до ограждения. Смерть – за сто долларов. Для жителей сектора – большие деньги, чтобы рискнуть.

Что же касается «ненасильственной демонстрации», достаточно посмотреть на любого в этой обезумевшей толпе. У них в глазах – кровь. Еврейская, разумеется. Так всегда выглядели погромщики. Насилие и только насилие – ничего другого они не знают и знать не хотят.

Поэтому никакой это не марш, не демонстрация, тем более, не выражение протеста против переезда в Иерусалим американского посольства. Это – самая настоящая провокация, на которую купились те, кто привык воспринимать израильско-палестинский конфликт в черно-белом свете.

Поскольку армия была готова к тому, что толпа бросится на штурм в разных местах, ее уже ждали спецподразделения, которые сделали все необходимое, чтобы ограждение нигде не было прорвано. И оно не было прорвано ни в одном месте. Надо отдать должное армейскому командованию, которое подготовило солдат и офицеров ко всем вариантам, поэтому первый день противостояния прошел безошибочно. Каждый снайперский выстрел делался строго по команде. Надо полагать, большинство из 59 убитых – боевики ХАМАСа, которые, прячась за женщинами, пытались разломать или подорвать ограждение, а то и швырнуть гранаты в солдат.

Обращает на себя внимание и другое: ЦАХАЛ предупредил, что у него есть в запасе иные средства, если толпа не угомонится. Вчера стало ясно, о чем идет речь: в отличие от многолетней практики ночных бомбардировок, ВВС при свете дня атаковали пять учебных лагерей ХАМАСа и «Исламского джихада». После чего пресс-служба ЦАХАЛа предупредила, что следующим шагом может стать точечная ликвидация главарей ХАМАСа.

Эти главари не пошли на марш. Они смотрят на него по телевизору. Их операторы снимают происходящее во всех ракурсах. Но угрозу армии ХАМАС принял всерьез. Поэтому на сегодня главари переберутся в бункер. Видимо, снова – под зданием больницы в Газе.

Оценивая реакцию всего мира, видишь, как изменилось отношение к палестинцам за 70 лет. Прежде всего, в их собственных рядах больше нет солидарности. Поэтому власти Рамаллы сделали все, чтобы беспорядки не распространились на Западный берег. И, по большому счету, там все обошлось мелкими эксцессами.

О реакции СМИ можно не говорить, поскольку для них кровь – двигатель торговли. Так что от ОРТ до Би-Би-Си кровь льется рекой и, в сравнении с Израилем, даже Гитлер выглядит Дюймовочкой.

Англия буркнула что-то политкорректное. Германия признала право Израиля на самооборону. Президент Франции, в которой арабское население (читай, избиратели) растет быстрее французского, выразил недовольствие «насилием солдат ЦАХАЛа». Зато Австралия и США прямым текстом возложили ответственность за кровопролитие на ХАМАС, а президент Трамп к тому же заблокировал призыв Совбеза ООН расследовать события в Газе.

И, конечно, красноречивее всего молчание арабского мира. Наши мирные партнеры Египет и Иордания выразили обеспокоенность – не более того.

Правда, Турция и ЮАР отозвали послов. Но это уже давно не та Турция, и не та ЮАР, которые когда-то были союзниками Израиля.

Лучше будем думать о других союзниках: Гватемале, которая на этой неделе должна перевести свое посольство в Иерусалим, и Чехии с Румынией, которые стоят на очереди.

Сегодня палестинцы отмечают День «накбы», как отмечали его 70 лет подряд, оплакивая свою «катастрофу» в виде создания еврейского государства. И никто из них не вспоминает, что у них была реальная возможность получить свое собственное государство. Да еще мирным путем. В полном соответствии с резолюцией генассамблеи ООН. Уже 70 лет они могли жить в своем государстве, оставив нас в покое. Однако вместо того, чтобы залечить раны, они предпочитают их расчесывать на глазах всего мира.

Но мир занят своими делами. И палестинцы ему больше не интересны. Разве что мертвые.


14.5.18 (вечер)

ХАМАС привел в действие свою угрозу и отметил массовыми беспорядками совпадение сразу трех дат: 70-летия Государства Израиль и открытия посольства США в Иерусалиме (сегодня) и палестинской «накбы» (завтра).

Более 40 тысяч палестинцев на границе сектора Газа много часов подряд пытались проникнуть на территорию Израиля: жгли покрышки, забрасывали камнями солдат и штурмовали ограждение сразу в тринадцати точках сектора. Они посылали вперед женщин и мальчишек с кусачками, чтобы перекусить колючую проволоку и открыть «окно» для остальных. Как стало известно, финансирование демонстраций взял на себя Иран, и каждому демонстранту дали по сто долларов за риск получить пулю в голову. И кто-то получил.

По состоянию на 21.00 сообщили о 58 убитых и более 1000 раненых.

ЦАХАЛ заранее приготовился к тому, что палестинцы рассредоточатся в разных местах, чтобы прорвать пограничное ограждение. До начала демонстраций над сектором Газа были разбросаны листовки, в которых ЦАХАЛ предупреждал жителей не приближаться к ограждению. В самом крайнем случае снайперы получили приказ открывать огонь, и сначала – только по ногам.

С самого утра армия принимала все необходимые меры, чтобы предотвратить прорыв ограждения, и в качестве подкрепления на юг была переброшена армейская дивизия. За ограждением были выстроены три линии обороны: на первой - снайперы, на второй - танки, на третьей - спецназ.

Впервые за время демонстраций подключились ВВС, которые атаковали учебные лагеря ХАМАСа и «Исламского джихада», показав, что будет в случае завтрашнего продолжения массовых беспорядков. В то же время в системе обороны готовы к тому, что в ответ террористы могут начать ракетный обстрел Израиля.

15 мая ХАМАС намерен вывести на демонстрацию 100 тысяч человек, и солдаты уже получили приказ предотвратить прорыв ограждения любой ценой, в том числе, огнем на поражение.

По мнению комментаторов, ХАМАС решил сыграть ва-банк, и, за неимением других способов, привлечь к себе внимание самой массовой демонстрацией, которая не только может выйти из-под контроля, но вообще будет вне контроля.

Завтра они собираются отметить ежегодную «накбу» или катастрофу, как они называют создание Государства Израиль. Не думая при этом, что навлекают на свою голову вторую «накбу», которая не принесет им ни свободы, ни государства, а лишь еще полсотни покойников, которые для людоедов из ХАМАСа, как капля в море.

***

Сегодня Израилю исполнилось 70 (семьдесят) лет! По еврейскому календарю этот юбилей уже отметили, теперь пришла очередь грегорианского.

Семьдесят лет назад в Тель-Авиве Бен-Гурион произнес великие слова: «Кончился Галут – восстало Государство Израиль!»

Семьдесят лет спустя всем ясно, что Галут жив-здоров, хотя и поредел на несколько миллионов репатриантов, и все еще не проявляет никакого желания паковать чемоданы. Галут – там, мы – тут.

Семьдесят лет Израиль сражается за свое право на существование. Единственная страна в мире, за которой это право не признают, и угрожают уничтожить. Сегодняшнее побоище на границе с Газой – новое напоминание о том, что наш военный лагерь, наша еврейская Спарта все еще живет с мечом в руке.

Разве что с помощью Всевышнего нашей Спарте повезет больше.

С днем рожденья, Израиль! Пожалуйста, семьдесят залпов из «Железного купола».


14.5.18

Церемония открытия американского посольства в Иерусалиме состоится сегодня пополудни, как национальный праздник. Общее число гостей составит 800 человек, куда не войдут оскорбленные депутаты кнессета.

А вчера состоялся прием в МИДе, на который было разослано приглашение весьма своеобразного характера: мало того, что оно не отпечатано на официальном бланке, как того требует протокол, так еще носило чуть ли не семейный характер: «Глава правительства и министр иностранных дел Биньямин Нетаниягу и госпожа Сара Нетаниягу имеют честь пригласить Вас на прием по случаю...» Дальше ожидалось естественное продолжение: «... свадьбы нашего сына...»

Но речь, конечно же, шла все о том же празднике открытия американского посольства в израильской столице и официальном приеме по этому поводу, который состоялся «в воскресенье 13 мая 2018 года, в 17:00, в здании МИДа по адресу – ул. Йоэля Зусмана, 2, Иерусалим».

Если говорить о семейном характере, звездой приема несомненно стала ИванкаТрамп, с которой все хотели поздороваться и увидеть вблизи ее гламурное сияние. Другим хотелось увидеть патрона Нетаниягу и Трампа, миллиардера Шелдона Эдельсона, чье долларовое сияние не менее ярко. И, конечно, квартет клейзмеров при входе в зал добавил семейственности событию, которое в Европе отмечали бы участием симфонического оркестра.

Если же вернуться к отношениям израильского правительства с дипломатическим корпусом, то из 86 приглашенных послов на прием пришло менее трети, включая четырех представителей Евросоюза, протестующего против перевода американского посольства в Иерусалим: Венгрия, Чехия, Румыния, Австрия. Тогда как многие другие отказались по идеологическим причинами: Россия, Египет, Германия, Франция, Великобритания, Польша, Ирландия, Мальта, Мексика, Португалия, Швеция и др.

Так что пришлось удовольствоваться присутствием послов Африки и Латинской Америки, из которых Гватемала тоже переберется в Иерусалим уже на этой неделе.

Из выступления Нетаниягу стоит отметить два важных момента. Воздав хвалу президенту США, он отметил, что Трамп предпочел «конфликтовать с Ираном вместо того, что умиротворять его». Из чего можно сделать вывод, каким будет продолжение.

Говоря об иранской угрозе, которая неведома Европе, Нетаниягу сказал: «Здесь, в столицах Ближнего Востока – в Иерусалиме, в Риаде – мы знаем...» Из всех столиц Ближнего Востока он упомянул только Риад. Ни Каир, ни Амман, с которыми у нас десятилетиями существуют мирные договоры – только Риад. Это понятно, поскольку знающий толк в бизнесе президент США может помочь установлению отношений Израиля с Саудовской Аравией под руководством ее экстравагантного кронпринца Мухаммада Бин Сальмана, известного на Западе, как МБС. Вспоминая визит Трампа в Риад, где он исполнил танец с саблями, остается надеяться, что когда МБС взойдет на престол, общий враг (Иран) сделает для нашего перемирия больше, чем общие друзья.

И, под занавес, чеканная формула, которой можно пользоваться целый год: «Те, кто не хотел Иерусалим на Евровидении, получили Евровидение в Иерусалиме».

***

Популярный израильский портал Walla стал той самой замочной скважиной, через которую можно заглянуть в святая святых армейской разведки – строго засекреченное подразделение 8200, которое занимается прослушиванием всего, что делается на Ближнем Востоке.

Впрочем, слово «прослушивание» не совсем точно, поскольку к традиционному радиоперехвату в наше время добавился поток информации всех видов и форм: электронная переписка, смс-послания, факсы, снимки, письма и обрывки телефонных разговоров. Из этого океана информации может пригодиться случайная фраза в беседе двух иранских офицеров.

8200 располагает всеми нужными кадрами, в том числе – урожденными иранцами, которые впитали фарси с молоком матери. Вот на них сейчас и делается ставка. Это они отменно знают Иран – его историю, религию, народ и культуру. Это они помогли максимально быстро перевести добытый Мосадом «атомный архив», который позволил главе правительства сыграть ва-банк и выиграть. Это они находятся в авангарде для раскрытия захватнических планов Ирана. И кто, как не они, понимают, что у Израиля с Ираном уже началась «война на истощение».

Где-то там, в центре страны, на глубине в несколько этажей под землей, находится 8200: там круглосуточно и посменно сидят перед мониторами те, кому доверена безопасность Государства Израиль. Чтобы с головой окунуться в работу, они окружили себя иранскими приметами: тут и флаги, и городские пейзажи, и снимки иранских генералов во главе с тем самым Касемом Сулеймани, который в последние дни стал притчей во языцех.

И, конечно, они отлично знают, что общее количество иранцев в Сирии дошло до 1,500 человек – военные советники, инструкторы, командиры и солдаты. Как и должно быть в разведке, все отделы и секции связаны друг с другом, поэтому любая новая информация из 8200 поступает для проверки и оценки в аналитический отдел, которым руководит бригадный генерал Дрор Шалом. Именно его аналитики еще два года назад раскусили стратегический план генерала Сулеймани: захватить отдельные районы Сирии, построить там военные базы и начать процесс укоренения иранской военной машины на новой территории – максимально близко к израильской границе.

Эта оценка разведки была особенно важна для политического руководства, понявшего, что Сулеймани действует с санкции аятолл, пользуясь идеальным положением на местах: импотенция Асада, с одной стороны, равнодушие Америки – с другой, и пассивность Кремля, для которого союзники-иранцы делают черную работу на земле, пока российская авиация царит в воздухе.

А Сулеймани, как выяснила израильская разведка, не сидел сложа руки: из Ирана полным ходом пошли грузы, включая ракеты и ракетные установки, беспилотники, радары, системы ПВО, оружие и боеприпасы, не говоря о колоссальных средствах для жалованья тысячам боевикам из шиитских милиций, набранных в разных странах.

Сидящие под землей разведчики могут гордиться своей работой, которая позволила командованию ВВС спланировать и осуществить феерическую операцию «Карточный домик»,превратившую двухлетние труды генерала Сулеймани в карточный домик, а иранские базы – в груду развалин.

Но все понимают, что это – не конец, а только начало непосредственного противостояния Израиля и Ирана, у которого при бомбежке авиабазы Т-4 погибли семь военнослужащих, а в «Карточном домике» еще одиннадцать. Да и генерал Сулеймани, которого американская разведка дважды могла ликвидировать и дважды не решилась, полон решимости отомстить за свой провал. Так что хотя висевшее в первом акте ружье и выстрелило, надо ждать второго акта.

***

Интересный телерепортаж с напоминанием о крупнейшем советском шпионе в Израиле, профессоре Маркусе Клингберге, который, отсидев пятнадцать лет в тюрьме и еще пять - под домашним арестом, умер в Париже три года назад, немного не дотянув до столетнего юбилея. Там живет его внук Ян Бросса, сделавший отменную политическую карьеру, несмотря на своего деда и отца, Уди Адива, сирийского шпиона. Два шпиона в одной семье!

К 38 годам Ян стал вице-мэром Парижа от компартии, сохраняя горячую веру в коммунизм, которой его напичкал дед.

Замкнув исторический круг, Франция, кажется, так и не поняла, что призрак больше не бродит по Европе, а лежит там, где ему и положено.


13.5.18

Вот и пришел мой черед съесть шляпу: два дня назад я написал, что Нета Барзилай не займет первого места. А она посрамила меня вместе с другими горе-пороками. Прости, Нета!

Вечером 12 мая в Лиссабоне состоялся финал конкурса Евровидения, где 25-летняя Нета Барзилай по – бе – ди – ла! Обойдя 25 соперников и получив 529 баллов, Нета взметнула вверх хрустальный микрофон. Победа!

Израиль – на первом месте, Кипр – на втором, Австрия – на третьем. Судя по большому отрыву от ближайшей соперницы с соседнего Кипра, ни у нее, ни у всех остальных не было никаких шансов против Нетты, которую полюбила вся Европа.

Израильскую песню «Игрушка» (авторы Дорон Мадли и Став Бегер) восприняли по-разному: одни увидели в ней музыку, другие не увидели. Одни сочли Нетту певицей, другие – рэппером. Одни назвали «Игрушку» идеальным продуктом для Евровидения, другие – музыкальной провокацией. Но главное, что еще до начала конкурса Нета Барзилай привлекла к себе внимание пользователей интернета: 25 миллионов просмотров дали надежду на то, что голосование зрителей будет не менее массовым. За Нетту! За Израиль! Так и произошло.

Букмекеры могут гордиться точностью своих прогнозов: почти два месяца Нета Барзилай занимала первую строчку. Там она и осталась, сияя улыбкой победительницы на весь континент

Нета Барзилай ворвалась на конкурс Евровидения как буря, поразив, ошеломив и покорив всех. А поскольку победителей не судят, все критические голоса смолкли – осталась только «Игрушка», грохочущая на весь мир, и сладкое чувство победы. Не только Нетты, но всего Израиля, который получил замечательный подарок к завтрашнему 70-летнему юбилею.

Нета Барзилай стала четвертой по счету в победном списке израильских лауреатов и принесла Израилю почетное право провести 64-й конкурс Евровидения в будущем году в Иерусалиме. Как звучит: в будущем году в Иерусалиме! Только ради этого стоит еще раз послушать « Игрушку».

Едва оправившись от счастья, Нета успела поговорить по телефону с президентом Израиля Реувеном Ривлиным и главой правительства Биньямином Нетаниягу, которые вряд ли могли напеть хоть строчку из «Игрушки», но были в восторге от главного: вся Европа поет и танцует под израильскую музыку. Поздравляя Нетту, они даже не могли удержаться от ее привычного сленга: «Нета, ты их всех уделала!» И повторяли ее коронное «Капара алаих!» Мол, мы тебя любим, дорогуша!

Самое комичное связано с нашей национальной лексической жемчужиной «капара», означающей искупление, но в повседневности давно ставшей комплиментом («моя капара») и пожеланием добра. Так вот, стоило Нетаниягу написать в «Твиттере»: «Нета, ты – настоящая капара!», как горе-переводчики в Майкрософте решили, что это не «капара», а «парА», то есть... корова! Так они и перевели: «Нета, ты – настоящая корова!» Для тех, кто видел Нетту, это прозучало убедительно. Для израильтян – оскорбительно. Да не будет «капары» и «капарот» на Майкрософт.

Среди поздравлявших была израильская «чудо-женщина» Галь Гадот, к которой теперь присоединилась супер-женщина Нета Барзилай, повторявшая всем и всюду, что в ее песне заключена сила и независимость женщин. Во всяком случае, она наглядно доказала, что внешний вид, габариты и телегеничность не имеют никакого значения, что должно вдохновить многих женщин разных стран и народов.

Всеобщее счастье было особенно очевидно на тель-авивской площади Рабина, куда, несмотря на позднее время, собрались тысячи горожан, а здание муниципалитета осветилось названием «Игрушка». Десятки людей сиганули в фонтан, как когда-то отмечали победы баскетбольного клуба «Маккаби». Но то, чего давно не могут баскетболисты, сделала Нета. Это – не игрушки. Это – «Игрушка»!

Нета Барзилай победила всю Европу!

Давясь шляпой, только и могу выдавить: «Браво, Нета!»


11.5.18

Подлая российская телепропаганда повторяет ложь убогой сирийской пропаганды, уверяя своих зрителей, что «сирийские ПВО сбили израильские ракеты». Как это они еще не повторили за сирийцами, что те «сбили несколько самолетов», а «на Голанских высотах были убитые и раненые».

Мало того, что сирийцы ничего не сбили, так еще израильские ВВС уничтожили пять сирийских батарей ПВО. Про своих убитых сирийцы молчат. Иранцы – тоже.

Зато иранскому МИДу пришло в голову заявить на весь мир, что «Иран имеет право на самооборону». Это где же? В Сирии?

В самой массированной операции за последние сорок с лишним лет принимали участие три эскадрильи Ф-15 и Ф-16, которые за два часа (!) уничтожили пятьдесят иранских целей, наглядно показав аятоллам две вещи: 1) израильская военная разведка в точности знает, где и что находится (включая списанные советские «Катюши»); 2) Ирану не удастся превратить Сирию в военный форпост и утыкать полстраны своими военными базами и ракетными складами, потому что все они будут уничтожены. Точно так же будут уничтожены автоколонны с оружием для «Хизбаллы».

Вялая реакция России показала, что в Кремле вовсе не против того, чтобы Израиль и дальше лупил по заднице иранских активистов, решивших, что они могут безнаказанно его обстрелять. Кстати, о вранье сирийских и российских пропагандистов: ни те, ни другие не сообщили, что из двадцати ракет, выпущенных по Израилю людьми иранского генерала Касема Сулеймани из спецподразделения «Кудс», четыре были сбиты «Железным куполом», а остальные... упали на сирийской территории. Интересно, чем это кончилось?

Что касается иранского генерала, он вряд ли успеет состариться. Как выяснилось, американцы дважды готовили на него покушение и оба раза от этого отказались. Вспоминается, что ответил Форин Оффис на предложение убить Гитлера: «Это неспортивно».

Не нужно особо радоваться американским санкциям, пока к ним не присоединились европейцы, которые неожиданно поддержали Израиль вместо того, чтобы по привычке клеймить его за агрессию. Если цены на нефть продолжат расти, мы тоже немало на этом потеряем: бензин и полеты подорожают, налоги не снизятся. Не говоря о том, что в такой тревожной обстановке это может ударить по туристической индустрии. Пансионаты на севере уже понесли большие убытки от того, что израильтяне и интуристы аннулировали заказы из-за опасения эскалации напряженности.

Израильские ВВС снова доказали свое превосходство. Иран и Сирия – свою мерзопакостность. А зрители на европейских трибунах – свою жажду зрелищ. С хлебом у них все в порядке.

И еще несколько слов о русско-иранской марионетке Башаре Асаде. Хотя он – профессиональный окулист, но не видит простого факта: его страну уже поделили, как хлебный Бобруйск. А ему оставили почетное звание и дворец. Если, конечно, туда не угодит шальная бомба во время следующего налета.

***

Завтра в Лиссабоне состоится финал конкурса Евровидения, где Израиль представляет веселая толстушка и простушка Нета Барзилай.

Перед тем, как писать (и читать) дальше, надо сделать глубокий вдох. Вот так! Потому что если бы запел маленький бегемотик, эффект был бы тот же. Впрочем, послушайте сами в youtube Netta Barzilai ее песню «Игрушка», которая местами напоминает кудахтанье.

В Израиле ее отобрали, как курьез, и букмекеры на это купились: на Евровидении уже были финские монстры и испанка с бородой. Почему бы не добавить к коллекции нашу Нету? Это у них нету, а у нас есть!

О мелодичности конкурсных песен уже давно никто не говорит. Много воплей, шума, треска спецэффектов и припадочных групп поддержки, а также всевозможных аксессуаров – от флага до скрипки. Так и мельтешат по сцене роботы обоего пола, выкрикивая что-то нечленораздельное на английском языке для аборигенов.

Что бы ни говорили букмекеры, Нета Барзилай не займет первого места. Не только потому, что у Кипра или Эстонии песни и певцы получше, а потому что на этом конкурсе судят не представителя Израиля, а сам Израиль.

Верно, что у нас были три победы, да еще два года подряд: в 1978 году – Изхар Коэн («Абаниби), в 1979 – Гали Атари (мега-хит «Аллилуйя») и в 1998 – Дана Интернэшэнл («Дива»).

С тех пор вот уже двадцать лет израильские певцы и певицы весело проводят время в городе, где проходит конкурс, и за кулисами, после чего наши СМИ с гордостью оповещают, что «икс» или «игрек» занял почетное 20-е место из 26-и.

Думаю, что курьез по имени Нета Барзилай забудут к воскресному утру, как надо было бы забыть и сам конкурс Евровидения – настоящее музыкальное кладбище.


10.5.18

В полном соответствии с прогнозом израильской военной разведки, иранцы отомстили: ночью они впервые выпустили с сирийской территории двадцать ракет по укреппунктам ЦАХАЛа на Голанских высотах. "Железный купол" сбил несколько ракет - остальные не долетели.

В ответ ВВС провели самую массированную атаку в Сирии, начиная с Войны Судного дня, разбомбив 50 иранских целей по всей Сирии, включая разведштаб,центры логистики и те установки, из которых были выпущены ракеты.А заодно - пять сирийских батарей ПВО.

Это еще не война, а сведение счетов. Правда, с каждой взаимной атакой счет будет расти и, тем не менее, Израиль не намерен терпеть иранское присутствие в Сирии у себя под боком по простой причине: Иран – это война.

Поскольку в истории Израиля уже была «война на истощение», когда израильская и египетская армия целый год обменивались артударами, сейчас такая война вполне может повториться. Разве что вместо снарядов будут ракеты. А их у иранцев хватает. Поэтому одной из постоянных целей ВВС остаются оружейные склады. Так же было и ночью.

Вернувшись из Москвы, Нетаниягу наверняка выступит с оптимистическим заявлением, сказав, что они с Путиным одинаково встревожены иранским милитаризмом. На самом деле, Путин встревожен совсем другим: тем, что в Сирии, где вроде бы окончилась одна война, может начаться другая. И какую же позицию займет Россия? Станет посредником? Или чьим-то союзником?

Россия давно мечтала вернуть себе роль гегемона на Ближнем Востоке. И ее мечты начали сбываться, когда рядом возник другой гегемон – Иран со своими планами возрождения персидской империи.

А между гегемонами оказался Израиль, который прожил свои первые семьдесят лет в непрерывных войнах, где с каждым годом все реже говорится о победах, и все чаще – о сдерживании, укрощении и усмирении.

Глупость аятолл с их жаждой мести проявилась в том, что, атаковав Израиль, они на весь мир показали правоту президента Трампа, расторгнувшего ядерную сделку. Теперь он может написать в «Твиттере»: «Посмотрите на них – они стреляют по Израилю ракетами. А что будет, если они дорвутся до своей бомбы? Иран надо остановить!»

А как насчет лозунга «Руки прочь от Израиля!»?


9.5.18 (вечер)

Празднование Дня Победы в Москве увенчалось необычным зрелищем: на марше «Бессмертный полк» рядом с президентом Путиным шел глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу.

До сих пор на их восьми встречах за последние два года все ограничивалось секундными телекадрами и официальными фото. А тут на всю Россию в прямой трансляции все телеканалы фиксировали внимание на этой паре: Путин и Нетаниягу с торчащим рядом российским переводчиком, чей ужасающий иврит я помню после визита в Кремль в составе делегации Шарона.

Назначив встречу на 9 мая, Путин убил двух зайцев: завлек Нетаниягу на церемонию, на которую не приехал ни один из руководителей западных государств, и показал богатым и влиятельным американским евреям, что он вовсе не так страшен, как его малюют в Лондоне, раз к нему в гости приезжает глава еврейского государства.

Кстати, осталось непонятным, чью фотографию нес Нетаниягу, учитывая, что в его семье не было участников Второй мировой войны, а при той скоропалительности, с которой была назначена встреча в Москве, он вряд ли успел подготовиться к маршу и узнать про обязательные фотографии.

Хорошо, что после возложения венков на всю Россию чуть ли не впервые прозвучал гимн Израиля «Хатиква», которым в Москве не встречали ни Шарона, ни Ольмерта.

Плохо другое – бессмысленность этой встречи. Нетаниягу хочет с помощью Путина избавиться от иранского присутствия в Сирии. Путин хотел бы того же – с помощью Израиля. Казалось бы, наши интересы совпадают. Но не тут-то было. Иранцы пришли в Сирию, чтобы там остаться. И русские пришли для того же. К тому же они занимаются с иранцами большим и выгодным бизнесом и не будут ставить его под угрозу.

А Израиль портит Путину всю картину нового Дня Победы: казалось бы, тот уже заявил, что террористы разбиты и война окончена. А она, не дай Бог, только начнется, да еще между двумя регулярными армиями Израиля и униженного и оскорбленного Ирана.

В эти минуты Путин с Нетаниягу ужинают и говорят о Трампе, который выполняет свои обещания одно за другим, чтобы от ненавистного ему Обамы не осталось ни медицинской страховки, ни ядерной сделки.

Изменит ли этот ужин положение на Ближнем Востоке? Нет. Остановит ли Путин профилактические авиаудары Израиля? Нет. Пойдет ли Иран на обострение и ударит ли по израильским целям или по еврейским целям заграницей, как в 90-х в Аргентине? Вот тут у нас нет категорического ответа, потому что на Востоке публичное унижение требует смывать позор всеми доступными видами оружия. Страшно подумать, что было бы, если бы у свихнувшихся аятолл была атомная бомба.

И е