. Владимир Лазарис - ЗАМЕТКИ

Владимир Лазарис

ОБ АВТОРЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
РЕЦЕНЗИИ
ИНТЕРВЬЮ
РАДИО
ЗАМЕТКИ
АРХИВ
путешествия
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Владимир Лазарис








ЗАМЕТКИ


Ко всем читателям заметок: если вы цитируете их в ЖЖ, газетах и журналах, указывайте адрес сайта.


22.3.20

О третьей мировой войне говорили давно. Одни уверяли, что Карибский кризис – ее начало. Другие – что она начнется на Ближнем Востоке, и уточняли – из-за передела водных ресурсов. Третьи не сомневались, что это будет война с терроризмом, и появление ИГ вроде бы подтвердило такой прогноз.

Но реальность опровергла все прогнозы. Третья мировая война уже идет полным ходом с тремя отличиями от Первой и Второй.

– Никто не знает, как выглядит враг и где он. Он – невидимка. Приходит из ниоткуда, убивает и исчезает, прежде чем человек успевает понять, что он уже мертв.

– В прошлом разные страны воевали друг с другом, образуя союзы и коалиции. Сегодня весь мир, забыв о вражде и расколе, воюет вместе против одного врага по имени коронавирус.

– Две мировые войны шли с применением всех видов оружия – от штыков до атомной бомбы. Сейчас мир (пока) безоружен в ожидании вакцины, поэтому вместо атомной бомбы в некоторых странах уже введен тотальный карантин населения.

Вот когда приобрел универсальный смысл израильский девиз 1949 года «Вся страна – фронт, каждый человек – солдат». А посему все дальнейшее – репортаж с фронта.

Черный Пурим

Первые двое израильтян заразились 16 февраля. Но кто помнит, когда именно кривая заболеваний в стране рванулась вверх? Если посмотреть на таблицу с корреляцией дней и числа больных, ясно видно, что это произошло 9 марта. А что было в тот день? Пурим, который обернулся боком всем, кто хотел повеселиться.

У минздрава хватило ума отменить карнавалы в Холоне и Тель-Авиве, но все прочие гулянки и вечеринки прошли своим чередом с участием бациллоносителей. Если еще в начале марта число больных увеличивалось на 3-6 человек в сутки и 7 марта составляло всего 21 человек, после Пурима пошли тройные скачки. А теперь цифра увеличилась более, чем в десять раз, и составляет на данную минуту 883 человека, из которых 36 выздоровели. Но уже есть первый случай смерти. Две недели назад вызвало переполох, что число больных дошло до первой сотни. Сегодня оно приблизилось к первой тысяче.

Эти подсчеты говорят об одном: в министерстве здравоохранения, которое с началом эпидемии заменило нам правительство, кто-то заснул на посту. А, проснувшись, бросился принимать меры, которые долгое время не были крайними исключительно по политическим и экономическим соображениям.

Выступая по ТВ вечером 21 марта, глава правительства пообещал, что до конца этой недели число тестов на коронавирус дойдет до 10 тысяч в день. Он только не добавил, что из десятков израильских лабораторий поначалу работала лишь одна (!) центральная в медицинском центре «Шиба», многие другие до сих пор не получили нужной лицензии, не были подключены к работе лаборатории таких мощных организаций, как Институт биологических исследований в Нес-Ционе и НИИ им. Вейцмана в Реховоте. Откуда же могут появиться 10 тысяч тестов в день, если даже в Южной Корее, с которой весь мир берет пример, делают втрое меньше?

Главные перемены в быту

– После распоряжения правительства предельно сократить передвижение граждан и движение транспорта, а главное – после ежедневных скачков числа зараженных, казалось, что игры кончились и традиционное легкомыслие улетучилось. Города опустели, машин стало значительно меньше, общественный транспорт почти перестал быть общественным. Но стоило наступить субботе 21 марта, как озверевшие от домашнего заключения израильтяне ринулись на море и в парки, вынудив полицию призывать их к уму-разуму – без применения обычных средств для разгона демонстраций.

– Главная визуальная перемена налицо и на лице. Не прошло и недели, как масок стало значительно больше. Как и одноразовых перчаток. Теперь привычные слова «люди в масках» обрели новый смысл, означая обычных граждан. Дверные ручки открывают рукавом и так же держатся за перила. В большинстве еще открытых магазинов (в основном, продуктовых) для покупателей стоят большие бутылки с алкогелем. Карманные давно стали дефицитом.

– Свободный вход в аптеки больничных касс закрыт. Охранник в маске открывает дверь и направляет в лоб термокамеру. В саму аптеку не заходят более 10 человек – остальные стоят в холле, смотрят на электронное табло и ждут своей очереди.

– При входе в супермаркет – коробки с одноразовыми перчатками. Без них не пускают. Неделю спустя после паники 16 марта массовый психоз прошел. Всего хватает. Никаких гор продуктов в колясках у кассы нет. Берут то, что надо.

– В отличие от супермаркетов, на рынках полно народа без всякого двухметрового расстояния. Впрочем сейчас их могут закрыть.

– Выход на прогулку с собаками из обязанности стал чуть ли не благом. Если до эпидемии собаки были благодарны людям за уход и ласку, теперь люди безмерно благодарны собакам, ставшим законным оправданием для 10-15 минутной прогулки, чтобы вырваться из дома и подышать свежим воздухом.

Шокотерапия: «Тысячи умрут»

Параллельно с эпидемией в Израиле усугубляется колоссальный экономический кризис, способный отбросить все народное хозяйство на много лет назад. Все происходящее напрямую зависит от прогнозов того, сколько времнни будет продолжаться эта война и когда вирус исчезнет. Гендиректор минздрава Моше Бар Симан-Тов, будучи по профессии не врачом, а экономистом, сообщил населению, что «тысячи умрут», а эпидемия может затянутся до лета.

Уже на этой неделе в стране с еще недавно рекордно низкой безработицей вот-вот будет не меньше полумиллиона безработных. До конца марта они еще как-то дотянут. А потом? Семьи, дети, ипотеки, текущие расходы – где взять денег?

А на носу – веселый праздник Песах. Как символично в разгар эпидемии будет звучать текст пасхальной Агады с ее лейтмотивом, как мы с Божьей помощью справились с фараоном. А когда мы справимся с вирусом?

Разрыв связей

Люди на улице не шарахаются друг от друга, но в глазах опаска: «А ты здоров?» Любой кашель или чихание заставляют поеживаться и невольно отодвигаться в сторону. Столько лет все повторяли в любой ситуации «Ли зэ ло икрэ» («Со мной этого не случится»), как вдруг оказалось, что ЭТО может случиться с каждым. Если пуля – дура, вирус – полный идиот.

Крепкие семейно-дружеские связи порвались. Ноль общения. Родители оторваны от детей, внуки – от бабушек с дедушками, вся прочая родня разобщена. Телефон и WhatsApp остались единственной возможностью услышать голоса и увидеть лица.

Во время эпидемии уже не споешь с прежним задором 132-й псалом: «Как хорошо и приятно братьям сидеть вместе». Теперь братья – имея в виду весь народ Израиля – сидят поодиночке. И родные братья тоже, если живут в разных домах. А привычная израильская солидарность во время войны проявилась в том, что 19 марта десятки тысяч отозвались на призыв высунуться из окон, выйти на балконы, подняться на крыши – и две минуты аплодировать медицинским бригадам от «скорой помощи» до больничного персонала, которые в этой войне оказались на линии огня. Жаль только, что аплодисментами нельзя покончить с эпидемией.

Слово раввинам

Раввины, которые заявили, что изучение Торы важнее борьбы с вирусом, поставили в опасность тысячи йешиботников, ибо в угаре учебы те не думали ни о количестве людей в классе, ни о расстоянии между ними. То же самое касается синагог, где миньян (10 мужчин) неожиданно оказался правительственным нормативом.

Печально, что раввины бездействуют именно тогда, когда их участие, как посредников со Всевышним, необходимо больше всего. Правда, за неимением возможности провести массовый молебен они ограничены в пастве. Но ведь есть призыв к верующим и составление специальной молитвы на случай эпидемии.

Примечательно, что в Бней-Браке вспомнили об одном древнем способе во время эпидемии: отгонять заразу... свадьбой на кладбище. Какой свадьбой? Обычной «хупой», но только с балдахином черного цвета. А жених с невестой должны быть сиротами. Вся эта свадьба среди могил выглядела полным сюрреализмом, но в такой ситуации даже неверующие думают: «А вдруг поможет?»

И еще: в Каббале хватает самых кошмарных проклятий, чтобы угробить кого угодно и что угодно. Может, раввинам стоит хорошенько порыться в источниках и найти что-то сильнодействующее против коронавируса, пока ученые не нашли вакцины.

Если же обратиться к Экклезиасту, вопрос в другом: когда кончится время убивать и начнется время врачевать?


20.3.20

Число больных в Израиле выросло до 705 человек, из которых четверо стариков в очень тяжелом состоянии. А 15 человек выздоровели. Пока ни одного летального исхода.

Правительство объявило новые правила ЧП, которые не стали неожиданностью: из дома можно выходить на непродолжительное время в больницу, в аптеку, в продмаг, на прогулку с собакой и даже на занятия спортом (не больше пяти человек). А также для помощи другим людям – хроническим больным или голодным.

В 14.00 стало известно, что в случае потери контроля над ситуацией при увеличении масштаба эпидемии правительство собирается разрешить выход из дома только для того, чтобы запастись продуктами. Между городами, в каждом городе и в каждом квартале появятся полицейские блок-посты для проверки цели выхода граждан из дома, которых будут проверять по удостоверению личности. Все работники жизненно важных преприятий будут ездить на работу и возвращаться домой по специальному пропуску. Но все это ждет нас только в самом крайнем случае.

Масок на улицах стало определенно больше, хотя и самых простых, которые ни от чего не спасают.

Привычного сорта макарон в супере все еще нет. Зато появились итальянские спагетти, но при том, что происходит в Италии, они как-то не привлекают.

А тем временем на Израиль постепенно опускается благословенная суббота, которую в этот раз все встречают в полной изоляции. Правда, сегодня правительство решило (чтобы лишний раз не пугать граждан) заменить дурное слово «изоляция» на нейтральный «карантин». Пример хрена и редьки подходит как нельзя лучше.


18.3.20

За пять дней, что я не писал, число больных в Израиле выросло до 433 человек, из которых шестеро немолодых людей в тяжелом состоянии. А 11 человек выздоровели. И самое главное – за месяц с лишним пока ни одного летального исхода.

На передовой этой войны с врагом-невидимкой оказались медицинские бригады, у которых порой нет не только необходимых защитных костюмов, но даже не хватает хирургических масок. В результате около 3000 врачей и медсестер, нужных как воздух, сидят в карантине, а то и сами госпитализированы.

Но самая большая беда – с нехваткой наборов для тестирования на коронавирус: до вчерашнего дня проводили около 400 тестов на миллион человек и обещают увеличить до 1500. А в Южной Корее проводят по 3700 тестов, что позволило как-то затормозить эпидемию.

Вчера выступавший по ТВ гендиректор минздрава сказал, что «тысячи могут умереть». До сих пор так никто не говорил. Впрочем шокотерапия – тоже лечение, особенно для таких легкомысленных людей, как израильтяне, которые, оставшись дома, сразу устремились на море, на пикники и в торговые центры.

Сегодня все это запрещено. Закрывают все, что можно. В продуктовых магазинах и бакалейных лавках не разрешают одновремено находиться более, чем 10 людям.

Маски на улицах все еще не стали повсеместным явлением, но их стало больше. А людей на улице и в транспорте – значительно меньше.

Сказать честно, за 43 года в Израиле никогда не видел пустых улиц. Даже во время войн жизнь в тылу продолжалась как обычно со всеми ее радостями. Сегодня полиция задержала трех организаторов свадьбы на 150 человек.

Нетаниягу взял за правило чуть ли не ежевечерне появляться по ТВ и на полном серьезе учить, как правильно чихать и пользоваться салфетками. На роль «отца народа» он определенно не тянет. Тем более, если вспомнить, что вчера в иерусалимском окружном суде должен был начаться его процесс по обвинению в мошенничестве, получении взятки и злоупотреблении служебным положением. Но через своего оруженосца на посту министра юстиции он заморозил работу всей судебной системы и процесс перенесли на 24 мая.

Вирус полярно изменил нашу жизнь. До полной изоляции всего населения и тотального карантина, как в Италии, дело еще не дошло. Нет комендантского часа, транспорт работает до 20.00, на улицах не дежурят солдаты и полицейские, требуя оправдательный документ для выхода из дома. Выходить еще можно, но ненадолго – на прогулку с собакой, в больницу, в аптеку, в магазин, в банкомат, где, слава Богу, хватает денег для всех.

Вот только далеко не у всех будут деньги, чтобы дотянуть до конца месяца, если за одни сутки число уволенных и безработных увеличилось на 60 тысяч человек. Про многомиллиардные убытки народного хозяйства лучше промолчать – главное, чтобы оно вообще уцелело.

Рынки открыты, хотя и там людей намного меньше обычного. Первая продуктовая паника 16 марта оказалась однодневной, что видно в супермаркетах, где продукты подвозят ежедневно. Да, на полках стало меньше макарон. Но гречки и риса полным-полно. Как и всего прочего, включая такой шлягер, как туалетная бумага. И уж, тем более, никто не скупает спички-соль-сахар. Если что и стало дефицитом, это – карманные бутылочки алкогеля. С другой стороны, чуть ли не в каждом еще открытом магазине стоит такая бутылка для покупателей.

Именно сейчас, во время эпидемии, выяснилось, до какой степени «нация старт-апа» отстала от многих стран. Про удаленный или дистанционный доступ у нас не слышали ни в правительстве, ни в кнессете, где по этой причине не могут проводить никаких видео-конференций и совещаний. До коммутатора «Скорой помощи» не дозвониться. Не говоря о поликлиниках и банках, переставших принимать клиентов. Им говорят: пользуйтесь аппликациями. А как быть с немалой частью населения, которая даже не слышала такого слова? И потом, как получить лекарства по аппликации, если рекомендовано (пока не приказано под угрозой крупного штрафа или ареста) не выходить из дома?

Как сказал вчера Нетаниягу, «любить, значит не приближаться». Так что подлинным проявлением любви теперь стала дистанция не меньше двух метров. Непонятно только одно: как с двухметрового расстояния протянуть деньги кассиру?

«Сидите дома, – сказали власти – сидите и не высовывайтесь». Вот мы и сидим.Родители оторваны от детей. Внуки - от бабушек и дедушек. Никаких друзей, никаких гостей.

Озверевшие родители с озверевшими детьми сидят дома в надежде, что завтра все это безумие кончится. Но завтра оно не кончится. И послезавтра тоже. А тем временем приближается Песах с его напоминанием о столь актуальных сегодня казнях египетских. Похоже, это была генеральная репетиция коронавируса, по сравнению с которым тьма и саранча – просто детский лепет.

А тем временем кому-то в правительстве пришла в голову мировая идея, которая разом поставила нас на одну доску с Китаем: электронная слежка за гражданами. Пока речь идет о больных, чьи мобильные телефоны позволят Службе общей безопасности (контрразведке) засекать местоположение любого подозреваемого-зараженного, изолировать его и выявлять всех, кто вошел с ним в контакт – для тестирования и госпитализации или отправки в домашний карантин. Но вчера это было для больных, а завтра будет для здоровых. Именно так китайские власти давно следят за 1,5 миллиардом своих граждан. Задолго до «короны».

А поскольку у нас эту идею за одну ночь сделали из теоретической – практической в обход парализованного кнессета, есть все шансы на то, что голубая мечта главы правительства сбылась: теперь одним нажатием кнопки для него выяснят всю нужную информацию о тех неблагонадежных гражданах, которые за него не голосуют.

Здравствуй, Оруэлл! 1984 – это, на самом деле, 2020.


13.3.20

В Израиле больны уже 126 человек, включая двух детей. От 80 до 100 тысяч сидят в карантине (включая 949 врачей), а с сегодняшнего дня закрыты все школы и университеты. Именно сегодня, в пятницу, это не так страшно, но что будут делать с воскресенья 3,6 миллиона родителей 1,8 миллиона детей? Да еще полтора месяца (!) до пасхальных каникул.

Кто-то из них не пойдет на работу и останется дома. Общий ущерб для народного хозяйства будет чудовищным, и его приметы повсюду: закрылись более ста гостиниц и Эйлат опустел. «Эль-Аль» перестал летать по большей части маршрутов и уволил 1000 человек. Увольнения идут волнами, потому что ни одна компания не может платить зарплату сотрудникам, когда нет заказов, нет спроса, нет сбыта.

В результате рекордно низкая безработица станет расти рекордно высоко, все экономические достижения последних лет пойдут насмарку, а привычный образ жизни полярно меняется прямо на глазах: никто ничего не планирует, никаких полетов заграницу на Песах, а что будет летом, знает только Всевышний.

Но и в такой обстановке бардак продолжается: даже в больницах никто не носит маски – ни пациенты, ни врачи (только в операционной). Несмотря на запрет сборищ более ста человек, на рынке это «более» весьма очевидно.

До чего же повезло Нетаниягу, что выборы были 2 марта, а не 12-го: тогда мало кто пришел бы на избирательные участки и в результате все голоса поделили бы арабы и ультраортодоксы.

Но сейчас больше заботит другое: насколько тщательно полиция отслеживает нарушителей карантина? А их хватает! В одном лишь арабском городе Тира живет около сотни молодых наглецов, которые успели съездить в Мадрид на футбольный матч и теперь шляются по Израилю как ни в чем ни бывало. Не говоря от тех, кто втихаря нарушает условия карантина.

Кстати, трудно понять, как соблюдают карантин те, у кого нет соответствующих жилищных условий: отдельной комнаты и отдельного туалета.

В целом СМИ паникуют больше граждан, которые со свойственными израильтянам фатализмом и пофигизмом надеются на то, что Бог нас не бросит. Правда, теперь привычная толпа больше 100 верующих не сможет собраться ни в больших синагогах Тель-Авива и Иерусалима, ни у Западной стены, но ведь Богу неважно, откуда идет молитва, суть которой сегодня проста: «Боже, спаси нас от вируса!»


12.3.20

Главное, что паники в Израиле нет. Нет той страшной паники, при которой люди шарахаются друг от друга на улице, штурмуют магазины, запасаясь даже тем, что не нужно, пребывают в состоянии непрерывной депрессии и не могут говорить ни о чем другом, кроме вируса.

Визуальные наблюдения таковы: в отличие от большинства стран мира, израильтяне практически не носят маски, продолжают обниматься и целоваться при встрече, редко моют руки и далеко не все закрывают рот, когда кашляют или чихают. Конечно же, это объясняется традиционной израильской безалаберностью, пофигизмом и бесшабашностью с традиционным припевом «Ли зэ ло икрэ» («Со мной этого не случится»).

Ну, разве может быть паника в такой стране с таким народом?

К этому надо добавить впечатления от посещения трех супермаркетов разных торговых сетей, в разных местах, в разное время дня: никакого дефицита! Что было, то и лежит – выбирай и плати. А как же сообщения СМИ? СМИ кормятся сенсациями и порой появляется ощущение, что некоторые паникерские статьи заказаны владельцами торговых сетей, которым надо сбыть залежалый товар.

В СМИ чуть ли не ежедневно публикуются статьи экспертов за и против драконовских мер, принятых минздравом в борьбе с коронавирусом, который, кстати, не обошел и медиков – целую бригаду из тель-авивской больницы «Ихилов», а среди других больных – водитель «Скорой помощи».

Но и тут надо отметить важную вещь: несмотря на сложнейшую ситуацию, которая потребовала мобилизации всех врачебных сил, включая возвращение на работу врачей-пенсионеров, во всех больницах страны продолжается обычная работа. Так, в «Шибе» (Тель ха-Шомер), входящей в первую десятку лучших больниц мира, которая первой открыла специальный диспансер для больных коронавирусом (за пределами больничных корпусов), нет никаких перемен в графике: все плановые проверки и операции идут своим чередом, как было до вируса и будет после него.

В Израиле не тот масштаб, не те цифры. В сравнении со странами, где люди умирают ежедневно (Китай, Италия), и остальными, где счет инфицированных идет на сотни, в Израиле цифра 97 (на время написания этих строк), из которых четверо выздоровели, при отсутствии летальных исходов вызывает обоснованную тревогу, но никак не панику. Все необходимые меры приняты, их ужесточение не встретит никакого сопротивления, а домашний карантин для десятков тысяч израильтян стал для них новым образом жизни на 14 дней.

Сравнение, как всегда, проясняет картину. В средние века (чума) и в новейший период («испанка») счет жертв шел на десятки миллионов. Сегодня во всем мире их насчитывается 4,630. И сегодняшнюю медицину, особенно израильскую, никак не сравнить с той, которая была в прошлые века. Недаром медицинский туризм в Израиль давно стал процветающей и доходной отраслью для местных больниц.

Почему бы не подумать о другом? Чего только не пережили израильтяне за 72 года существования государства! От первой войны с пятью арабскими государствами и карточной системы до шести других больших войн, не считая малых, и волн террора, которые запирали людей дома похлеще всякого карантина.

И все пережили. И победили.

Среди многочисленных пророков-врачей есть те, кто верит, что вирус исчезнет уже через месяц-другой, и те, кто уверен, что он никуда не денется.

Что же делать? Чаще и тщательнее мыть руки, повторяя старую израильскую присказку «Справились с фараоном – справимся и с этим».


7.3.20

Недавно прочел статью под удивительным заголовком «Оптимистический аспект коронавируса». Там говорилось, что с древних времен во время эпидемий прекращались войны. И Олимпийские игры.

Об отмене Олимпиады в Токио уже говорят со всех сторон. А вот про войны что-то не слышно. Тогда как пример Ближнего Востока в целом и Израиля, в частности, говорит, что врагам Израиля их собственная жизнь намного дороже козней и провокаций против нас.

Надо думать, главари ХАМАСа потеряли сон и аппетит, потому что эпидемия коронавируса в секторе Газа – последнее, чего им не хватало. При отсутствии налаженной системы здравоохранения, опытных медиков, больниц и лекарств вспышка эпидемии может последовать в любую минуту. Не по этой ли причине мы в последнее время ничего не слышим о еженедельных демонстрациях у ограждения.

Не менее удивительным образом наладились рабочие отношения с палестинской администрацией (правда, только в сфере общественного здравоохранения!) которая пребывает в еще большей панике, чем ХАМАС, после семи случаев заражения в одной из гостиниц Вифлеема. По приказу израильских властей город запечатан санитарными кордонами, где солдаты получили самые жесткие инструкции.

Иран оказался в новостях с пугающе растущей статистикой больных и мертвых, чьи подлинные цифры власти тщательно скрывают, как при любом тоталитарном режиме. Когда же выяснилось, что вирус убивает не только обычных граждан, но также высокопоставленных военных, политиков, парламентариев и дипломатов, панический страх проник на самую верхушку власти, где восседает духовный вождь Али Хаменеи. При его преклонном возрасте и с его хроническими болезнями ему приходится думать не столько о войне с Израилем, сколько о специальном противозащитном костюме и регулярной дезинфекции кабинета.

Вследствие такого положения в Иране не проводятся ни парады, ни шествия, ни демонстрации с традиционным сжиганием израильских флагов, которые изготавливает местная фабрика.

А сами иранские руководители резко сократили число выступлений и появления на публике с традиционными угрозами в адрес Израиля. Угроза коронавируса оказалась сильнее.

Если в последний месяц аятолла Хаменеи где-то промелькнул на телеэкране (старые кадры для маскировки?), то в случае генсека «Хизбаллы» Хасана Насраллы он вообще не в кадре. Раньше говорилось, что бункер, в котором он уже 14 лет прячется от «длинной руки Тель-Авива», непробиваем даже для американских антибункерных бомб. Но для коронавируса нет ни границ, ни преград – он может достать человека на любой глубине. Поэтому появилась информация, что Насралла тоже сократил число встреч и совещаний, а его боевики, уцелевшие в сирийской бойне, давно не проводят учений. Тем более, что Иран не в том экономическом положении, чтобы переводить своим ливанским вассалам по 700 млн. долларов в год.

Политкомментатор 12-го телеканала Амит Сегаль предположил, что опасность коронавируса возобладает даже над опасностью Ирана и заставит объединиться двух лидеров-двух Биньяминов – Нетаниягу и Ганца. На что последовал ехидный ответ его коллеги Амнона Абрамовича: Нетаниягу не принимает в расчет никакую «корону», которая может лишить его короны.


6.3.20

За тот месяц, что я не писал из-за рабочей текучки, в Израиле произошли две вещи, предсказуемая и непредсказуемая – выборы и налет коронавируса.

О выборах можно сказать, что после всей грязи, умело вылитой на электорат Биньямином Нетаниягу, это была не столько пиррова, сколько пиарова победа, после которой он все равно оказался у разбитого корыта. Всего за один год израильтяне трижды голосовали на выборах и получили один и тот же кукиш. Ни у одного из противоборствующих лагерей нет необходимого перевеса в 61 голос, а посему мы снова в тупике.

А главное действо состоится 17 марта, когда впервые в истории Израиля перед окружным судом в Иерусалиме предстанет действующий премьер-министр, которому предъявлены обвинения в получении взятки, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением по делу с самым подобающим названием «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

Пока же у нас снова нет правительства, нет госбюджета и над всей экономикой повис вопросительный знак.

***

Этот знак стал огромным из-за коронавируса, который буквально выбил из привычной колеи всю страну. Все стало неизвестным, пугающим и разоряющим для большого, среднего и малого бизнеса, несущего колоссальные убытки.

На данную минуту в Израиле диагностировано 20 (двадцать) инфицированных людей, из которых пятеро имеют отношение к магазину игрушек «Красный пират», где вернувшийся из Италии хозяин перезаразил продавцов и покупателей.

В последние недели Италия стала для израильтян основным источником заражения, оттеснив Китай и всю Азию.

Вот уже два месяца минздрав находится на передовой, принимая самые драконовские меры, начиная с закрытия всех границ и кончая закрытием в домах около 100 (ста!) тысяч граждан в условиях карантина на 14 дней. Можете поверить, что это далеко не сахар: как выделить человеку отдельную комнату и отдельный туалет, если в квартире нет ни того, ни другого? Как избежать неизбежных контактов с ним?

Особо отметим, что речь идет не о больных, а о здоровых людях, которые либо оказались рядом с больными (израильтянами или иностранными тургруппами), либо были на стадионе, где на одной из трибун находился заболевший школьник. Так что по инструкции минздрава в карантин отправляют целыми школами и трибунами, требуя от полиции тщательно проверять, чтобы никто из них не вышел из дома под угрозой уголовного наказания.

Те же требования касаются всех, кто вернулся (кроме Италии) из Франции, Германии, Австрии, Испании, Швейцарии. Немедленно – в карантин на 14 дней.

17 заболевших – люди разного пола и возраста, но главное, что, в сравнении с другими странами, их состояние не вызывает особой тревоги. А вчера выписали тех больных, которые до этого застряли на борту «вирусного корабля» у японских берегов.

Остановить панику намного труднее, особенно, когда она – двигатель торговли. Объявление «масок нет» красуется во многих аптеках. В магазинах резко вырос спрос на сухофрукты. Хотя классический набор соль-сахар-спички еще на полках, да и сами полки набиты всем до отказа.

При этом почти никто не носит маски, разве что у продавцов стало больше одноразовых перчаток. Опять же рукопожатия и поцелуи никто не отменил, как в Америке во время «испанки».

Так что пока главная перемена – сугубо семантическая: сто лет назад была «испанка», сегодня – «китаянка».

***

ФИЛОСОФИЧЕСКОЕ

Пора собираться в дорогу,
На выход пора – без вещей.
Пора разобрать понемногу
Скопление прожитых дней.

Пора, наконец-то, признаться,
Что прожил ты хуже, чем мог.
Пора ничего не бояться,
Ведь это – конечный итог.

Вранье – наше давнее свойство.
Грехи не отмыть добела.
Нет, не было вовсе геройства,
А подлость... а подлость была.

Что было,то было и сплыло,
Закончился быстро завод,
Какая-то высшая сила
Вослед за собою зовет.

Похоже на то, что я сам не
Сумею разгадку узнать:
Куда мне разбрасывать камни
И где их потом собирать?


5.2.20

Офер Адерет из «ХаАрец» опубликовал чудную статью об армейском арго.

В первые годы существования Израиля министр иностранных дел, большой пурист Моше Шарет жаловался на повсеместное использование в иврите иноязычного слова «мораль». «В нашем языке – написал он – существует самое простое и хорошее слово для того же понятия». Основываясь на библейских стихах, он предложил ввести вместо «морали» слово «руах» (дух). Армия тоже поспешила поднять перчатку и так появилось словосочетание «руах лехима» (боевой дух). «Боевой дух» или «дух ЦАХАЛа» – этими понятиями пользуются по сей день.

Десятки лет спустя родилось другое армейское слово, которым пользуется молодое поколение солдат для описания мотивации и желания сражаться: рааль (букв. яд). Когда филолог, лексиколог и журналист Рубик Розенталь выяснил источник этого слова, он не мог не улыбнуться. В беседе по поводу выхода его новой книги «Армейское арго: портрет языка израильской армии» он сказал, что «рааль» в армейском смысле слова есть ни что иное, как аббревиатура уже знакомого «боевого духа» (руах лехима) – того самого понятия, которое родилось из жалобы Моше Шарета 70 лет назад.

«В этом слове можно увидеть ключ к одержимому желанию сражаться» – сказал Розенталь и напомнил многочисленные формы слова "рааль" – такие как «отравленный» (солдат с огромной мотивацией) или «Вперед – с ядом!» (команда)

Но и в своем первоначальном значении слово «яд» не осталось в стороне. Собрав и разобрав 6000 слов современного армейского сленга, Розенталь процитировал ироничную армейскую фразу «Если бы у нас был яд (в смысле боевого духа), мы бы его выпили». И другой вариант: «Яд уже в трубке – сейчас только ждем приказа открыть кран и пустить его в вену» (из фильма «Бофор» Йоси Сидера).

А что случилось с почтенным словом «мораль»? Розенталь нашел его в старых песнях вроде «Тебе нечего бояться» («Мы сражаемся, как львы,/ мораль у нас высокая»). Но и сегодня «мораль» жива-здорова – Розенталь обнаружил ее в приказе по друзскому батальону: «В батальоне отсутствует гордость своим подразделением и мораль крайне низка».

Забавно, что сам Розенталь не может похвастаться славным военным прошлым, сказав, что был «бездарным солдатом». Но, по его словам, это не помешало ему, как специалисту, понять, что «армия – самая важная институция в израильском обществе». Поэтому и родившийся там совершенно особенный язык, на котором все говорят, но не все понимают, сам по себе заслуживает серьезного изучения.

Как сказал Розенталь, с одной стороны, «это – язык, который оказывает большое влияние на «гражданский» иврит. Например, одно из самых затертых армейских выражений, так обожаемых СМИ – «отеф Газа» (букв. «обертка», имеются в виду прилегающие к сектору Газа еврейские населенные пункты). С другой стороны, «это – очень закрытый язык, известный тем, кто сейчас служит в армии, но стоит тебе демобилизоваться, а потом вернуться на армейские сборы, как ты сталкиваешься с появлением новых слов и аббревиатур. Например, такое чуд-юдо, как «саспашлар» («стам сидурим по шам ло рациним», что означает «так себе разные ерундовые делишки).

Поначалу Розенталь не получил доступ к такому сокровищу, как засекреченный военный словарь, хранящийся в подвалах ЦАХАЛа, но, в конце концов, добрался и до него, пополнив свою коллекцию источников. Например, приказ бригадного генерала Галя Хирша во время второй ливанской войны, в котором есть такая потрясающая фраза: «Системно-демонстративная атака городка Бинт Джейль с нейтрализацией и захватом места, и методичным разоружением с помощью массового, одновременного и широкомасштабного нападения».

Другими источниками стали кино- и телефильмы, художественные и документальные, рассказывающие об армейской жизни, вроде «Ливана» или «КМБ» (курс молодого бойца), отрывки из книг, армейские инструкции, репортажи военных корреспондентов радио и телевидения, и, конечно, интервью с солдатами.

Одним из них был молодой моряк, который в свободное время составил собственный словарь военно-морского арго.

А мать одного из солдат сказала Розенталю, что никак не могла понять, что имел в виду ее сын, когда сказал, что служит «рац канкан» (букв. бегун с кувшином), что должно было означать его обязанность приносить кофе.

Вероятно, в свое время она была так же обескуражена, когда ее сын впервые попросил «говнац», что на арго означает всего лишь «гвина цехуба» (бутерброд с желтым сыром).

Розенталь признает, что почти невозможно узнать, кто именно придумал то или иное слово или выражение армейского арго. Но он выяснил, что, кроме Моше Шарета, генерал Узи Наркис, командующий Центральным военным округом в Шестидневной войне, тоже внес свою лепту, придумав слово «бирбурим» (болтовня, треп), которое полноправно вошло в армейский лексикон, когда солдат, говорящих по рации, просят «прекратить треп в эфире».

Еще забавнее появление слова «чупар» (бонус). Дело было в канун Шестидневной войны, когда солдатам стали раздавать «улучшенные» пайки (ивр. мешупарот), что гордо красовалось на этикетке. В результате привычной в разговорном иврите смене букв «мешупарот» превратилось в «мечупарот», из которого быстро родился «чупар».

Розенталь привел еше несколько забавных примеров обновления армейского арго: так, грузовик марки «Интернешенел» стал называться «Даной» после появления на эстраде нашей лауреатки конкурса «Евровидения». Другое женское имя – Зельда – увековечило жену американо-еврейского офицера, конструктора бронетранспортера.

Широко распространено слово «афтер», означающее короткую увольнительную, вошедшее в иврит из английского after duty. Популярная аббревиатура «хамшуш» («хамиши-шиши-шабат», увольнительная с четверга по субботу) обзавелась добавлением другой аббревиатуры «амраль» («эмцаи реият лайла», средство ночного видения), означающей, что в четверг с базы удалось смотаться только с темнотой.

Как можно предвидеть, кулинарная лексика внесла немалую лепту в армейское арго: так, в компьютерно-информационном подразделении пользуются популярным названием «суп Фибоначи» (чье название взято из математической системы чисел, а в данном случае означает... третьеводнишний суп).

Розенталь нашел в армейском арго несколько слов, пришедших в искаженном виде из русского языка, но все – непечатные. Разве что «капец» и «полный капец» дают представление о том, откуда появилось в иврите слово «фистин», которым израильские солдаты называют заброшенное, богом забытое место, обычно на холме или на горе.

Трудно поверить, но даже польский язык оставил свой след – и какой! – в нашем армейском арго. Каждый солдат, который чистил автомат и показывал командиру проделанную работу, слышал одни и те же раздражающие слова «пилим б’кане», слоны в стволе. Но какая связь между таким большим животным, как «пиль» (слон) и грязью? Оказалось, что это слово попало из польского языка, где ивритское «пиль» звучит так же, но означает... пыль.


4.2.20

Еще год назад никому не пришло бы в голову задаться вопросом, сколько израильтян сидит в тюрьмах по всему миру. Но дело Наамы Иссахар, которая на память об Индии решила провезти через три границы пакетик гашиша, сделало актуальными сразу три вопроса – кто, где, за что?

Не будем снова вдаваться в подробности дела Наамы, которая благополучно вернулась домой из московской тюрьмы после того, как обе стороны – российская и израильская – разыграли многоходовую политическую комбинацию, где каждая получила свой навар: мачо Путин временно приобрел образ милосердного сострадальца, а циник и популист Нетаниягу выжал море слез у своих избирателей, которые еще громче закричали «Только Биби!»

Наама стала только пешкой в большой политике, где торговля людьми и обмен заключенными – привычное дело. Она могла выйти раньше, если бы Израиль экстрадировал русского хакера в Москву, а не в Нью-Йорк. Но прессинг «дяди Сэма» оказался сильнее прессинга «дяди Вовы», который со зла санкционировал зверский судебный приговор.

Кстати, о дядях: Наама могла бы в гробовой тишине сидеть в тюрьме, если бы не ее дядя, работающий... шофером главы правительства Биньямина Нетаниягу.

Так сколько же израильских граждан сидит в тюрьмах разных стран? Ответ зависит от того, кого спросить.

МИД Израиля сообщил, что один из его отделов поддерживает связь с родственниками 400 израильтян, оказавшихся в зарубежных тюрьмах.

Газета «Макор ришон» увеличивает общую цифру до 560.

А в новостном выпуске 12-го телеканала, на фоне национального фестиваля по поводу возвращения Наамы, появилось большое электронное табло с цифрой 628. Потом появились другие цифры – по странам.

Больше всего израильтян отбывает срок в США – 168, в России – 66, в Южной Африке – 60, в Европе – 54, в Украине – 41, в Турции – 17, в Японии – 11, в Индии – 7, в Иордании – 2.

Это – неполный список, так как достоверно известно, что израильские граждане отбывают тюремные сроки в Тайланде, Франции, Перу, Эквадоре, Грузии и ряде других стран.

153 израильтянина сидят за наркотики (контрабанда и наркоторговля), 35 – за убийство, 20 – за сексуальные преступления.

Естественно, что в разных странах за наркотики наказывают по-разному. Так, в Перу двум израильтянкам-сверстницам Наамы светит многолетний срок за контрабанду 23 кг кокаина. В Турции израильтянина приговорили к десяти годам тюрьмы за ввоз растения гат (кат). В то же время в либеральной Дании две другие молодые израильтянки за ввоз 74 кг того же гата получили полгода лишения свободы. Наконец, в Иордании был приговорен к четырем месяцам тюремного заключения израильтянин, у которого обнаружили наркотики – в дополнение к тому, что он нелегально проник на территорию

Израильтяне известны своей безалаберностью и легкомыслием. Поэтому после армейских сборов не всем приходит в голову вытряхнуть содержимое здоровенной сумки, чтобы проверить, не завалялся ли там патрон, а то и целая обойма. С таким компроматом их уже ловили на разных границах, но, к счастью, все обходилось мелкими неприятностями.

Совсем другое дело – наркотики. Кошмар турецкой тюрьмы адекватно показан в американском фильме «Полуночный экспресс», до сих пор запрещенном в Турции. А в Тайланде могут казнить.

Легко себе представить, с каким напряженным вниманием следили 628 израильских заключенных за перипетиями дела Наамы Иссахар. И все задавались одним и тем же вопросом: почему она? Почему не они?

На вопрос «почему она?» ответил сам глава правительства Израиля, сказав, что продолжение ее заключения «могло повредить нашим отношениям с Россией».

Ответ на вопрос «почему не они?» гораздо сложнее. Наркоторговцам, контрабандистам, убийцам и педофилам рассчитывать не на что. Но, по всей вероятности, среди израильских заключенных могут быть те, кому по разным причинам необходимо срочное вмешательство еврейского государства. Тем более, что сейчас установлен прецедент.

Подумать только: глава правительства не прилетел в Москву с государственной миссией – он гонял самолет с многолюдной свитой туда и обратно, как «попутку» для освобожденной заключенной, чтобы успеть вернуться вместе с ней в прайм-тайм к вечернему выпуску новостей.

Если Нетаниягу войдет во вкус, то на одном лишь авиатопливе и заграничных отелях налогоплательщики потеряют миллионы. А ведь главу правительства теперь ждут все, кто сидит за решеткой в России, в Америке, в Тайланде, в Индии. Всюду.

До начала 2000-х этими вопросами занималось не государство, а один-единственный человек с символическим именем Херут Лапид («факел свободы»). Он навещал заключенных в разных странах, покупал им самое необходимое, уговаривал начальство не зверствовать, а порой ухитрялся их освобождать или хотя бы добивался уменьшения наказания и улучшения условий содержания. Но в 2015 году Лапид умер, «факел свободы» погас и теперь израильским заключеннным приходится снова надеяться только на Всевышнего.

Между прочим, по условиям содержания евреев в тюрьме Америку не догнать: мало того, что в тамошних тюрьмах всегда есть кошерная еда (без которой так страдала Наама), обязательная синагога, неограниченные визиты раввина и возможность изучать Тору, но, – слушайте, слушайте! – благодаря канонам иудаизма, еврейские зэки могут даже выйти на свободу. Пусть временно, пусть совсем коротко, но могут.

Много лет назад покойный американо-еврейский журналист и политзаключенный Моррис Шепс описал, как в канун Рош ха-Шана он объяснил начальнику тюрьмы важность еврейского обряда «ташлих» (ивр. букв. «ты выбросишь»), который надо обязательно проводить около водоема, куда символически выбрасывают все человеческие грехи. И начальник согласился. В результате, к изумлению и зависти всей тюрьмы, пятеро евреев, закутанных в талиты, с молитвенниками в руках, вышли за ворота тюрьмы, трубя в шофар на всю округу, и понесли свои грехи к ближайшему пруду.

Зависимость российского суда никого не удивила, тем более, что дело Наамы было скорее политическим, чем уголовным. Но кто бы поверил, что в Грузии вот уже два года сидит в тюрьме израильтянин Моше Бен-Давид, которого арестовали за наличие... одного грамма (!) лекарства «Тоботекс», выписанного в Израиле по рецепту. Его тоже обвинили в контрабанде наркотиков и приговорили к восьми годам лишения свободы.

Израильский МИД и источники в правоохранительной системе сообщили, что они в курсе дела и прилагают все усилия, чтобы помочь Бен-Давиду, попавшему в тюремную больницу, вернуться в Израиль. Как показывает практика, содействие МИДа ограничено консульскими услугами и гуманитарной помощью.

Для тех, кто дочитал до этого места, совершенно очевидно, что прямо сейчас глава правительства Израиля должен взять жену и свиту, и немедленно вылететь в Тбилиси, чтобы не повредить нашим отношениям с Грузией.

А из Грузии наш премьер может полететь в Тайланд, где около трех лет сидит в тюрьме Нати Хадад, чья мать спросила: «Почему глава правительства не вмешался? Один его телефонный звонок королю мог все изменить. Король любит Израиль и все время дает помилование. Чем мой сын отличается от Наамы Иссахар?».

Хадад отличается тем, что его обвинили в руководстве нелегальной клиникой для израильских путешественников, открытой на паях с местным врачом. Его приговорили к 1,5 годам, а когда он вышел на свободу, дали еще 4 года за выдачу лекарств без рецепта.

Два года назад в Израиле появилась группа из семи человек, выходцев из боевых частей ЦАХАЛа, которые поставили целью спасать (в буквальном смысле слова) израильтян из тюрьмы. Их главное условие в том, чтобы клиент не сидел в цивилизованной стране со справедливым судом. Стоимость операции, начиная с рекогносцировки до отправки клиента домой, составляет от 120 до 300 тысяч долларов. Им уже удалось устроить побег из тюрьмы восьмерым заключенным в Мексике, на Кубе, в Колумбии и в ЮАР.

В ЮАР клиент попросил разрешения пойти в туалет, где одним ударом свалил на пол охранника и вылез из окна, за которым его ждала машина с шофером и фальшивый паспорт. Через полчаса он уже был в аэропорту и вылетел в Израиль.

Но это, скорее, стандартный сюжет голливудского фильма. А в реальности мы имеем дело с сотнями израильских граждан, которых никак не назовешь "узниками Сиона" ни в поэтическом, ни в сионистском смысле слова. Они не боролись за возвращение в Сион, а покинули его в поисках лучшей жизни - и оказались в тюрьме.

В дополнение к семерке «спасателей» стоит создать группу профессиональных юристов, которая занялась бы тщательным изучением дел израильтян в тюрьмах всего мира, чтобы выяснить, кому нельзя помочь, а кому - можно и нужно.

Такую группу легче всего создать при уже существующем «Юридическом форуме за Эрец Исраэль», ведь, в конце концов, единственное, о чем мечтают все израильтяне за решеткой - вернуться в Эрец Исраэль.


30.1.20

Слава Богу, Наама Иссахар на свободе! После десяти мнсяцев в российской тюрьме она, наконец, обнимет мать без присутствия надзирателей, переоденется в свою одежду, съест вкусный (и кошерный, чего была лишена) завтрак, и будет ждать полета домой.

Как только прилетевший в Москву Нетаниягу съездит в Кремль и побеседует с Путиным, он вернется в аэропорт и для Наамы закончится этот кошмар, а для Нетаниягу – лучшая неделя в его жизни.

А как же! Сначала он получил все, что хотел, от американского президента. Потом – от российского. Примечательно, что с обоими он договорился заранее, приурочив визиты в Вашингтон и в Москву к графику своей предвыборной кампании. В результате сегодня вечером в прайм-тайм (!) он появится на телеэкранах настоящим триумфатором, держа в левой руке план Трампа, а в правой – Нааму. Кто еще на это способен? Никто.

Интересно, что в Иерусалиме, куда Путин приехал на «Форум Катастрофы», чтобы, в свою очередь, стать там триумфатором, они с Нетаниягу уже обо всем договорились: когда первый подпишет помилование и когда второй прилетит в Москву, чтобы забрать «узницу Сиона».

А поскольку все подвиги Нетаниягу никак не изменят тупиковых результатов новых выборов 2 марта, скажем о другом: неважно, где у Наамы были 9,5 граммов гашина – в кармане, в чемодане или в рюкзаке. Теперь любой молодой израильтянин, который после армейских сборов забыл в сумке патрон и попался на границе, может смело звонить прямо главе правительства Израиля с просьбой вытащить его из тюрьмы. Но очень желательно, чтобы это было перед выборами.


29.1.20

Те, кто не смотрел 28 января прямую телетрансляцию из Белого дома, где аплодисменты переходили в овации со вставанием с мест каждые пять минут, многое потеряли. Они не увидели, как два шоумена мировой политики заключили между собой грандиозную политическую сделку. Подлинную сделку века – президента США Дональда Трампа с главой правительства Израиля Биньямином Нетаниягу. Строго формально она называется «мирным планом окончательного урегулирования израильско-палестинского конфликта».

Но где же вторая сторона, которая должна быть в каждой сделке? Где палестинцы? Они отвергли этот план на корню и так же отвергли приглашение приехать в Вашингтон. Поэтому остается признать: сделка есть – мира нет. И в обозримом будущем не будет.

Трамп и Нетаниягу – близнецы-братья. Оба – невероятные нарциссисты, помешанные на своем величии и погрязшие в юридических проблемах. Процесс импичмента Трампа в конгрессе идет полным ходом, судебный процесс Нетаниягу скоро начнется в иерусалимском окружном суде. И у обоих на носу выборы: у Нетаниягу – в марте, у Трампа – в ноябре. В такой ситуации на иврите говорят: «Если мы не будем висеть друг на друге (то есть зависеть друг от друга), то будем висеть рядом друг с другом». Этим и объясняется время и место, выбранные Трампом и Нетаниягу для презентации «сделки века».

Каждому из них надо было резко сменить тему предвыборной кампании, заставив избирателей забыть, что оба лидера тонут в судебном болоте. Так временным спасательным кругом стала мертворожденная «сделка века», воплотившая «видение» Трампа, над которым три года трудился его зять вместе с людьми Нетаниягу.

Стоя на трибуне перед всем миром, Трамп много раз повторял слово «видение» с ударением на первом слоге, веря в свои пророческие способности. Но, судя по сегодняшним главным заголовкам в The New York Times и Washington Post, а также главным новостям американских телестанций, очевидно, что процесс импичмента остался центральной темой в американских СМИ, которые, конечно же, больше заинтересованы тем, что делается в Америке, нежели тем, что делается на Ближнем Востоке.

А что делается на Ближнем Востоке? Ничего. Он не перевернулся, не запылал и не воспылал жаждой немедленно возложить волка с ягненком. Как хорошо знают израильтяне на своем опыте, у наших ягнят нет никаких шансов против их волков.

Поэтому особенно нереально звучит предложение Трампа разоружить ХАМАС. Кто будет его разоружать – Трамп? Престарелый Абу-Мазен? А, может, Нетаниягу, который ведет переговоры с ХАМАСом в надежде на затяжное перемирие?

В американском плане есть дивное словцо – туннель. Сектор Газа, изрытый диверсионными туннелями, будет соединен с Западным берегом подземным туннелем. Так, может, там, под землей, и будет создано палестинское государство?

Тут мы подходим к сердцевине вопроса, о которой забывают многие комментаторы. Трамп предложил Израилю пакетную сделку: либо все, либо ничего. А «все» начинается с палестинского государства, о котором Нетаниягу, в частности, и правый лагерь в целом не хотели и слышать. Как и о формуле «два государства для двух народов». Что же получается теперь – Нетаниягу признал палестинское государство до того, как палестинцы признали еврейское государство?

Абсурд? Абсурд. Такой же, как единый и неделимый Иерусалим, давно разделенный де факто, где по плану в восточной части появится Аль-Кудс – столица палестинского государства, в которой, как сказал Трамп, «мы откроем посольство».

Не говоря о том, что имеющие большой электоральный вес еврейские поселенцы (как их назвали в израильском документальном фильме без всякого юмора «хозяева страны») никогда не позволят Нетаниягу признать палестинское государство, демонтировать десятки нелегальных форпостов и ввести мораторий на строительство в больших поселенческих жилмассивах.

Утром того же дня, когда Трамп оповестил мир о подробностях «сделки века», в «ХаАрец» появилась статья с такими словами: «... самые громкие голоса в правом лагере, которые вот уже 15 лет твердят о связи между расследованием уголовных дел главы правительства Шарона и его решением эвакуировать поселения в сектора Газа, не говорят ни слова о неразрывной связи между опасным маршрутом, по которому идет Нетаниягу, и расследованием его уголовных дел».

В самом деле, если поверить в давнюю теорию, что Шарон затеял «план размежевания», чтобы спастись от суда (о чем много раз говорили вслух некоторые министры Нетаниягу), так же легко поверить, что по пути в иерусалимский окружной суд Нетаниягу заключил с Трампом «сделку века».

Разве что Шарон по прозвищу «Бульдозер» провел размежевание до конца, демонтировав все дома в Гуш-Катиф и эвакуировав из сектора Газа всех еврейских поселенцев вместе с могильными плитами. А что сделает обвиняемый Нетаниягу, обещающий через несколько дней аннексировать Иорданскую долину? Ничего. Хочет, но не может. За месяц до выборов? С переходным правительством?

В декабре 2018 года главе правительства Нетаниягу напомнили его слова в адрес его предшественника Эхуда Ольмерта: "У главы правительства, который по горло завяз в расследованиях, нет общественного или морального мандата, чтобы решать судьбоносные вопросы Государства Израиль".

На это Нетаниягу ответил: "Цитата относится к государственному плану или государственным шагам, на которые Ольмерт собирался пойти в канун выборов. По моему мнению, это было недопустимо. Вы не можете представить государственный план в канун выборов без того, чтобы получить на это мандат. Я не изменил своего мнения. Я не собираюсь представить государственный план в канун выборов".

С тех пор прошел год, и глава правительства публично и громогласно пообещал уже 2 февраля - ровно за месяц до выборов - вынести на голосование правительства план аннексии Иорданской долины, не получив на это мандат от народа Израиля.

Единственное, что мог сделать Нетаниягу в Белом доме, он сделал: пообещал «дорогому Дональду», что его мирный план будет воплощен до последней запятой.

Неужели? А как же палестинцы? С кем воплощать? В ушах по-прежнему звучат слова покойного израильского министра иностранных дел Аббы Эвена, который более полувека назад увековечил суть израильско-палестинского конфликта бессмертной формулой: «Палестинцы никогда не упускают возможность упустить возможность». Так было в 1948-м. Так было в 1967-м. Так было в 1993-м. И так же будет в 2020-м.

Зато Биньямин Нетаниягу по прозвищу «Фокусник» славится тем, что никогда не упускает возможность. Поэтому к ужасу всего правого лагеря и его «естественных союзников»-ультраортодоксов он обеими руками ухватился за план Трампа, который невозможно осуществить без создания палестинского государства.

3 сентября 1897 года Теодор Герцль записал в дневнике: «В Базеле я создал еврейское государство».

29 января 2020 года Биньямин Нетаниягу смело может написать в «Фейсбуке»: «В Вашингтоне я создал палестинское государство».


27.1.20

О силе Израиля писали все: одна из самых мощных армий в мире, лучшая медицина, невероятный хайтек, блистательная наука и далее везде.

Поэтому поговорим о слабости Израиля. О самом слабом месте еврейского государства, хорошо известном его врагам. Это – люди. Они – его сила и они же – его слабость, когда попадают в плен. Тогда за них горой становится вся страна, добиваясь их освобождения.

Как вы уже догадались, поводом для этой статьи стало дело 26-летней израильтянки Наамы Иссахар, которую в апреле 2019 года задержали в московском аэропорту за «контрабанду» 9,5 граммов гашиша.

Похоже, те, кто арестовал Нааму, хорошо знали о слабом месте еврейского государства. Еще лучше об этом знал тот, кто отдал приказ приговорить ее к 7,5 годам колонии общего режима.

Поэтому речь о другом – о евреях в плену, которых надо спасать, ибо, как постановил великий Маймонид, «нет большего обета, чем выкуп пленных». Такова древняя еврейская заповедь: спасать пленников любыми способами, чтобы вернуть их домой. Так было всегда. Дело Наамы Иссахар – лишь еще одно звено в серебряной цепочке еврейской традиции.

Не мудрено, что в системе еврейских ценностей на одном из первых стоит выкуп пленных.

Уже в 14-й главе Книги Бытия рассказывается, как Авраам спас из плена «сродника своего» Лота. А в современном Израиле ежегодно, а то и чаще, повторяют слова Всевышнего, который пообещал, что сыновья «...возвратятся они из вражьей страны...» (Йермияху, 31:16). Это словосочетание «шаву баним», «возвратятся сыновья» стало девизом для сбора еврейского народа на своей родине и оно же венчает любую кампанию по спасению израильтян из вражьего плена, будь то яма ХАМАСа в секторе Газа, темница «Хизбаллы» в Ливане или камера московской тюрьмы.

В том-то и состоит слабость сильного Израиля, что для него быть не может «лишних людей» или настолько «обычных», что до них никому нет дела. В Израиле дело всегда есть до всех. Поэтому, в отличие от остального мира, где исчезновение, гибель или попадание в плен «обычного человека» вряд ли привлечет внимание национальных СМИ, в Израиле это сразу становится общим делом. Настолько общим, что библейское «сыновья» здесь понимают буквально. Ибо у нас человеческая жизнь превыше всего.

Именно так в свое время отнеслись к пленению террористами ХАМАСа ефрейтора Гилада Шалита, о котором, благодаря усилиям его отца, скоро узнал весь мир. Точно так же мир узнал о Нааме Иссахар, благодаря неустанной борьбе ее матери.

Мы очень надеемся, что Нааме недолго ждать. Гиладу Шалиту пришлось ждать пять лет и четыре месяца. Но и это не рекорд: только после Шестидневной войны Израиль обменял шесть тысяч пленных египтян на шестерых египетских евреев-членов израильской агентурной сети, которые в общей сложности отсидели за решеткой четырнадцать лет.

Сравнение с другими странами неизбежно. Американские летчики умерли бы в многолетнем корейском и вьетнамском плену, если бы не соглашение между государствами о прекрашении войны. Русские солдаты исчезли в афганском и чеченском плену, поскольку до них никому не было дела. Боевики ИГ по той же причине отрезали головы европейцам в прямом эфире.

В Израиле пропавшего солдата Гая Хевера ищут 23 года, а сбитого в Ливане и взятого в плен террористами штурмана Рона Арада – 34.

Сейчас внимание привлечено к тому, чем Израиль заплатил за освобождение Наамы. Но главное по-прежнему в том, что Израиль готов на все, чтобы вернуть сыновей и дочерей, где бы и за что бы их не держали в плену. О чем прекрасно знают и в ХАМАСе, и в Кремле.

И тут самое время сказать о другом – Израиль готов на все не только ради живых, но и ради мертвых. За возвращение русскими останков танкиста Захарии Баумеля (с церемонией в Кремле в присутствии Путина и Нетаниягу) из израильской тюрьмы выпустили несколько опаснейших сирийских террористов.

В свое время комиссия под руководством покойного председателя Верховного суда Меира Шамгара настойчиво рекомендовала менять живых на живых и мертвых – на мертвых. И только в соотношении один к одному.

Но эти рекомендации не были приняты.

Нам кажется, что если бы сейчас твердолобый ХАМАС в обмен на останки двух израильских военнопленных – лейтенанта Адара Гольдина и старшего сержанта Орона Шауля – потребовал освободить 1,027 террористов (что сделал Нетаниягу в обмен на Шалита), он сделал бы это еще раз без всяких колебаний.

И в этом есть свой резон, который поймет и поддержит подавляющее большинство израильтян: сыновей надо вернуть живыми или мертвыми.

После всего сказанного неизбежен парадоксальный вывод: самое слабое место Израиля стало его силой, показав всему миру, что еврейский народ не только дал человечеству мораль, но прежде всего сам следует ее нормам.


19.1.20

Все жертвы обязательного изучения истории КПСС вкупе с пагубным ленинским наследием, которые конспектировали и поневоле заучивали наизусть звонкие политафоризмы лучшего советского копирайтера, помнят один из них – «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

За полтора месяца до выборов эти слова следует перевести на иврит и повторять их с утра до ночи, чтобы до избирателей дошла суть дела: все союзы, как слева, так и справа – откровенная липа. Там нет ни грамма идеологии – зато тонны коньюнктуры и сиюминутных расчетов.

Поэтому все пляски по поводу создания трио «МЕРЕЦ-Авода-Гешер» (см. налево) и «Новые правые»-«Национальный союз»-«Еврейский дом» (см. направо) не должны вводить в заблуждение. Каждый – за себя.

В левом лагере это уже сказали прямым текстом, назвав союз «техническим блоком». Ницан Горовиц и Амир Перец, чей «план размежевания» работал от одних выборов к другим, встречались целую неделю, обсуждая самый важный вопрос объединения: кто будет первым? И не менее важно: кто будет вторым? В результате Перец стал первым, а его вторая половина Орли Леви-Абекасис – второй. Соответственно, Горовиц – третьим.

При этом все трое не скрывают, что после выборов их «технический блок» может снова расколоться. Главное для них – пройти электоральный барьер. Ну что же, они его пройдут, хотя... что поодиночке, что вместе, опросы не дают им ни одного лишнего мандата. К чему же тогда весь сыр-бор? Чтобы в левом лагере не стало на одну партию меньше.

А есть ли он вообще – левый лагерь? Его видно? Его слышно? У него есть какое-то влияние? Страшные вопросы для отцов-основателей государства, которые никогда не смогли бы понять, почему израильтяне разуверились в левой идеологии. А ответ прост: потому что она обанкротилась.

Как впрочем и правая идеология под знаменем «Неделимого Эрец-Исраэль». Так же, как в свое время исчезли «ханаанцы», за ними канули в Лету «неделимцы». В сухом остатке – буржуазные прагматики «Ликуда», для некоторых из которых дележ министерских портфелей и погром судебной системы намного важнее единства народа.

Тут мы переходим к правому союзу, которому Биньямин Нетаниягу уделял все свое время, свободное от битвы за иммунитет от судебного преследования. Стоя одной ногой в зале суда, другой он подталкивал в самое подобающее место давних и кровных противников Нафтали Беннета и Айелет Шакед, чтобы они сомкнули ряды, собрав туда с правого фланга всех-всех-всех. Включая каханиста-экстремиста Итамара Бен-Гвира, председателя партии «Оцма йехудит».

Вот уже четверть века в гостиной Бен-Гвира красуется большой фото-плакат с изображением массового убийцы Баруха Гольдштейна и подписью: «Я понял, что есть люди, которым смысл стиха говорит: «Идите и сделайте то, что сделал Барух Гольдштейн».

Мы помним, что он сделал: перестрелял в мусульманской половине хевронской Гробницы праотцев 29 молившихся арабов. О каком же стихе речь? Из ТАНАХа (Числа, 25:13), чей смысл комментаторы толкуют, как своего рода призыв к религиозному фанатизму, способному дойти до убийства.

Не много ли два абзаца для одного фанатика Бен-Гвира? Не много, потому что он чуть не вошел в союз с другим фанатиком и гомофобом на посту министра просвещения (!), раввином Рафи Перецом. Но последний вовремя опомнился и перебежал в старо-новый союз «Ямина» («Вправо») под управлением министра обороны Нафтали Беннета и бывшего министра юстиции Айелет Шакед. А до этого к ним перебежал еще один министр (транспорта), еще один фанатик и гомофоб Бецалель Смотрич.

Эту компанию тоже можно считать «техническим блоком», потому что на апрельских выборах между ними бушевала настоящая поножовщина, которая привела к расколу «Еврейского дома» на три партии.

Вся эта ультраправая компания сначала размежевалась, а теперь объединилась под угрозой высокого электорального барьера, который в апреле прошлого года не смогли преодолеть Беннет-Шакед.

Тогда много шума наделал предвыборный ролик Шакед, которая рекламировала духи... «Фашизм». Видимо, на его запах и потянулись к ней былые соратники-противники Смотрич и Перец, которым пришлось наступить и уступить. Наступить – на гордыню, уступить (Смотричу) – третье место женщине.

Но почему Беннет отказался принять Бен-Гвира в состав «Ямина»? Неужто, в самом деле, из-за фото убийцы в гостиной? Конечно, нет.

Подлинная причина в том, что Беннет вовремя почувствовал конец эпохи Нетаниягу, поэтому сначала добился своего назначения на пост министра обороны (по поводу чего на Бальфур-стрит было много визга и перебитых тарелок), а потом сам решил, кого он хочет включать в список, а кого – нет. Нетаниягу добивался его объединеня с Бен-Гвиром во избежание потери десятков тысяч голосов. Но Беннет показал свой норов и сказал «нет». А выброшенный за борт Бен-Гвир окончательно поставил крест на мечте Нетаниягу получить 61 мандат.

На фоне того, что Джош Брайнер из «ХаАрец» не без юмора назвал «Ночь кошерных ножей», в остальных партиях, чье суммарное число сократилось до шести, царит чуть ли не затишье.

«Ликуд» занят спасением тонущего лидера и торпедированием всех попыток создать парламентскую комиссию для лишения его иммунитета.

«Кахоль-лаван» занят скорейшим созданием этой комиссии.

Арабский «Объединенный список» почивает на лаврах опросов, дающих ему столько же (а то и больше) мандатов, поскольку 20 лет спустя после массовых беспорядков израильские арабы поняли, что сила не в камнях, а в мандатах.

Обе ультраортодоксальные партии – «Еврейство Торы» и ШАС – вообще не должны делать никаких телодвижений, так как их традиционный электорат голосует по сигналу раввинов.

Наконец, НДИ тоже не о чем беспокоиться: ее ставка на свой традиционный электорат оправдала себя уже дважды за год, и оправдает в третий раз.

Все прочие – от «зеленых» и «пиратов» до партии «Справедливый суд», созданной женой убийцы Рабина – останутся 2 марта за электоральным барьером до следующих выборов.

Когда они будут? Скоро.


12.1.20

Эти рассекреченные документы советского МИДа впервые появились на свет в ноябре 2007 года – к 60-летию исторического выступления Андрея Громыко в ООН и резолюции о разделе Палестины на два государства.

Тогда-то и выплыло на свет уникальное предложение отправить на Ближний Восток десятки тысяч советских евреев-офицеров, чтобы они сражались с арабами рука об руку с палестинскими евреями.

Ровно за месяц до создания Государства Израиль капитан запаса Эфраим Григорьевич Лемберг послал заместителю министра иностранных дел СССР А. Вышинскому докладную записку на 24 страницах.

15.04.1948

г. Выборг, Крепостная, 37.

Прошу, по возможности, ознакомиться с прилагаемым докладом: «О необходимости направления значительного кадра евреев СССР в Палестину». Доклад составлен мною по собственной инициативе и адресован Правительству в связи с тем, что, как мне представляется, политическая обстановка на Бл. Востоке — в особенности в Палестине — стала столь напряженной и угрожающей в отношении нашей страны, что СССР, с моей точки зрения, должен проявить особо активный интерес к Палестине.

Э.Г. Лемберг, адвокат, демобилизованный гв. инж.-капитан, орденоносец.

В этой записке Лемберг анализирует положение в еврейском ишуве, соотношение военных сил (включая еврейское подполье), борющихся с англичанами, идеологические и политические настроения, и большую симпатию к СССР.

Автор предлагает отправить 50 тысяч еврейских добровольцев, которые будут «сражаться на палестинском фронте, выполняя решающую роль в подрыве империалистического блока на Ближнем Востоке, и побуждении региональных народов восстать против империалистов и продажных арабских правителей».

Лемберг закончил тем, что «сейчас еврейская Палестина обращает свой взор в сторону СССР, и в будущем конфликте не поддержит силы, враждебные Советскому Союзу», а сам факт существования «еврейской Палестины» может предотвратить создание антисоветской базы на Ближнем Востоке.

Записка Лемберга вызвала интерес Вышинского, который переслал ее старшему советнику МИДа Борису Штейну. Неделю спустя Штейн передал Вышинскому свое заключение.

22.04.1948

По Вашему распоряжению я ознакомился с докладом Э. Лемберга «О необходимости направления значительного кадра евреев СССР в Палестину».

Этот доклад представляет собой смесь некоторых правильных положений с совершенно неправильными и фантастическими выводами.

Правильными положениями являются, во-первых, — констатация, что соединенными усилиями Англии и США ближневосточные страны превращаются в плацдарм, откуда подготовляется агрессия, направленная против СССР, и, во-вторых, что Советскому Союзу необходимо не только внимательно следить за созданием этого плацдарма, но и принимать соответствующие меры.

Далее следуют неправильные и ничем не обоснованные положения. Автор доклада утверждает, что:

1.Целостность этого (ближневосточного) антисоветского плацдарма нарушается фактом существования еврейской Палестины.

2.Еврейская Палестина, обманутая Англией и преданная США, обращает свои взоры к СССР.

3.В грядущем столкновении СССР с антисоветским фронтом на Ближнем Востоке еврейская Палестина не будет поддерживать враждебные СССР силы.

Если даже признать правильным не доказанный автором тезис, что еврейская Палестина в случае войны будет находиться на стороне СССР, то и в этом случае ее незначительный удельный вес на Ближнем Востоке (как географически, так и экономически) вряд ли сможет нарушить целостность Ближневосточного плацдарма.

Между тем подлежит большому сомнению безапелляционное утверждение автора о том, что еврейская Палестина не примкнет к враждебному СССР Ближневосточному плацдарму. То обстоятельство, что в данный момент руководящая группа (сионисты) палестинских евреев «обращают свои взоры к СССР», вызывается чисто конъюнктурными обстоятельствами. В силу своей классовой природы сионисты будут поддерживать США, а не СССР. Автор приводит интересные данные о роли рабочего класса в Палестине и его партийных и профессиональных организациях. Однако он сам признает, что все эти организации решающей роли не играют, по крайней мере, в настоящее время.

Именно для того, чтобы изменить соотношение сил внутри Палестины, автор доклада выдвигает фантастический план переброски в течение одного года 50 тыс. советских евреев, которые, по его мнения, должны «быть готовыми к защите Советского Союза на палестинском участке фронта», а «до наступления боевых действий должны сыграть большую роль в раскалывании империалистического блока, вызывая недовольство среди народов Ближнего Востока как империалистическими захватчиками, так и подкупленными арабскими и прочими политическими лидерами».

Вряд ли нужно доказывать не только нереальность этого предложения, но и его вредные для СССР политические последствия, если бы подобное предложение было принято. Такое мероприятие могло бы лишь усилить провокационную пропаганду США о том, что СССР посылает в Палестину «коммунистических агитаторов» и подготовляет «революцию в Палестине».

В силу изложенных соображений предложение автора доклада о посылке в Палестину 50 тысяч евреев из СССР не может быть принято.

Б. Штейн.

Как следует из рассекреченных документов, Сталин внимательно следил за развитием событий в Палестине, редактировал (а то и сам написал) речь Громыко в ООН и приказал ему консультироваться с представителями «Сохнута», чтобы узнать мнение евреев по таким вопросам, как границы будущего еврейского государства, статус Иерусалима, судьба Негева и пр.

Во внутренней переписке начальника ближневосточного отдела МИДа Ивана Бакулина от 30 июля 1947 года говорится о рассмотрении разрешения на эмиграцию в Израиль 100 тысяч советских евреев. А в июне 1948 года тот же Бакулин пишет начальству: «Следует тайно сообщить чехам и югославам о нашем желании сотрудничать с представителями Государства Израиль в вопросе приобретения и отправки в Палестину артиллерии и самолетов».

В октябре 1948 года военного атташе израильского посольства в Москве Йоханана Ратнера тайно принял зам. начальника генштаба советской армии, генерал Алексей Антонов. Ратнер просил, чтобы израильским офицерам разрешили пройти военную подготовку в СССР, но главным образом – проверить возможность поставки Израилю трофейного немецкого оружия.

Ратнер сообщил Бен-Гуриону о нобходимости формального обращения к советскому правительству, и 8 ноября получил от него «закупочный список», куда среди прочего вошли «45 танков Т-43 с запасным мотором, 25 легких танков, 150 легких пушек калибра 37 мм, 110 полевых пушек калибра 75 мм, 50 истребителей и 24 бомбардировщика. Все – с запчастями».

Месяц спустя началась новая глава в отношениях СССР с Израилем, который в Москве уже считали «приспешником американского империализма» после того, как американский конгресс утвердил ссуду Израилю в размере 100 миллионов долларов.

Еще большее раздражение Сталина вызвало сильное национальное брожение среди советских евреев, которые слишком буквально поняли речь Громыко. Дошло до того, что 500 евреев Жмеринки отправили письмо в «Правду» с просьбой разрешить им «уехать на нашу родину Палестину». Излишне добавлять, что это письмо не опубликовали, а все 500 евреев вместо Ближнего Востока уехали на Дальний.

А в конце – несколько фактов об авторе документа, который похоронил шансы 50 тысяч советских евреев-ветеранов Второй мировой войны принять участие в Войне за Независимость Израиля.

Борис Ефимович Штейн (1892-1961), профессиональный дипломат, доктор исторических наук, в 30-х годах был советским послом в Финляндии и в Италии, а в 1952-53 гг. благополучно пережил арест и преподавал в Высшей дипломатической школе.

Что стало с Эфраимом Лембергом (1895-?), нам неизвестно.


9.1.20

Только с началом 2020 года Израиль понял всю меру своей беззащитности: на поле боя мы сильнее всех на Ближнем Востоке, но стихия сильнее нас. Ливни – вещь не новая. Что ни зима, все то же зрелище затопленных кварталов и квартир. Однако в этот раз побиты все рекорды не только осадков, но и смертей. Пятеро утонувших. Самое жуткое: 25-летние супруги, которые спустились в лифте, чтобы проверить, что стало с их машиной на затопленной подземной парковке. Там, в заклинившем и затопленном лифте, их и нашли аквалангисты.

Вчера всех предупредили, что буря и потоп возвращаются, и по ТВ показывали затопленные районы Хайфы и Нагарии, где людей перевозили через улицу в армейских грузовиках и в бульдозерном ковше.

Как будто Всевышний испытывает нас на прочность. Пусть все будут живы.

***

Жалкое выступление Трампа, который, с одной стороны, боится войны, а с другой – что его воспримут слабаком. Что он хотел сказать? «Все хорошо». Эти два слова он написал в «Твиттере». Так успокаивают упавшего ребенка. А он успокаивает Америку.

Одно ясно – и Трампу, и его сиамскому близнецу Нетаниягу снова повезло: в Америке забудут про импичмент, в Израиле – про коррупцию. Боже, храни Америку, потому что с Трампом она не в состоянии сделать это сама.

***

Министерство обороны сообщило о разработке противоракетного лазерного оружия, которое по некоторым признакам напоминает незабвенный гиперболоид инженера Гарина.

Вот так: не прошло и ста лет после написания романа, как израильтяне сделали сказку былью. Надо ли списать на простое совпадение тот факт, что заявление минобороны последовало через 48 часов после угроз из Тегерана ударить баллистическими ракетами по Тель-Авиву и Хайфе?

***

По случаю прекращения работы на телевидении ветерана израильской журналистики Яакова Ахимеира показали пятиминутный фрагмент его интервью с Рабиным весной 1977 года на пике скандала с долларовым счетом его жены в Америке. Тогда наличие такого счета считалось противозаконным и поставило главу правительства Рабина в тяжелейшее положение.

До чего это все актуально! 42 года назад главе правительства, который сам ни в чем не обвинялся и ни во что не был замешан, даже не пришло в голову уйти в сторону. Благороднейшим образом он сказал, что это был общий банковский счет и он тоже несет юридическую и моральную ответственность.

В этом случае жена цезаря не только не была выше всех подозрений, но они могли ее доконать, если бы не решимость и благородство самого цезаря. Рабин взял всю вину на себя.

В прямом эфире он сказал следующее: «Я готов вернуть полученный мандат и сложить с себя обязанности главы правительства. В случае необходимости я также готов предстать перед органами правосудия, отказавшись от статуса неприкосновенности, положенного каждому депутату кнессета». После чего Рабин подал в отставку.

Слыша эти слова, невозможно поверить, что сегодня в кресле главы правительства сидит человек, обвешанный тремя (тремя!) обвинительными заключениями, который потащил страну сначала на одни выборы, потом – на другие, и все ради того, чтобы любыми правдами и неправдами – чаще последним – получить статус неприкосновенности, чтобы не войти в зал иерусалимского окружного суда, где его уже ждут.

Вспоминая Цицерона, можно сказать только одно: времени прошли, нравы полностью деградировали.

***

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ШТУЧКИ

Что задело
Отелло?
Что за дело
Отелло
До тела
Жены?
Не нужны
Толкованья.
Он же – мавр,
А не дядя Ваня.
Как жить?
Придушить –
Тоже мне драма!
Кстати, душечка, где платок
С твоей монограммой?


8.1.20

Среди победных реляций «Сохнута» и ЦСБ с радостной статистикой репатриации за 2019 год (особенно из России и Украины) не раздался голос ни одного мальчика, который крикнул бы каноническое «А король-то голый!»

В 2018 году из России приехали 10 460 человек, а в 2019 – 12 722. В Украине цифры несколько сократились: в 2018 – 6355, в 2019 – 5247. Но сколько из них на самом деле были новыми репатриантами?

Понятие нового репатрианта подразумевает еврея (включая нееврейскую семью или дальних потомков давно усопшего еврея), который переехал в Израиль. Не в метафизическом (восхождение – буквальный перевод с иврита термина «алия») и даже не в историческом смысле слова (возвращение, воссоединение), а в самом что ни на есть бытовом.

Во всем мире таких людей называют эмигрантами при выезде и иммигрантами при въезде. Кстати, среди всех израильских СМИ только англоязычная «Джерузалем пост» не играет в эти игры и пишет черным по белому «новые иммигранты».

Но мы говорим о другом, а именно – о серийном мошенничестве, которое опустошает израильскую казну.

Как-то я уже писал о щекотливой теме израильского паспорта, который каждый желающий может получить в течение считанных дней и отбыть восвояси обратным рейсом.

Не менее болезненная тема – «корзина абсорбции» тем, кто увозит на память о глупом еврейском государстве не только паспорт, но и деньги.

Как сообщил источник в «Сохнуте», «около 25 процентов из общего количества репатриантов из стран СНГ приезжает исключительно для того, чтобы получить зарубежный паспорт, а, получив его – моментально покидает страну».

Каждый четвертый «репатриант» - мошенник. Вот вам и победные реляции!

Но деньги, конечно, привлекут больше внимания, чем паспорта. Потому что о паспортах сердобольный читатель скажет: «Ну, как же еврею на всякий случай не запастись израильским паспортом! Вдруг ему придется бежать!»

А что тот же читатель скажет о «корзине абсорбции» в десятки тысяч шекелей? Она тоже нужна для бегства?

В недавней статье из «Макор ришон» цитировался осведомленный источник из русскоязычной общины, который сказал: «Я знаю, как минимум, один случай, когда семья находилась в Израиле всего шесть дней, и ухитрилась получить «корзину» в размере 36 тысяч шекелей».

Мы тоже знаем случай прошлого года, когда семья из пяти человек (с отцом-евреем в качестве средства передвижения) находилась в Израиле меньше месяца, и увезла с собой «корзину» в сумме 46 тысяч шекелей, открыв для этого банковский счет и сняв с него все деньги. Не считая полученного ими в аэропорту подарка в размере 12 500 шекелей (по 2500 на человека) в знак признательности от Государства Израиль. Если бы они пробыли в стране еще месяц, их капитал увеличился бы вдвое.

Изо дня в день мы слышим о нехватке денег, в которых остро нуждаются армия, системы здравоохранения и образования, социальные службы. Зачем же поощрять такое явное мошенничество со стороны людей, у которых есть права - и ни малейших обязанностей. Они приезжают налегке под видом новых репатриантов, пополняя статистику, хотя, на самом деле, у них всего одна цель – паспорт и деньги. Получив и то, и другое, они не устают смеяться над нашей наивностью всю дорогу до трапа самолета.

В свое время, когда граница с Египтом еще не была на замке, босоногие африканские нелегалы шли в Израиль толпами, и за 15 лет все еще не удалось избавиться от тех, кто «абсорбировался». Среди них были предприимчивые остроумцы, которые давали себя уговорить за 3,5 тысячи долларов на нос и добровольно покидали Израиль,... чтобы вскоре снова вернуться, пользуясь тем, что для белого человека все чернокожие на одно лицо.

Одетым и обутым гражднам России и Украины ничто не мешает проделать тот же трюк, когда они захотят снова получить «корзину абсорбции» под видом новых репатриантов, а то и еще хлеще – «вернувшихся жителей».

Одна из типичных черт израильтянина – его паническая боязнь оказаться фраером. А тут фраером оказалось все государство!

Самым примечательным в цитированной статье стала реакция «Сохнута», где подчеркнули, что «вряд ли найдется какая-либо еще страна в цивилизованном мире, где прибывшие туда иммигранты получают паспорт и сразу возвращаются обратно».

Если так, пора менять правила игры и прежде всего отменить «закон о паспорте» 2017 года, чтобы не было ненужного соблазна для тех, кто хочет поживиться за счет еврейского государства. Хотят паспорт – пусть переезжают на ПМЖ.

В 90-х годах прошлого века еврейская эмиграция из бывшего Советского Союза, названная «репатриацией», была только в одну сторону: сюда приезжали не на неделю и не на месяц, поэтому «корзина абсорбции» служила необходимым подспорьем на первое время, чтобы учить иврит и искать работу.

Сегодня же мошенники, курсирующие между СНГ и Израилем, выдавая себя за новых репатриантов, откровенно грабят госказну, ссылаясь на «еврейское братство».

Но, как гласит еврейская мудрость, «если мой брат украл, это – вор, а не мой брат».

Замените вора на мошенника, и вы получите руководство к действию, которым Государство Израиль не желает воспользоваться по сугубо политическим соображениям, которые особенно ясно видны к концу каждого года, когда вокруг грохочет очередной статистический салют рекордной репатриации.


7.1.20

Главный раввинат Израиля давно стал анахронизмом: для светского населения его влияние ограничено вопросами личного статуса граждан (преимущественно во всем, что касается брака и развода), а для ультраортодоксального населения этот раввинат вообще «треф» – у них свои законы и свои раввины.

Таким же анахронизмом выглядят оба главных раввина – ашкеназский и сефардский, которых мандатные власти навязали евреям во избежание общинных конфликтов. Так с тех пор и повелось.

Сейчас пост главного сефардского раввина занимает Ицхак Йосеф, сын намного более знаменитого раввина Овадии Йосефа – покойного создателя и духовного вождя партии ШАС. В свое время отец тоже занимал пост главного сефардского раввина и незадолго до смерти пристроил одного из сыновей на теплое и хлебное место того, кого официально называют «первым в Сионе» и кому полагается спецодежда в виде турецкого тюрбана и расшитой золотом мантии.

Неделю назад раввин Ицхак Йосеф выступил в Иерусалиме на съезде раввинов-эмиссаров, несущих свет Торы за границу, и из всех возможных тем и проблем еврейского государства выбрал самую неожиданную: новых репатриантов из СНГ. Именно их он сделал мишенью самой дикой атаки, обрушившись с проклятиями и обвинениями на каждого пятого гражданина Израиля.

«Это – гои! Понавезли сюда кучу гоев! Некоторые из них по воскресеньям ходят в церковь».

Далее раввин Йосеф заявил, что "русских" привезли для того, «чтобы они стали противовесом для богобоязненных евреев» (читай, ультраортодоксальных). «Десятки, а то и сотни тысяч законченных гоев приехали в Израиль по закону «Кого считать евреем» (имеется в виду параграф о «внуках еврея» Закона о возвращении – В.Л.). Тут полно гоев. Часть из них – коммунисты. Они ненавидят религию. Они вообще не евреи, это – гои».

Заодно главный сефардский раввин раскритиковал гиюр новых репатриантов, включая раввинские суды, находящиеся в его ведении, и призвал «не признавать автоматически их еврейство».

Если кто-то не понял, с чего и почему раввин Ицхак Йосеф именно сейчас атаковал более миллиона израильтян, родившихся в бывшем Советском Союзе, он сам ответил на этот вопрос: «Эти полные гои голосуют за разные антирелигиозные партии. Чтобы, если будут выборы, богобоязненным евреям меньше досталось. Для этого их сюда и привезли. Мы видим результаты их подстрекательства».

Исходя из вышесказанного, теперь всем должно быть ясно, что неизвестные злоумышленники доставили в Израиль новых репатриантов из СНГ исключительно для того, чтобы ослабить политическую силу ультраортодоксального общества и его партий – в первую очередь, ШАС.

Все эти цитаты первым раздобыл и сегодня обнародовал сайт Ynet, который, таким образом, подложил свинью главному борцу с «пожирателями свинины».

Помолчав и обдумав услышанное, прежде всего надо сказать, что у Ицхака Йосефа хорошая наследственность.

Еженедельные проповеди его отца, раввина Овадии, в синагоге Бухарского квартала Иерусалима привлекали толпы верующих и передавались по спутниковому телевидению в другие страны. Цитаты рава Овадии солировали в СМИ, потому что в своих прововедях он нередко высказывался по общественным проблемам. Да еще как!

Госконтролера он назвал «врагом Израиля», председателя кнессета – «теленком», юридическому советнику правительства пожелал, «чтобы от его дома остались только щепки», одного премьер-министра (Переса) назвал «слепым козлом», другого (Нетаниягу) – «пожирателем свинины», а третьему (Шарону) пожелал, «чтобы Всевышний ударил его один раз и чтобы он больше не встал». Он также обрушивался на членов Верховного суда, которые, по его мнению, не имели никакого права вмешиваться в религиозные вопросы: «Кто их избрал? Кто назначил их судьями? У нас мальчик семи лет знает Тору лучше, чем они все вместе взятые. И они называют себя Верховным судом! Они недостойны даже низшего суда. Все они – осквернители субботы. Рабы господствуют над нами».

А уж утверждение раввина Овадии, что шесть миллионов евреев, будучи безбожниками, погибли за свои грехи, вызвало в Израиле немыслимый скандал, который впрочем не повлиял ни на его репутацию, ни на число мандатов подчиненной ему партии ШАС.

Надо полагать, что упавшее недалеко от него яблоко тоже останется на своем месте, то бишь в главном раввинате, несмотря на призывы со всех сторон немедленно уволить с госслужбы раввина Ицхака Йосефа – раскольника и подстрекателя, переполненного ненавистью к евреям, которых он евреями не считает.

Другой вопрос – до чего мы докатились, если израильские раввины призывают делать генетические проверки для выяснения, кто – еврей, а кто – нет. Повидимому, измерение черепа будет следующим этапом.

Беспричинная или зряшняя еврейская ненависть уже стоила нашему народу разрушения Первого и Второго Храма. Если метафорически считать еврейское государство Третьим Храмом, нужно сделать все, что в наших силах, чтобы избежать такой участи.


2.1.2020

ИНВЕНТАРНЫЙ СПИСОК

Да, мы изрядно постарели:
Желудок слаб и слух не тот,
Похоже, в этой карусели
Уже кончается завод.

Где восхитительные ночки
И силы бешеной приток,
Когда отказывают почки
И с места сдвинут позвонок,

Когда и ноги ходят еле,
И ночь – не ночь, и сон без сна,
Когда неделю за неделей
Не можешь вспомнить имена,

Когда все страсти и волненье
Остановились в точке «нуль»,
А ты все меряешь давленье
Среди таблеток и пилюль.

Конец гульбе на этом пире,
Когда надежды все вотще,
Когда сидение в сортире
Уже не радует вообще.

И только глаз горит, зараза,
Как будто жизнь не утекла.
Но что хорошего от глаза,
Который сделан из стекла?


31.12.19

Сегодня в Верховном суде состоялось заседание по беспрецедентному вопросу: вправе ли формировать правительство Биньямин Нетаниягу, обвиняемый в совершении уголовных преступлений?

Под руководством председателя трое судей, заседавших в качестве Высшего суда справедливости, должны были прежде всего решить, входит ли подобный вопрос в их компетенцию и юрисдикцию суда.

Положительный ответ повлек бы за собой другой, не менее важный вопрос: как вообще можно говорить о том, чтобы человек, официально обвиненный генпрокурором в получении взятки, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением, формировал правительство?

Но до этого дело не дошло. Поскольку пока речь идет только о вероятности того, что именно партия Нетаниягу победит на выборах в марте (и не просто победит, а получит решающее преимущество), суд отложил рассмотрение вопроса.

В такой ситуации незачем задавать еще один вопрос – уже не из области юриспруденции, а, скорее, морали: как вообще подобный человек, обвешанный обвинительными заключениями по дороге в суд, может до сих пор возглавлять правительство, категорически отказываясь уйти в отставку и обвиняя во всем судебную систему?

***

НОВОГОДНЕЕ

Оторопели все народы:
Снова настали двадцатые годы!


В самом центре Тель-Авива, в правительственном комплексе Кирия, между министерством обороны и министерством внутренних дел, расположился живописный квартал Сарона, чьи двухэтажные домики с прудом, кофейнями, барами и бутиками сильно выигрывают в окружении небоскребов. Гиды расскажут туристам, что когда-то здесь находилась процветающая немецкая колония или слобода под названием Сарона. Ее основали члены протестантской секты темплеров или «храмовников».

Мы вспомнили о них из-за круглой даты: ровно 70 лет назад правительство новорожденного еврейского государства внесло в кнессет законопроект по поводу имущества немцев-темплеров на территории Израиля с целью передать его под специальную опеку, чтобы оно служило залогом в ходе израильских исков против Германии после Второй мировой войны и Катастрофы.

Первая группа темплеров в составе 454 человек прибыла в Палестину в 1869 году: они верили, что для ускорения второго пришествия Мессии необходимо переехать на Святую Землю и приближать спасение тяжелым трудом. За первой группой последовали другие, которые создали четыре сельскохозяйственные колонии в Хайфе, Яффо, Сароне и Иерусалиме. Это были не случайные люди: для выполнения поставленной сверхзадачи среди них были профессиональные фермеры, архитекторы, промышленники, плотники. В 1905-1906 годах второе и третье поколение темплеров основали еще три колонии. Среди прочих новшеств они первыми стали сажать виноградники, занялись пчеловодством, подали пример гостиничного дела, транспортных перевозок, но главное – провели воду в дома и на поля.

Сарона была закрытым мирком, где всего хватало: там был даже свой винокуренный завод, где производили шнапс, своя аптека и свое кладбище. По обе стороны чисто выметенной главной улицы стояли добротные двух- и трехэтажные каменные дома под красной черепичной крышей. Зажиточные немцы строили на века. Перед домами зеленели палисадники, а кругом – сосны, пальмы и впервые завезенные в страну эвкалипты.

Над дверью дома председателя «Немецкого храмового общества» красовалось изречение из устава темплеров: «Благословенны выполняющие обеты – они идут прямым путем».

Этим путем палестинские темплеры пришли прямиком к нацизму.

К середине 30-х годов в немецких колониях Иерусалима и Хайфы, где все жители были гражданами Германии и в домах висели портреты фюрера, а на крыльце - флаги со свастикой, 350 темплеров из 2100 вступили в нацистскую партию, чей самый большой филиал появился в Иерусалиме.

Так же быстро возникли местные филиалы «Гитлерюгенда». В 1937 году на двери хайфского филиала появилось объявление: «В субботу в 20.15 в подвальном помещении клуба состоится просмотр фильма о нашей поездке в Германию. Члены «Гитлерюгенда», а также их воспитатели расскажут о своих впечатлениях от поездки. На просмотр приглашаются все соотечественники. Желательно, чтобы пришло как можно больше народу, и без опозданий. После просмотра – сбор пожертвований на приобретение спортивного инвентаря. Хайль Гитлер! «Гитлерюгенд». Хайфский филиал».

В подвале висело красное полотнище с черной свастикой и портрет Гитлера в полный рост в военной форме. Над портретом – транспарант: «Жизнь немецких юношей и девушек принадлежит Гитлеру. Бальдур фон Ширах, руководитель имперской молодежи». А рядом с комнатой для просмотра фильмов и других мероприятий была библиотека: там выдавали «Протоколы сионских мудрецов» и подшивку «Дер Штюрмер».

Помимо оголтелой антисемитской пропаганды, местные нацисты готовили план доставки из Германии оружия и боеприпасов для военной подготовки арабов. В свою очередь, арабы, начавшие мятеж в 1936 году, видели в темплерах естественных союзников в борьбе против евреев, и были уверены, что нацистская Германия скоро выгонит англичан из Палестины и отдаст ее арабам.

В канун Второй мировой войны молодые члены семей темплеров призывного возраста получили призывные повестки в вермахт и отбыли в фатерланд. Оставшиеся приветствовали друг друга на улице обязательным гитлеровским салютом и разорвали все связи с еврейскими деловыми партнерами.

С началом войны мандатные власти объявили темплеров гражданами вражеского государства, обнесли их колонии колючей проволокой, поставили часовых на вышках, водили на работу под конвоем.

Но это не помешало мандатным властям заключить сделку с властями нацистской Германии, исходя из обоюдного интереса: в обмен на тысячу женщин и детей из числа темплеров англичанам удалось вывезти из оккупированной Европы 550 палестинских евреев с британским подданством, оказавшихся там по личным или служебным делам. Спасенные евреи вернулись домой пятью группами: первая – в декабре 1941 года, последняя – в апреле 1945-го.

Эта сделка, к которой сионистское руководство не имело никакого отношения, была единственной. Оставшихся темплеров англичане депортировали в Австралию. Кстати, с началом Первой мировой войны с ними сделали то же самое, разве что выслали в Египет, откуда они вернулись.

Закон 1949 года «О немецком имуществе» депутаты кнессета приняли единогласно и быстро не только потому, что Израилю были нужны козыри в переговорах с ФРГ, а прежде всего потому, что правительство Австралии предъявило претензии на недвижимость темплеров общей стоимостью в 15 миллионов фунтов стерлингов. Но ничего не получило.

В то же время отмахнуться от немецких претензий Израилю не удалось. В 1952 году, при подписании соглашения о репарациях с правительством ФРГ, было согласовано, что темплерам, которые жили в Палестине, будет уплачено 10 миллионов марок за конфискованное имущество. При этом они обязались не предъявлять в будущем Государству Израиль никаких исков по этому поводу.

В конце 90-х годов из Австралии приехали в Тель-Авив потомки темплеров – посмотреть, как жили их деды и прадеды, и понять, что никакая компенсация им больше не светит.

До 2000-х годов часть министерств, радиостанция «Голос Израиля» и Учебное телевидение оставались в исторических домах темплеров, пока не был утвержден план строительства теперь уже израильской Сароны. При этом было решено сохранить 33 дома в их первозданном виде.

Приехав в Сарону, вы увидите эти дома, где больше нет жильцов-темплеров, которые из форпоста Мессии превратились в форпост нацистской Германии на Святой Земле.


25.12.19

Известно, что рыба гниет с головы. Причем, запах этого гниения силен не только на иерусалимской улице Бальфура, где находится премьерская резиденция, а по всей стране. Если бы пахло только гнилой рыбой, это было бы полбеды. Но стоит только принюхаться, как становится ясно: это – запах коррупции.

Из года в год мы читаем в отчетах Минздрава, что главной причиной смертности в Израиле остается рак. А как насчет того, что государство разъедает не менее опасная раковая опухоль – коррупция. В отличие от здоровья, она вроде бы никого не убивает. Все живы и даже вполне довольны жизнью, несмотря на запах, к которому мы давно притерпелись.

Чего стоит тот факт, что, кроме главы правительства, который вот-вот превратится из обвиняемого в подсудимого, среди членов кабинета – трое министров под следствием, и у всех это связано со взятками. Никому из них не пришло в голову подать в отставку или, как минимум, сгореть со стыда. Самый вопиющий пример – министр внутренних дел Арье Дери, отсидевший за взятки четыре года. С интервалом в четверть века он снова занял тот же пост и снова попал под следствие по тем же подозрениям. Может ли кто-то вообразить, что глубоко правоверный председатель ультраортодоксальной партии ШАС Арье Дери сгорит со стыда?

Кого-то удивит, что коррумпирование израильского общества в целом, и политики, в частности, началось задолго до прихода к власти Нетаниягу. Начало было положено вместе с основанием Государства Израиль.

Тяжелейшее положение новорожденного государства, в котором была введена карточная система и появился черный рынок, способствовало мгновенному расцвету коррупции.

Со временем гегемония правящей партии МАПАЙ позволила ей проворачивать любые дела, пользуясь Гистадрутом, как субподрядчиком. Так, последний успешно парализовал зачаточную борьбу рабочих за повышение зарплаты и регулярно поставлял сотни тысяч членов профсоюзов, как надежных избирателей правящей партии.

Одним из наиболее зримых примеров того, как делались дела в то время, было назначение в 1952 году гендиректора строительного концерна «Солель бонэ» Гиллеля Дана председателем комиссии по репарациям. Первое, что он сделал после получения денег из ФРГ - перевел их на счет своего концерна, поскольку в то время никто не слышал о «конфликте интересов». Не говоря о том, что тогда газеты не занимались никакими журналистскими расследованиями, а правительство диктовало, о чем писать, а о чем – нет.

В 1965 году симбиоз правительства и Гистадрута побил новый рекорд: во время избирательной кампании выяснилось, что значительная часть необходимых для нее средств поступила от дочерних компаний Гистадрута, которые ранее получили щедрые кредиты от правительства. В то время никто еще не слышал об «откате», но его уже успешно применяли руки, которые мыли друг друга.

Колоссальная победа в Шестидневной войне и открывшиеся рынки труда и сбыта привлекли немало людей на запах легких денег. Во время строительства «линии Бар-Лева» десятки неподконтрольных подрядчиков заработали миллионы долларов по той простой причине, что между ярыми политическими соперниками из одной партии, министром обороны Моше Даяном и министром финансов Пинхасом Сапиром, существовало негласное соглашение, что один не вмешивается в дела другого. Это был еще один пример полнейшего пренебрежения правительства к тому, что принято называть «общественными средствами».

В середине 70-х прогремело «дело Ядлина»: Ашер Ядлин был председателем больничной кассы «Клалит» и кандидатом на пост министра финансов. Пользуясь своим положением, он торговал государственными земельными участками и получал взятки, что не помешало его назначению на пост Управляющего Банка Израиля в сентябре 1976 года. Но уже через три дня после этого полиция начала расследование, которое закончилась для Ядлина пятью годами лишения свободы.

Впрочем, подобные истории заканчивались и по-другому, не доходя до суда.

3 января 1977 года в Тель-Авиве обнаружили тело министра строительства Авраама Офера (партия Труда), который застрелился в своей машине. Он оставил предсмертную записку: «Вот уже много недель и месяцев меня мучают, пьют мою кровь, издеваются надо мной и наговаривают на меня напраслину. Я уверен, что правда выйдет наружу: я не обманывал и не воровал, все это – навет, но у меня нет сил больше это выносить». Офера подозревали в получении взяток, но эти подозрения никогда не были доказаны в суде.

Похоже, это дело стало последней каплей перед потопом или политическим переворотом того же года, когда главным лозунгом пришедшего к власти «Ликуда» было «Осточертели, продажные!» До чего актуальный лозунг, не правда ли?

23 февраля 1984 года в своем доме застрелился кандидат на пост министра финансов от партии Труда, банкир Яаков Левинсон, который тоже не вынес подозрений в свой адрес. И тоже оставил записку схожего содержания, где утверждал, что у него чистые руки, но он не в состоянии выдержать опорочивание его имени: «У меня остался выбор: сражаться без конца или покончить с собой. У меня нет сил сражаться».

3 августа 1985 года из окна следственного кабинета полиции на третьем этаже выбросился известный бизнесмен и активист Либеральной партии Михаэль (Мики) Альбин. От него не осталось даже записки.

В 1990-е и 2000-е годы коррупция продолжалась как ни в чем ни бывало (в одной лишь партии ШАС села в тюрьму чуть ли не треть депутатов), разве что больше никому не приходило в голову наложить на себя руки из-за того, что «все берут».

Оглядываясь назад, можно увидеть прямую связь уголовных дел о коррупции в 50-х и 70-х годах с еще неоконченным «делом НДИ».

А запах коррупции все сильнее. Потому что власть по-прежнему нужна не для того, чтобы сделать государство процветающим, а жизнь граждан – лучше. К ней рвутся потому, что прежде всего власть – это деньги. Чем больше власть, тем больше денег. И тем больше искушение увеличить сумму.

Через два месяца, в канун очередных выборов в кнессет мы увидим на улицах, в СМИ и в интернете множество старых и новых лозунгов. И только одного наверняка не будет – «Осточертели, продажные!»

Несмотря на то, что громыхающая тема коррупции носится в воздухе. Достаточно принюхаться.


16.12.19

В отличие от сабров, для русскоязычного читателя имя Давида Фогеля мало что говорит. В любом случае поэт и писатель Давид Фогель стал известен в Израиле и в мире, чего нельзя сказать о человеке по имени Давид Фогель.

Заканчивая предисловие к написанному на иврите роману Фогеля «Брачные узы» («Гешарим», Иерусалим, 2003), его переводчик Сергей Гойзман написал:«Источники умалчивают – по крайней мере, мне не удалось найти таких сведений, – какая судьба постигла жену и дочь писателя».

Об этом стало известно только сейчас после публикации в «ХаАрец» статьи Офера Адерета, который поведал историю, способную стать фабулой романа, кинофильма или телесериала.

Жена писателя Ада умерла в Париже в 1946 году, а дочь Тамара уехала в Америку, увезя с собой всю переписку отца с матерью: чемодан с письмами пролежал у нее дома до тех пор, пока она не передала их незадолго до смерти несколько лет назад в самые надежные руки – израильскому профессору литературоведения Дану Лаору. Под его редакцией и вышла книга «Ахава ад клот» («Любовь до конца», «Двир», Тель-Авив): письма Давида Фогеля и Ады Надлер, ставшие пост-скриптумом к их жизни.

Он родился на Украине в 1891 году, она – в Польше в 1900-м. Он – в религиозной семье, она – в светской. Он ходил в хедер и учил иврит, она занималась в школе и учила немецкий. Он писал стихи и прозу, она вела дневник. Оба были больны туберкулезом и встретились в итальянском санатории в 1925 году, чтобы больше никогда не расставаться. Фогелю не помешало то, что он был женат, Аде – что она была обручена.

«Сегодня ровно восемь дней, как я покинул Мерано – писал Фогель 22 марта 1925 года. – В это время в воскресенье я сидел на освещенной солнцем террасе в компании такой близкой и все же далекой Ады Надлер, из глаз которой светилась такая нежная душа. Сейчас все это далеко. Но меня поддерживает то, что эти глаза порой застилает грусть обо мне... в мире столько красоты. Но я обречен судьбой всегда видеть вокруг самое черное несчастье – судьбой, которую не изменить… Я все еще храню надежду снова увидеть Вас, дорогая Ада».

Ответ последовал незамедлительно: «Дорогой господин Фогель, если бы Вы только знали, как я была счастлива получить от Вас весточку. Здесь в Мерано я чувствую, что все пусто. Мне Вас очень не хватает...»

Очень скоро пустота исчезла: «Вот уже несколько дней, как мне хочется написать Вам,– я думаю о Вас постоянно – но я не могу. Меня одолевает желание снова Вас увидеть, но я боюсь, из этого ничего не получится... Говорят, что страдание очищает душу. Давид, а Вы не думаете, что немножко радости тоже может это сделать?»

«Несмотря ни на что, мы любим друг друга очень-очень сильно, разве не так? – писал Фогель незадолго до начала Второй мировой войны. – Последние барьеры между нами рухнули и мы глубоко вросли друг в друга... и, как бы трудно мы не жили, когда мы крепко обнимаем друг друга, все выглядит по-иному».

Собираясь переехать с Фогелем во Францию, Ада написала: «А я достаточно красива для «города красивых женщин»? Я тоже люблю смотреть на женщин – вместе с тобой я буду бросать на них взгляды, полные восхищения и критики, без зависти… Мы будем сидеть в кафе, смотреть на них и смеяться. И время от времени тебе будет позволено смотреть и на меня тоже».

Более двухсот писем и открыток преимущественно на немецком языке за 15 лет регулярной переписки, сохраненных дочерью Фогеля, говорят о его попытках сменить жизнь, полную мучений, отчаяния, нищеты, голода, бездомности, одиночества, болезни и беспрерывных блужданий по чужим странам. Украина-Россия-Литва-Австрия- Польша-Германия- Франция-Палестина.

После Вены и Парижа приезд в Палестину в 1929 году был сильным шоком. Друзья сняли Фогелю квартиру в Тель-Авиве на улице Алленби, в считанных минутах ходьбы до моря. Первое, что сделал Фогель – женился на Аде в раввинате. В том же году родилась Тамара. Через неделю после брака Фогель подписал договор об издании на иврите его первого и единственного романа «Брачные узы». Но в то время никому из местных читателей не было дела до «венского романа» с его модернизмом, эротикой, запретными связями и полным отсутствием сионизма. Впрочем, точно так же, как и до того, что Фогель (который официально развелся с первой женой только в 1933 году) стоял под хупой, будучи двоеженцем.

По мнению профессора Лаора, «Брачные узы» – «одна из лучших книг ивритской литературы XX века». Почему же Давид Фогель не остался в «первом еврейском городе», чтобы написать новые книги и прожить остаток жизни среди евреев? По мнению Лаора, помимо холодного отношения к его роману, на вечно беспокойного Фогеля могли повлиять и другие причины – тяжелый климат, отсутствие заработка и арабский мятеж летом 1929 года. Фогель отклонил предложение работать учителем в гимназии и не оставил ни строчки о своем опыте нового репатрианта – ни стихотворения, ни рассказа, ни письма.

Одиннадцать месяцев спустя после прибытия Давид Фогель с семьей покинул Тель-Авив и вернулись в Париж: как пишет Лаор, «он был разозлен и разочарован: мечта о Палестине, которую он так долго лелеял в сердце, разбилась вдребезги у него на глазах. Палестина стала еще одной остановкой на пути его тягостных скитаний».

В Первую мировую войну австрийцы интернировали Фогеля на два года, как вражеского подданного России. С началом Второй мировой французы тоже интернировали его на два года, как вражеского подданного Австро-Венгрии. По горькой иронии судьбы, его освободили сразу после немецкой оккупации, от которой он бежал с семьей на юг – в «свободную зону».

Давид Фогель не зря проклинал свою судьбу: решение уехать из Палестины стоило ему жизни, оборвавшейся в газовой камере Освенцима 10 марта 1944 года.

А что же стало с рукописями Давида Фогеля? Они уцелели. Он успел их зарыть во дворе дома. После войны его друг-художник откопал рукописи, увез в Америку, а потом переслал в Израиль.

В последующие десятилетия слава Давида Фогеля, признанного предтечей модернизма в израильской литературе, росла из года в год. Причем не только писательская, но и поэтическая. В 1986 году роман «Брачные узы» был переиздан в Израиле и восторженно принят критиками и читателями.

В 1999 году Краткая Еврейская Энциклопедия на русском языке посвятила Фогелю статью. В 2003-м вышел уже упомянутый русский перевод романа «Брачные узы». А в 2012-м в архиве израильского Союза писателей нашелся фрагмент неоконченного романа Фогеля «Венский романс», чей 18-летний герой приезжает в Вену в те же годы, когда это сделал сам автор: с одной стороны, еще жива империя, с другой – вестниками ее загнивания стали проститутки, революционеры, деклассированные элементы всех мастей. К этому фейерверку Фогель добавил автобиографическую деталь: его герой живет одновременно со своей замужней домохозяйкой и ее юной дочерью.

Эпистолярный любовный роман «Любовь до конца» наверняка еще больше укрепит литературную репутацию Давида Фогеля, окончательно вернув его в страну, где он прожил всего одиннадцать месяцев и стал классиком израильской литературы шестьдесят лет спустя.


15.12.19

17 сентября 2019 года в 23.00, через час после объявления по всем телеканалам первых результатов очередных выборов в кнессет, я озаглавил статью «В тупике».

Три месяца спустя выяснилось, что все это время страна находилась именно в этом безвыходном состоянии, которое закончилось роспуском кнессета 12 декабря и объявлением новых выборов – третьих за один год! Таким образом, Израиль получил право на официальный сертификат «Книги рекордов Гиннеса» в новой рубрике «Частота парламентских выборов».

Впрочем, кто даст гарантию, что после третьих не будет четвертых выборов и нового тупика? Никто.

Что привело Израиль в этот тупик? Только одно: паническая борьба за выживание, страх тюрьмы и безграничные личные амбиции главы правительства Биньямина Нетаниягу. Думаю, он не читал «Записки из подполья» Достоевского, который каким-то гениальным образом предугадал modus operandi израильского премьера: «Если бы мне предложили выбирать, всему миру провалиться, или мне чай пить, я бы ответил, что лучше всему миру провалиться, а мне чтобы чай пить». Так и есть. Так и действует Нетаниягу, для которого пожар и потоп еврейского государства будут меньшей бедой, чем его выселение из резидениии на улице Бальфура. Много лет он натравливает правых на левых, евреев – на арабов, сефардов – на ашкеназов, ультраортодоксов – на светских граждан, размахивая потрепанным знаменем с девизом «Разделяй и властвуй!»

Так он и делает – разделяет и властвует, побив все рекорды своих предшественников на посту премьера.

Но каковы шансы, что эпоха Нетаниягу подошла к концу? Шансы высоки, потому что обвешанный уголовными делами глава правительства, которому генпрокурор официально предъявил обвинения в получении взятки, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением, не может возглавлять правительство.

Но ведь он возглавляет! И снова идет на выборы, как ни в чем ни бывало. Где же генпрокурор и юридический советник правительства Авихай Мандельблит, который, сказав «А», не хочет сказать «Б»: как может быть, что, обвинив Нетаниягу в таких преступлениях, он не запретил ему участвовать в формировании правительства и снова баллотироваться?

Нам говорят, что в цивилизованном и демократическом государстве любой политик в положении Нетаниягу давно подал бы в отставку. Стало быть, если он этого не делает, мы перестали быть цивилизованным и демократическим государством.

В такой ситуации нужно забыть о политкорректности, снять лайковые перчатки и попросить премьера вместе с семьей очистить помещение. Разумеется, в переносном смысле слова: отказать ему в иммунитете и запретить баллотироваться на выборах. И тогда глава правительства Нетаниягу снова станет гражданином Нетаниягу, которого ждет окружной суд в Иерусалиме и, возможно, тюрьма в Рамле.

А поскольку до этого еще далеко, его партколлеги из «Ликуда» должны призадуматься над простым вопросом: хотят ли они сохранить партию и власть, или уподобиться тем самым китам-самоубийцам, о которых когда-то пророчески сказал Хаим Рамон, обращаясь к китам партии «Авода». Посмотрите, где сегодня эта партия?

Если «Ликуд» хочет выжить, ему пора избавится от Нетаниягу, который из достояния стал балластом. А его во время шторма выбрасывают за борт. Шторм есть? И еще какой! Выбрасывайте балласт!

Сразу возникает вопрос, кто сменит Нетаниягу? Для этого на 26 декабря и назначены внутрипартийные выборы: кто победит, тот и сменит. Пока кандидат один – Гидеон Саар, у которого есть свой лагерь, и много соперников. Но кто они? Мы можем только предполагать, потому что пока ни один из них не пошел по стопам Саара и не объявил во всеуслышанье «Я готов». Они боятся Нетаниягу. Что бы ни говорили про «хромого селезня» и «политического трупа», он еще успеет снять с министерского поста и стереть в порошок любого повстанца. Поэтому эти министры-невидимки выжидают нужного часа, как ждут его гиены, кружащие вокруг раненого зверя.

Хотя возможен и другой вариант: по настоянию Нетаниягу сразу несколько министров выставят свои кандидатуры вместе с Сааром, чтобы отбить у него голоса и не дать ему возможности набрать необходимый 51 процент.

Среди электората «Ликуда» все еще хватает здравомыслящих людей, понимающих, что во главе их партии стоит самый настоящий преступник в статусе обвиняемого. Точно так же они понимают всю смехотворность главных лозунгов «Ликуда» на прошлых выборах: «Лапид станет премьером!», «Арабы войдут в правительство», «Кахоль-лаван» – левая партия».

Все эти карты биты: отказавшийся от ротации Лапид не станет премьером, арабы не войдут в правительство, а центристская партия «Кахоль-лаван» – такая же левая, как мы с вами – папуасы. И партия Лапида «Еш атид», и «Авода-Гешер» – обычные социал-демократические, а то и просто мелкобуржуазные партии. Единственным пристанищем левых остался «Демократический лагерь», которому ни один опрос не сулит больше 4-5 мандатов. Так что на сегодня Израиль сдвинулся к центру, и вопрос в том, сдвинется ли туда же разумная часть электората «Ликуда».

Наш призыв к ним состоит всего из двух слов: выбросьте балласт! Избавьтесь от Нетаниягу и договоритесь о создании правительства из двух больших партий, оставив за бортом ультраортодоксальных шантажистов и заигравшегося Либермана. И сразу после выборов увеличьте до 10 процентов электоральный барьер, чтобы сократить число партий с девяти до трех-четырех. Государство от этого только выиграет.

Все сказанное не убедит тех, кто оглох от криков «Только Биби!», даже если они двенадцать лет живут под ракетным обстрелом из сектора Газа. Но, может, убедит тех, кто хочет иной, новой, лучшей жизни для государства, для себя и своих детей.

На обрыдлый вопрос «Если не Нетаниягу, то кто?» сегодня есть однозначный ответ: Ганц. Бени Ганц.


11.12.19

Третьи выборы за год позволили нам не только догнать Италию, но и оставить ее далеко позади. Тем более, что, получив в марте 2020 года тот же ничейный результат, мы обречены на четвертые выборы, которые, судя по всему, станут нашим национальным спортом.

Того гляди, к нам проложат дорогу другие правители, чтобы научиться уму-разуму: как усидеть на троне, ничего не делая и убеждая народ, что темное настоящее и есть светлое будущее.

***

Ужасающая статья в «ХаАрец» об американо-еврейском биохимике Сиднее Готлибе (1918-1999), которого сравнивают с... Менгеле. За что? За то, что он двадцать два года пытал заключенных, беженцев и шпионов, выполняя двоякую задачу, поставленную перед ним американским правительством в лице руководства ЦРУ: с помощью ЛСД добиться полного контроля над человеческим мозгом, разрушив старый мозг и создав новый. В первой задаче он преуспел, во второй – нет.

Невольно вспоминается нацистский профессор Хасс из «Мертвого сезона», который занимался тем же самым, и мы полвека думали, что это – выдумка и научная фантастика. В то время, как ЦРУ не жалело денег на создание «полиции мыслей».

Из другого фильма («Три дня Кондора») стало известно, что в ЦРУ работают «рецензенты»: специально подготовленные люди, которые читают все книги, выуживая оттуда пригодные идеи. В таком случае они достаточно рано прочли и замятинский роман «Мы», и классику Оруэлла «1984». Тем более, что последний был издан в 1948 году, а уже через три года в ЦРУ появилась спецгруппа под руководством доктора Готлиба.

И, конечно, нельзя не содрогнуться, дочитав до того места, где объясняется, что в обстановке антикоммунистической истернии в Америке 50-х годов новоявленный симбиоз доктора Джекиля и мистера Хайда считал себя «большим патриотом» и гуманистом, защищая Соединенные Штаты Америки... от чего? Как мы знаем сегодня, ни от чего. Америка не смогла защититься даже от сенатора Маккарти, не говоря уже о выдумке «русские идут» или войне с инопланетянами, в которую определенно поверит президент Трамп.

***

Первый же ливень показал то, что мы и так знаем: наша канализация вполне подстать странам Третьего мира: дошло до того, что Ашкелон сравнили с... Венецией. По его улицам плавали на лодках!

Вот ведь парадокс: народ «старт-апа», запустивший уже несколько спутников, способен покорить небо, но неспособен построить надежную ливневую канализацию.

Думаю, там, в небе, Всевышний помирает со смеху над своим избранным народом, посылая ему во благо один ливень за другим. Может, создать новую партию под лозунгом «Даешь канализацию!», в которую определенно запишутся те, чьи дома и квартиры в очередной раз затопило.


5.12.19

У президента Израиля лопнуло терпение. Будучи опытным политиком и бывшим спикером кнессета, он прекрасно видит откровенную борьбу амбиций, интриги, козни и ловушки обеих больших партий во главе со своими хитроумными лидерами, которые за два месяца бесплодных переговоров ни на миллиметр не сдвинулись в сторону формирования правительства национального единства.

Цитируя покойного поэта Хаима Хефера, который когда-то написал веселую песенку об израильской молодежи, и обращаясь к Нетаниягу и Ганцу, президент сказал: «Как написал Хефер, «не хотим спать – хотим сходить с ума». Вы можете сходить с ума, но не тащите за собой всю страну».

А разве может быть иначе, когда перед нами одно большое «Я», стоящее на пьедестале из 6,5 миллионов маленьких «мы».

***

Наша армия вляпалась и попалась на вранье: не один год она уверяла в своих победных реляциях, что число призывников-ультраортодоксов все растет и растет, и это должно было свидетельствовать о социально-психологическом сдвиге в ультраортодоксальном секторе. Тогда как, на самом деле, в статистику «роста» включали вполне светских молодых людей и тех, кто не только ушел из йешивы, но и вообще отказался от ультраортодоксального образа жизни.

Так что по большому счету ничего не изменилось: светские молодые люди служат в армии и готовы сложить голову на поле боя, а ультраортодоксы с утра до ночи зубрят Тору и молятся о том, чтобы наивное еврейское государство и дальше оставило их в покое.

***

Прочел две совершенно разные книги, у которых оказалось много общего: двухтомный «Дневник моих встреч» русского художника Юрия Анненкова и «Париж во времена Великой французской революции» французского историка Жоржа Ленотра.

Они были современниками и оба по достоинству оценили замечание Проспера Мериме, что в истории он признает только анекдоты. Иными словами, в то время, как профессиональные историки идут столбовой дорогой, «художник истории» Анненков и «репортер истории» Ленотр шли окольными тропами и тропинками, выуживая самые мелкие и яркие подробностиюлюдей и событий.

Другое сходство состоит в том, что книга Ленотра посвящена революции, которая была за 65 лет до его рождения, тогда как Анненков был очевидцем революции и оставил не только живописные, но и литературные портреты ее вождей Ленина и Троцкого. Насколько страшен портрет Ленина (в прямом и в переносном смысле слова), настолько симпатичен портрет Троцкого, хотя по большому счету оба были одного поля ягоды, выросшие на крови Великой французской революции. Кстати, Ленотр не скрывает своего отвращения к революции, чем существенно отличается от подавляющего большинства французских и русских историков.

Но коль скоро речь идет о книгах, основное различие состоит в том, что увлекательный Ленотр, воссоздающий топографию Парижа XVIII века, обладает превосходным слогом и стилем (да еще в переводе самой Тэффи!), в то время как книга Анненкова вышла без редактора, и в ней остались невыносимо занудные списки имен, изданий, длинные цитаты и бесконечные повторы. К тому же его литературно-театральные портреты очень неровного качества: нужно было сильно постараться, чтобы главы о Бабеле и Зощенко не вызвали того же интереса, какой вызывает великолепная и глубокая глава о Маяковском. А описание братьев Бурлюков оказалось во много раз ярче профессиональных расссуждений о собратьях-художниках и реформаторах театра от Мейерхольда до Евреинова.

Если же вернуться к Ленотру, то под его беспристрастным пером ожили кровопийцы- революционеры, которые возвестили о свободе, равенстве и братстве, веря только в гильотину: между прочим, до людей ее опробовали на овцах, так что параллель и метафора остаются полными. Залив кровью Париж и всю страну, они стали живой иллюстрацией изречения «Революция пожирает своих детей». Так что Анненков вовремя бежал в Париж до того, как его настигла ленинско-сталинская гильотина.

Конечно, русскоязычному читателю трудно ориентироваться в Париже, где названия улиц, площадей и рынков не вызывают никаких ассоциаций (не считая, скажем, Лувра, Тюильри и, разумеется, Версаля), но до чего же увлекательно следить за тем, что стало с домохозяевами Робеспьера, медной ванной Марата, белокурым локоном Шарлотты Корде или сыновьями Дантона, которой по своей сути был обычным буржуа, нежели революционером.

Что касается книги Анненкова, то собранные на ее страницах 67 портретов оправдывают ее приобретение: абсолютное, чуть ли не фотографическое сходство с оригиналом с полным проникновением в душу человека ставят автора особняком. Тем более, что он дополняет портреты личными воспоминаниями о людях, – писателях, поэтах, композиторах, театральных и кино-режиссерах, из которых состоит русская культура.

Две революции – Великая французская и Великая русская – оставили такой кровавый след, что по нему недаром пустились на поиски историки и писатели, которые с каждым годом позволяют нам все лучше понять, до чего иллюзорным и сомнительным оказался девиз «Свобода, равенство и братство». Не говоря о том, что на картине Делакруа «Свобода на баррикадах» гологрудая и босоногая прачка-Свобода в окружении черни стала наилучшим символом переворота в любой стране, которой будут управлять прачки и кухарки.


4.12.19

ПОЛИТИЧЕСКОЕ

Мы проиграли – дама пик
Вновь помешала взять всю кассу.
Опять тупик? Опять тупик.
И одураченные массы.

Мы – пешки в пакостной игре,
Где выбор наш – фантом, не боле,
Что в декабре, что в январе,
Что в марте – все не в нашей воле.

Нам говорят, что это – пат,
Что из болота нету хода.
Но ведь за патом будет мат –
Для всей страны, всего народа.


29.11.19

Только вчера я написал о несчастной Нааме Иссахар, которая с апреля томится в российской тюрьме, оставаясь заложницей для неведомой сделки. А уже сегодня выяснилось, о какой сделке может идти речь.

Россия заинтересована в освобождении из израильской тюрьмы Судаки Аль-Макта, друза из Маджэль-Шамс, осужденного на 14 лет за шпионаж в пользу Сирии. К такому сроку его приговорили в 2017 году, причем речь идет о шпионе-рецидивисте, который в 2012 году вышел из тюрьмы, отсидев... 27 лет (!). И снова взялся за свое.

Подтверждением заинтересованности России в освобождении Аль-Макта стало то, что вчера его навестил в тюрьме военный атташе российского посольства. Этот визит был вызван не гуманитарными, а сугубо деловыми и политическими соображениями: Израиль готов согласиться на освобождение Аль-Макта при условии, что тот уедет в Дамаск и не вернется. Так что атташе должен был получить его согласие.Но пока не получил.

Обо всем этом можно сказать только одно: у израильских властей есть редкий шанс вызволить Нааму, не прибегая к подлизыванию, мольбам и упрашиванию Путина. Такая уникальная возможность, когда у России есть свой интерес, больше не представится.

***

ДЕТСКОЕ

Как бабушку и дедушку легко уговорить
Мороженое с вишнями и пиццу мне купить!
Хоть бабушке и дедушке ужасно много лет,
Я их люблю не меньше пирожных и конфет.


28.11.19

Смелым израильским вертолетчикам удалось совершить аварийную посадку из-за пожара в двигателе, и 14 человек (включая бойцов спецназа) остались живы, а вертолет сгорел.

Этим тяжелым транспортным вертолетам «Ясур» уже полвека, и на их счету две тяжелейшие авиакатастрофы в 70-х и в 90-х годах, где в общей сложности погибли 131 человек.

Давно пора менять старые вертолеты на новые, но система обороны и политическое руководство, увеличивая оборонный бюджет из года в год, предпочитают тратить деньги на другие цели.

***

Израильтянка Наама Иссахар все еще томится в российской тюрьме, оставаясь заложницей для неведомой сделки. Российского хакера наши власти уже экстрадировали в США, так что никакого обмена не состоялось.

А тем временем в декабре к нам прибудет президент Путин. Если во время его визита президент и премьер (который сам жаждет помилования) не смогут уговорить Путина о помиловании несчастной Наамы, ее будущее совершенно непредсказуемо.

***

Среди всех памятных дат этого года промелькнуло незамеченным столетие судебного процесса Оскара Виппера: его дело слушалось в московском Революционном трибунале 18-19 сентября 1919 года.

Собственно, кто такой Оскар Виппер? Бывший товарищ прокурора, который был обвинителем на процессе Бейлиса и вместе с ним вошел в историю.

Можно было бы не упоминать этого человека, если бы не совершенно уникальный приговор, вынесенный трибуналом: «Гражданина Виппера заключить в концентрационный лагерь с лишением свободы до полного укрепления в Республике коммунистического строя».

То, что советская цензура допустила слова «концентрационный лагерь», можно списать на «оттепель»: этот шедевр взят из сборника речей Николая Крыленко, обвинителя на процессе Виппера, который вышел в Москве в 1964 году.

Что же касается самой формулы «с лишением свободы до полного укрепления в Республике коммунистического строя», это еще хлеще пожизненного заключения, которое, как известно, можно сократить.

Похоже, если бы советская власть следовала своим революционным образцам, ей пришлось бы вместо городов и всяких БАМов строить одни концлагеря.

***

Мало кто сомневается, что Израиль – современное, высокоразвитое, цивилизованное государство, которое вместе с другими марширует в будущее. Поэтому особенно прискорбно наличие политически мощной ультраортодоксальной общины, которая неудержимо тянет всю страну в прошлое.

При всей богобоязненности (а именно так они и называются на иврите – «харедим») этого «черного воинства» в черных кафтанах образца XVIII века, черных шляпах и черных чулках, в их среде распрекрасно уживаются воры, педофилы и шарлатаны.

К последним относятся два раввина, попавших под следствие: первый собирал с легковерной паствы огромные деньги за излечение неизлечимых болезней нужным словом (!), в результате чего больные умерли без врачебной помощи. А второй, натурально за немалый гонорар, «возвращал потерянные вещи»: скажем, потеряли вы на пляже кольцо с бриллиантом или золотую цепочку, и тут же идете к этому провидцу, вынимая на ходу деньги. То есть вы-то, может, и не пойдете, но, как известно, фраера рождаются каждый день и они идут. И что же, находятся кольца и цепочки? Шутите? А как же уплаченные деньги? Фирма денег не возвращает.


27.11.19

Вчерашняя демонстрация в Тель-Авиве в поддержку Нетаниягу позволяет сделать несколько выводов.

Первое, он уже не полагается на своих адвокатов и перешел к откровенному прессингу на правоохранительную систему с помощью толпы. Кстати, толпа – преимущественно восточных евреев из малоимущих слоев населения – была совсем невелика. Миллионы не пришли. Десятки тысяч – тоже. Всего тысяч пять. Не пришел даже ни один министр «Ликуда». Толпа поорала и разошлась. Но принцип ясен: теперь острополитические и юридические вопросы решаются у нас не в кнессете и не в суде, а на площади.

Второе, Нетаниягу всегда был большой мастак в натравливании одних людей на других, но, потеряв над ними контроль, он может вызвать массовые беспорядки. Конечно, ни до какой гражданской войны дело не дойдет, но прецедент опасен.

Третье, совершенно очевидно, что по доброй воле обвиняемый Нетаниягу не уйдет и будет цепляться за любые уловки, только бы усидеть на своем месте.

Как это среди потока словесов никто еще не заговорил о «новом Дрейфусе»? Думаю, скоро заговорят.

***

Недавний отдых в Эйлате, куда даже жаркая зима не заманила толпы туристов со всей Европы, показал очевидную вещь: наш международный курорт с новым аэропортом в пустыне (из которого теперь надо ехать в город полчаса рейсовым автобусом либо на такси за 100 шекелей) все еще прогрывает соседней иорданской Аккабе, не говоря о Египте. Оно и понятно: помимо высокого уровня арабского сервиса, там хватает развлечений для туристов. В Эйлате же нечем заняться.

На этом фоне весьма актуально вспомнить прогноз знаменитого еврейского гангстера Меира Ланского, который в начале 70-х годов сбежал в Израиль, спасаясь от длинной руки налоговых властей (что ему не помогло). Погуляв по Тель-Авиву и Иерусалиму, Ланский отправился в Эйлат.

Осмотрелся, сравнил, прикинул и сказал: «Да это же второй Лас-Вегас!» Город в пустыне, но на берегу моря, идеально подходящий для создания игорной столицы Израиля, а то и всего Ближнего Востока. Надо полагать, эти размышления вернули старину Ланского на много лет назад, когда его друг детства, другой еврей «Багси» Сигель построил в Лас-Вегасе отель «Фламинго», за который получил пулю в глаз.

Теоретически, Ланский был прав: казино в Эйлате стало бы гораздо лучшей туристической рекламой, чем все попытки министерства туризма. Но теория у нас не работает. На практике ультраортодоксы, входящие почти в каждое правительство, не позволили «развращать нравы». И в результате народ Десяти заповедей, давший миру мораль, до сих пор не может развлекаться столь аморальным, но таким увлекательным делом, как рулетка и покер.

А ведь как от этого мог выиграть госбюджет...


26.11.19

Обвинительные заключения по трем уголовным делам главы правительства Биньямина Нетаниягу естественным образом оттеснили в тень одного из его подельников («дело 2000») – владельца газеты «Йедиот ахронот» Арнона (Нони) Мозеса. В то же время генпрокурор поставил его на одну доску с Нетаниягу, инкриминировав обоим такую серьезную статью, как взяточничество. С той разницей, что в «деле 2000» Мозес давал, а в «деле 4000» Нетаниягу брал.

В Израиле всемогущий Нони Мозес известен так же, как любой глава правительства. И обладает не меньшим влиянием. У него нет заводов и пароходов, но есть газеты. И главная из них – народная «Йедиот ахронот». Народная – по простоте текста, величине заголовков, цветной печати и обилию желтизны. В 70-х годах она опережала конкурентов по тиражу, а ее пятничный выпуск с кучей приложений израильтяне несли из бакалейных лавок вместе с продуктами. Но последние десять лет ее опередила (и как считает Мозес, обобрала) другая не менее народная газета «Исраэль ха-йом», призванная с самого начала быть личным и партийным рупором Нетаниягу.

Но одной газетой сила Нони Мозеса не ограничивается. К своим 66 годам он стал владельцем целого газетного концерна, в который входят популярный сайт Ynet (с русской версией «Вести»), собственное книжное издательство, журналы всех видов, включая популярный «Калькалист» («Экономист»), не говоря о местных изданиях по всей стране.

Нони Мозес – третье поколение владельцев «Йедиот ахронот». Она – его семья, его мир, его жизнь. Он начинал в ней спортивным репортером, но руководство газетой оказалось намного интереснее журналистики, в которой он так и не преуспел. Зато преуспел в том, что создавал или ломал карьеру израильских политиков, привыкших к мысли, что с Нони нельзя враждовать. По словам бывших журналистов «Йедиот», в газете всегда существовал «черный список» и «белый список» людей, которых надо было либо хулить, либо хвалить в зависимости от деловых интересов Мозеса.

За свою жизнь Нони Мозес дважды близко познакомился с полицией. Когда ему было 14 лет, он сидел за рулем отцовской машины и отец – рядом с ним. Потеряв управление машиной, Нони насмерть задавил на тротуаре девочку. Отец взял всю вину на себя и сел в тюрьму. Другое громкое дело было в середине 90-х годов, когда «Йедиот» и «Маарив» занимались коммерческим шпионажем, подслушивая друг друга. В тот раз Мозес остался в стороне, а жертвой пал уволенный им главный редактор. И вот – третье, самое шумное и самое опасное «дело 2000», в котором сохранились подробные аудио-записи переговоров Мозеса и Нетаниягу, где первый обещал второму исключительно позитивную прессу и гарантированное премьерство на всю жизнь в обмен на закон об ущемлении (желательно – умерщвлении) конкурента в лице «Исраэль ха-йом».

Публикации этих записей с фрагментами жутковато-откровенных бесед Нетаниягу и Мозеса, походивших на уговор двух конокрадов, появились во всех СМИ, не оставив ни малейших сомнений, что Мозес продавал душу Нетаниягу со страстью Фауста, только бы прикончить конкурентов. Он даже дошел до того, что предложил главе правительства самому выбрать верных и лояльных журналистов, которые будут о нем писать – либо из штата газеты, либо со стороны. При этом Мозес назвал по имени своих ведущих журналистов, на которых его влияние не распространялось.

Журналисты «Йедиот» читали откровения своего хозяина, но это не привело ни к массовым увольнениям по собственному желанию, ни к демонстрациям журналистов других СМИ. Правда, в некоторых передовицах коррумпированного Мозеса призывали уйти с поста, но для него эти призывы – что слону дробинка.

Однако «дело 2000» слишком серьезно, чтобы Нони Мозес в очередной раз вышел сухим из воды. За предложение исключительно розового освещения деятельности Нетаниягу и регулярное воспевание его жены генпрокурор объявил Мозеса виновным в даче взятки. Надо думать, его судебный процесс пойдет намного быстрее, чем процесс Нетаниягу.

И так же, как в середине 80-х «Йедиот» чуть не развалилась из-да войны о наследстве после гибели Ноаха Мозеса (который попал под машину, выходя из редакции), нечто подобное может произойти, если Нони Мозес сядет в тюрьму.

Его неулыбчивое лицо с грозно нависшими бровями часто мелькает на телеэкране, а он сам остается верен двум давним привычкам: не дает интервью и не вступает в прямой контакт со своими подчиненными.

11 декабря «Йедиот ахронот» должна отметить свой 80-летний юбилей. Но менее чем за три недели до этой даты совершенно ясно, что юбилейных торжеств не будет – по той же причине, по какой в доме висельника не говорят о веревке.


25.11.19

После выборов израильская народная комедия перешла в трагифарс, а теперь перед нами разворачивается настоящая политическая драма.

Одним из ее героев стал любимец «Ликуда», бывший министр и бывший друг премьера Гидеон Саар, которого Нетаниягу со свойственным ему искусством превратил во врага. Месяц назад Саар написал в «Твиттере» в ответ на разговоры о праймериз всего два слова: «Я готов». Этого было достаточно, чтобы Нетаниягу тут же отменил праймериз. Но 23 ноября, на конференции газеты The Jerusalem Post, Саар впервые сказал во всеуслышанье, что он видит себя на посту председателя партии и считает, что у него есть все шансы сформировать правительство. Это – уже настоящий вызов Нетаниягу, да еще брошенный в такое время, когда СМИ называют бывшего «фокусника» – «хромым селезнем» и даже «живым трупом».

Политика не знает сантиментов. Много лет это было девизом Нетаниягу, который в свое время бросил вызов всемогущему Шарону. Из того же исходит Саар, понимающий, что пришел его час – сейчас или никогда. Поэтому во избежание выборов он торопится провести праймериз для лидеров в течение ближайшей недели, чтобы в случае победы сразу начать переговоры с Бени Ганцем о формировании правительства национального единства.

Собственно, они уже начались: 23 ноября, на исходе субботы, Ганц с трибуны – через голову Нетаниягу! – обратился к руководителям «Ликуда» с предложением создать широкое правительство, не теряя времени.

Но кто эти руководители, кроме Саара, которые видят себя преемниками Нетаниягу?

Пожалуй, только министр иностранных дел Исраэль Кац, уже говоривший ранее о своих планах «после ухода Нетаниягу». У Каца сильная поддержка в Центре "Ликуда", но в целом этот профессиональный партфункционер не тянет на премьера. Его потолком было министерство транспорта, а стоило ему подняться до МИДа, как он наговорил и наделал много лишнего.

Итак, Саар. Гидеон Саар. Журналист, юрист, политик. Стоит отметить несколько интересных деталей его биографии: будучи человеком правых взглядов, он сотрудничал в популярнейшем леворадикальном журнале «Ха-Олам ха-зэ» («Сей мир»). Поработав в адвокатской конторе, стал помощником госпрокурора и генпрокурора: надо думать, что он-то совершенно точно знает, как будут развиваться события вокруг обвиняемого Биньямина Нетаниягу.

9 декабря Саару исполнится 53 года. Отличный возраст для политика, успевшего узнать кнессет изнутри, как многолетний депутат, занимавшего должность секретаря правительства и посты министра образования и внутренних дел. В «Ликуде» он уступал по степени популярности только самому Нетаниягу, дыша ему в затылок.

В партии у Саара есть необходимые дивизии. Именно их формированием он занимался последние два года, вернувшись в политику после затяжного «декретного отпуска». Что не менее важно, председатель Центра «Ликуда» Хаим Кац – его союзник. Так что не стоит удивляться, если Центр с максимальной скоростью проведет праймериз лидеров вопреки воле Нетаниягу. Вчера он вынужденно согласился сделать это в течение шести недель, но истечение 21-дневного срока на выбор кнессетом нового кандидата может ускорить праймериз.

Надо думать, все министры и депутаты «Ликуда» понимают очевидную вещь: эра Нетаниягу закончилась, корабль тонет и надо менять плавательное средство. 80 против 20 и коробка сигар с ящиком шампанского против авторучки, что никто из них не верит в чудесное воскрешение «Фокусника» и хочет только одного – усидеть на своих местах. А новые выборы этого никак не гарантируют. Что же остается? Только правительство национального единства.

Теперь ничто не мешает его созданию. Стоит «Ликуду» избрать Гидеона Саара, как в течение 48 часов он договорится с Бени Ганцем. Тем более, что Ганц уже предложил ротацию на премьерском посту по образу и подобию правительства Переса-Шамира: первые два года премьер – Ганц, а Саар (допустим) – министр иностранных дел, а через два года – ротация. Равное число министров для каждой партии и – слушайте, слушайте! – никакой зависимости ни от Либермана, ни от ультраортодоксов. Первое светско-либеральное правительство Израиля, о котором мы уже писали между апрельскими и сентябрьскими выборами, но тогда Нетаниягу правил бал и из этого ничего не вышло.

Что-то подсказывает нам, что и сейчас не выйдет.

Слово за «Ликудом». Больше десяти лет там мирились с тем, что их председатель ставил личные интересы выше интересов государства, а теперь пришло время подумать и об интересах партии, которой брошена перчатка. Захочет ли она ее поднять?

***

БОЖЕСТВЕННОЕ

Я испугался, что теряю веру,
И Бог вот-вот прольет огонь и серу.
Но если нет ни серы, ни огня,
То, может, Он простил меня?


24.11.19

Главной вчерашней новостью стала субботняя революция в Большом Тель-Авиве, по улицам которого с пятничного вечера до субботнего поехали бесплатные муниципальные автобусы, чего в еврейском государстве не было со дня его основания.

Этот общественный транспорт еще не повсеместный и государство сторонится его как огня, но в состоянии политического паралича никто не смог остановить столь благую инициативу для безлошадных граждан или тех, кто никогда не находит парковку в забитом мегаполисе.

Результат: 600 автобусов и минибусов, 10-12 тысяч счастливчиков, которым нашлось там место, и общее согласие, что вчера у нас был подлинно исторический день победы светского населения над религиозным диктатом.

Пока субботний транспорт появился только в трех городах и в него не входят поезда, но, как мы знаем, важен первый шаг, как начало любого движения, да и всего прогресса.

Чем ответят ультраортодоксы (включая могущественного министра внутренних дел), выяснится только после выхода из политического паралича или новых, третьих за год выборов в кнессет, до которых уже рукой подать.

***

Линия защиты Нетаниягу прорвана и развалена, многомиллионные траты на адвокатов пошли впустую, в его партии зреет бунт, опросы требуют от него уйти в отставку, но он не уходит. Трудно оторваться от премьерского кресла, трудно покинуть обжитую за десять лет резиденцию, трудно выпустить изо рта сосцы власти, к которым он так присосался.

Проиграв в защите, Нетаниягу перешел к нападению: из его жалкой, подстрекательской речи следовало, что во всем виноваты полиция и прокуратура: «расследовать следователей», «селективное правоприменение», «мне пошили дело», «генпрокурор не выдержал давления».

Нетаниягу остановился в одном шаге от обвинения всей судебной системы – по той простой причине, что скоро он предстанет перед судом. Сначала – окружным, а потом, в случае приговора – Верховным, где будет его обжаловать. Так было с Кацавом, с Ольмертом, и так же будет с Нетаниягу. Но судьям хватило того, что он сказал о всей правоохранительной системе, чтобы понять главное и очевидное: для премьера нет верховенства закона в государстве, где закон устанавливает сам Нетаниягу.

А уж его присные и оруженосцы! Эти орут до хрипоты вторые сутки, устраивают демонстрации, обещают чуть ли не гражданскую войну... Но что-то их маловато – этих горлопанов. Где же те «миллионы граждан», которых обещал один из таких оруженосцев, если кто-то посмеет предъявить обвинения «нашему возлюбленному премьер-министру»? Этим «кто-то» стал генпрокурор Авихай Мандельблит, который будет поддерживать обвинения в суде.

Мандельблит сказал, что это – «печальный и трудный день». Он вдвойне печальный и трудный, да еще и опасный, потому что, слетев с катушек и потеряв тормоза, Нетаниягу перешел к своей привычной тактике – натравливанию одних частей народа на другие. С его точки зрения, все может гореть ярким пламенем, потому что «после нас – хоть потоп». Для него и речи быть не может ни о какой добровольной отставке, упорядоченной передаче власти и достойном уходе, чтобы заниматься своим судебным процессом.

Он мозолит нам глаза, крутит все ту же пластинку с обвинениями анонимной «элиты», прикидывается жертвой «правительственного путча», но почему-то ни словом не ответил на каждое из предъявленных ему конкретных обвинений в получении взятки, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением.

Похоже, даже если он выкурит весь запас оставшихся сигар и выпьет со своей женой-психологом все оставшееся шампанское (которыми их из года в год снабжал знакомый миллиардер), Биньямин Нетаниягу не признается себе в том, что игра окончена и он проиграл.


23.11.19

Недавняя ликвидация одного из главарей «Исламского джихада» в сектора Газа показала две вещи.

Первое: преимущество израильской военной технологии. Мало того, что ракета не разрушила весь дом, так она еще точно попала в окно спальни, где объект атаки почивал с женой. Натурально, от них остались только воспоминания. Надо полагать,на следующем этапе инженерных разработок такая же ракета прикончит другого террориста, чья жена продолжит спокойно спать.

Второе: по крайней мере, в ближайшее время архи-террористов ожидают бессонные ночи, потому что в любом доме они могут заснуть и не проснуться. Остается только подземный бункер, в котором уже 13 лет отсиживается генсек «Хизбаллы» Хасан Насралла.

Но сейчас первое место в списке на ликвидацию занимает другой человек: командующий спецназом «Кудс» иранского «Корпуса стражей исламской революции», генерал Касем Сулеймани, который давно и свободно перемещается по Сирии, превращая ее в иранский форпост на израильской границе в преддверии будущей войны.

Интересно, где он ночует и сколько ему осталось жить?


22.11.19

Вот и закончилась половина саги подозреваемого главы правительства Израиля. Со вчерашнего дня он стал обвиняемым в деле «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

Так решил генпрокурор и юридический советник правительства Авихай Мандельблит. Вчера вечером, в прямом телеэфире, не отрываясь от текста, он создал прецедент: впервые в истории Израиля обвинения выдвинуты против действующего главы правительства (когда Ольмерта отдали под суд, он уже ушел в отставку, что до сих пор категорически отказался сделать Нетаниягу).

В своем выступлении генпрокурор бросал одну бомбу за другой и все они разрывались со страшным грохотом. Нетаниягу проходит сразу по трем уголовным делам, где фигурируют схожие обвинения – мошенничество и злоупотребление служебным положением. Но самым опасным для него станет дело, где, помимо этого, он получил взятку «борзыми щенками».

Как сказал генпрокурор, взятка – это вовсе не обязательно деньги. В данном случае речь идет о тех самых руках, которые друг друга моют: будучи не только премьером, но и министром связи, Нетаниягу помог знакомому бизнесмену заработать 1 миллиард шекелей на махинациях с его компаниями, а в обмен тот обеспечил на своем популярном сайте исключительно позитивное освещение жизни и деятельности семьи Нетаниягу. Иными словами, там по несколько раз в день маячили счастливые лица Биньямина Нетаниягу, его жены и старшего сына с описанием их новых подвигов, призванных убедить израильтян в несменяемости нашей новорожденной королевской династии – что было особенно важно перед каждыми новыми выборами в кнессет.

Для Нетаниягу генпрокурор Мандельблит – не случайный человек. Он был секретарем в его правительстве, и по иронии судьбы сам Нетаниягу сделал его генпрокурором, рассчитывая таким образом избвиться от юридического преследования. Но произошло обратное: религиозный человек, бывший главный военный прокурор Авихай Мандельблит стал тем, кто накинул удавку на шею Нетаниягу.

Что же ответил на эти обвинения Нетаниягу в своем телеобращении к народу час спустя?

Если говорить по существу – ничего. Ни – че – го. Никакого ответа по каждому из трех пунктов обвинения. Все его выступление свелось к набору общих слов, собственных обвинений неизвестных заговорщиков в «попытке путча» и новое исполнение на бис роли жертвы со слезами на глазах, которую травят все кому не лень.

Начало было традиционным: «Я воевал за эту страну и был ранен...» Вот только Нетаниягу всякий раз забывает сказать, что был ранен... шальной пулей сослуживца.

Все его ораторские таланты на этот раз не помогли. Стоя на трибуне, он был бледен и жалок, как может быть бледен и жалок человек, которому не удалось отменить смертный приговор.

Разумеется, это – метафора, так как речь идет исключительно о политичекой смерти. Но десять лет лишения свободы за получение взятки – тоже немалый срок.

Когда же это может произойти? Очень нескоро. Такие процессы длятся годами, а тут еще политический тупик, который парализовал всю страну: в кнессете нет комиссии, которая могла бы наделить Нетаниягу столь необходимым ему иммунитетом, да и выборы на носу.

После того, как оба Бени – Нетаниягу и Ганц – не смогли сформировать правительство, мандат перешел к кнессету. Но других-то кандидатов нет как нет. Чего же ждать? Того, что будет раньше – бунта в «Ликуде» (где новый лидер начнет новые результативные перегововоры) или новых выборов. Второй вариант выглядит вероятнее, так как с обвиненным Нетаниягу никто не будет вести никаких переговоров.

Генпрокурор сказал, что это – печальный и тяжелый день для всей страны. Так и есть. Поэтому вчерашние пляски некоторых ликующих граждан были неуместны. Чему радуетесь? Что еще один израильский премьер может сесть в тюрьму?

Во-первых, только суд решит этот вопрос – сядет или нет. Во-вторых, можно себе представить, как выглядит Израиль в главной новости всего мира вчерашнего и сегодняшнего дня, где показана грязная изнанка нашей демократии.

По большому счету радоваться нечему. Что же касается правосудия, мы помним, как работает его мельница, так что никого не удивит, если в марте 2020 года «Ликуд» пойдет на выборы под руководством обвиняемого Нетаниягу. Вы спросите, а разве это можно? А почему нет?

Поучительно вспомнить, что глава оппозиции и гневный трибун Биньямин Нетаниягу с каждой крыши кричал, что обвиненный в коррупции Ольмерт должен немедленно (!) подать в отставку, что тот и сделал. Сам же Нетаниягу не собирается делать ничего подобного.

То, что мы видели вчера, на самом деле было не столько защитительной речью Нетаниягу, сколько его первой предвыборной речью в канун нового противостояния двух лагерей, чей результат, судя по опросам, будет точно таким же, как в апреле и в сентябре.

Главными лозунгами «Ликуда» будет что-то вроде «Долой заговорщиков!» или «Не отдадим Израиль врагам еврейского народа!»

Народу осточертели выборы. Половине народа осточертел Нетаниягу. Но, похоже, в для наших политиков тупик и хаос предпочтительнее прорыва и порядка.


21.11.19

Главный политический вопрос почти решен: в третий раз за год Израиль снова пойдет на выборы, заранее зная все тот же тупиковый исход: полнарода – за Нетаниягу, полнарода – против, а посередине – Либерман, который сказал вчера, что все виноваты, кроме него. Теперь эстафета переходит в кнессет, чтобы за 21 день найти кандидата, способного сформировать правительство. Но за неимением такового нас ждет все та же сказка про белого бычка в переводе на иврит: тот же Нетаниягу, тот же Ганц, а между ними тот же Либерман. Что случится с кашей, если сначала варить ее на малом огне, потом – на большом, потом снова – на малом, потом...

Одно бесспорно: мы (избиратели) эту кашу заварили – нам ее и есть.

Но сегодняшний день важен другим: так же, как вчера все ждали решения Либермана (к кому он присоединится), теперь ждут решения генпрокурора: в чем он обвинит Нетаниягу, насколько тяжелыми будут обвинения и как все это повляет на его смещение с поста.

А если всего этого мало, все взоры устремлены на северную границу, где у нас на глазах крепнет и ужесточается военный конфликт с Ираном, чьи прокси уже дважды обстреливали Голанские высоты и собираются продолжать.

Но позавчера ночью израильские ВВС наглядно доказали, что мы – не Саудовская Аравия: наш ответ был впятеро сильнее, и жертвами стали не только два десятка убитых сирийцев и иранцев, но также несколько (российских?) батарей ПВО вместе с боевыми расчетами. А главное, что под Дамаском ВВС разбомбили огромный иранский штаб на 180 помещений с военным госпиталем и... казной с миллионнами долларов на оплату наемников. Этого Иран не простит. Какого же ответа ждать после того, как привычное кровавое колесо, которое много лет крутится на юге, теперь закрутится на севере тоже?

Не менее важно, что скажет Россия, которой, с одной стороны, турки портят всю игру своим вторжением в Сирию, а с другой – Израиль показывает всю импотенцию кремлевского подопечного Башара Асада, который, будучи профессиональным окулистом, давно не видит дальше своего носа.

Те, кто обещал нам Новый Ближний Восток, ошиблись в одном: новым стало только оружие.

***

Надпись на книге моему дантисту

Не правда ли, что весь народ
Глядит на вас, разинув рот?


20.11.19

Кто сказал, что нет пророков в своем отечестве? У других народов, может, и нет, а евреям грех жаловаться. У нас их набралось на целую библейскую книгу, на которой воспитан весь мир. Она так и называется – «Книга Пророков».

Нельзя сказать, чтобы в новейшее время их совсем не было. Достаточно того , что Герцль с поразительной точностью предсказал год создания Государства Израиль... хотя и шел к нему через Африку.

Но у нас речь пойдет о человеке, который живет в Израиле и носит звание генерала запаса ЦАХАЛа. Ему 68 лет и его зовут Амос Гилад.

За свою долгую службу в армии он был начальником исследовательского отдела военной разведки, координатором правительственной деятельности на территориях и главой военно-политического штаба министерства обороны, отвечая за отношения с Египтом и Иорданией. Он много лет явно и тайно встречался с друзьями и врагами Израиля, его принимали президенты и монархи на Ближнем Востоке, в Европе и в США. Он работал с пятью израильскими премьер-министрами и всегда настаивал на том, чтобы говорить им профессиональную правду – даже когда его никто не хотел слушать.

Будучи молодым майором военной разведки в канун первой ливанской войны, Гилад поддерживал тесные отношения с руководителями фалангистов и предупредил, что они ведут нас к катастрофе. Помните Сабру и Шатилу?

После соглашения в Осло Гилад уверял свое начальство, что Арафат настроен не на мир, а на вооруженный конфликт, но до начала второй интифады его не слушали.

Несколько месяцев назад в издательстве «Йедиот ахронот» вышла книга одного из ведущих израильских политических обозревателей Шимона Шифера «Ха-Матриа», что можно перевести как «предупреждающий» или лучше – «предостерегающий».

Подзаголовок гласит: «беседы с генералом Амосом Гиладом». В течение последних двух лет они вели беседы обо всем, которые и собраны в этой крайне актуальной книге.

Откровенные беседы двух умных, опытных и хорошо информированных людей не могут не заинтересовать читателей, тем более, что уже по оглавлению видно, как широк диапазон обсуждаемых тем.

В первой главе – провалы первой ливанской войны.

Во второй – новые провалы во всех контактах с «доктором Ясиром» и «мистером Арафатом» и «ловушка в Осло». Здесь «мирный процесс» назван по имени без всяких экивоков – «Как мы вляпались».

Третья глава – «Друзья и враги: Израиль на Ближнем Востоке».

И последняя четвертая – «Провалы разведки», которая открывается самым заманчивым обещанием рассказать о «прогнозах состояния здоровья и выживания арабских вождей».

Но из-за нехватки места мы ограничимся размышлениями генерала Гилада о двух самых актуальных вещах: кто сменит Абу-Мазена и что делать с сектором Газа, который «ни проглотить, ни выплюнуть».

После Абу-Мазена

По словам Гилада, измученный Абу-Мазен может уйти в отставку в любую минуту. Но он не готовит себе наследника и не занят подготовкой упорядоченного механизма передачи власти. Так что сейчас нет ни одного кандидата, который мог бы его сменить. К тому же, - поясняет Гилад, Абу-Мазен занимает не один пост, а сразу три: лидер ФАТХа, лидер ООП и председатель ПА.

Он может назначить трех человек на эти посты, но они сожрут друг друга... Смысл этого в том, что в ту минуту, когда Абу-Мазен исчезнет со сцены, его мирный путь прикажет долго жить. И те, кто поджидают за углом этой минуты – на идеологическом, политическом и стратегическом уровне – это ХАМАС, которой придет и скажет: «Израиль понимает только силу и насилие». И хотя мы раз за разом разбиваем их в Газе и ЦАХАЛ не дал им перейти через ограждение – все это высочайшие достижения, но те, кто поджидают, за углом, могут стать заменой не только в Газе, но также в Иудее и Самарии. И если будут выборы на территориях, ХАМАС их легко выиграет».

К последнему следует отнестись особенно внимательно, потому что в свое время Израиль разрешил ХАМАСу принять участие в таких же выборах, даже не думая, что он может их выиграть. Гилад не сомневается, что сейчас это повторится

Что делать с Газой?

Шифер напомнил старое израильское ругательство «Пошел ты в Газу!», которое на иврите стало синонимом традиционного «Пошел к черту!» В данном случае не придумаешь ничего лучше, чтобы выразить отношение израильтян к этой приморской полоске земли, окруженной колючей проволокой, изрытой подземными туннелями, набитой двумя миллионами арабов во главе с вооруженными до зубов террористами из полдюжины группировок, которые живут только своим ремеслом – войной с Израилем. Мы уже отмежевались от Газы и ЦАХАЛ трижды проводил там наземные операции. Все без толку. Мы ушли из Газы, но Газа не ушла из нас.

Что же делать с Газой?

Амос Гилад предлагает четыре варианта.

Первый: «захватить весь сектор. Это не так просто, но возможно, хотя и за счет жертв. Но ответственность за жителей сектора станет для нас экономической удавкой – нам придется вложить туда миллиарды. Это так же глупо, как съесть корову целиком вместо стейка.

Второй: «попросить, чтобы его захватили египтяне. Вероятность этого варианта нулевая. Они никогда не войдут в Газу».

Третий: «попросить ПА войти в сектор Газа, что было бы наилучшим решением, но вся беда в том, что ПА не войдет в Газу до тех пор, пока ХАМАС действует по модели «Хизбаллы». Ведь чего ХАМАС хочет от ПА? Чтобы она переводила деньги и ни во что не совала нос»!

Четвертый: «Израиль захватит сектор Газа, покончит с режимом ХАМАСа и попросит, чтобы вместо него к власти пришла ПА. Но дело в том, что ПА не войдет в Газу без всеобъемлющего политического соглашения об окончательном урегулировании. Так что вероятность этого варианта тоже нулевая. Не говоря о том, что если ХАМАС развалится, его заменит «Исламское государство» и другие жуткие группировки».

Трезвость и серьезность Амоса Гилада проявляются в том, что он не дает никаких рецептов, не предлагает панацеи и не верит, что за 100 дней можно сделать то, что не удалось сделать за сто лет – если иметь в виду далеко не полную историю арабского террора против евреев.

Что же делать в такой безнадежной ситуации?

«Смотрите, какое чудо: – сказал Гилад – в системе обороны почти все без исключения, кто занимает влиятельные посты, предпочитают ослабление. Что это значит? Ты их ослабляешь, но не хочешь свалить. Не то, чтобы ты не хотел. Все хотят свалить ХАМАС. Я тоже. Но одно дело – хотеть, другое – иметь».

«Если мы хотим от них избавиться, прежде всего нужно создать замену. Без нее будет вакуум. Кто займется всеми бедами жителей Газы? Канализацию прорвет, не будет воды, не будет школ. Молодежь останется на улице. Все это рухнет на нас. Не нужно быть гениальным аналитиком, чтобы это знать. Другими словами, это – не только гуманитарный и моральный вопрос. Это и оборонный вопрос тоже. Нельзя разом изменить то, чем десятилетия никто не занимался, без того, чтобы позаботиться о замене. Найдите замену УНРА – и только тогда избавьтесь от них. Иначе это то же самое, что самому себе вырвать зуб без наркоза».

То, что мы сегодня имеем в Газе, уже не нуждается в пророчествах. Но о главном генерал Гилад предостерег: не пройдет и года, как ХАМАС выиграет выборы, приберет к рукам Иудею и Самарию, подчинит себе ПА и еще больше ужесточит войну против Израиля.

Мы начали с еврейских пророков, которым евреи никогда не верили. Амосу Гиладу суждена та же участь. По ком звонит колокол, в который он бьет уже больше трех десятков лет? Сами знаете.


19.11.19

На прошлой неделе 50 часов подряд длился ракетный обстрел Израиля из сектора Газа. Слава Богу, никаких жертв. Сегодня с утра – ракетный обстрел с севера, из Сирии, где Иран действует руками своих сателлитов.

Одновременно прочел статью о необходимости готовиться к новой войне – с Ираном, в которой ни одна из сторон не сможет одержать победу.

Палестинцы любят сравнивать Израиль с крестоносцами, которые продержались здесь двести лет и исчезли. Ну что же, в таком случае еще 129 лет нам гарантированы.

***

В эти минуты только глухой не слышит тиканья политических часов. Все громче и громче. Они отсчитывают срок окончания мандата Бени Ганца. Еще 24 часа. А потом, как в сказке: часы ударят полночь, окончится бал, карета превратится в тыкву, а на ступеньке останется лежать... пусть не хрустальная туфелька, а папка с уже негодным мандатом президента на формирование правительства.

А дальше начнется то, чего до сих пор не было: нового претендента в премьер-министры будет выбирать кнессет, который до сих пор выбирал только президента. Но откуда там взяться необходимому большинству в 61 голос, если его нет ни у одного из блоков. Не говоря о том, что новоявленная гирька-разновес по имени Авигдор Либерман все еще не упала на весы ни одной из больших партий. Так что ситуация по-прежнему патово-тупиковая: разновес есть – перевеса нет.

Вчера глава партии «Наш дом – Израиль» Авигдор Либерман чуть приоткрыл карты, заявив, что «с точки зрения государства, правительство меньшинства будет катастрофой». Тут даже не надо читать по губам – и так ясно: он не собирается спариваться с «Кахоль-лаван», увеличив лево-центристский блок до 52 мандатов при внешней поддержке арабского «Объединенного списка».

А тем временем на очередной встрече с Либерманом 17 ноября переговорщики Ганца предложили ему... не поверите! Отказаться от «статус-кво». Так что по сути дела остался один шаг до отделения религии от государства. Судите сами. В предложенный Либерману пакете вошли:

– общественный транспорт по субботам;

– введение в стране гражданского брака;

– закон о призыве в армию ультраортодоксов в том виде, в каком его предложил больше года назад сам Либерман;

– аннулирование «закона о супермаркетах»;

– размораживание плана эгалитарной молитвы у Западной стены;

– ускоренная и облегченная процедура гиюра для тех 400 тысяч новых репатриантов, у которых в удостоверении личности до сих пор стоит отметка (или черная метка) «без религии»;

– и, наконец, решение вопроса с пенсиями для пожилых новых репатриантов из СНГ.

Казалось бы, что еще надо такому изощренному и опытному политику, как Авигдор Либерман, который в прошлом вошел в правительство всего лишь в обмен на пост министра обороны? Тут он получит его не глядя, как прибавку к общему пакету. Только бы присоединился...

Святого Антония искушали женщины. Как банально! Святого Либермана искушают намного серьезнее, ведь на карте стоит его будущее. Вчера он добился всего, чего хотел и обещал своим избирателям. Но цена этой победы высока.

Либермана не надо ловить на слове, потому что его слова – часть давней игры, где они ничего не значат. Ведь именно он сказал всего неделю назад, что если одна из сторон не присоединится к правительству национального единства, он перейдет на другую сторону. Перешел? Если же сейчас он вернется в правую коалицию, это станет для него политическим самоубийством.

Вчера, в последней отчаянной попытке остановить былого соратника, Биньямин Нетаниягу заявил на экстренном слете «Ликуда», что «депутаты «Объединенного списка» хотят уничтожить государство». Тогда как сам Либерман в последние дни уже несколько раз назвал арабский список «пятой колонной». И после этого он может присоединиться к Ганцу, чье правительство будет зависеть от «Объединенного списка»?

Скорее всего, уже получив луну с неба из рук Ганца, Либерман будет ждать еще 21 день, поскольку в мутной воде парламентских интриг человек, у которого в кармане 8 мандатов, всегда может выловить много золотых рыбок.

В то же время на вчерашнем слете «Кахоль-лаван» Яир Лапид призвал Нетаниягу расторгнуть брак с «мессианскими ультраортодоксами и войти вторым по ротации в правительство национального единства».

Но именно этого Нетаниягу и не собирается делать: мало того, что он не хочет расторгать брак, он не менее панически боится стать вторым по той простой причине, что первым вот-вот станет генпрокурор Авихай Мандельблит, с которым тогда будет иметь дело не глава правительства Израиля, а всего лишь один из депутатов кнессета Биньямин Нетаниягу, даже не успевший стать министром. Так что у него есть все основания бояться, что ему придется покинуть привычную и обжитую за десять лет резиденцию на улице Бальфура и перебраться в более скромные аппартаменты без прислуги. А то и с решеткой на окне.

Судя по вчерашнему выступлению Нетаниягу на слете и, особенно, в телестудии «Фэйсбук», он вполне верит в такую метаморфозу. До такой степени, что привычная «гевалт-кампания» в сопровождении массовой истерии сборной команды депутатов «Ликуда» началась на этот раз не до, а после выборов.

Впрочем, может статься, что мы видели как раз первое предвыборное выступление Нетаниягу, который готовится третий раз за год идти на выборы в кнессет в надежде, что их результат будет иным.

Но и тут его ждет не столько воля народа, сколько воля генпрокурора, который проверил все следственные материалы по уголовным делам подозреваемого Биньямина Нетаниягу и через неделю-две решит его судьбу в ту или иную сторону.

А что же народ? В новой пьесе «Искушение Святого Либермана» его роль все та же – народ безмолвствует.


8.11.19

Вчерашний телерепортаж американского спецкора 13-го канала Гиля Тамари был вдвойне интересен, потому что в Нью-Йорке ему удалось попасть на относительно закрытое мероприятие для ста человек, где гостем стал невыносимый хам и хулиган Яир Нетаниягу.

А принимал старшего сына нашего премьера «гламурный раввин» Шмуэль Ботеах из Лос-Анжелеса, приятель Майкла Джексона и Памелы Андерсен, и автор книги «Кошерный секс». Он-то и предупредил присутствовавших, чтобы они не задавали нескромных вопросов Нетаниягу-младшему, и сам показал пример, задавая исключительно льстивые и наводящие вопросы.

Это позволило заморскому гостю рассказать, как «левая мафия» преследует его семью, после чего последовал подлинный шедевр: по его словам, пока Биньямин Нетаниягу не пришел к власти, «Израиль был советской, социалистической страной, у которой единственным экспортом были апельсины».

Как сказал не так давно Нетаниягу-старший о своем первенце, «между его мировоззрением и фактами нет ничего общего».

Как жаль, что раввин-специалист по кошерному сексу перешел к другой теме – иначе мы узнали бы, что, на самом деле, ни кто иной, как Биньямии Нетаниягу вывел еврейский народ из Египта, получил для него Тору на горе Синайской, царствовал над ним под именами Шломо, Давида и Шауля, и, наконец, за год до своего рождения создал Государство Израиль.

Лучше бы вся беседа раввина с его гостем была посвящена только кошерному сексу.

***

В русском языке есть немало слов, которые за последние сто лет полярно сменили свое значение. То, что раньше считалось позитивным, стало негативным, к чему приложила руку и советская власть. Так у Даля «афера» – наживное предприятие, а сам аферист – тот, кто хочет заработать на выгодной сделке. А в «амбиции» даже было чувство чести и благородство.

Одно из таких слов, ставшее оскорбительно-уничижительным – абориген.

Латинское ab origine – от начала – означает всего лишь коренного жителя той или иной страны. Иными словами, аборигенами были все коренные жители всех стран мира. Но уже к XVIII веку смысл изменился: белые стали именовать «аборигенами» туземцев, что закрепилось даже в песенной форме: «За что аборигены съели Кука?» (кстати, они его не съели, а доставили его останки на английский корабль).

В Израиле, со времени большой репатриации 1990-91 гг. высококультурные евреи из СНГ, сбежавшие от коренного населения, устно и письменно стали называть «аборигенами» коренных уроженцев Израиля. Хотя у них есть давно узаконенное и такое ароматное название «сабры».

Прозвища и ярлыки всегда были инфантильной попыткой отомстить за свои неудачи, жертвой чего становились не только горе-мстители, но и русский язык, который из великого и могучего стал малым и хилым.

***

ИСПАНСКАЯ ИНОРОДНАЯ

Один собаковод из Барселоны
Грузил собак в товарные вагоны.
Но пока он грузил
И остался без сил,
Пришла к собакам пятая колонна.


7.11.19

История с экстрадицией российского хакера Алексея Буркова вошла в финальную фазу, когда во время рассмотрения его иска в Верховном суде стало ясно, что государство не намерено менять своей позиции и входить в конфронтацию с американцами, которые жаждут поскорее заполучить Буркова, чтобы засадить его в тюрьму лет на двадцать.

На этом фоне до сих пор совершенно непонятно, в чем интерес России и зачем ей нужен этот хакер? Он сам недавно объяснил это тем, что «русские не бросают русских».

На этот случай в кладезе еврейской мудрости есть такой афоризм: «Если мой брат украл, так это – вор, а не мой брат».

Для российской власти Бурков – не столько русский, сколько кибер-мошенник, но ведь жертвами его преступления стали граждане США. Так на кой черт он нужен России? Вопрос настолько очевиден, что не случайно появились предположения участия Буркова не столько в финансовых, сколько в политических махинациях.

Очевидно и другое: взятая в заложницы израильтянка Наама Иссахар в ближайшее время останется в российской тюрьме, если только Путину не придет в голову сделать «жест доброй воли» в обмен на... На что?

***

В мемуарах замечательного переводчика Бенедикта Ливщица «Полутораглазый стрелец» есть страницы, посвященные его годичной службе в русской армии после окончания юрфака киевского университета, что живо напомнило выпускнику московского Юридического института такую же годичную службу в той же армии.

«Еврей, да еще вооруженный университетским дипломом, каждой воинской части казался жупелом, носителем революционной заразы... Университетский диплом в руках еврея был, кроме того, овеществленным оскорблением, нанесенным государственному строю, символом победы, одержанной над сводом законов, над рогатками черты оседлости...

В отличие от частей, стоявших в черте оседлости, в Петровском полку не было специфического жидоедства. Даже слово «жид» как будто отсутствовало в тамошнем лексиконе: его вытеснил другой термин – «шмуль»... (чей) первоначальный смысл не оставлял никаких сомнений».

Другим сходством с Лившицем, помимо тяги к поэзии и переводам, было то, что мы оба закончили службу в чине ефрейтора.

Истины ради, надо отметить, что никакого жидоедства в советской армии уже не было (по крайней мере, в войсках ПВО в Карелии, где зимой всем было одинакого холодно), но та же зависть к умникам и счастливчикам с дипломами все еще цвела пышным цветом.

Наконец, если говорить о целесообразности призыва в армию людей с высшим образованием (пусть и на год), и в 1912 году, и в 1971-м это было вырванным годом из жизни. О какой боевой подготовке могла идти речь, когда нам из боязни не давали ни боевых патронов, ни боевых гранат!

То-то было удовольствие ходить на стрельбище в израильской армии, где никто не экономил боевых патронов для американской винтовки «М-16» – только пали!

***

ЭПИТАФИЯ ПОЛИТИКУ

Он лгал всю жизнь, гордясь собою,
Достиг невиданных высот.
Спасибо Смерти, что землею
Заткнула этот лживый рот.


6.11.19

Давно ли вы были у Западной стены Иерусалимского храма, которую много лет называли Стеной плача? Но с июня 1967 года израильтяне, получив назад Стену, перестали плакать. Однако теперь снова плачут. Что же случилось?

А то, что к самому святому месту для еврейского народа больше не подойти. Стена – в лесах. После того, как года полтора назад из нее вывалилась гигантская глыба, чуть не убив молившуюся женщину, стало ясно, что самое святое место опасно для жизни.

С тех пор нельзя ни целовать древние камни, ни засовывать записки в расщелины между ними, да и вообще близко подходить к Стене и касаться ее. Евреи в шоке – как же можно молиться у Стены, если ее нельзя касаться?

Но за полтора года картина не изменилась ни на йоиу: похоже, сменившимся городским властям не до этого, а сколько будут длиться реставрационные работы – один Бог знает.

Если кто-то скажет религиозному мэру Иерусалима, что для него нет ничего святого, он будет недалек от истины.

***

Иду по Тель-Авиву и вижу объявление: запись на курсы изучения идиша.

Это ли не исторический парадокс во всей красе: в новорожденном Израиле идиш гнали взашей и не хотели его слышать ни со сцены, ни за сценой. А теперь – добро пожаловать на курсы.

Помнится, одна американская журналистка спросила Исаака Башевиса-Зингера, каково ему писать на мертвом языке. Прищурившись, нобелевский лауреат ответи: «Этот язык умирает уже пятьсот лет и будет умирать еще столько же».

Если отсчитывать от смерти Башевиса-Зингера в 1991 году, осталось еще 472 года.

Согласитесь, что это – достаточный срок, чтобы выучить идиш.

***

БИБЛЕЙСКОЕ

Когда Господь изгнал из рая
Адама с Евой в чуждый край,
Куда они пошли? В Израиль –
Чтоб там построить новый рай!


5.11.19

Затянувшийся кризис лидеров характерен не только для Израиля – он давно стал бедой всего мира. Последним и самым экстремальным случаем надо считать избрание президентом США Дональда Трампа, который за три года успел ужаснуть страну и мир полнейшей профнепригодностью, тяжелейшей формой нарциссизма и недержанием речи.

Мы говорим «лидеры», подразумеваем «вожди». Правда, в наше время мало кто пользуется этим словом, которое когда-то означало предводителя войска, а потом – руководителя государства. Впрочем, в Израиле, где до сих пор любят называть здешний еврейский народ «племенем» (а то и «белым племенем»), вполне на месте племенной вождь. Вот только где же его взять?

Стандартное сравнение с Америкой показывает, что мы сидим в одной луже.

Из трех потенциальных соперников Трампа двое – битые карты (да еще один из них – социалист), а третья сделана из второсортного политического материала.

В Израиле соперник Нетаниягу, отставной генерал-лейтенант Бени Ганц («великая надежда белых») на вождя никак не тянет, а его выступление на мемориальном митинге в Тель-Авиве в годовщину убийства Рабина наглядно показало, что он никак не тянет в наследники Рабина, который, в свою очередь, ничем не походил на вождя. Их единственное сходство в том, что оба – профессиональные, честные солдаты. Это все.

Похоже, в сегодняшней мировой политике остался только один неоспоримый лидер-демократ – Ангела Меркель на фоне автократов, у которых демократы сидят в тюрьме. Но Меркель скоро уйдет, и без нее серые снова начнут выигрывать.

Возвращаясь к Израилю, давно пора подумать о том, как выращивать и воспитывать будущих политических лидеров. Бен-Гуриона и Бегина больше нет, поэтому надо смотреть не назад, а вперед. Почему бы не создать престижное учебное заведение для особо талантливых молодых людей, которые иначе уйдут в «хай-тек»? Такое, куда вход будет только для избранных даже среди избранного народа.

Достаточно трех примеров: лондонская Школа экономики и парижская Национальная школа администрации да еще Эколь Нормаль (чье название по-прежнему переводят, как Высшая нормальная школа, делая все прочие школы ненормальными): их выпускники вместе с выходцами из Итона, Оксфорда и Кембриджа десятки лет занимали руководящие посты в своих странах. Хотя сегодня и эти дипломы не помогают: куда ни глянь, у власти воцарились функционеры, только и знающие, что ловко жонглировать лозунгами.

Политическому ремеслу безусловно надо учиться. По крайней мере, один из навыков обязательно нужен начинающим политикам уже на первых порах – ораторское искусство. В Древнем Риме ему учили в специальных риторских школах, а все прочие могли оттачивать природные таланты на Форуме. Если взять трех вождей (именно вождей) XX века, – Ленина, Гитлера и Черчилля – очевидно, что ораторское искусство проложило им путь в большую политику.

Глава правительства Биньямин Нетанияну никогда не скрывал, что Черчилль служил ему примером для подражания. В том числе, в курении сигар, которые стали предметом разбирательства одного из его уголовных дел. Но никто не отнимет у Нетаниягу ораторского дара и политического мастерства, с которыми он остался у власти на тринадцать с лишним лет (с перерывом), побив рекорд Бен-Гуриона.

Но кто будет после него? Серость потенциальных претендентов на корону не вызывает сомнений. Собственно, это касается всех 120 депутатов кнессета, ни одному из которых мы не доверили бы управление государством. А у некоторых не купили бы подержанного автомобиля.

Так где же взять будущих лидеров? Их надо искать. Так же, как на Западе специальные скауты рыщут по всему миру в поисках будущих спортивных звезд. Начинать со школьной скамьи, присматриваться к ученикам, беседовать с педагогами. Приглашать способных старшеклассников на стажировку в кнессет. Вести поиски талантливых студентов на гуманитарных факультетах. Создать в школах и в университетах дискуссионые клубы.

А потом наступит время того самого престижного учебного заведения, о котором говорилось ранее. Там будущих политиков будут учить лучшие учителя, которые сумеют высечь в молодых умах главное: благо государства всегда превалирует над личным благом.

Если кто-то скажет, что мы ломимся в открытую дверь, ответ один: устройте День открытых дверей и тогда станет ясно, будут у нас вожди или нет.

***

Вчерашний телерепортаж по 13-му каналу наверняка вызвал немало слез. Да и как же иначе! В Израиле гостит 92-летняя греческая старушка, последняя из трех сестер, которые во время войны спасли еврейскую семью: прятали ее, кормили, снабжали всем необходимым и увезли в горы, когда стало известно, что их выдали, и вот-вот придет гестапо.

Сидевшая в инвалидном кресле старушка носит умопомрачительную фамилию – Дина Мельпомени! Но куда там богине Мельпомене до Дины, которая больше двадцати лет назад получила в «Яд ва-Шем» звание Праведника народов мира. Куда там театру и кино до трех греческих сестер, которые каждый день рисковали своей жизнью, спасая жизни трех евреев.

И теперь... это надо было видеть... на встречу со спасительницей приехали 40 (сорок!) потомков, – детей, внуков и правнуков – которые от мала до велика буквально выстроились в очередь, чтобы поцеловать ту, благодаря которой они родились на свет. Так и есть: не будь Дины Мельпомени и ее сестер, не было бы и этого огромного еврейского клана, где память о подвиге гречанок передается из поколения в поколение.


1.11.19

Недавний допрос в полиции Яира Нетаниягу, старшего сына премьера, подозреваемого в подстрекательстве и клевете, которыми переполнены его тексты в «Твиттере», достоин того, чтобы процитировать хотя бы несколько кусков из того, что «утекло» в СМИ.

Вопрос: по какому адресу проживаете?

Ответ: не помню.

Вопрос: не помните свой адрес?

Ответ: улица Бальфура.

Вопрос: А номер дома?

Ответ: не помню.

Вопрос: где вы работаете?

Ответ: временно не работаю.

Вопрос: ваша профессия?

Ответ: временно без профессии.

Последнее, да и все прочее могло бы звучать комически, если бы 26-летний Яир Нетаниягу не называл израильскую полицию «гестапо» и не заявлял, что с ее помощью идет многолетняя охота на его семью.

Перед нами классический случай яблока (червивого?), которое осталось лежать под яблоней. Биньямин Нетаниягу изо всех сил пытается остановить юридический каток, который мчится на него на всех парах, и для этого спустил с поводка своих присных, атакующих суд и прокуратуру. А мадам Нетаниягу, не вылезающая из судов по искам ее работников, истерически орет по слогам, что она «пси – хо – лог». Если убрать за ненадобностью три последних буквы, получится ее точный портрет в духе Хичкока.

Кстати, почему Яира Нетаниягу не спросили, как его зовут?

***

На днях по стране разнеслась весть, что в Иерусалиме открыли первое в мире самое большое подземное кладбище.

Действительно, оно вот-вот заработает, принимая в свои «вечные туннели» (таково официальное название) иерусалимцев, которые переместились в мир иной. Масшабы кладбища впечатляют: туннели протяженностью 1,6 км и высотой в 16 м, рассчитанные на 24 тысячи могил в стенных нишах.

Мало того, что в Израиле не хватает места живым, его давно не хватает мертвым.

Но эта весть вызвала совсем другую мысль: поскольку площадь страны больше не расширится ни на йоту, а население через несколько лет перевалит за 10 миллионов, может начать строить подземный Израиль? Или подводный?

Одну цивилизацию на земле евреи построили – пришло время спуститься этажом ниже.

***

Что такое «садо-мазо», все знают. А если чуть изменнть: «садо» – ма зэ? (ивр. что это?)


22.10.19

Кто не видел французский фильм Клода Лелюша «Мужчина и женщина», который вообще-то был снят для рекламы автогонок! Вот уже больше полувека он покоряет зрителей, напоминая, что не Голливудом единым жив человек.

Гораздо меньше людей знает, что неисправимый романтик Лелюш – еврей и сионист, который в начале 60-х репатриировался в Израиль, где хотел снимать кино. Но в «Сохнуте» ему сказали, что для него есть только работа... бульдозериста, и он вернулся во Францию. Но это никак не повлияло на отношению к Израилю 82-летнего режиссера, который сейчас приехал на Хайфский кинофестиваль со своим новым фильмом «Лучшие годы нашей жизни». Лелюш любит Израиль так же преданно и горячо, любит здесь бывать и говорит, что Израиль – не музей, как Италия и Испания, потому что «он все время строится и все время в действии».

Так что его интервью Авнеру Шавиту на сайте Walla (в нашем переводе с иврита) начинается весьма подобающим образом: «Запишите рецепт любви: две чайные ложечки страсти, одна ложечка притяжения, щепотка чуда. Все это хорошенько перемешать – и получится Лелюш, Лелюш, Лелюш».

Поскольку новый, 49-й фильм Лелюша есть ни что иное, как уже второе по счету продолжение «Мучжины и женщины» (доживших до Альцгеймера), разговор в основном шел не столько о кино, сколько об отношении режисера к жизни и людям, за которыми он любит наблюдать со страстью настоящего энтомолога.

По поводу своей главной темы – любви – Лелюш сказал после четырех браков и разводов: «Сейчас мы переживаем первую мировую войну между мужчинами и женщинами. Женщины больше не верят мужчинам, а мужчины боятся женщин. Мы их очень разочаровали: мы им так изменяли, унижали, и они в нас разуверились. С другой стороны, в сравнении с прошлым, сегодня они требуют так много, что мы страшимся и чувствуем, что не в состоянии выстоять такие высокие требования. От нас требуют совершенства, но мы полны проблем и противоречий. Я надеюсь, что эта война скоро закончится, и наступит дивное перемирие».

На вопрос, не глупа ли любовь, как таковая, Лелюш ответил: «Как раз наоборот – замечательно, что она глуповата. Это помогает нам не смотреть на нее чересчур интеллектуально».

По словам Шавита, «во Франции интеллектуалы не очень ладили с Лелюшем: по большому счету кинокритики никогда не ставили его особенно высоко».

Так что в основном разговор вертелся вокруг самого знаменитого фильма Лелюша «Мужчина и женщина», за который режиссер получил одновремено «Пальмовую ветвь» в Каннах и сразу два«Оскара» – за лучший иностранный фильм и лучший сценарий. Вот вам и автогонки!

Тем не менее, Лелюш сказал, что отклонил самые соблазнительные предложения работать в Голлвуде: «Там режиссер – наемник, а я хотел быть свободным человеком. Мне предложил снять фильм с Марлоном Брандо и Стивом МакКуином. Я подумал, как это замечательно, пока не понял, что не смогу снять фильм таким, как хочу. Я понял, что из-за внутренней политики и игрищ со своими «я» должен буду дать каждому из звезд равное количество крупных планов. Я не хотел делать такое кино».

Зато в последних двух фильмах Лелюш перешел с привычной кинокамеры на... айфон. Почему? «Потому что это – та камера, о которой я мечтал всю жизнь. Она изменит историю кинематографа. Она видит мир, как его видит человек. Глубина ее поля феноменальна. Мы впервые используем камеру, как будто она ни что иное, как человеческий глаз».

На вопрос, что Лелюш посоветует молодым людям, которые изучают основы режиссуры на студенческой скамье, он решительно ответил: «Бросайте свою учебу! Ваши учителя будут вас учить снимать по-своему, а вы должны найти свой путь. Вместо учебы берите айфон и начинайте снимать».

О знаменитой музыке Франсиса Ле из «Мужчины и женщины» Лелюш сказал, что тот наиграл ему дюжину сложных вариантов, а потом сказал, что есть еще один, но до того простой, что ему стыдно его показывать. Услышав этот «простой» вариант, Лелюш воскликнул: «Вот оно!» и сказал композитору, что если такую музыку можно насвистывать с первого раза, лучше не придумаешь.

– Что вы будете делать, если почувствуете, что больше не можете заниматься режиссурой?

– Призову Ангела смерти.

– Вы боитесь смерти?

– Только идиоты называют это смертью. Я предпочитаю «большую тайну», к которой мы идем всю жизнь. Я верю, что всю жизнь мы остаемся в одном и том же возрасте. Так что я был и остался 18-летним.

– Вы верите в чудеса?

– Верю. Иначе, будучи евреем, я не пережил бы Катастрофу.

– А в Бога?

– Он – самый великий режиссер. Режиссирует семью миллиардами людей. Каждый из них – звезда в собственном фильме и статист – в фильме других миллиардов. Он наверняка развлекается, глядя на нас, и очень любит сюрпризы и перевороты. Мне Господь дал роль Клода Лелюша и я Ему очень благодарен.

– Есть что-то еще, что вы любите в той же мере, что и кино?

– Я люблю все. Холодное и горячее. Люблю умных, но и глупых тоже – они фотогеничнее.



21.10.19

На этой неделе произойдет событие, которого не было уже одиннадцать лет: Биньямин Нетаниягу вернет мандат президенту, признавшись, что не смог сформировать правительство.

Так эстафета перейдет к Бени Ганцу, чьи шансы и того меньше, разве что в пику Нетаниягу с ним спарится неутомимый Либерман, чьи 8 голосов ценятся на вес золота. Но и на это шансы невелики: к тому же 44 плюс 8 дают всего 52 голоса вместо необходимого 61-го, а про внешнюю поддержку арабского списка никто и слышать не хочет.

Так что на новых – третьих за год! – выборах, к которым мы маршируем все быстрее и быстрее, все больше потеряют, чем приобретут.

Вот она – сильно потертая и засаленная изнанка нашей знаменитой демократии, которая не может существовать без разумного и сильного правителя, каким был Бен-Гурион, или двухголового правительства образца 1982-1986 годов, когда Перес с Шамиром смогли возобладать над своим «я» ради интересов государства. Сегодня нет ни Переса, ни Шамира, а те, что есть (Нетаниягу и Ганц), не годятся им в подметки: их «я» хохочет над еле различимым «мы».

Что же изменится от того, что Нетаниягу вернет мандат президенту? Его статус – он станет бывшим главой правительства и потеряет главный козырь в битве с генпрокурором, от которого все, включая Нетаниягу, ждут обвинительного заключения.

Когда же это будет? Раньше говорили, «после праздников» (израильский вариант «после дождичка в четверг»). Вот завтра и наступит это время.

Один премьер и один президент у нас уже отсидели свои сроки. Так что прецедента не будет. Что же будет? Экзамен для правосудия.


18.10.19

Перечитывая Киплинга в БВЛ, заглянул в примечания к рассказу «Дело об одном рядовом», где о главном злодее из Кн. Эстер и враге еврейского народа, визире Амане сказано буквально следующее: «По Библии, коварный царедворец, понесший ту казнь, которую готовил своему врагу».

Так обстояло дело в СССР в 1976 году: никаких евреев и даже никакого упоминания, что сукиного сына Амана повесили на самом высоком дереве.

Другая мысль появилась от названия рассказа о паровозе под номером... 007. Вы уже догадались, да? Учитывая, что он был написан за 11 лет до рождения Яна Флеминга, который, как и многие англичане его поколения, вырос на Киплинге, надо полагать, что в поисках кодового имени для своего бессмертного агента Флеминг вспомнил тот самый паровоз.

***

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ

С горы спустившись, Моисей
Сказал народу: «Всяк еврей
Чтоб соблюдал Его законы!»

Но даже в тот великий миг
Раздался вдруг истошный крик:
«Позвольте, это незаконно!»


17.10.19

Белый дом обнародовал бесподобное письмо Трампа – Эрдогану, от которого за версту разит невежеством, нарциссизмом и инфантильностью.

«Не будьте крутым. Не будьте глупцом, – пишет Трамп. – Давайте заключим сделку».

Самое смешное, что президент США, умирающий от желания выглядеть крутым, давно выглядит глупцом. Причем хроническим. Да еще одержимым постоянным желанием заключать сделки. Это – на заметку другим глупцам, все еще ожидающим от него «сделку века».

Трамп никогда не поймет, что такое Ближний Восток, поэтому он в одну минуту бросил на съедение несчастных курдов, да еще призвал султана Эрдогана не делать глупостей. Глупостей? Да речь идет ни больше, ни меньше, как о новой резне, о чем Трамп сам написал Эрдогану: «Вы не хотите быть ответственным за бойню тысяч людей...»

Нашел, кого увещевать!

Что говорить о курдах, если до сих пор есть немало стран (увы, включая Израиль), которые боятся вслух обвинить Турцию в армянской резне. Прошло сто лет, а мир по большей части молчит. Так неужели кто-то поверит, что новый турецкий султан будет прислушиваться к какому-то бормотанию из Белого дома, когда он уже заявил с трибуны турецкого парламента: «Нас никто не остановит!»

Вся эта история заставила наших поклонников Трампа по-новому взглянуть на будущее израильско-американских отношений: суть в том, что у Трампа нет союзников – есть только сделки. Так что и перевод посольства США в Иерусалим, и сугубо декларативное признание израильского суверенитета на Голанах – все это было не больше, чем персональными подарками дружку Биби. На деле же политика инфантильного американского президента привела к тому, что Иран, призывающий стереть Израиль с лица земли, оказался у нас на границе. А после дележа Сирии между Россией, Ираном и Турцией положение станет только хуже.

Самое тягостное, что американцы, избравшие Трампа, не только не винят себя, но готовы голосовать за него вторично, ссылаясь на то, что у демократов нет достойных лидеров. А где они есть? Оглянитесь по сторонам: от Орбана и Болсонару – до Джонсона и Нетаниягу. Только посередине стоит маяком одна Ангела Меркель, которая скоро уйдет на пенсию.

Будущих лидеров надо растить. Новых вождей надо учить и воспитывать. Тогда как тертые политики оставляют вокруг себя выжженную землю во избежание молодых преемников. Вот мы и слышим с утра до ночи одну песню: «Трамп-пам-пам!», которая заглушила все прочее, включая крики убиваемых курдов.

***

Новый общественно-политический скандал вызвали две реплики в телепрограмме 12-го канала. Говоря об окончании эпохи Нетаниягу, ведущий Одед Бен-Ами не нашел ничего лучше, как процитировать концовку... кадиша о воцарении царства Господнего «скорее и во время ближайшее».

А его собеседник, политкомментатор Амнон Абрамович не нашел ничего лучше, чем ответить положенным «Аминь!»

Понятно, что Нетаниягу и его окружение озверели, заявив, что его хоронят заживо. А главное, что в этом нет никакой необходимости. Сейчас слово за генпрокурором: как только он объявит о своем решении предъявить Нетаниягу обвинительное заключение по любому из его трех уголовных дел (а то и по всем сразу), право на «кадиш» останется за судьями.

***

Иду к Центральному автовокзалу в Иерусалиме. Вдруг откуда-то раздались звуки... арфы. Смотрю, сидит в сторонке старичок. Ультраортодоксальный! Белая борода, пейсы, плоская черная шляпа, серо-полосатый кафтан. И на коленях у него – маленькая арфа. Скорее, лютня. Опустив голову,старичок своими длинными пальцами быстро перебирает струны, повторяя одну и ту же мелодию, которая прорывается через пары бензина и запах семечек.

Коробка у его ног, обутых в такую жару в тяжелые ботинки, показывала, что играет он не для удовольствия, а ради милостыни. И надо сказать, от изумления и умиления подавали ему много и охотно. Где же такое еще увидишь и услышишь!

Но как совместить ультраортодокса с арфой, если ему вообще запрещено слушать любую музыку и брать в руки музыкальные инструменты?

Думаю, объяснение может быть только одно: если Бог есть, Он – музыка.


16.10.19

По старой израильской привычке решение всех срочных дел откладывается на время «после праздников». Так что только на следующей неделе станет ясно, возобновятся ли переговоры между двумя большими партиями или Нетаниягу вернет мандат президенту и передаст ход конкурентам.

Хотелось бы верить, что стороны договорятся, хотя, с другой стороны, личное благо Нетаниягу всегда преобладало над общественным. Так что на данную минуту новые – третьи за год! – выборы вероятнее нового правительства.

***

Дело 26-летней израильтянки Наамы Иссахар, приговоренной в Москве к 7,5 годам лишения свободы за контрабанду 9,6 грамма гашиша (в рюкзаке, к которому она не имела доступа в стерильной зоне «Шереметьево»!), обошло весь мир. И только через несколько дней после приговора заговорили о самом важном аспекте этого дела – русском хакере Алексее Буркове, который уже четыре года тихо сидит в израильской тюрьме после ареста в Эйлате по просьбе США.

Лишь на прошлой неделе выяснилось, что экстрадиции Буркова ждут не только США, но и Россия.

С американцами все ясно: Буркова подозревают во взломе базы личных данных владельцев кредитных карт, которыми он торговал, и отмывании денег. А вот зачем он нужен России? Предположение, что скромный программист мог иметь отношение к Управлению кибервойн, пока не доказано, а вмешательство в президентские выборы в США не проходит хронологически: во время кампании Трампа Бурков уже сидел в израильской тюрьме.

Почему же о его аресте никто не знал четыре года и почему о нем вспомнили только сейчас?

Говорили, что Наама Иссахар стала козлом отпущения и заложницей, когда Израиль отказался экстрадировать Буркова в Россию. А если бы она не полетела транзитом через Москву, кто и когда стал бы козлом?

Сам Бурков на днях заявил, что «русские не бросают русских». Помимо спорности такого утверждения (даже ныне популярный в России Сталин отказался спасать из плена своего старшего сына), возникает неизбежный вопрос: почему русские забыли о нем на четыре года и вспомнили только сейчас?

Зачем Бурков понадобился Кремлю – что он знает и кому нужен?

На эти вопросы пока нет убедительных ответов. Как и на еще один: если израильский Верховный суд санкционировал экстрадицию Буркова в США еще в середине августа с.г., почему его не отдали американцам в том же месяце?

Президент Ривлин и глава правительства Нетаниягу обратились к Путину с просьбой о помиловании Наамы Иссахар, но ответа пока нет. Да и будет ли он? Если Нааму освободят, Россия может выбросить в мусорное ведро свою просьбу об экстрадции Буркова. К тому же Путину не до этого: в подчиненной ему Сирии, где все уже вроде было на мази, разгорается новая война между сирийско-курдскими соединениями и турецкой армией. И чью сторону займет Россия?

Обо всем этом даже не подозревает Наама, которая сидит с четырьмя наркоторговками, не знающими ни слова по-английски и никогда не слышавшими про кошерную еду, и пытается заниматься медитацией, используя полученные в Индии навыки йоги. Она уже сто раз прокляла свое решение лететь в Израиль дешевым московским транзитом, но от этого не легче. Впервые за полгода ареста она получила свидание с матерью и сказала, что не понимает абсолютно ничего из того, что с ней произошло.

Это – уровень пешек. На уровне королей всё понимают гораздо лучше, пичкая СМИ самыми невероятными теориями и вводя в заблуждение читателей и телезрителей.

Ясно только одно: если сомнительность утверждения «русские не бросают русских» всем очевидна, другое утверждение «израильтяне не бросают израильтян» давно стало аксиомой.

***

ТЕОЛОГИЧЕСКОЕ

–За что кошмарную жару
Ты нам послать решил?
– Чтоб ты узнал, каков он – ад,
И больше не грешил.


15.10.19

Российскому хакеру Алексею Буркову повезло: хотя за четыре года в израильской тюрьме местные СМИ о нем не пронюхали и сейчас пребывают в состоянии полного шока, главное, что тюремные надзиратели знали его имя, родные знали о его аресте и местонахождении, его не лишили права переписки, и на двери его камеры не красовалась буква «Х».

В то же время за долгую историю Моссада и военной разведки ЦАХАЛа бывало такое, что бледнеет только в сравнении с «Железной маской», а в остальном вполне годится для сюжета еще ненаписанного детективного романа. Достаточно нескольких примеров: самый свежий – 2010 года, когда «заключенный Х», он же – агент Моссада Бен Зайгер повесился в тюрьме, и только тогда выяснилась история его предательства.

В середине 50-х годов прошлого века еще сильнее прогремело дело Аври Гилада, «третьего человека», который, будучи перевербован египтянами, провалил израильскую шпионскую сеть в Египте.

В 60-х без лишнего шума в тюрьме исчез дипломат Зеэв Авни, который работал на русских: на первом же допросе его расколол легендарный директор Моссада Иссер Харэль.

А в 80-х в один прекрасный день как в воду канул замдиректора Института биологических исследований, профессор Маркус Клингберг, который тоже работал на русских, и несколько лет его семья не знала, куда он исчез.

Читатели книги Виктора Суворова «Аквариум» наверняка помнят жуть первых страниц, где описывается, как в ГРУ живьем сжигают предателя. Известный израильский журналист Йоси Мельман, который давно специализируется на вопросах разведки, написал шесть лет назад: «В 2006 году, незадолго до смерти Амоса Манора, который был директором Моссада с 1954 до 1965 год, он рассказал, что, начиная с 1948 года, в Израиле не казнили ни одного предателя и никто из них не оказался за решеткой без суда и следствия».

Тем не менее, особняком стоит малоизвестная история первого израильского «заключенного Х», которого на самом деле звали Мордехай (Мотке) Кейдар.

Он родился ровно 90 лет назад в Вильно. Ему было пять лет, когда дед с бабушкой привезли его в Эрец-Исраэль и поселились в Хадере. 5 декабря 1950 года, когда Кейдару был 21 год, на взморье в Хадере был убит таксист. А в сентябре 1951 года трое вооруженных мужчин ограбили банк в Афуле – полиция их не нашла, но подозрения в обоих преступлениях пали на Кейдара.

Несмотря на это, в 1956 году его взяли в военную разведку (в подразделение, работавшее против вражеских государств) и послали заграницу с тайным заданием. Так, в марте 1957 года он прибыл в Аргентину, чтобы в дальнейшем, прикрывшись легендой бизнесмена, продолжить работу в Египте. А всего через несколько месяцев, в ноябре 1957 года, на явочной квартире был найден труп Кальмана Кляйна, связного Кейдара в Аргентине. При расследовании выяснилось, что Кляйн пришел на встречу с Кейдаром, имея при себе немалую по тем временам сумму денег – 15 000 долларов. Кейдар сказал ему, что деньги нужны для передачи арабскому генералу, а перевод из Израиля задерживается. После убийства Кляйна деньги исчезли.

Кейдар был первым подозреваемым, но он тоже исчез. Через несколько дней он вышел на связь со своими кураторами и рассказал, что сбежал из-за опасения, что местная полиция арестует его за участие в заговоре. Кураторы сделали вид, что поверили его версии, и уговорили Кейдара поскорее вернуться в Израиль, что он и сделал в конце 1957 года.

Его арестовали прямо в аэропорту Лода, который тогда еще не носил имя Бен-Гуриона. По данным, собранным в течение многих лет, Кейдар долгое время находился под административным арестом в тюрьме «Маасиягу» в Рамле: полтора года в одиночке, а потом – в изолированном крыле, построенном специально для него. По окончании срока административного ареста военная прокуратура предъявила ему обвинение в убийстве Кляйна в Аргентине.

Об аресте Кейдара не знала ни одна живая душа и даже его семья. Чтобы избежать раскрытия его личности, в тюрьме он был известен, как «заключенный Икс». Арест Кейдара раскрылся в июне 1958 года, когда в тюрьму пришел его друг, навещавший совсем другого заключенного. Это немедленно утекло в прессу и в Израиле разразился колоссальный общественный скандал. Вскоре имя Кейдара и факт его ареста были разрешены для публикации военной цензурой.

Журналистам было сказано, что Мордехай Кейдар арестован по подозрению в соучастии в убийстве водителя такси в 1950 году, ограблении банка в 1951-м и других преступлениях того времени. По следам газетных публикаций адвокат Кейдара, доктор Ицхак Туник (будущий госконтролер) встретился с юридическим советником правительства и пожаловался на «клеветническую атмосферу», которая может лишить его клиента права на справедливый судебный процесс.

Процесс был настолько справедлив, что проходил при закрытых дверях, вся информация о нем была засекречена, и в газетах, обязанных следовать цензурному запрету, не появилось ни слова. Суд приговорил Мордехая Кейдара к пожизненному заключению. В тюрьме он остался «заключенным Икс».

Кейдар вышел из тюрьмы через 17 лет, и вскоре покинул Израиль, но потом вернулся. Долгие годы он отстаивал свою невиновность, уверяя, что ему «пошили дело», обращался во все судебные инстанции и дошел до Верховного суда, требуя повторного процесса. Безрезультатно. Кончилось тем, что он эмигрировал в Америку и поселился в Лос-Анжелесе.

Несмотря на освобождение Кейдара, цензура продолжала свое дело: когда в 1975 году в студенческой газете Еврейского университета «Ослиная пасть» появилось интервью с Кейдаром, цензура вырезала 95 процентов текста. В качестве замены газета напечатала вымышленную историю «Мишка Кидрон», в которой следователи пытались приписать герою убийство еврея по имени... Зигмунд Фрейд. Подобная замена была использована задолго до студентов-сатириков, на пике «Грязного дела», когда главный редактор журнала «Ха-Олам ха-зэ» («Сей мир») Ури Авнери изобразил все каирские события на фоне борьбы Турции и Греции под названием «Дело Алексис».

Через месяц Мордехаю Кейдару, сохранившему ясный ум и твердую память, исполнится 90 лет. Если он прочел в газетах о злоключениях российского хакера, исчезнувшего из общественного поля зрения на четыре года, то наверняка ухмыльнулся: что такое четыре года израильского тюремного санатория для человека с именем и фамилией по сравнению с 17-ю годами «заключенного Икс»!


8.10.19

В канун Йом Кипур евреи традиционно переходят от привычного ворчания к «слихот», молитвам о прощении. И мы – с ними. Естественно, только от своего имени.

Простите за ТО, что писали. Простите за ТО, что не писали. Простите, что не оправдали. Простите, что возмутили. Простите, что разоблачили. Простите, что не разоблачили. Простите, что смеялись. Простите, что опасались. Простите, что разошлись с вами во мнениях обо всем.

А вот когда дело доходит до необходимости простить других, тут у нас большой счет и длинный список, потому что мы не простим:

1.Подозреваемого главу правительства, который в попытках выживания поставил страну на край пропасти, систематически разрушая все институты демократии;

2. «Ликуд», в котором не нашлось трех человек, способных устроить бунт на корабле, избрав нового председателя;

3. Правительство, у которого в списке приоритетов нет только одного – заботы о благополучии страны и граждан, особенно пожилых;

4. Беззубую оппозицию, которая дважды за год не воспользовалась шансом сменить власть, отправив п.1 на свалку истории;

5. Кнессет, у которого не больше зубов и который по степени доверия граждан – депутатам регулярно стоит на последнем месте;

6. Муниципалитеты, которые не меняют дряхлой инфраструктуры, а со своими планами застройки и перестройки остались в прошлом веке, не обратив внимания на стремительный рост населения, которому катастрофически не хватает жилья, а цены на него все растут и растут (заодно не простим минфин);

7. Министров образования последних лет, которые совместными усилиями угробили образование, сделав израильских школьников малообразованными людьми.

8. Министра культуры Мири Регев, которая, будучи бескультурной, в одиночку разделалась с израильской культурой, подчинив ее своим политическим нуждам и поделив на западную (ненужную) и восточную (нужную).

9. Ультраортодоксальных политиков, перекачивающих миллиарды из госказны и диктующих нам условия жизни из своего параллельного мира, от которого государству давно пора отделиться;

10. Электрическую компанию и все прочие монополии, которые, пользуясь своей безнаказанностью, из года в год обкрадывают израильских граждан, повышая тарифы и цены;

11. «Зеленых», чьи спекуляции на эмоциях граждан не помогли им набрать необходимой политической силы, способной остановить превращение Израиля в одну большую мусорную яму. А заодно – нефтеперерабатывающие и нефтехимические заводы в Хайфе, которые делают здоровых людей больными.

12. Родителей, которые забывают своих детей в автомобилях, и мужей, которые решают споры с женами ножом и пистолетом. А заодно садисток-воспитательниц (!) детсадов, срывающих зло на беспомощных малышах.

13. Телефонных хулиганов из разных компаний, которые без труда раздобыли наш номер и звонят с утра до ночи.

14. Музыкальных хулиганов, включающих на полную мощь дикую музыку, чьи завывания круглосуточно несутся из квартир и машин.

15. Наших молодых туристов, которые успели опозорить Израиль во многих странах своим варварским поведением (и заодно – паломников в Умани, которые и при наличии кипы остаются обычными хулиганами).

16. Тех пользователей интернета (в частности, выпускников «Фэйсбук»), которые продолжают лить помои на всех и вся, не догадываясь, что судебные иски против них уже за углом.

Можно предположить, что у каждого читателя есть свой список, который станет вполне желательным дополнением, если будет выдержан в границах такта и хорошего вкуса. Так что торопитесь просить прощения и не торопитесь прощать.


4.10.19

Вся наша жизнь состоит из случайностей: если бы не... не будь тогда...

Именно так ко мне попала книга Франсуа-Анри Дезерабля «Некий господин Пекельный». Старый приятель привез полтора десятка экземпляров моей новой книги, изданной в Москве, и забыл в сумке худенькую книгу на скверной бумаге. Фамилия автора – Дезерабль (почти desirable – фр.,желательный) – отдавала литературщиной и попахивала псевдонимом.

Однако аннотация уверяла, что это – совершенно реальное лицо, да еще профессиональный хоккеист, ставший писателем, что само по себе забавно. Должно быть, он – лучший писатель среди хоккеистов и лучший хоккеист среди писателей.

Поиск в интернете показал веселого 32-летнего парня в шлеме и с клюшкой, который сменил эту аммуницию на клавиатуру, отстучав на ней уже три книги, увенчанные разными премиями.

Еще забавней, что, несмотря на огромный разрыв в возрасте, у нас есть нечто общее. Не только то, что мы пишем книги. Оказалось, мы оба любим Ромена Гари и чуть ли не наизусть знаем его книгу «Обещание на рассвете».

Ей и посвящен роман Дезерабля «Некий господин Пекельный»: 252 страницы преклонения, восхищения, терзания и... расследования в поисках печального человека-мышки, бегло упомянутого автором чуть ли не в качестве анекдота.

В отличие от Дезерабля, одержимого привычкой цитировать и пересказывать чужие книги (вплоть до «Мертвых душ», «Ревизора» и «Графа Монтекристо»!), да еще повторившего хорошо знакомую биографию самого Гари, мы этого делать не будем. Скажем только, что он задался целью найти следы литературного героя, поверив в его реальность.

Но эта карта бита по той простой причине, что Ромен Гари всегда был известным фантазером и мистификатором, который выдумал себе не только отца (понятно, что Иван Мозжухин звучало несравненно лучше, чем Лейб Кацев), но и вторую жизнь под псевдонимом Эмиль Ажар на обложке четырех книг, из которых самая блистательная и упоительная – «Вся жизнь впереди».

В книге Дезерабля много пижонства, самовлюбленности, откровенного хвастовства и постоянных натяжек, и в то же время – искреннего и нескрываемого потрясения после столкновения молодого француза с подробностями того, как немцы и литовцы убивали евреев. У него были хорошие консультанты, которые тщательно проверили слова на идише и на иврите, и показали ему полустертые следы еврейского Вильно, проведя по улицам и дворам.

Одно открытие он определенно сделал: обнаружил, что выдуманный Пекельный – «побочный сын»... Петра Ивановича Бобчинского, ибо Гари тоже вышел из гоголевской «Шинели», в данном случае – из «Ревизора».

В книге Дезерабля есть совсем недурные страницы, тогда как многие другие полны трюизмов под соусом из пошлости. Ну, как у него поднялась рука написать такое: «... в час, когда уста солнца еще не осушили капли утренней росы» или «... так и хотелось осыпать ее поцелуями».

Вообще-то после Гоголя можно было поставить точку, ибо искать следы Пекельного – то же самое, что искать следы Бобчинского.

На самом деле, было бы полезнее продолжить раскопки биографии самого Гари – еврейского мальчика по имени Роман Кацев, которого любящая тирания матери Мины травмировала на всю жизнь.

Я никогда не видел фото Мины Кацевой, но готов поверить, что выбор на ее роль греческой актрисы Мелины Меркури для экранизации «Обещания на рассвете» (1970) был попаданием в яблочко. Я бережно храню английское издание романа из-за факсимиле записки в конце книги, которую Мина написала по-русски: «Дорогой мой любимый Ромушка! Я тебя благославляю и клянусь тебе, что ты меня не огорчил тем, что уехал. Как никогда меня не огорчал, а доставлял одни удовольствия. Будь сильный, будь крепкий. Мама».

Как ни горько, но Гари не хватило ни того, ни другого 2 декабря 1980 года, когда он остался в квартире наедине с пятизарядным пистолетом.

Дезерабль поместил в книгу архивную выписку из виленской домовой книги, где значатся имена матери и сына Кацевых. Но почему бы не поискать их архивные следы в Ницце, где жила и умерла Мина Кацева, и где ее сын написал первый рассказ, подписав его своей настоящей фамилией?

Кстати, об именах и псевдонимах: превратив Романа в Ромена, Гари, вероятно, равнялся на Ромена Роллана. А Гари (где нет и следа повелительного русского «о»), похоже, появился на свет под влиянием романса «Гори, гори, моя звезда...», который провинциальная актриса Мина Кацева могла напевать сыну вместо колыбельной.

Не знаю, каким хоккеистом был Франсуа-Анри Дезерабль. Но, как писателю, ему пока только и остается катить камни на гору, с которой на него, прищурившись и покуривая сигару, смотрит Ромен Гари.


30.9.19

Его фотографии появляются в израильских СМИ чуть ли не еженедельно и украшают страницы книг по истории. Они датированы тридцатыми-пятидесятыми годами прошлого века и на них – тот Израиль, которого давно нет. По сути дела это – фотолетопись «государства в пути», такого, каким оно было и каким видело себя в будущем. Имя летописца – Золтан Клугер.

Он был лучшим фотографом, который работал в подмандатной Палестине, и в буквальном смысле слова документировал рождение государства. Его черно-белые фотографии – просто пир для глаз и коллективной памяти народа Израиля. Кого тут только нет: кибуцники с косами, рабочие на стройке, сабры и новые репатрианты в палаточных лагерях, дети, солдаты, женщина-боец ПАЛЬМАХа на мотоцикле, открытие хайфского порта, работницы существующей до сих пор сигаретной фабрики «Дубек», площади больших городов, арабская демонстрация в Яффо против новых репатриантов. Короче, весь Израиль на войне, в труде и на отдыхе. Именно Клугер запечатлел не сиюминутные события, а процесс роста и возмужания Государства Израиль.

Золтан (Цви) Клугер родился в Венгрии в 1896 году в ассимилированной еврейской семье. Во время Первой мировой войны он служил летчиком в австрийской армии, занимаясь аэрофотосъемкой, и был награжден за храбрость. В конце 20-х годов эмигрировал в Берлин, где работал фотографом в самых крупных газетах. Там же он встретил Нахмана Шифрина (1893-1984), журналиста и редактора еврейских изданий, который владел большим фото-агентством в Берлине и поставлял фотографии для газет. В апреле 1933 года, после прихода к власти нацистов, Клугер по совету Шифрина уехал туристом в подмандатную Палестину и остался там. В получении английского сертификата ему помог ни кто иной, как Моше Шарет, будущий второй премьер-министр Израиля.

В ноябре того же года в Палестину приехал Шифрин, который основал фото-агентство «Ориент-пресс». Оно было уникально тем, что занималось фотографированием ландшафта для таких сионистских организаций, как Еврейский национальный фонд и «Керен ха-йесод». В 1934 году Клугер стал партнером в агентстве и главным фотографом ишува до создания Государства Израиль.

Так началось главное дело его жизни: летописец Золтан Клугер приступил к своей основной работе.

Вспомнив свой опыт Первой мировой войны, Клугер занимался и аэрофотосъемкой между 1937-39 и 1942-44 годами, обеспечив еврейские организации неведомым ранее количеством крайне важных снимков. Одним из его заказчиков был известный бизнесмен, издатель и меценат Залман Шокен (родоначальник семьи владельцев газеты «ХаАрец»), для которого Клугер сделал 250 снимков с воздуха. Позже они легли в основу книги «Это лицо Израиля» в сопровождении текста классика израильской литературы Моше Шамира.

Как сказано в статье на сайте госархива, «Клугер привез из Берлина высококачественную и дорогую фотоаппаратуру, которой здесь не было. Очень скоро он стал главным фотографом, работавшим со всеми национальными институциями в подмандатной Палестине». Но, кроме аппаратуры, Клугер привез из Германии еще кое-что: неведомый на Востоке жанр фото-репортажа, в котором он начал работать для профсоюзной газеты «Давар ха-шавуа».

Из немногочисленной личной информации о Золтане Клугере известно, что он был женат на Саре: у супругов был единственный сын Пауль, которого в 1950 году командование ВВС отправило на учебу в США, где он и остался. Жена Клугера угрожала самоубийством, если они не поедут вслед за сыном, и в 1958 году они эмигрировали в Америку.

Кроме личных причин для эмиграции, у Клугера были и профессиональные причины, о которых много лет спустя рассказал его друг и партнер Нахман Шифрин. «Он говорил мне: «Я задыхаюсь. Я умру. Я стою на месте. Я отстал от других фотографов в мире. Здесь первопроходцы умирают от лихорадки, живут в нищете, измотанные и мрачные, а я должен всегда фотографировать их смеющимися. Я устал снимать смеющихся первопроходцев».

Это была уже третья эмиграция Клугера, которому исполнилось 62 года. В Америке его жена почти сразу заболела и умерла, и он женился вторично. Он открыл небольшое фото-ателье в Нью-Йорке, где скончался в 1977 году. В Израиле о нем забыли на сорок лет.

В оставшемся в Тель-Авиве архиве Золтана Клугера сохранилось около 50 тысяч негативов, которые разошлись по разным израильским хранилищам, включая госархив, правительственное пресс-бюро, архив ЦАХАЛа и Центральный сионистский архив.

В отличие от коллекции другого известного израильского фотографа Давида Рубингера (знаменитое фото десантников у Западной стены после освобождения Старого города в июне 1967 года), чья коллекция из 500 тысяч фотографий не заинтересовала государство, и он продал ее концерну «Йедиот ахронот», коллекция Клугера по большей части стала общедоступной. Это произошло в 2017 году, когда госархив официально объявил, что сканировал и загрузил на свой новый сайт 20 тысяч фотографий Золтана Клугера, которые используют и для коммерческих целей.

Только в 2008 году, после долгого исследования жизни и творчества Клугера, в тель-авивском Музее Эрец-Исраэль состоялась его первая персональная выставка под самым подобающим названием «Золтан Клугер – главный фотограф, 1933-1958».

Запомните это имя – Золтан Клугер. Всмотритесь в его фотографии: вдруг – чего в жизни не бывает! – вы найдете там своих родственников, попавших в историю страны в ту секунду, когда летописец Израиля нажал на кнопку.


29.9.19

Еврейский новый год – Рош ха-Шана (ивр. букв. «глава года») – напоминает о необходимости запастись медом, ибо этого требует традиция, по которой на столе по соседству с «гефилте фиш» должны быть яблоко и блюдечко с медом. Первое принято макать – долька за долькой – во второе. Таким образом, хозяева и гости получают гарантию того, что новый год будет сладким, то есть удачным и безоблачным, чего они и желают друг другу: не просто «Шана това!», но «Шана това у метука!», «Хорошего и сладкого года!»

По данным израильского Совета пчеловодов, на новогодний праздник и в последующий месяц израильтяне съедают около 2000 тонн меда, что составляет 40 процентов годового потребления.

После этого можно по-новому оценить традиционный ответ израильского оптимиста на вопрос «Как дела?» – «Все – мед!»

Так что, если у других народов люди – при большом везении и удаче – катаются, как сыр в масле, евреи без всякого везения катаются, как яблоко в меду.

Шана това у метука!


20.9.19

Послевыборный тупик может спокойно продолжаться до октября, когда состоится слушанье у генпрокурора по трем уголовным делам подозреваемого Нетаниягу, который может с легкостью превратиться в обвиняемого, а там – и в подсудимого.

Выборы не дали перевеса ни одной стороне, которые не могут вместе и не могут врозь. Нетаниягу рассчитывает только на дезертиров и перебежчиков, и уже сулит им золотые горы. Тогда как Ганцу приходится рассчитывать только на полный крах Нетаниягу, чтобы во главе «Ликуда» встал другой человек, с которым можно быстро договориться о создании правительства национального единства из 72 мандатов (включая неизбежного Либермана).

А на фоне – всеобщий страх перед третьими выборами в течение года, чего, конечно, никто не хочет, поскольку перед глазами замаячил пример Испании, где будут четвертые выборы подряд.

Хотя, судя по результатам, народ тоже не очень знает, чего он хочет. Треть израильтян проголосовала за Нетаниягу. Больше трети – за Ганца. Арабы показали свою силу и легко могут ее увеличить. Либерман и ультраортодоксы – тоже. Тогда как «Авода» и «Демократический лагерь» дышат на ладан, наглядно показывая, что Израиль, как и весь мир, сдвигается вправо. Правда, блок «Ямина» (букв. «Направо») набрал всего 7 мандатов, но это объясняется, скорее, внутренним расколом и разбродом среди избирателей.

Итог: Рош ха-Шана не принесет никакого нового года одряхлевшей политической системе в стране, где давно пора изменить систему выборов и правления.

***

Главная перемена в поведении израильтян состоит в том, что в сравнении с пятидесятыми годами, когда все массово шли на выборы, теперь 5000 человек именно в день выборов улетели в Европу на футбол, а другие десятки тысяч предпочли море и пляж – избирательным участкам. Так что если бы у нас появилась новая партия «Все – на море» (разумеется, экологическая), она определенно могла бы получить свои мандаты.

***

Новый шедевр Гугл-переводчика: «Боевой лайнер Потемкина».


17.9.19 (ночь)

Эти выборы в кнессет можно назвать по-разному: драма, мелодрама, трагикомедия, фарс. В то время как их результаты заслуживают другого определения - тупик. Вторые выборы за полгода ничего не изменили на политической карте Государства Израиль.

Предварительные результаты, о которых оповестили три телеканала, подтвердили прогноз социологов о примерном равенстве «Ликуда» (30-32) и «Кахоль-лаван» (31-33). Они не одолели друг друга и разница между ними составила всего один-два мандата. Хотя "Кахоль-лаван" может справедливо заявить, что они – самая большая партия, победившая на выборах. Но это – классическая «пиррова победа». Мандаты есть, а коалиции нет. И, следовательно, правительства тоже нет.

Беглый подсчет показывает, что «Ликуд» вместе со своими естественными союзниками – ШАС (8-9), «Еврейство Торы» (8) и «Ямина» (6-7) – набрал всего 54-55 мандатов. Мало даже для хвастовства, тем более - для настоящей победы в виде 61 мандата.

Как и ожидалось, главным героем и вершителем судеб (коалиции и правительства) стал глава НДИ Авигдор Либерман, чьи 8-10 мандатов нужны, как воздух, Бени Ганцу. Теперь только от Либермана зависит, удастся ли создать правительство национального единства, когда во главе «Ликуда» уже будет стоять другой человек. 54-55 мандатов правого лагеря означают только одно: Нетаниягу, чья эпоха заканчивается у нас на глазах, придется уйти со сцены. Последует ли за этим путч в "Ликуде" или праймериз для его замены, покажет самое ближайшее время.

Социологи так же верно почувствовали тенденцию ослабления лево-центристкого лагеря, но ошиблись в оценке силы ультраправой партии «Еврейская мощь», которая не прошла электоральный барьер, что вызвало общий вздох облегчения у всех, кто помнит выступления в кнессете раввина Кахане, с которых уходили даже депутаты «Ликуда».

В то же время в лево-центристском лагере царит траур: фатальная ошибка председателя «Аводы» Амира Переца, отказавшегося от союза с «Демократическим лагерем», привела партию основателей государства к полному крушению – 6 мандатов. Вместе с Перецом провалилась и Орли Леви-Абекасис с ее списком «Гешер», которая долго искала, к кому бы примкнуть, и в результате стала «свадебным генералом».

Так же бледно выглядит и "Демократический лагерь" (6 мандатов), чьи неутешительные результаты подтверждают продолжительное умирание всего левого лагеря.

Отдельно стоит отметить активное голосование израильских арабов, которые при своей статистической массе и большей явке существенно усилили свой «Объединенный список» (13 мандатов), ставший третьей по величине партией. По давней традиции она не войдет в правительство, но ее поддержка крайне важна для лево-центристского лагеря, набравшего вместе с ней почти 58 мандатов.

Хотя эти цифры - еще один показатель общего тупика: 58 слева против 54 справа. Явный личный провал для Нетаниягу, которому для победы и спасения от дамоклова меча правосудия нужен был 61 мандат.

Единственное, чему можно порадоваться, так это тому, что с каждым годом в кнессете становится все меньше парламентских фракций: от полутора десятка сегодня осталось всего восемь. Может быть, скоро наступит время, когда две светские партии будут уравновешены двумя религиозными партиями, если, конечно, первые не сумеют объединиться, чтобы обойтись без вторых.

Собственно, в этом и состоит главный вопрос: сумеют ли три светские партии – «Ликуд», «Кахоль-лаван» и НДИ – создать правительство национального единства. Более точный ответ на этот и другие вопросы появится по окончании самой длинной ночи в этой избирательной кампании, когда станут известны если не окончательные, то достаточно определенные результаты.

А пока время шампанского и фейерверка еще не наступило. Что же касается победных речей и реляций, Бени Ганц поступит разумно, отложив их до завтра.


17.9.19

Когда пишутся эти строки, голосование на выборах в кнессет уже началось. Главное, чтобы вы проголосовали, не оставив на волю случая самый главный вопрос: кто придет к власти в Государстве Израиль?

На 72-м году его существования нет ничего острее и актуальнее этого вопроса, поэтому от каждого зависит, как он воспользуется вторым шансом, чтобы исправить ошибку апрельских выборов и не загнать страну в тот же тупик.

Если бы кто-то провел широкий социологический опрос новых репатриантов из СНГ, выясняя их политическую приверженность, результат был бы достаточно предсказуемым: в массе своей они не голосуют за две ультраортодоксальные партии. Большая часть из них предпочитает светские правые партии – «Ликуд», НДИ, «Ямина». Меньшая – светские левоцентристские: «Кахоль-лаван» и «Демократический лагерь». Кто-то из второй части еще хранит сентиментальные воспоминания о «Аводе», но их крайне мало.

Итак, главное противостояние, конечно же, между двумя самыми большими партиями и двумя лидерами – главой правительства Биньямином Нетаниягу и главой оппозиции Бени Ганцем.

О первом уже все сказано, написано и собрано в его трех уголовных делах. Ему исполнилось 70 лет и, будучи госслужащим, он еще три года назад должен был уйти на пенсию. Но за 13 лет у власти он привык к мысли, что будет сидеть в своей резиденции до потери пульса. Пока же он теряет память: недавно спутал Бориса Джонсона с Борисом Ельциным, а до этого припомнил «английских солдат на улицах Иерусалима», которые отчалили от наших берегов до того, как он родился.

Радетелям объективности мы скажем, что у Нетаниягу есть немало достоинств: он – самый талантливый и опытный израильский политик, у него превосходные полемические навыки и ораторские способности, родной английский язык, образованность с тягой к экономике, хорошо развитая политическая интуиция.

Список его недостатков гораздо шире: полнейшая бесхребетность и податливость, болезненная подозрительность на грани паранойи, склонность к систематическому обману, огульной лжи, трюкачеству и манипуляциям, безграничное корыстолюбие, нарциссизм, раскол, стравливание и подстрекательство различных слоев общества в политических целях, демагогия и цинизм в космических масштабах.

К этому списку надо прибавить семью: «сумасшедшую на всю голову» жену (из показаний супругов-миллиардеров Эдельсон) и престранного старшего сына Яира родом из «Твиттера», о котором собственный отец сказал: «Его мировоззрение далеко от фактов». Вот эта семейка и держит в руках Израиль последние десять лет под громкие крики «Только Биби!» в сопровождении плакатов «Нетаниягу хорош для Израиля».

Неужели? Вы тоже так думаете? И чем же именно хорош? Тем, что превратил страну в одно большое бомбоубежище? Тем, что отдал ее на откуп ультраортодоксам и магнатам, которые финанисируют его политическое выживание? Может быть, тем, что с утра до ночи занят борьбой с вымышленными «врагами народа»?

У главы «Кахоль-лаван», генерал-лейтенанта запаса Бени Ганца нет ни политического опыта, ни столь безупречного английского, ни ораторских навыков, он мало знаком с экономикой, зато обладает огромным военным опытом, пройдя весь путь от солдата до начальника генштаба. А самое главное – этот прямой, честный человек и есть та самая «соль земли», которой нам так не хватает. В конце концов, он приобретет нужный опыт, его речи станут более яркими и отточенными, английский – более беглым, он освоит искусство политических игр. И у нас нет ни малейших сомнений, что интересы государства и народа стоят для Бени Ганца на первом месте, как маяк для любых решений и действий. Природная осторожность и сдержанность – его козыри, которыми он до сих пор вполне умело распоряжался.

По большому счету дело не только в личности лидера – пришло время перемен. Пришло время сменить Нетаниягу. Покончить с его «семейным бизнесом». Забыть о новоявленной мадам Помпадур и ее хулиганском сыне. Распахнуть настежь окна в доме на улице Бальфура и хорошенько проветрить резиденцию главы правительства в ожидании новых жильцов.

В ответ на это может последовать изжеванный резон: у Ганца и его сторонников не будет 61 мандата. Но это только по опросам. Все остальное зависит от нас. От всех нас. От светского, здравомыслящего населения Израиля, которое все еще составляет большинство и отметает крайности вроде партии «Еврейская мощь», которая выглядит, скорее, как «еврейская дурь».

В политике второй шанс дается не часто. Тем более, второй раз за полгода. Не упустите его. Не ошибитесь. Ибо в случае ошибки вам будет некого винить, кроме самих себя.


15.9.19

До землетрясения осталось 72 часа. Речь идет, конечно же, о политическом землетрясении, которое произойдет при любом раскладе, выиграет Биньямин Нетаниягу или проиграет.

Его выигрыш станет «пирровой победой» – без главы НДИ Авигдора Либермана он не сможет сформировать коалицию. И что тогда? Третьи выборы за год?

Если же Нетаниягу проиграет, его эпоха закончится повторным: «Сарале, пошли домой!»

Чем дольше мы смотрим, как он мчится наперегонки со временем, оставшимся до слушаний у генпрокурора, тем яснее вся безнадежность его положения, несмотря на громкие крики «Только Биби!»

Все его трюки проделаны. Все священные коровы зарезаны. Все кролики вынуты из рукава и съедены под розовое шампанское. Надежды на «автобусы с арабами» больше нет. На закон о видеокамерах – тоже нет. На аннексию территорий... В это не верит сам Нетаниягу. На Трампа... Ах, Трамп, как он мог так поступить со своим закадычным другом: вместо того, чтобы броситься в объятия Биби, он бросился в объятия Рухани.

Что же осталось? Электорат «Ликуда» с промытыми до блеска мозгами, который продолжит орать до хрипоты «Только Биби!», даже если его посадят. Но и этот электорат не даст 61 мандат, чтобы создать узкое-преузкое пятое правительство Нетаниягу. На него нет никаких арифметических шансов. Если не верите, попробуйте свои варианты коалиции с помощью удобной таблицы в «ХаАрец»

Где же в итоге оказался наш «Мистер Безопасность», которого на днях успели утащить из зала в Ашдоде в бомбоубежище под вой воздушной сирены? Да, именно там, где вы подумали. Ему не помогла даже спешная поездка в Сочи для очередной фотографии с Путиным: это не даст «Ликуду» ни одного лишнего голоса новых репатриантов.

Что же еще делать? Пугать скорой войной? Но ведь сам Нетаниягу все время гордился тем, что при нем не было войн. Тем более, что он привык воевать не с внешними врагами, а с внутренними. Точнее, с теми, кого он сделал врагами – с полицией и прокуратурой, с Верховным судом, со СМИ, с «элитой», с любыми проявлениями демократии и либерализма, короче – с той частью собственного народа, которая не орет «Только Биби!»

А не орут даже его былые соратники. Прямой, как линейка, Бени Бегин сказал, что не будет голосовать за «Ликуд». То же самое сказал железобетонный Мики Эйтан, бывший министр «Ликуда». Причина все та же – Биби. Только Биби.

Им и многим другим осточертел византийский двор Нетаниягу, где его жена дергает за ниточки не только своего мужа, но и всех, кто с ними повязан. А о ней бывшие друзья правителя, супруги-миллиардеры Шелдон и Мирьям Эдельсон сказали на допросе в полиции: «Она – сумасшедшая на всю голову».

Кого же у нас хотят выбрать на пост главы правительства? Завязшего в коррупции подкаблучника, который всегда ставил свои интересы выше интересов Государства Израиль? Интригана и демагога, готового бросить на весы все, только бы не попасть за решетку? Но эти весы держит Фемида, у которой завязаны глаза. Поэтому для нее гражданин Нетаниягу – это не «только Биби», а подозреваемый, обвиняемый. подсудимый и осужденный. Разумеется, в этой последовательности все зависит от исхода упомянутых слушаний.

Сторонники Нетаниягу твердят, что левые его не любят, а СМИ к нему необъективны. А разве он красна девица, чтоб его любить? И разве в политической журналистике есть объективность? Да и кого у нас повально любили из двенадцати премьер-министров? Бен-Гуриона? Голду? Рабина? Шарона? Может, Барака? Нет, его не любили, но выбрали главой правительства с единственной целью – избавиться от Нетаниягу. Это было в 1999 году – ровно двадцать лет назад. И что же мы слышим двадцать лет спустя? «Только Биби».

Это и есть чистейший результат индоктринации целого молодого поколения, которое выросло под властью Нетаниягу, искренне веря, что он непотопляем и незаменим. Что же они будут делать, если его, наконец, заменят? Рыдать навзрыд, как в Северной Корее? Или паковать чемоданы в уверенности, что без Биби Израилю конец? Похоже, из страны победившего сионизма мы превратились в страну победившего мазохизма.

Неужто сторонники «Ликуда» жаждут, чтобы у нас осталось то же правительство, провалившееся во всех областях, где трое министров уже стали подследственными? Неужто их устраивает положение в стране с чудовищной дороговизной жизни из-за того, что госбюджет распределяется по партийно-политическим, а не экономическим соображениям?

До выборов осталось 72 часа. Мало для предвыборной кампании, много для раздумий по дороге на избирательный участок, куда обязательно найти прийти. О – бя – за – тель – но! Потому что, не придя, вы голосуете за «только Биби». Подумайте об этом абсолютно субъективно, отложив в сторону любовь и ненависть. И тогда, выбирая между лозунгами «Государство прежде всего» и «Биби прежде всего», вы сделаете единственно правильный выбор.


9.9.19

Когда будет следующая война?

Из всех стран мира, пожалуй, только в Израиле этот вопрос всегда остается актуальным. За 71 год существования государства он никогда не сходил с газетных полос, а с появлением интернета перекочевал на мониторы. Как ни войдешь в сеть, хотя бы раз в день кто-нибудь обязательно попытается на него ответить.

Да и как же иначе. В мае этого года боевики ХАМАСа и «Исламского джихада» выпустили по Израилю 600 ракет за 36 часов. Все были уверены, что продолжением станет очередная война в секторе Газа. На прошлой неделе перестрелка с «Хизбаллой» воспринималась, как прелюдия к третьей ливанской войне. На этом фоне почему-то обходят вниманием тот факт, кто война с Ираном у нас уже идет медленно, но верно: мы бомбим иранские объекты в Сирии, иранцы пытаются отвечать, но как-то хило. Более существенно, что Иран, до которого 2000 км, неожиданно оказался в 70 км от нашей северной границы с Сирией.

Израильско-арабские войны всегда были достаточно частыми: с Войны за независимость 1948-го года по 1956 год (Синайская кампания) прошло восемь лет. Кто бы мог подумать, что через 11 лет мы снова захватим весь Синай, а еще через 10 лет вернем его египтянам до последней песчинки. Да, 11 лет – ровно столько прошло до Шестидневной войны с ее эйфорией, которая выдохлась всего через два года с началом «войны на истощение». «Той войны незнаменитой», которая стала предвестницей других войн – с совсем другим исходом. За углом, всего через три года, уже поджидала Война Судного дня, когда (во всяком случае, в первые 48 часов) на кону стоял вопрос, быть Израилю или не быть.

Через пять лет последовала война местного значения в Ливане, которые у нас принято именовать «операциями». А еще через четыре года, в 1982 году, началась первая ливанская война, после которой армия завязла в ливанском болоте на восемнадцать лет.

Можно ли прогнозировать будущие войны, которых не избежать?

Лет пятнадцать назад израильская певица Си Хайман решительно пропела: «Войны не начинаются зимой: нам слишком холодно, чтобы ненавидеть; войны не начинаются летом: нам слишком жарко, чтобы ненавидеть».

Но история показывает, что как раз лето – излюбленное время для войн, хотя названная египтянами «октябьской» Война Судного дня и началась в октябре. Потому что у нас что июль, что октябрь – то же лето.

Так все-таки когда же будет следующая война? Обратите внимание, никто не спрашивает, с кем. У нас ведь не какая-нибудь Швейцария или Исландия. Кандидатов хватает со всех трех сторон. Чаще всего ими остаются ХАМАС на юге и «Хизбалла» на севере, которые давно спелись и вооружились до зубов, потому что, кроме войны с Израилем, они ничего не умеют, да им ничего и надо.

Новая война в секторе Газа – не фантазия. Только вчера министр иностранных дел Исраэль Кац заявил, что в новой войне с ХАМАСом «будет уничтожена вся верхушка». И война с «Хизбаллой» – не мираж. В первом случае после очередной войны прошло пять лет. Во втором – тринадцать. Одно можно сказать наверняка: старый еврейский пророк ошибся, потому что ни евреи, ни арабы не перековали меча на орала и не собираются этого делать в обозримом будущем. Наоборот, все пополняют свои арсеналы по той простой причине, что наша «вилла в джунглях» давно стала частью джунглей, живя по их законам.


8.9.19

Трудно поверить, что через девять дней в Израиле будут выборы в кнессет.

Такой вялотекущей предвыборной кампании давно не было: ни бурных демонстраций, ни перекрытых улиц и перекрестков, ни митингов на тель-авивской площади Рабина, ни плакатов на всех балконах. Так, вялая перебранка в СМИ и хриплый лай в соцсетях в сопровождении самых примитивных лозунгов.

То же самое касается партийных девизов: «Кахоль-лаван» – «Израиль прежде всего», «Авода» – «Люди прежде всего», «Ликуд» – «Нетаниягу прежде всего», НДИ – «Либерман прежде всего». Если же придумать лозунг двум ультраортодоксальным партиям (ШАС и «Еврейство Торы»), это будет «Тора прежде всего» и «Государство Галахи прежде всего».

Исходя из опыта Италии, где выборы проходят чуть реже Нового года, люди устают от необходимости выполнения своего гражданского долга. А поскольку у нас день выборов – нерабочий, в такую жару намного приятнее провести его на море, а не переться на избирательный участок. Так думают многие. Сколько же их? Какой будет явка на этот раз? Никто не знает. А ведь от того, каким будет ответ на этот вопрос, зависит будущее всего государства, без малейшего преувеличения.

Новый опрос 13-го телеканала под руководством профессора социологии Камиля Фукса показал старый расклад сил. Картина апрельских выборов повторяется в главном: две самые большие партии «Ликуд» и «Кахоль-лаван» идут голова в голову (по 32 мандата), а им в затылок дышит глава НДИ Авигдор Либерман. В апреле он получил пять мандатов и по его воле правительство не было сформировано, а страна пошла на перевыборы. Теперь ему прочат вдвое больше мандатов (точнее, даже 11), а значит, только от него зависит исход и этих выборов тоже. Если он захочет, будет правительство. Не захочет – не будет.

Интересно, что почти те же результаты дал опрос газеты «Исраэль ха-йом»: «Ликуд» – 31, «Кахоль-лаван – 30, Либерман – 11.

Либерман уже успел чуть ли не в ультимативной форме заявить, какое правительство он хочет: правительство национального единства в составе «Ликуда», «Кахоль-лаван» и разумеется, самого Либермана.

Обвинив друг друга во всех смертных грехах и приклеив всевозможные ярлыки, две большие партии, на самом деле, мало чем отличаются друг от друга, поэтому они могли бы спокойно поладить за одним столом. Тем более, что первое исключительно светское правительство Израиля могло бы найти выход из того тупика, в котором давно пребывает израильское общество под религиозным диктатом.

Но у «свата» Либермана есть свои требования, способные провалить попытки создания правительства национального единства. Не вызывает никаких сомнений, что в обмен на свои мандаты он потребует гарантированного принятия тех законопроектов, которые давно пылятся в его ящике, в первую очередь – о смертной казни для террористов, а во вторую – о гражданском браке.

Впрочем, очень многое, если не все, зависит от того, кто станет главой правительства, что тоже зависит от Либермана, который совершенно спокойно может порекомендовать на пост главы правительства Бени Ганца вместо своего заклятого противника Биньямина Нетаниягу. Из этого следует очевидный вывод: если Нетаниягу и его люди в своих подсчетах исходят из того, что все мандаты Либермана у них в кармане, они – просто глупцы. Что и было доказано в апреле этого года.

Еще одних выборов страна не выдержит. Поэтому без Нетаниягу «Ликуд» легко создаст правительство вместе с «Кахоль-лаван» и Либерманом, оставив за бортом и ультраортодоксов, лишенных кормушки, и осколки правых партий, уверенных в том, что духи «Фашизм» хорошо пахнут.

Как гласит народная мудрость, старую собаку не научишь новым фокусам. Чего еще надо ждать от нашего главного "фокусника" на посту главы правительства? «Арабы валят целыми автобусами на избирательные участки?» Было. Битая карта. «Гевалт! Наших бьют!» Было. Не сработает. «Во всем виноваты левые СМИ!» Было. Не поверят. «Арабы хотят украсть у нас выборы». Пожалуй, на это и сделана главная ставка. С этим связаны беспрерывные требования «Ликуда» установить видеокамеры на избирательных участках. Но, как ни парадоксально, новая атака Нетаниягу на арабский сектор может привести к прямо противоположным результатам: она увеличит не столько явку евреев, сколько явку разгневанных арабов, которые вряд ли проголосуют за «Ликуд», а, следовательно, еще больше увеличат электоральную силу арабского «Объединенного списка», сделав его третьей по величине партией.

Примечательно, что такая старая песня, как иранская угроза, тоже не работает. Потому что проблемы безопасности уступили место экономическим проблемам, и каждый избиратель измеряет свое настоящее и будущее по глубине и наполненности своего кошелька. Слухи о повышении налогов после выборов влияют на его решение гораздо больше, чем слухи о коварных планах аятолл.

Забавно, что на этих выборах все партии бросились разыгрывать «русскую карту». В интервью русскоязычному сайту «Детали» председатель «Авода-Гешер» Амир Перец и председатель МЕРЕЦ Ницан Горовиц в один голос уверяли, что они только спали и видели благо новых репатриантов из СНГ, которым оба обещали золотые горы. При этом, у обоих в списках нет ни одного репатрианта на реальных местах, не говоря о том, что упомянутые опросы дали «Аводе»... 5 (пять) мандатов! Может, Перецу не стоило сбривать усы?

Точно так же – без репатриантов – дело обстоит в двух больших партиях. Но если генералы из «Кахоль-лаван» вообще не обсуждают этот вопрос, делая стратегическую ошибку, в «Ликуде» приложили все усилия, чтобы переманить избирателей Либермана. Правда, безуспешно. В последнюю минуту там сделали ставку на то, что Нетаниягу успеет встретиться с Путиным в Сочи, куда он регулярно мчится на поклон с поводом и без. Где же знаменитый интеллект и хваленый политический расчет Нетаниягу, если он всерьез думает, что встреча с Путиным побудит новых репатриантов голосовать за «Ликуд»? Скорее, наоборот.

В то же время Авигдор Либерман все еще поддерживает марку «русской партии», которая пользуется популярностью не только во всех домах для престарелых, но и среди части сабров, которым импонируют его обещания «врезать» и «показать кузькину мать».

Так что те, кто ждут исхода выборов, на самом деле ждут, что скажет Либерман.

***

Вернувшись из Лондона, Нетаниягу сказал: «Я встретился с премьер-министром Великобритании Борисом... Ельциным». Сеть взорвалась от восторга. Такими темпами он скоро встретится и с Черчиллем тоже.


3.9.19

Вы никогда не теряли кошелек? И не находили? С первым все ясно и печально: был кошелек и нет. Ищи-свищи. А вот со вторым... Кто не мечтал еще в детстве найти кошелек! Большой, толстый, прямо-таки раздутый от денег, которых так не хватает. Мечтали все, но найти довелось единицам.

И что же дальше? Допустим, вы нашли кошелек или бумажник. С деньгами. И с удостоверением личности. Вернете? И деньги? А если без удостоверения? Отнесете в полицию?

Этой животрепещущей теме был посвящен репортаж 13-го телеканала, который показали 1 и 2 сентября. Было прелюбопытно смотреть на сотрудников канала обоего пола, которые щедро разбрасывали кошельки, бумажники и портмоне по всей стране, от Тверии и Нацерета до Беэр-Шевы и Йерухама, а телеоператоры снимали то, что происходило потом.

Автор репортажа Матан Ходоров воспользовался помощью двух психологов – клинициста Джори Бен-Тов и специалиста по поведенческой экономике, профессора Дана Ариэля, чтобы понять, что именно должно быть в кошельке, и как могут реагировать те, кто его нашел.

В результате было решено положить в кошельки наличные деньги: не меньше 200 шекелей разными купюрами, то есть вполне достаточная сумма, чтобы привлечь внимание бдительных граждан. В 15-и кошельках также были фиктивные кредитные карточки, по которым можно было проследить, что с ними будут делать. Для полноты эксперимента в каждом кошельке были визитные карточки, ключи и даже семейные фотографии. По мнению психологов, последнее должно было помочь установлению эмоциональной связи с владельцем кошелька и повысить готовность его вернуть.

А потом пошла полоса телекадров: умышленно оброненные или оставленные на скамейке кошельки неизбежно привлекали внимание. Сначала счастливчики не верили своему счастью. Потом осторожно оглядывались по сторонам, не видит ли кто-то их находки и не прибежит ли назад владелец. Не заметив ничего подозрительного, они сразу открывали кошелек, чтобы убедиться в главном – деньги есть. После чего некоторые совали добычу в карман или в сумку и быстро исчезали с места действия.

Но были и праведники: в одном случае религиозная семья из Тверии сразу позвонила, сообщила о находке, вернула кошелек, а ее глава сказал, что так учили его и так он учил своих детей: никогда не брать чужое. В другом случае дети-киббуцники доказали, что их воспитание не уступает религиозному. В третьем иностранная работница в Иерусалиме принесла кошелек своей хозяйке и та прямиком позвонила Ходорову, сказав, что теперь она точно знает, насколько честна ее помощница.

Кроме того, оказалось, что женщины возвращали кошельки чаще мужчин.

О цели своего эксперимента Ходоров сказал, что «дыра в кармане была призвана проверить дыру в человеческой природе в целом и в израильской солидарности, в частности». Так что если это своеобразное социологическое исследование было призвано раскрыть характерные особенности израильтян, оно определенно удалось. Как пояснил профессор Ариэли, в случае с кошельками многое зависит от того, в каком состоянии и настроении находится человек: если у него все плохо, он возьмет кошелек, если все хорошо – вернет.

А поскольку в этом деле крайне интересно сравнение с другими странами и народами, Ходоров рассказал об исследовании, которое и навело его на такую дельную мысль: в этом году в Швейцарии были опубликованы результаты щирокого международного исследования профессора экономики Мишеля Марешаля из цюрихского университета и его коллег из американских университетов в Мичигане и Юте. Его добровольные помощники разбросали 17 тысяч кошельков и бумажников в 355 городах сорока стран: в банках, отелях, музеях, почтовых отделениях и даже в полицейских участках. Там были и деньги, и кредитные карточки (или визитные) и ключи.

В таких странах, как Швейцария, Нидерланды, Норвегия, Швеция и Дания, между 70 и 85 процентами кошельков были возвращены их владельцам. Датчане, шведы и новозеландцы возвращали кошельки, где были не только ключи, но и деньги. А в Китае, Перу, Казахстане и Кении средний уровень возврата кошельков составил от 8 до 20 процентов.

По словам профессора Марешаля, Израиль оказался посередине: возврат "потерянных" кошельков составил у нас от 43 до 50 процентов.

Общий вывод исследователей: хотя пропорция возвращенных кошельков широко варьирует между странами, по большей части почти всюду кошельки с большой суммой денег или ценными предметами имеют все шансы вернуться к владельцам. Как объясняют авторы исследования, опровергая устоявшуюся истину, нечестным людям, нашедшим чужую собственность, приходится жить с мыслью, что они кого-то обокрали, а это может стоить им гораздо дороже найденных денег.

Другой нетривиальный вывод: люди не так эгоистичны, как мы думаем.


30.8.19

Если время и летит, то определенно не в Израиле, где давно продолжается свой период застоя. Что июль, что август – все то же барахтанье в политическом болоте с заранее известным результатом выборов, говорящем об отсутствии выбора.

***

Перечитывая «Бесы» издания 2005 года, увидел, что слово «фиаско» идет с переводом в сноске. Какое же фиаско претерпело нынешнее поколение, если ему надо растолковывать, что это такое?

***

Из меню: «Сицилийская уха». По-видимому, суп, в котором плавает мертвый мафиози.


23.6.19

Надо думать, короткое новостное сообщение о смене названия города Нацрат-Илит многие не заметили или не оценили должным образом. Тогда как перед нами – настоящий исторический прецедент.

63 года назад рядом с арабским городом Назарет (ивр. Нацрат) был основан еврейский город, который по предложению Бен-Гуриона назвали Кирьят Нацрат. С годами название сменилось на Нацрат Илит (Верхний Назарет), от чего путаница возросла еще больше. Если в Африке, к примеру, были Верхняя и Нижняя Вольта, в Галилее десятилетиями были новый Верхний Назарет и старый Нижний Назарет.

Путаница нервировала жителей – как арабов, так и евреев. Первые не хотели, чтобы у христианской святыни были хоть какие-то еврейские ассоциации (хотя какие же есть в Израиле христианские святыни без еврейских ассоциаций?). А вторые на дух не переносили, когда их принимали за жителей арабского города. Самое интересное, что эти названия путали не туристы, а израильтяне. Как сказал мэр Нацрата Илит, «если в течение 63 лет граждане Израиля не уловили разницы между Нацрат и Нацрат Илит, значит нет иного выхода, как сменить название». Что и сделали жители путем референдума, как в какой-нибудь Швейцарии.

Vox populi был громким и однозначным: 80 процентов нацрат илитцев проголосовали за то, чтобы их город назывался Ноф ха-Галиль (Галилейский вид, Галилейский пейзаж, Галилейский ландшафт). Между нами говоря, название неколько странное, которое больше подходит пансионату-циммеру или шоколадной фабрике. Но так как в демократическм государстве с Vox populi никто не спорит, бывшие нацрат илитцы стали теперь ноф ха-галилейцами.

Кстати, среди вариантов были совсем неплохие названия. Например, Тель-Гур (в память о Бен-Гурионе), Ир ха-Тиква («Город надежды»), или Лев ха-Галиль («Сердце Галилеи»).

Но вся эта история наводит на две неизбежные и взаимосвязанные мысли.

Первая – о пользе референдумов. Почему бы не взять пример со Швейцарии? Референдумы ее не разрушили, не вызвали ни гражданских войн, ни мятежей. Так может и нам попробовать? Кто за то, чтобы немедленно вывезти из Израиля всех африканских нелегалов? Кто за то, чтобы ввести смертную казнь для террористов? Кто за электоральный барьер в 15 процентов? Кто за отмену платных пляжей? Кто за возвращение отмененного «тихого часа» с 14.00 до 16.00?

Вторая мысль – а то ли поменяли в Верхнем Назарете? Может, дело и не в названии вовсе, а в том, как выглядит сам город. Оглянитесь вокруг. Отвлекитесь от триады Иерусалим – Тель-Авив – Хайфа. Посмотрите на унылые, стереотипные, безликие города с одной и той же планировкой, с одними и теми же облупленными трех- пятиэтажками на сваях, которые рухнут при первом же толчке. Они могут красиво называться, но очень уж плохо выглядят. И дело не спасает даже новомодная тенденция понатыканных всюду башен, которые торчат, как бородавки, закрывая остатки горизонта. Интересно, что сказали бы сами жители, получи они возможность изменить облик города путем референдума.


20.6.19

Это было сорок лет назад в Женеве. Я сел в трамвай. И через несколько минут понял: что-то не так. Вроде трамвай как трамвай. Едет. Люди как люди. Сидят. И тут до меня дошло: они молчат! Все. Так я и доехал до нужной остановки в гробовой тишине.

В Израиле такого не может быть по определению. Не только потому, что у нас нет трамваев, но прежде всего потому, что евреи не могут молчать. Они от этого заболевают.

То, что евреи шумный народ – не новость. Между прочим, именно с шума все и началось. Достаточно почитать ТАНАХ, чтобы понять, в какой оглушительной обстановке Всевышний даровал нам Тору на горе Синайской. Сами посудите: «... были громы и молнии... и трубный звук весьма сильный... Гора же Синай вся дымилась от того, что Господь сошел на нее в огне... И звук трубный становился сильнее и сильнее» (Исх., 19:16, 18-19).

Так что мы имеем дело с тяжелой наследственностью, от которой не избавишься в одночасье никакими самыми радикальными средствами. Шум – одно из бедствий современного мира, и в этом смысле Израиль – не исключение. Правда, у нас есть министерство экологии, но оно работает так тихо, что с шумом ему не справиться.

А тем временем наши издерганные нервы окончательно сдали: над головой круглосуточно ревут самолеты, а на земле от них не отстают миллионы машин, поездов, автобусов и мотоциклов, которые особенно хороши без глушителей. Музыка из удовольствия превратилась в проклятье, когда она на полной громкости несется из машин и окон, где на подоконниках гордо стоят динамики. Ведь это не только для себя, но и для народа!

С годами в мире появились специальные «тихие вагоны» поездов, где запрещено разговаривать. В мире это было сделано давно, в Израиле относительно недавно. В остальном общественном транспорте или в кафе все беспрерывно говорят по телефону, нередко включенному на громкую связь.

Орут дети. Орут взрослые. Орут из окон и через дорогу. Водитель автобуса орет на пассажиров, пассажиры – на водителя и друг на друга. Вы думаете, они сердятся? Нет, они так разговаривают.

Евреи, живущие в галуте, ведут себя тихо. Ведь они среди чужих, и положение обязывает. А мы среди своих – нам стесняться нечего. Хотим орать – орем. Хотим шуметь – шумим. Точно так же рассуждают водители машин. Еврей за рулем в Америке, во Франции или в Австралии вряд ли будет жать на гудок, как сумасшедший, выражая свое отношение не только к тому, кто его «подрезал», но и ко всем, кто его обгоняет. А на израильских дорогах гудок играет не менее важную роль, чем двигатель.

Одну точку отсчета нашей шумной наследственности мы уже указали – Синай. Другая точка – создание Государства Израиль. Не прошло и года после этого эпохального события, как стало ясно, что в стране чересчур шумно, и с этим надо что-то делать.

Ровно 70 лет назад два главных города – Тель-Авив и Хайфа – начали кампанию за тишину на их территории. Сначала было ограничено пользование автомобильными гудками, а на щитах появились объявления: «От всех водителей транспортных средств настоящим требуется перестать пользоваться гудками на территории города, поскольку гудок действует на нервы, нарушает отдых и играет немалую роль в автокатастрофах».

Муниципалитеты добавили: из проверки, проведенной транспортным отделом, выяснилось, что водители машин снова и снова нажимают на гудок потому, что пешеходы не переходят улицу в положенном месте и ходят по проезжей части вместо того, чтобы ходить по тротуару. Новые объявления пригрозили недисциплинированным пешеходам, что против них будут использованы «законы, влекущие за собой суды и наказания».

Инициативу Тель-Авива и Хайфы подхватили другие города, добавив свое требование: сохранять тишину во время отдыха с 14.00 до 16.00, когда большинство магазинов и предприятий закрывались и их владельцы шли домой для «шлаф штунде» (послеполуденного сна). Плакаты с требованием соблюдать тишину пополудни начали появляться во многих домах, в парках и скверах. На одном из них мальчик прижимал палец ко рту, из которого очень тихо выходили буквы ш-ш-ш-ш-ш-ш-шекет (ивр. тишина).

К «кампании тишины» присоединилась радиостанция «Голос Израиля», которая передавала в полдень сооветствующие объявления, а порой включала их в сводку новостей: «Мы просим всех слушателей уменьшить громкость приемника, чтобы не мешать отдыху соседей».

В большой статье, опубликованной в «Маарив» 14 июня 1949 года, среди прочего говорилось: «Мы страдаем не меньше, чем от дюжины акустических садистов, куда входят разносчики газет, выхлопные трубы автомобилей, крики старьевщиков, громкая музыка, которая вырывается из динамиков в кафе и т.д. Против всех этих нарушителей тишины власти должны действовать со всей силой закона для возвращения тишины и спокойствия, которых заслуживают граждане».

Прошло 70 лет. И что? Ничего. Не помогли ни объявления, ни угрозы. Шум, который стоял над Землей Израиля, стал сильнее в десятки, если не в сотни раз. Единственное правило, которое полиция готова соблюдать и проверять его исполнение, касается запрета на громкую музыку после 23.00. А если музыка не громкая и продолжается до пяти утра? А если музыки вовсе нет, а просто люди внизу или на балконе напротив сидят всю ночь и болтают во весь голос? Тут полиция бессильна.

В Эйлате власти убрали аэропорт из центра города, что стало победой в борьбе с шумом, но поражением в борьбе за увеличение туризма. А исследования, проведенные в Израиле к началу 2000-х годов, показали, что не меньше полумиллиона работников вынуждены терпеть шум на рабочем месте, что отражается не только на их продуктивности, но и здоровье. Сегодня положение только ухудшилось.

Как там писали семьдесят лет назад? «...возвращения тишины и спокойствия, которых заслуживают граждане». Кто же нам их вернет? И главное – когда?

Власти определенно не услышат эти вопросы, потому что они заданы очень тихо. Израиль – не Гонконг: у нас миллион человек не выйдет на улицу ни по какому поводу. Хотя было бы совсем неплохо, если бы миллион глоток миллион раз прокричали: «Ти-ши-на!» Впрочем, зная наши нравы, все шансы за то, что их услышит только Всевышний.


16.6.19

В преддверии своего 100-летнего юбилея редакция «ХаАрец» поставила перед историком-архивистом Офером Адеретом нелегкую задачу: найти фотографию Биньямина Нетаниягу с газетой «ХаАрец» в руках. Он перерыл весь архив и нашел множество экзотических снимков нашего премьера – на верблюде, с бегемотом и чаще всего – с женой Сарой. Вот только нужного фото с «ХаАрец» так и не было. Так что же, Нетаниягу ее не читает?

Читает. И еще как! Только тайком, в тиши кабинета, когда рядом нет фотографов. Вы спросите, откуда мы это знаем? На прошлой неделе в «ХаАрец» была опубликована статья Сами Переца «Так Нетаниягу сможет отомстить Либерману» и предлагала премьеру перехватить инициативу, начав решение вопроса о пенсиях для новых репатртиантов из СНГ. Не прошло и 48 часов, как Нетаниягу это сделал: пообещал решить вопрос с пенсиями и срочно назначил советника по делам репатриантов из СНГ.

Помните сладкоголосых сирен-чаровниц из «Одиссеи», чьи песни сводили с ума всех, кто не додумался залепить уши воском? Вот и наш премьер – такая сирена. Есть сирена скорой помощи. Есть сирена пожарных машин. Есть сирена воздушной тревоги. А тут мы имеем дело с сиреной особого рода – она звучит уже больше десятка лет, обещая райскую жизнь каждому, кто правильно проголосует.

За три месяца до очередных выборов эта Биби-сирена еще не запела во всю мощь, но скоро запоет. Наобещает золотые горы. Посулит каждому репатрианту – по пенсии. Каждому бедному старику – по соц. квартире. Нетаниягу будет говорить при каждом удобном случае, что его родители – родом из Белоруссии, так что в душе он тоже «русский». Будет упирать на свои «крепкие отношения с президентом Путиным». Воздаст хвалу «сотням тысяч репатриантов из СНГ, которые изменили Израиль, внеся свою лепту во все сферы жизни». А на вопрос, почему же их нет на реальных местах в его партии, сошлется на спикера Эдельштейна и министра экологии Элькина, и переведет разговор на другую тему.

Следуя своим предшественникам, Нетаниягу смотрит на новых репатриантов из СНГ, как на безликий электорат, кучу-малу, которая пойдет туда, куда ее поведут. Для него их суммарное количество 1,5 миллиона неоспоримо. Он искренне верит, что эти 1,5 миллиона настолько податливы, что стоит качнуть их из стороны в сторону, и еще десяток мандатов будет у него в кармане.

Зачем Нетаниягу «русский» советник? Неужели ему нужны чьи-то советы? Неужели он будет кого-то слушать? Конечно, нет. Это – чистейшая предвыборная реклама. Может, премьер даже посетит какой-нибудь дом престарелых, зная, что это – главный оплот Либермана, и расскажет старикам всякие сказки.

В своей войне за выживание Нетаниягу готов на все. В том числе – на тотальное одурачивание новых репатриантов, готовых поверить во что угодно кому угодно. Ведь так продолжается уже много лет – с того самого дня, как на побережье Тель-Авива выплеснулась «большая волна».

Двадцать семь лет прошло с тех пор, как репатриантская масса уверовала, что «старый солдат Рабин» положит конец бардаку с палестинцами, и жить станет лучше/веселее. Еще через четыре года та же масса уверовала, что «Перес разделит Иерусалим», и короновала Нетаниягу. Три года спустя она с той же страстью спустила с лестницы Нетаниягу и короновала «солдата номер один» Барака. Не прошло и года, как его сменил другой «солдат номер один» Шарон.

Те, кто не охрип от криков «Только Биби!», хорошо помнят эту историю. Но одно дело – помнить, и совсем другое – сделать из нее выводы.

Поверят ли десятки тысяч обездоленных репатриантов, что Нетаниягу даст им пенсии? Поверят? Тогда поставим вопрос по-другому: откуда он возьмет необходимые для этого миллиарды? Дефицит госбюджета растет как на дрожжах, планы повышения налогов родились не на пустом месте, аппетиты «естественных союзников» нашего премьера не уменьшились ни на йоту.

В канун последних выборов не составляло никакого труда прогнозировать, что новое правительство Нетаниягу будет точно таким же, как старое, во главе с теми же ненасытными ультраортодоксами и примкнувшими к ним праворадикальными экстремистами. Что изменилось сейчас? Ровным счетом ничего. Заложник в руках коалиционных союзников, Нетаниягу не сможет (да и не захочет) изыскать ни шекеля для наивных новых репатриантов, которые приняли его за отца родного.

Они не получат от него не только пенсий, но элементарного внимания наутро после подсчета голосов. Ибо все эти люди, привыкшие верить власти, для Нетаниягу и не люди вовсе, а лишь голоса и мандаты. Впрочем, как и для всех его предшественников.

Только не говорите, что без Нетаниягу мы пропадем и государству придет конец. Его война с собственным государством, которое он хотел бы перекроить по монархическому образцу, обречена на провал. А пока... пока залепите уши воском.


9.6.19

В праздник Шавуот в синагогах принято читать Книгу Рут (в русской традиции – Руфь), которая разительно отличается от других библейских книг тем, что нет в ней ни зверств, ни войн, ни крови, ни разврата, ни вероломства, ни грехопадения. По большому счету это и не книга вовсе, а всего несколько страниц незамысловатой истории о двух женщинах – свекрови и невестке. Еврейке и нееврейке, ибо была Рут из моавитян, которых по Моисееву закону запрещалось принимать в «общество Господне» до десятого колена (Второзаконие, 23:3) и, тем более, вступать с ними в брак.

А поскольку в ТАНАХе нет ни слова о том, что до выхода замуж Рут прошла гиюр (хотя на этом настаивали поздние комментаторы), неудивительно, что свекровь уговаривала невестку вернуться к моавитянам после смерти ее мужа.

По умолчанию ясно, что женщина по имени Рут была чужой. Это – ключевое слово для понимания того, сколь многое изменилось у евреев за последние четыре тысячи лет. В те времена, несмотря на запрет, евреи еще могли принять чужих в ряды своих. Поэтому Рут, которая «прилепилась» к свекрови, пошла с ней к ее Богу, в ее землю, к ее народу, к которому тоже прилепилась и привязалась до того, что стала прабабушкой... царя Давида.

Эта крамола заслуживает отдельной статьи, ибо сегодняшние ультраортодоксы никогда не приняли бы в евреи царя с такой подмоченной родословной, а саму Рут забили бы камнями, чтоб другим неповадно было. Потому что форма (а как еще назвать черные кафтаны!) у нас важнее содержания.

Удивительная Книга Рут полна неподдельного лиризма, душевного благородства и высоты универсального духа, той высоты, с которой человек виден таким, как он есть, а не таким, каким его отметили те, кто воюет не на жизнь, а на смерть с чужаками всех мастей. Сегодня Рут остановили бы уже на погранконтроле, а если бы ее поймали на еврейском поле с несколькими жалкими колосками в руках, то наверняка упекли бы в кутузку за кражу.

Тогда как Книга Рут напрямую связывает выпавший на Шавуот праздник дарования Торы с дарованием признания чужой женщине-нееврейке, которую еврей Боаз взял в жены при поддержке всего народа, несмотря на строжайший запрет. Такие были либеральные времена и нравы четыре тысячи лет назад. И таков парадокс: те же евреи, которые в борьбе за обладание землей Ханаанской могли сотворить с чужими народами что угодно, вплоть до их полного истребления, в своей душевной щедрости неукоснительно следовали заповеди возлюбить ближнего своего, кем бы он ни был.

Кто сегодня помнит об этой заповеди? Кто ей следует? Где тот еврейский народ, который раскрыл объятия чужой женщине, разделившей с ним его судьбу?

В довершение всего здесь хорошо ощутимо невероятное целомудрие, которое характеризует поведение не только Рут, но и Боаза. Правда, в ушербном синодальном переводе это звучит комически: «И спала она у ног его до утра, и встала прежде, нежели могли они распознать друг друга» (3:14). Горе-переводчики перепутали понятия «распознать» и «познать», и не поняли, что в ту ночь Боаз не познал Рут, зато распознал в ней своего человека.

В далекие библейские времена никто не спрашивал Рут о ее родословной, никто не проверял чистоту ее крови, тогда как в наше время дело дошло до лабораторных тестов, а сама идея проверять кандидатов в евреи на чистоту крови подозрительно напоминает самый мрачный период человечества в середине XX века.

Мало того, что правящая в стране бал ультраортодоксальная община ненавидит «гоев», то бишь инородцев, так она еще на дух не принимает даже «геров» (неевреев, перешедших в иудаизм), не вступая с ними в брак, как когда-то с моавитянами. Не только «геры», но точно так же реформистские и консервативные евреи считаются в их среде настолько «трефными», что их надо гнать поганой метлой отовсюду, и прежде всего – от Западной стены Иерусалимского храма. А уж если мы начнем сравнивать с Книгой Рут существующий в Израиле запрет на брак с нееврейкой и дискриминацию женщин в обществе, прогрессивный вид «государства старт-апа» померкнет прямо на глазах.

Рут-моавитянка не дожила до Иерусалимского храма, зато увидела храм души еврейского народа, который четыре тысячи лет спустя, в возрожденном еврейском государстве читает раз в год Книгу Рут, не задумываясь над тем, что эта простая история о любви к ближнему должна была стать для всех нас руководством к действию.


6.6.19

Фанатик и гомофоб по имени Бецалель Смотрич и по кличке «Гном», возглавляющий в кнессете ультраправую фракцию «Национальное единство», сказал вслух то, о чем многие ультраортодоксы стараются даже не заикаться: «Надо вернуть Израиль во времена царя Давида и применять закон Торы».

Назад – в пещеры? В общем, да.

Глава правительства Биньямин Нетаниягу так перепугался, что написал в «Фэйсбуке»: «Израиль никогда не будет государством Галахи». Неужели? А если Смотрич и иже с ним получат на сентябрьских выборах не 20 мандатов, а 40? Что будет тогда?

Одержимый Смотрич, будучи по профессии адвокатом, метил на пост министра юстиции, видимо, для того, чтобы побыстрее ввести в действие закон Торы. Но Нетаниягу сделал неожиданный ход, временно назначив на этот пост Амира Охану, известного тем, что он – гордый представитель гордого ЛГБТ-сообщества в Израиле. А всех его членов, которые сегодня выйдут на «парад гордости» в Иерусалиме, по мнению Смотрича, следует забить камнями.

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» Сразу и не скажешь. Посмотришь на календарь – вроде третье. Посмотришь в окно – вроде первое.

***

Оказалось, что отношения чилийцев и аргентинцев напоминают отношения грузин и армян. По крайней мере, судя по такой чилийской шутке: «Как аргентинец кончает жизнь самоубийством? Прыгает с высоты своего «Я».


5.6.19

4 июня кнессет тайным голосованием избрал Матаниягу Энгельмана на пост нового государственного контролера. 67 депутатов коалиции проголосовали за него, а 48 депутатов оппозиции – за Гиору Рома. Пятеро воздержались, опустив пустые бюллетени.

В отличие от хорошо известного в Израиле боевого летчика, генерала ВВС Гиоры Рома, который руководил Управлением гражданской авиации, Энгельмана знают только те, кто его назначал: он был вице-президентом Техниона, потом – гендиректором Совета по высшему образованию (о чем позаботился Нафтали Беннет). А до этого служил директором и гендиректором то в местном совете, то в колледже, то в бухгалтерской фирме, тем более, что он сам по образованию бухгалтер. Иными словами, перед нами – назначенец-управленец, напрочь лишенный юридической подготовки, не говоря о том, что в течение последних 30 лет госконтролерами были исключительно отставные судьи. А теперь – отставной бухгалтер.

Не вызывает ни малейших сомнений, что это – новая политическая победа Нетаниягу, который нейтрализовал один из важнейших аппаратов надзора и контроля за деятельностью правительства для выявления любых нарушений.

Нетаниягу в очередной раз показал, как работает профессиональный политик: он лично обзвонил всех депутатов из коалиции и собрал фракцию «Ликуда», чтобы убедиться, что все голосуют за Энгельмана как один. Учитывая, что в коалицию входит 65 депутатов, очевидно, что в рядах оппозиции, кроме пяти воздержавшихся, были двое перебежчиков. Тайное голосование дало им возможность укрыться от света прожекторов в зале пленарных заседаний.

Отдельно стоит отметить приступ небывалой лояльности депутата Авигдора Либермана и его фракции НДИ, которые специально показали в телекамеры бюллетени с фамилией Энгельмана. Хотя политическая логика подсказывала, что могильщик кнессета и ярый противник Нетаниягу не будет голосовать за его кандидата. А он проголосовал, уже наводя мосты на случай перемирия после следующих выборов.

На фоне победы Нетаниягу особенно жалко выглядела оппозиция во главе с Бени Ганцем: он никого не собирал, не инструктировал, не проверял, не обзванивал и не настаивал. Он и сам не знает, кто из членов оппозиции воздержался, а кто проголосовал за Энгельмана. Это – дурной знак, немало говорящий о разброде в оппозиции, которая должна была бы отнестись к выборам госконтролера, как к выборам в кнессет.

Результат голосования также посрамил прогнозы политкомментаторов, полагавших, что в одном только «Ликуде» хватит людей, которые терпеть не могут Нетаниягу и будут рады возможности тайно свести с ним счеты. Тем более, что пертурбации в партийном списке приведут к выпадению из него тех, кто успеет побыть депутатом кнессета только четыре месяца. Но, как ни удивительно, недовольных не нашлось. Все проголосовали по указанию Нетаниягу.

Среди тех словословий, которыми Нетаниягу осыпал Энгельмана, было такое определение госконтролера: «Сила этой одной из важнейших и главных институций израильской демократии – в ее независимости».

Что прикажете – смеяться или плакать? О какой независимости может идти речь у ставленника Нетаниягу, готового выполнить любой приказ патрона. Сам Нетаниягу это прекрасно понимает, и еще до того, как начать дергать за веревочки нового госконтролера, он сказал в интервью 12-му телеканалу, как он рад, что Энгельман, в отличие от своих предшественников, не верит в контроль в реальном времени. Проще говоря, по горячим следам. Так что теперь новый госконтролер, избранный на семь лет, будет писать свои отчеты только после того, как все порастет травой и все позабудут, кто и в чем виноват. Это ли не новинка?

Еще одним индикатором намерений Энгельмана станет изменение его штата: оставит ли он людей, которые насолили Нетаниягу своими расследованиями, или – что вероятнее – заменит их собственными назначенцами, для которых место важнее работы?

Не нужно обольщаться: то, что Биньямин Нетаниягу не успел сделать с Верховным судом, он сделал 4 июня с институцией государственного контролера, которая разом превратилась из цепного пса в добродушного пуделя.


2.6.19

На днях Биньямин Нетаниягу, сохраняя хорошую мину при плохой игре, задал риторический вопрос: «Мы, что, уже превратились в Италию с ее перманентными выборами и сменой правительства?»

Конечно, превратились. Давно уже ни одно правительство не дотягивало до конца своего законного срока. А тут и вовсе не родилось. Этот мертворожденный уродец должен был как две капли воды напоминать своего преждевременно скончавшегося братца. Но ничего – впереди нас ждут те же роды с тем же результатом.

Судя по первым опросам, твердолобый электорат «Ликуда» пойдет за Нетаниягу... если не в тюрьму и не на плаху, то наверняка до победного конца. Хотя непонятно, какой именно конец считать победным.

Еще более твердолобый электорат ультраортодоксальных партий «Еврейство Торы» и ШАС, голосующий по приказу раввинов при полном отключении собственных мозгов, даст им столько же мандатов, что и 9 апреля. Так что они снова будут на коне и старые пляски вокруг свежего трупа коалиции повторятся по новой.

Ультраправые партии, вдохновленные предыдущими результатами, могут только прибавить в весе и тогда в кнессете появятся экстремисты-каханисты, оставшиеся за бортом.

«Сладкая парочка» Беннет-Шакед, не добравшая каких-то 1,500 голосов, опять может вернуться в строй и прямиком двинуть на свои места в правительстве.

Уже не говоря о знакомых и незнакомых проходных фигурах, которые опять выставят свои кандидатуры, мороча голову избирателям.

И что же будет в результате? То же, что и было. За каждые несколько мандатов их обладатели будут требовать луну с неба у того, кто получит мандат на формирование правительства. А кто его получит? Правильно. Снова Нетаниягу, поскольку серьезных конкурентов с реальными шансами пока не видно. А власть он получит тем же проверенным способом: уверяя легковерных избирателей, что во всех проблемах и бедах государства виноваты "левые". И неважно, что из подлинно левых партий осталась только давно обескровленная МЕРЕЦ – жупел на то и жупел, чтобы пугать дураков.

Впрочем тупиковая ситуация может измениться при следующих условиях: если светский Израиль, очнувшись от спячки и забыв о разногласиях, объединится в один лагерь, во главе которого встанет партия «Кахоль-лаван», ибо других вариантов нет. Но для победы им нужна полная явка избирателей, которые должны понять, что Израиль находится на распутье демократии и автократии. Налево пойдешь – мандат потеряешь, направо – сам голову сложишь. Победа этого лагеря будет еще вероятнее, если его поддержат израильские арабы, составляющие 20 процентов населения. Точно так же, как и друзы, подавляющее большинство арабов не думает ни о каком терроре, а желает жить полноценной жизнью израильтян – в равенстве и довольстве. Поэтому они отдадут голоса сионистской оппозиции лишь тогда, когда поймут всю бессмысленность голосования за узко-секторальные арабские партии, которые мало того, что ничего не делают для своего электората, но еще и сеют взаимную ненависть и рознь.

Чтобы создать такой монолитный лагерь, а заодно раз и навсегда разувериться в чистоте помыслов очередного лже-мессии, зовущего народ на борьбу с ультраортодоксами, которые были и остались его закадычными друзьями, нужно сменить партийную систему. Точнее, многопартийную – на двухпартийную.

Такая система давно и надежно работает в Америке и в Англии, гарантируя устойчивость демократии, в которой за последние 150 лет не было сбоя. Так, может, и нам попробовать?

Как же избавиться от малых партий? Очень просто. В следующем кнессете обе большие партии могут легко и быстро провести закон об увеличении электорального барьера: скажем, с 3, 25 процента до 10.

Только двухпартийная система может вывести Израиль из тупика, избавив его от регулярных досрочных выборов, коалиционного шантажа и вакханалии вокруг дележа госбюджета заинтересованными сторонами. Такая система раз и навсегда похоронит малые партии во главе с ультраортодоксами (которые вообще-то должны предъявлять свои непомерные требования не государству, а Всевышнему) и сделает ненужной вечную коалицию. Ибо на выборах будет побеждать то одна партия, то другая, которая и получит всю полноту власти, необходимую для эффективного управления государством. Что может быть лучше?

В Израиле мечты имеют обыкновение разбиваться вдребезги от столкновения с действительностью. У этой мечты есть все шансы воплотиться в жизнь – после того, как подозреваемый премьер, сделавший карьеру на принципе «разделяй и властвуй», пересядет из своего кресла на скамью подсудимых.


30.5.19

Вот и закончилась затяжная трагикомедия под названием «Формирование правительства»: ночью кнессет проголосовал 74 голосами против 44-х за самороспуск, поскольку в отведенные ему 42 дня Биньямин Нетаниягу так и не смог сколотить коалицию из тех же «естественных партнеров», с которыми так сжился за долгие годы.

А не смог потому, что один из них – бывший министр обороны Авигдор Либерман – не захотел войти в правительство, лишив его необходимого большинства. Он упирал на закон о всеобщей воинской обязанности, чтобы лишить йешиботников их традиционной отсрочки от службы в армии, и поставил хитрый ультиматум: либо закон, либо перевыборы.

Натурально, другие «естественные партнеры» встали на дыбы, а Либерману только это и надо было. Итог: развал, паника, голосование, перевыборы 17 сентября.

Еще неделю назад все думали, что недавние выборы выиграл Нетаниягу. Ошибка. Их выиграл Авигдор Либерман. В ту минуту, когда стало ясно, что он преодолел электоральный барьер и получил пять мандатов, он смело мог откупорить шампанское.

Сделав быстрый подсчет, бывший и будущий министр сразу понял, что настоящий триумфатор – это он. Потому что без него нет правительства. Но то, что Либерман понял 9 апреля, Нетаниягу понял только что. И с испугу заметался в разные стороны с паническими заявлениями, стал пугать избирателей и выступил со смехотворным обращением к народу, точнее – к Либерману. Мол, одумайся, друг, я тебе хоть луну с неба дам! Но луна Либерману не нужна. Так же, как ему не нужен Нетаниягу.

Либерман играет в политический покер не менее искусно, чем Нетаниягу. И оба умеют профессионально блефовать.

Нетаниягу и Либерман знакомы уже четверть века. За это время они успели тесно сработаться, узнав сильные и слабые стороны друг друга. Они то сходились, то расходились, ругались и мирились, ссорились и рвали отношения – только для того, чтобы потом снова объединиться. Либерман уходил из «Ликуда» и возвращался, и снова уходил. На выборах он получал все меньше мандатов и понимал, что из супер-звезды стал факиром на час. А поскольку все факиры бледнеют рядом рядом с нашим главным «фокусником», как прозвали Нетаниягу, факиру Либерману надо было придумать что-то новое.

И он придумал: целый месяц усыплял бдительность Нетаниягу и его окружения, которые уверовали, что Либерман у них в кармане в обмен на дорогой для него пост министра обороны. Вот только в кармане было пусто, потому что Либерман пошел ва-банк, объявив, что не войдет в «правительство Галахи» и будет противостоять религиозному диктату. Это была бомба. Так умер радетель борьбы с арабами и родился лидер в борьбе с засильем ультраортодоксов.

Все, кто в апреле голосовал по принципу «только Биби», ужаснулись тому, что ультраортодоксы практически прибрали к рукам будущее правительство, готовясь к широкой атаке на светское население. В такой ситуации Либерман, говорящий именно об этом на всех углах, может существенно поправить свое положение. 9 апреля за него проголосовали только 150 тысяч человек – по всей видимости, большинство обитателей репатриантских домов престарелых. Теперь же в его борьбе с ультраортодоксами может пробудиться другая часть его электората, на которую и нацелены его пламенные речи.

Перевыборы станут первым в своем роде израильским социальным экспериментом , который покажет, как меняется психология и характер голосования разочарованного избирателя, которому обещали шоколад, а дали хрен. И, конечно, снова решится судьба Нетаниягу – останется ли он в политике или останется один на один с генпрокуроров и обвинительными заключениями по трем уголовным делам.

Как интересно будет узнать, повторится ли тот же результат на перевыборах: иными словами, получит ли «Ликуд» снова 35 мандатов, или разочарование в Нетаниягу усилит достижение оппозиции? Ну, и конечно, чем обернется для Либермана его новая партия в покер – станет ли он сильнее за счет того же «Ликуда» или останется при своих?

После краха мертворожденного правительства все взоры устремлены на Либермана, который выиграл в политическую рулетку: не войдя в правительство, он показал себя несгибаемым борцом с ультраортодоксами, а по дороге на перевыборы – бескомпромиссным политиком, который стоит не пяти, а, скажем, восьми-десяти мандатов. Во всяком случае 150 тысяч голосов ему гарантированы, потому что избиратели в домах престарелых не становятся моложе и не меняют своих привычек.

О правительстве национального единства никто не заикался. Разве что главный редактор «ХаАрец» Алуф Бен предложил смелую комбинацию: без всяких перевыборов Либерман навязывает руководителям «Ликуда» нового альтернативного лидера (Саар? Эдельштейн? Кац?), создает светское правительство национального единства, которое не нуждается ни в ультраортодоксальных, ни в ультраправых партиях, и в обмен на свои труды становится... премьер-министром по принципу ротации. Но до этого дело не дошло. Зато дошло до другого: Либерман собственными руками угробил надежды Нетаниягу на пятое правительство и отправил всю страну на перевыборы, где число его мандатов может только увеличиться, а значит... значит, сказка про белого бычка начнется по новой.

Бедный Израиль, который все больше походит на хлебный Бобруйск.



19.5.19

Вот и все – конкурс «Евровидение-2019» закончился. Результаты в точности совпали с прогнозами букмекеров: Голландия – на первом месте, Израиль – на одном из последних.

Ракетного обстрела из Газы не было, вероятно, по той причине, что боевики ХАМАСа и «Исламского джихада» не могли оторваться от телевизора, больно уж пришлись им по вкусу эти песни. И они не одиноки: весь Израиль, да и весь мир вдыхал этот неразличимый вопль, что песней зовется, хотя на самом деле далек и от песен, и от музыки, и даже от поп-культуры.

Еврейский народ, отвергнувший идолов во главе с золотым тельцом, на трое суток снова впал в грех идолопоклонничества, умиляясь прыжкам и гримасам безголосых или (с помощью микрофона) голосистых певцов, которые не могут выступать без группы поддержки, именуемой «подпевкой». Это ли не массовая наркомания или, если угодно, коллективный сеанс гипноза, под которым все только и делали, что обсуждали внешность и наряды исполнителей, напрочь забыв обо всем, чем живет и болеет Израиль.

В этом – суть дела. Если есть возможность отвлечь народ, это обязательно надо сделать. Если есть, чем задурить ему голову – надо задурить. Потому что иначе у него в голове появятся мысли, а там – один шаг до инакомыслия. Так рассуждают правители разных стран, и достаточно посмотреть на Россию с ее мощной пропагандистской телеиндустрией и непотребной эстрадой, чтобы понять, как легко манипулировать массами.

Профессор истории Даниэль Блатман из Еврейского университета опубликовал в «ХаАрец» статью «Глупость «Евровидения» и опасность для демократии», где привел пример «легкого, оглупляющего и опьяняющего развлечения, которое превращается в наилучшее угощение для народа».

Как пишет Блатман, «нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс, ответственный за культуру в Германии, хорошо это понял. Он постановил, что главная роль культуры – особенно, в то время, когда народ должен выдержать экзамены на стойкость, требующие от него больших уступок – заключается в том, чтобы развлекать и успокаивать. Он позаботился, чтобы по немецкому радио передавали побольше глупейших юмористических программ, пропитанных расизмом. Он систематически поощрял программы легкой и танцевальной музыки, популярных мелодий, патриотических песен и маршей, или несложных концертов классической музыки.

Это особенно проявилось после 1940 года, когда война пришла в дома немцев, с началом бомбежки англичанами немецких городов. Чем дольше шла война и чем труднее становилась жизнь, тем большим стало оглупляющее развлечение, и вся нацистская культура свелась к легкой музыке. «Музыка – это искусство, которое глубже всего проникает в душу человека», сказал Геббельс, поэтому следовало насаждать развлекательную музыку, понятную для народа».

С Геббельсом мог бы поспорить один из его учителей, который настаивал на том, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино».

По большому счету радетели, пропагандисты и проводники масс-культуры действуют по одному принципу, написав на своих знаменах три слова: развлекать, увлекать, отвлекать.

А закончил профессор Блатман так: «Год назад молодая, экстравагантная певица, чье кукареканье принесло ей победу на этом совершенно бессмысленном песенном состязании, вывела десятки тысяч израильтян на главную городскую площадь, вызвав у них эйфорию, переходящую в истерию. То и другое дошло до пика за неделю «Евровидения», показав во всей красе наш национальный эскапизм».

Ну, а тем, кто спросит «Неужели все так плохо?», мы ответим: конечно, нет. Израиль провалился на конкурсе, но выиграл на рынке туризма.

Хорошо, что столь престижный конкурс прошел в Израиле.

Хорошо, что его смотрел весь мир.

Хорошо, что он увидел другой Израиль, в котором поют, а не стреляют.

И главное: такой туристической рекламы Израиль не купил бы ни за какие деньги! Двадцать шесть коротких телероликов со всеми красотами Израиля, от Кармеля до Эйлата, от Кейсарии до Кинерета – на весь мир! Сотни туристов (увы, не сотни тысяч, как ожидал муниципалитет) на тель-авивском пляже и променаде прославляли это море, это солнце и только удивлялись нашим бешеным ценам, которыми нас не удивишь.

А министерство туризма должно наградить бесплатным авиабилетом чернокожего американского туриста, который прокричал прямо в телекамеру: «Тель-Авив – не Нью-Йорк! – лучший город земли!»


16.5.19

Евреи – известные фантазеры. И в то же время – самые удачливые пророки. «Книга пророков» доказывает это лучше всего прочего. Точно так же это доказывает судьба Теодора Герцля – фантазера, в точности предсказавшего год создания еврейского государства за полвека до его появления.

Если вести отсчет от Герцля, за сто последующих лет евреи много раз собирались создать свое государство в десятках стран – от Америки и Уганды до Советского Союза. Но, как мы знаем, все проекты такого рода провалились, а евреи благополучно вернулись туда, откуда они начинались – в Страну Израиля.

Много лет Израиль называли «государством в пути» – даже после того, как евреи перестали кочевать по галуту и окончательно осели на своей земле, став израильтянами. Вот только время от времени находятся те, кто ставит под сомнение слово «окончательно», полагая, что путь еще не пройден, и, следовательно, можно изменить направление.

В первую очередь это касается полумиллиона израильских эмигрантов (по самым скромным подсчетам), которые разъехались по всему миру, но в лучшем случае их общины ничем не отличаются от всех прочих, объединенных родным языком, воспоминаниями и кулинарными привычками. В то же время есть другие израильтяне, которые движимы идеологическим стремлением начать с нуля созидание Нового Израиля.

Никто не знает, доволен ли Всевышний результатами сотворения мира, но совершенно определенно, что в Израиле хватает людей, недовольных тем, какое государство оставили им отцы-основатели. Поэтому, взяв на себя роль архитекторов и строителей, они лет пятнадцать назад устремились в Новую Зеландию, чтобы построить там «правильный» Израиль.

Кстати, Новая Зеландия тут же вызывает в памяти Новую Англию – успешную попытку перестройки родины. Сорок пять лет назад замечательный русский писатель Борис Хазанов (Геннадий Моисеевич Файбусович) написал эссе «Новая Россия», которое заканчивалось такими словами: «... можно основать русскую колонию где-нибудь в Канаде, Австралии, в Новой Зеландии или вообще где угодно. Давайте сговоримся и махнем туда все. Там много места – в отличие от этой большой страны, где так тесно. Пускай в этой Новой России будет только тысяча граждан. Она станет расти, как кристалл. Там, на новой земле, как на новой планете, мы взрастим нашу свободу, сохраним наш язык, наш образ мыслей, нашу культуру и нашу старую родину».

Эти воспоминания пришли от статьи Рои Чики Арада в "ХаАрец" под названием «Жизнь дешевле, климат поприятнее: сотни израильтян переезжают в Португалию, не оглядываясь назад».

Как можно догадаться, эксперимент, который не удался в Новой Зеландии, теперь предлагается провести в Португалии, где жизнь, в самом деле, несравнимо дешевле, чем в Израиле, климат очень хорош, да к тому же в жилах части португальцев течет еврейская кровь, так что они рады каждому еврею, который захочет к ним присоединиться.

Подзаголовок статьи звучит так же завлекательно, как и заголовок: «Больше трех гектаров земли можно купить за 15 тысяч евро, а фермеры получают финансирование от государства. Все больше израильтян строят фермы в двух часах езды от Лиссабона. Говорят, «есть такая страна», и она находится на Иберийском полуострове».

Кто же эти «сотни израильтян», сменивших Израиль на Португалию?

Их группа в «Фэйсбук» насчитывает 3000 человек, которые заявили, что они – не туристы и постоянно живут в Португалии. Видимо, это стало причиной появления в лиссабонском журнале большой статьи под заголовком «Может ли быть, что Португалия стала для евреев Землей Обетованной?» Этот ироничный вопрос уже задавали когда-то в отношении Америки сами евреи, и ответ был положительным.

Итак, в Португалии преобладают новоявленные израильские фермеры, которые за отсутствием главного раввината перешли с курятины и говядины на свинину – не только на столе, но и в свинарнике. Впрочем, об этом они наотрез отказались говорить. Тут уже есть израильская школа и планы построить израильскую деревню. Среди здешних иммигрантов самый известный – журналист Игаль Сарна, проигравший иск о клевете семье Нетаниягу и потерявший работу в «Йедиот ахронот». Здесь он счастлив. Как и другие сабры, которые решили, что Израиль не для них, что им осточертели войны, обстрелы, армейские сборы, утомительная работа, вечная гонка, жара, безденежье, гнилая политика. Из страны победившего капитализма они попали в страну победившего социализма, где дружелюбно относятся к иностранцам и где есть колоссальные сельхозугодья: государство заинтересовано заселить эти земли, финансируя фермеров. Так что израильтяне могут найти здесь отдохновние от вечной давки и тесноты, а главное – купить землю по смехотворной цене

По их словам, в Португалии все делают медленно и со вкусом, потому что никто никуда не торопится. А местные жители всех цветов кожи искренне верят, что новая кровь пойдет на благо их стране. Португальцы спокойны и живут ради удовольствия, а не только ради денег. Они не стараются уделать других из боязни, что могут уделать их самих. Тут доброжелательные чиновники, которые хотят помочь. В обеденное время все обедают, а после обеда спят – это святое. На взгляд израильтян, средние века в Португалии еще не кончились, если иметь в виду домашний уклад и простоту нравов. Кто-то считает, что здесь и есть рай.

После всего этого автор статьи задал сакраментальный вопрос: «Вы не хотите создать тут Новый Израиль?» На что последовал типично израильский ответ: «А что, одного Израиля мало?»

Прочитав все сказанное, кто-то может подумать, что эскапизм победил сионизм. Но это не так. Скорее, речь идет о хронической еврейской нервозности от того, что где-то живут лучше. Не говоря о том, что в каждом еврее сидит Вечный Жид, не дающий своим носителям ни минуты покоя. Трудно представить американца, который горит желанием построить Новую Америку. Француза – Новую Францию. Немца – Новую Германию. Наконец, англичанина... Тем более, что они уже это сделали. И только евреи все рыщут по белу свету в поисках стройматериалов и присматривают стройплощадку.

Да, жизнь у нас страшно дорогая в быту и дешевая на войне, климат убийственный, соседи – хуже некуда, демократия в загоне, бедность на виду, национальная кухня – сборная солянка. И все же... все же есть такая страна, и вовсе не на Иберийском полуострове, а на Ближнем Востоке, где она торчит бревном в глазу у всего мира. Ну и пусть торчит. Пусть у других и котлы побольше, и мясо пожирнее. Пусть.

«Наш паровоз», который летел вперед и сделал остановку в коммуне, то бишь в киббуце, доехал до конечной станции. Евреи, поезд дальше не идет! Все эксперименты со строительством Нового Израиля окончились крахом – по той простой причине, что его нет и не будет. По той же причине ни Америка, ни Португалия не стали для евреев Землей Обетованной, потому что она только одна. Все прочее – мираж.


6.5.19

Много лет назад я услышал от нашей теннисистки: «Ничего не кончилось, пока не кончилось». Ей бы в генштаб! А ведь так и есть: ничего не кончилось. Очередная передышка напоминает боксерский ринг: после 10 раунда полуживые боксеры сидят в углах и с ужасом думают, что по плану им надо колотить друг друга еще 5 раундов. Вот мы и колотим. Разве что никакого плана нет в помине. Ни плана, ни политики, ни стратегии. В чем же цель? Как говорят на Востоке, «показать, у кого длиннее».

То, что обе стороны назвали «прекращением огня», на самом деле – продолжение игры, над которой можно было бы посмеяться, если бы она не была такой смертоносной. 700 ракет за 48 часов – рекорд ХАМАСа. К тому же он научился залповому огню, с которым не всегда справляется система «Железный купол». И вот результат – четверо убитых израильтян, чего не было последние пять лет. Да и вообще мы привыкли к тому, что потери несут только враги. Теперь надо привыкать к новой действительности, в которой в любую минуту нам на голову будут сыпаться ракеты, а в ушах – стоять вой воздушной сирены.

О чем думают жители юга, которые все годы до выборов проклинали Нетаниягу за бездействие, но снова проголосовали за него? Что они сделали бы сейчас, если бы развал коалиции нашего подозреваемого премьера привел к новым выборам? В ком они видят своего защитника, если этот не может их защитить? Надежда только на Всевышнего, только о нем думали все, кто сломя голову мчался к бомбоубежищу или, остановив машину, бросался на землю, закрыв голову руками. Господи, пронеси!

В отличие от других стран, у которых в соседях не числятся такие варвары, как у нас, и которым в голову не придет подумать, что их стране или им лично угрожает смертельная опасность, мы другого не знаем. Так было в течение 71 года существования Израиля.

Вот отметим на днях День Независимости, а есть ли она на самом деле? В чем наша независимость, если, с одной стороны, нам не продержаться без военной, политической и финансовой помощи Америки, а, с другой – мы зависим от милости бандитов с большой дороги. Хотят – стреляют, не хотят – не стреляют, но держат палец на курке, чтобы мы не расслаблялись и не отходили чересчур далеко от бомбоубежища.

Про нас уже можно писать романы и снимать кино. Причем, не научно-фантастическое, а самое что ни на есть детективное. Сюжет готов. Герои на лицо. Ужасов хватает. Трупов тоже. Война идет не только в воздухе, на море и на суше, но и под землей.

Куда до нас героям международных телепрограмм «Выживание»: у них это – развлечение на потеху публике, а у нас выживание – образ жизни.


5.5.19

Вторые сутки Израиль находится под ракетным обстрелом из сектора Газа: более шестисот ракет. Трое убитых от реактивного снаряда и противотанковой ракеты, угодившей прямо в машину. Десятки раненых разной степени тяжести. И 2,5 миллиона жителей юга, которые сидят в бомбоубежищах. Школы и детсады закрыты. Пляжи пусты. Радиус действия ракет увеличивается каждые несколько часов и уже почти достиг центра страны, где тоже завыла сирена воздушной тревоги.

Частота и плотность огня таковы, что батареи «Железного купола» не справляются. Поэтому достаточно одной ракете проскочить через их сито, чтобы убить человека и разрушить дом. Или завод, как в Ашкелоне.

Немыслимая наглость террористов, которые добиваются от Израиля новых уступок, объясняется тем, что через трое суток будут День поминовения павших солдат, который часть населения проводит на военных кладбищах, и День Независимости, который все проводят на улицах с флагами, песнями и танцами. А там и конкурс «Евровидения», который террористы пообещали сорвать.

Что же прикажете делать в такой ситуации, когда только сумасшедший отдаст приказ о начале новой войны. Приказа не будет, войны в эти две недели – тоже. А что же будет? Обмен ударами до победного конца.

Омерзительность положения состоит в том, что сильный Израиль стал жертвой своей слабости в надежде договориться с террористами. Чуя эту слабину, они и палят уже вторые сутки, сея страх и панику. Раньше было принято называть заложниками отдельных людей. У нас же заложником стала вся страна, не знающая никакого способа, как справиться с постоянным обстрелом.

Пройдет сегодняшний день, пройдет завтрашний, и стороны объявят о прекращении огня – до следующего раза, который совсем не за горами.

Можно ли сделать из людоеда – вегетарианца? Или договориться с ним, подсовывая ему все новые и новые куски человечины? В нашем случае это чемоданы с долларами из Катара, которыми ХАМАС – с помощью Израиля – привык решать текущие проблемы. Есть чемоданы – он не стреляет. Нет чемоданов – открывает огонь.

Импотенции всех наших правительств удивляются не только собственные граждане. Мир смотрит на эту ракетную вакханалию с отвисшей челюстью.

Немцев, которые обстреливали Лондон крылатыми ФАУ, хватило на год. Мы же живем под огнем без малого 20 (двадцать!) лет. Сколько еще?

Что изменится, если новые ракеты долетят до Тель-Авива? Не будет «Евровидения»?

Никогда еще перед нами не ставили такой выбор – жизнь или песни? Разбойник с большой дороги менял жизнь на кошелек. Разбойники из сектора Газа тоже хотят кошелек и тоже держат в руках нашу жизнь, помахивая не ножом, а дальнобойными ракетами кустарного производства и противотанковыми ракетами «Корнет» российского производства.

Говорят, что сегодня Израиль вернулся к точечной ликвидации, уничтожив в центре Газы чиновника из финотдела ХАМАСа, ответственного за переправку денег из Ирана. А как же еще ходят по земле главари ХАМАСа и «Исламского джихада»? Почему бы не начать с них?

Обилие вопросительных знаков только показывает всю неопределенность положения, когда все знают только одно: то, что было сегодня, было вчера. А то, что было вчера, будет завтра.


3.5.19

У этой заметки может быть два начала.

Первое: один из парадоксов Израиля состоит в том, что это – богатое государство, где живет много бедных.

Второе: в этом году скорбь и радость уместились в намного более узком временном промежутке, чем обычно, когда в течение одной недели скорбь пришлась на День Катастрофы и День поминовения павших солдат, а радость – на День Независимости, который совпал с Днем Победы.

Вечером 2 мая закончились все официальные церемонии Дня Катастрофы: отзвучала сирена, были возложены венки, произнесены положенные речи, где чаще всего повторялись слова «не забудем» и... И забыли. Забыли до будущего года 150 тысяч еврейских стариков, которые входят в группу «ницулей Шоа», «переживших Катастрофу». Под этой рубрикой они значатся в Управлении по правам переживших Катастрофу, которое выплачивает каждому из них 2500 шекелей в месяц. Добавьте к этому 2000 шекелей пособия по старости от Ведомства национального страхования и вы получите ежемесячный бюджет человека, у которого нет репараций из Германии и часто нет своего жилья.

В результате треть переживших Катастрофу оказалась за чертой бедности. Среди них женщин больше, чем мужчин.

В этом году на автобусных остановках по всему Израилю появились плакаты с фотографиями и именами этих людей под заголовком «Посмотрите им в глаза». Но этот призыв надо было давным-давно адресовать правительству, которое в очередной раз щедрой рукой раздает сотни миллионов шекелей на коалиционные нужды. Да и как же иначе, когда от этого зависит его рождение – тут не до экономии.

Тогда как бюджет Управления по правам переживших Катастрофу составлен весьма экономно: основные деньги идут на зарплату начальника, гендиректора, заведующих отделами и дюжины чиновников. А то, что остается, делится на 150 тысяч.

Кроме этого Управления, есть целое министерство под громким названием «социального равенства». Оно взято в кавычки по той простой причине, что не может быть никакого социального равенства в государстве, где часть населения осталась за чертой бедности.

Когда же правительство посмотрит в глаза тем, кто вынужден рассчитывать только на благотворительные организации, которые помогут получить то обогреватель, то теплые шлепанцы, то пакет продуктов к празднику? Ответ прост – никогда.

Пережившие Катастрофу сделали свое дело – выжили, что стало настоящим подвигом в каждом отдельном случае. И они же обеспечили огромными репарациями из Германии еврейское государство, которое сегодня даже не думает вернуть их с лихвой тем, кто так нуждается.

А поскольку они сделали свое дело, они могут уходить. И уходят – из года в год, из месяца в месяц, изо дня в день. То, что не додедал Гитлер, доделывает жизнь: одиночество, болезни, нужда. А над всем этим царит равнодушие и жестокосердие очередного правительства, у которого слова никогда не переходят в дела.

В канун Дня поминовения павших солдат стало известно, что министерство обороны сформировало 40 групп, призванных в этот день оказать моральную поддержку людям, потерявшим близких. А как насчет того, чтобы государство сформировало другие 40 групп, призванных регулярно оказывать моральную поддержку людям, потерявшим полжизни? Ведь они – наша живая память о Катастрофе. Они там были. Они все видели. И вместо того, чтобы дать им возможность в уюте, сытости и покое провести остаток жизни, государство позволяет им мучаться в одиночку.

Правительство могло бы без всякого напряжения не только удвоить пособия несчастным старикам, многие из которых так и не дожили до бесплатных лекарств и бесплатного проезда в транспорте, но также обеспечить их социальным жильем. Да, могло бы, но зачем? Одно дело – создать мораль для всего человечества, другое – следовать ей.

У этой заметки два начала и один конец: к следующему Дню Катастрофы изменится только одно – уменьшится число старых евреев с синим номером на левой руке. Потому что еврейскому государству не до них – оно занято другими делами, когда политическое выживание одного человека намного важнее физического выживания 150 тысяч.


23.4.19

Ровно 70 лет назад, 17 апреля 1949 года, в новообразованном кнессете 1-го созыва состоялось пленарное заседание, посвященное весьма животрепещещему вопросу: какую зарплату должен получать депутат кнессета.

Именно так его сформулировал первый председатель израильского парламента, уроженец Москвы Йосеф Шпринцак, представлявший Рабочую партию. За неимением постоянного здания заседание проходило на тель-авивском взморье, в кинотеатре «Кесем» (чудо), чье название вполне подходило для чудесного возрождения еврейского государства.

Будучи сыном фабриканта, Шпринцак, тем не менее, не пошел по стопам отца, а увлекся борьбой еврейского пролетариата, который и стал для него мерой вещей в той самой жаркой дискуссии о зарплате депутатов кнессете.

«Мы собрались сегодня здесь, – начал Шпринцак – чтобы обсудить и решить, во сколько обойдется налогоплательщикам введение демократии в Израиле». Как мы видим, первый председатель кнессета напрямую связал три вещи: демократию, работу парламентариев и налогоплательщиков. Ибо в первый год существования Израиля первые еще думали о том, что скажут вторые.

В те времена депутаты кнессета не получали стабильной зарплаты – это были лишь отчисления, которые министерство финансов переводило на их банковский счет. Объяснялось это тем, что еще не было проведено официального обсуждения вопроса заработной платы и «вознаграждений» (условия зарплаты, блага и льготы), которые полагались депутатам кнессета.

По окончании дискуссии было принято решение установить ежемесячную зарплату депутатов кнессета в размере 110 лир с добавками для семейных депутатов или тех, кто жил за пределами Тель-Авива и был вынужден снимать номер в гостинице на время заседаний.

Было решено, что в любом случае – со всеми льготами и добавками – не превысит 140 лир в месяц. Для сравнения – зарплата чернорабочего составляла в то время 70 лир, а квалифицированный рабочий на стройке получал 95 лир в месяц.

В отличие от своих потомков, в 1949 году среди депутатов кнессета нашлись те, кто настаивал на том, чтобы их зарплата не превышала зарплаты квалифицированного рабочего на стройке. Но они остались в меньшинстве.

По окончании дебатов остались два вопроса, которые были переданы на решение комиссии: будет ли зарплата депутатов кнессета освобождена от уплаты подоходного налога и будет ли разрешено депутатам кнессета заниматься другой платной работой в дополнение к исполнению своих обязанностей?

На оба эти вопроса был дан отрицательный ответ.

Если посмотреть на положение дел в исторической перспективе, очевидно одно: с годами «слуги народа» превратились в «господ», думая прежде всего о своем материальном благополучии и повышая себе зарплату, независимо от тяжелого экономического положения в стране, безработицы, инфляции, обнищания населения и растущего бремени дороговизны жизни на плечах тем самых налогоплательщиков, которые 70 лет назад волновали первого председателя кнессета.

Сегодня зарплата депутата кнессета перевалила за 44 тысячи шекелей – в четыре раза больше средней зарплаты по стране. Исследование, проведенное четыре года назад информационно-исследовательским отделом кнессета, показало, что зарплата израильских парламентариев среди самых высоких в западном мире по соотношению со средней зарплатой в таких странах, как США, Германия, Канада, Бельгия, Франция, Швейцария, Великобритания, Норвегия, Испания и Австралия. Также выяснилось, что зарплата депутатов кнессета – самая высокая по соотношению ВВП на душу населения в перечисленных странах. Она выше средней как в долларовом эквиваленте, так и при расчете покупательной способности.

Что же касается зарплаты квалифицированного рабочего на стройке, которая 70 лет назад отставала от депутатской зарплаты всего на 45 лир, сегодня разрыв несоизмеримо больше. Прежде всего потому, что рабочие не могут повысить себе зарплату, а депутаты кнессета делают это регулярно.

Надо думать, это – одна из многих причин того, что в ежегодном рейтинге доверия израильского народа к разным государственным институциям депутаты кнессета много лет подряд занимают последнюю строчку.

***

Перечитывая Монтеня, вдруг наткнулся на пропущенную в юности целую страницу об испанских евреях, которых принял король Португалии, «взыскав по восемь экю с души».

Самое примечательное, что, описывая немыслимые кары и мучения, которыми португальские короли вслед за кастильскими думали обратить евреев в христианство, Монтень избегает высказывать свое мнение о евреях, как делали столь многие до и после него. Но в каждом слове сквозит его сострадание и восхищение силой духа евреев, которые бросали детей в колодцы, только бы избежать их крещения.

Это отстраненное описание, исполненное фактами, напоминает о праведнике в Содоме. И еще о том, что за прошедшие пятьсот лет вокруг все больше Содома и все меньше праведников.


21.4.19

Общественная жизнь в Израиле неимоверно скучна, юмор давно ушел в подполье, и даже анекдотов никто не сочиняет.

В таком положении неудивительно, что большое внимание пользователей интернета вызвал сатирик Асаф Воль (псевдоним «Гурништ»), который разместил в «Фэйсбук» юмореску в библейском стиле, воспевающую деяния короля Биньямина Первого. Надо признать, что особенно во время Песаха лексикон Торы хорошо подходит для описания текущего положения дел в еврейском государстве.

В резюме Воля, бакалавра философии и магистра истории, значится пустая книга (пустая в самом прямом смысле слова) под названием «История палестинского народа». А в 2012 году он создал сатирическую партию «Еврейский выход» (обыграв слово «exit», которым принято называть успешную распродажу израильских компаний хай-тек), чья цель состояла в том, чтобы реализизовать сионистскую опцию и продать государство тому, кто даст больше.

В соцсетях текст Воля был встречен с восторгом, так как все выросли на ТАНАХе и по достоинству оценили реминисценции и намеки на нынешних персонажей израильской политики. Со своей стороны, автор намекает, что, живи Нетаниягу в библейские времена, он вполне мог удостоиться целой книги его имени, поэтому свой текст он озаглавил «Хроника времен Нетаниягу» (в нашем переводе с иврита).

«Был человек в Израиле, имя его Биньямин Бен Бен-Цион Нетаниягу, человек правый; и пошел он войной на Шимона ха-Парси и спас Израиль из рук Параса; и правил он Израилем много дней, и жены его имя было Сара, и сыновей его звали Яир и Авнер; и восстали люди в Израиле, и стали биться с Биньямином, чтобы повергнуть его, и шли они на него четыре раза и не смогли одолеть; и отметил Г-сподь Биньямина Бен Бен-Циона Нетаниягу, и человек этот шел и рос, и преуспевал во всем, к чему обращался; и открыл Биньямин Бен Бен-Цион Нетаниягу небеса и рынки, и истребил безработицу, и выжег огнем инфляцию; и вознес высоко ВВП и хай-тек, так что стало стартапов, как звезд на небе, и пошел на германских подлодках; и все короли Земли Израильской только и просили, чтобы узреть лице Биньямина Бен Бен-Циона и услышать слово его, ибо в их глазах человек этот превыше всех, кто ходил по земле до него.

И собрались злодеи, и пошли толпой на Бальфур, и с утра до ночи поднимали вопль против Бен Бен-Циона, и говорили: изыди, изыди кровопийца продажный, негодяй, раскольник, и ненавидели его в сердце своем; и говорили: неужто ты будешь царствовать над нами, неужто будешь владеть нами; и враждовали на него за сигары его и за шампанское его, и не могли снести слов его, и желали ему, чтобы все дни жизни своей попадал он в западни и в сети Сатаны.

И выступил тут Яир Бен-Йосеф Иш-Лапидот, человек высокомерный, и сказал: я буду королем; и сделал заговор против Биньямина Бен Бен-Циона в Иерусалиме; и послал военного министра, генерала ханаанского Биньямина ха-Ганци, и сказал: иди и будешь ты стоять во главе войска нашего и биться с Биньямином Бен Бен-Ционом; и подумал, и ответил Биньямин ха-Ганци: если Г-сподь поможет мне одолеть Биньямина Бен Бен-Циона, буду я у вас самым главным и дадите вы мне пол-королевства; и сидел Яир Иш-Лапидот, и думал над словами Ха-Ганци, и сказал ему: по мне это хорошо; и заключили они союз, и ели, и пили, и ругали Бен Бен-Циона Нетаниягу, говоря, кто он такой, чтобы нам служить ему? И ожесточились сердца их, и сказали они еще: кто предаст нам в руки народ этот и снимет с головы его этого Бен Бен-Циона Нетаниягу, и бросит его зверю дикому, и птице небесной, и чудищу Оппозиции.

И тогда разделился народ Израиля пополам; половина народа пошла за Биньямином ха-Ганци и сделала его королем; а половина пошла за Биньямином Бен Бен-Ционом Нетаниягу; и собрались левые люди с горечью в душе, дабы воевать с Бен Бен-Ционом. И пошли с Биньямином ха-Ганци сыны Израилевы из Рамат-Авива, Савьона и Герцлии-Питуах, и примкнули к ним Моше-Алуф Яалон и Габи-Алуф Ашкенази, и вострубили в шофар, и содрогалась земля очень сильно.

И повел Биньямин Ха-Ганци на войну сотни тысяч сынов Израилевых, и заполонили его воины СМИ, и расплодились писания их, как песок на бреге морском, а их стратегам и их долларам несть числа. И спросил Биньямин ха-Ганци у ясновидцев, пророков и ушлых людей-опросников: пойду я войной на Бен Бен-Циона Нетаниягу, а вдруг он одержит верх; и сказали ему опросники: иди и да поможет тебе Г-сподь; и не знал он, что лживые слова сказал опросникам народ Израиля, ибо Г-сподь порешил, чтобы пали враги от рук Бен Бен-Циона Нетаниягу, чтобы он сражался с ними и победил их, и не было у них ни возрождения, ни коалиции.

И спас Г-сподь Бен Бен-Циона Нетаниягу в тот день и сделал его королем Израиля в пятый раз, и возвысил его королевство над всеми королями, что были до него; и все дела Бен Бен-Циона Нетаниягу, который увеличил кредитный рейтинг и принес газ со дна морского на землю – все это записано в Книге правых Царей Израилевых; и да царствует Бен Бен-Цион Нетаниягу в Израиле по сей день, и упокоится Земля Израильская на сорок минут».


19.4.19

Один из телеканалов показал празднества «Ликуда» по поводу его победы на выборах, сравнив 2015 год с 2019-м. В первом случае придворная певица пела Нетаниягу: «Ну, ты – орел!» Во втором другая певица уверяла его: «Ой, ты – моя жизнь! Какое счастье, что ты рядом со мной!» Надо полагать, после следующей победы Нетаниягу мы услышим: «Бог мой, Бог мой, ты со мной!»

Кстати, лет сорок назад был такой анекдот: приходит Ализа Бегин на кухню, сталкивается с мужем и от неожиданности восклицает: «Боже мой!» На что Бегин ответил: «Зови меня просто Мени».

***

За считанные часы до пасхального седера, за который сядут евреи всего мира, 80 тысяч израильских евреев совершили «обратный Исход», отправившись на Синай. Что они там ищут? Вроде бы то же море, тот же пляж... То, да не то, поскольку в Египте все намного дешевле, чем в Эйлате.

А как же угроза террора и предупреждения о терактах? Общий ответ: «С Божьей помощью пронесет». Так что, помимо обычных функций, старый еврейский Бог стал еще и рекламным агентом, сидящим на облаке с плакатом: «Даешь Синай!»

***

Пост-скриптум к пожару в соборе Парижской богоматери. Никто не сказал ничего точнее, лаконичнее и пронзительнее, чем легендарный ведущий покойной программы французского ТВ «Апостроф» Бернар ПивО: «Если бы мои слезы могли погасить огонь».


14.4.19

В ту незабываемую майскую ночь 1999 года, с трибуны на тель-авивской площади Рабина новоизбранный глава правительства все-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-х Эхуд Барак пообещал «рассвет нового дня».

Через 96 часов после очередных выборов, на которых четвертый раз подряд победил Биньямин Нетаниягу, можно сказать, что над всем Израилем наступил рассвет старого дня.

В самом скором времени Нетаниягу сформирует новое правительство, которое будет еще более религиозным и намного более радикальным. Да и как же иначе, если две ультраортодоксальные партии – «Еврейство Торы» и ШАС – получили 15 мандатов, а наскоро сколоченный «Альянс правых партий», возглавляемый религиозными поселенцами – 5 мандатов. В общей сложности у этих трех партий 20 мандатов – треть правительства! Без их согласия и одобрения связанный по рукам и ногам Нетаниягу не сможет сделать ни шагу.

Понятно, что это сразу отразится на резком усилении религиозного диктата во всех сферах жизни израильтян, а отток сотен миллионов шекелей из госказны на нужды поселений дойдет до тех рекордных сумм, которые две ультраортодоксальные партии с успехом перекачивают на свои нужды из года в год.

Можно будет окончательно похоронить закон о всеобщей воинской обязанности, ибо «Еврейство Торы» и ШАС ни за что не позволят призывать в армию йешиботников. Одновременно они сделают все, чтобы максимально быстро и герметично закрыть Израиль на субботу с помощью принятого в прошлом году «закона о супермаркетах». По их логике, по субботам все израильтяне должны сидеть только в двух местах – дома и в синагоге.

Верно, что у этих партий, как и у Альянса – свой преданный электорат, голосующий по приказу. Но что же двигало жителями юга – тем самым миллионом израильтян, которые привыкли проводить дни и ночи в бомбоубежище под ракетным обстрелом из сектора Газа, проклиная правительство Нетаниягу за его бездействие и пассивность? Они-то почему снова за него голосовали? Почему снова захотели остаться под его властью, когда опасность обстрелов не уменьшилась ни на йоту, а дороговизна жизни – ни на шекель?

СМИ еще не попытались это выяснить, а тем временем намечаются контуры нового правительства Израиля – двойника предыдущего, которое провалилось по всем статьям. Каким же образом те же самые министры сделают нашу жизнь лучше и веселее? Никаким.

Достаточно посмотреть на двух бывших и будущих министров – Авигдора Либермана и Моше Кахлона. Первый провалился на посту министра обороны, второй – на посту министра финансов, но сейчас оба рвутся назад, в те же министерства.

Моше Кахлон, изобретатель «экономики улыбок» и убыточной программы «Цена для новосела», создавший колоссальный дефицит госбюджета, хочет и дальше проводить свою транжирскую политику, пока в госказне еще есть деньги. В его случае можно только подивиться тем 150 тысячам жертв его «экономики улыбок», которые, не получив от Кахлона абсолютно ничего, дали ему нужные голоса, чтобы он остался в минфине.

В случае Либермана ситуация выглядит намного комичнее, потому что на закате четвертого правительства Нетаниягу он демонстративно вышел из него, подвергнув публичной и унизительной критике премьера, в первую очередь за то, что тот не может справиться с ХАМАСом и не дает Либерману сравнять с землей сектор Газа.

Теперь же он он хочет вернуться в то же правительство на ту же должность – только потому, что нашлись 150 тысяч репатриантов-пенсионеров, которые снова за него проголосовали.

В результате Либерман опять на коне. Более того, без него нет правительства. Стоит ему войти и выйти, как у Нетаниягу останется 60 мандатов и перспектива суда станет намного реальнее. Так что терять Либерману нечего: он снова обрушит на главу правительства кучу требований под видом заботы о безопасности государства и новых репатриантах, а если ему откажут, преспокойно пересядет из кресла коалиции на скамью оппозиции. В конце концов, это – не скамья подсудимых, которая снится Нетаниягу каждую ночь.

Но именно в такой ситуации у Либермана есть первая в своем роде и совершенно исключительная возможность (разумеется, если его одолевает забота о государственном благе): поставить Нетаниягу ультиматум – либо он создаст правительство национального единства в составе «Ликуда», «Кахоль-лаван» и НДИ, либо последняя останется в оппозиции, а Нетаниягу – без правительства с новыми выборами на носу. Теперь это уже не теоретическая, а совершенно практическая возможность первого светского правительства, напрочь исключающая грядущий шантаж ультраортодоксов и ультраправых.

Никто не сказал этого вслух, но соотношение мандатов 36 к 35 со всей очевидностью говорит о выборе двух половин одного народа – сильное, двухпартийное правительство, в котором даже исчезновение подследственного премьер-министра не приведет к сбою всего механизма.

А пока этого не произошло, рассвет старого дня уже занялся, так что поле боя, на котором лежат выбывшие депутаты кнессета, видно во всех подробностях. Бой закончился – битва продолжается.


12.4.19

На вопрос, как настроение после выборов, мой парикмахер ответил: «Паршиво. Человек десять лет сидит на посту. Пора отдохнуть – снаружи или внутри».

Поскольку последнее слово на ивритском сленге означает тюрьму, мы оба прыснули со смеху.

***

Вчера вечером израильский луноход «Берешит» («Генезис») прилунился, но... не полностью, поскольку развалился на куски.

Тем не менее, на Луне остался щиток с флагом Израиля и гордой надписью «Маленькое государство – большие мечты».

Никто не будет спорить с тем поразительным фактом, что Израиль стал седьмой страной в мире, которая сумела запустить луноход и довести его до места назначения.

Что же касается неудачного прилунения, пользователи интернета выдали на гора несколько недурных шуток. Их можно особенно оценить после недавней статьи о диком везении Нетаниягу, который получил не только аплодисменты Трампа и помощь Путина, но и покорение Луны.

«Ганц проиграл. «Берешит» развалилась. Что дальше?»

«Берешит» не прошла электоральный барьер».

«На Марсе все описались от радости»

«Берешит» похожа на партию Труда: сначала пропала связь, потом оказалось, что она развалилась.

«Берешит» взорвалась на территории луны. ХАМАС: «Это был ошибочный выстрел».

«Новое название нашего космического агентства... БАСА» (игра слов: НАСА и ивр. «баса», означающее лажу).


10.4.19

Если вспомнить обещание Эхуда Барака, победившего Нетаниягу двадцать лет назад, о рассвете нового дня, можно смело сказать, что наутро после выборов рассвет нового дня не наступил.

Правда, новая партия «Кахоль лаван» или «генеральская партия» добилась невероятного результата, набрав 35 мандатов, но столько же набрал «Ликуд». А поскольку в Израиле все решает не величина партии, а величина стоящего за ней политического лагеря, сомнений нет: «Ликуд» во главе с «волшебником» Нетаниягу снова победил. У правого лагеря – 65 мандатов, у левоцентристского – 55.

Исходя из этого, можно не сомневаться, что все «естественные партнеры» Нетаниягу порекомендуют президенту его кандидатуру, как единственного человека, способного создать новое правительство. Точнее, коалицию. И у президента, который давно на ножах с Нетаниягу, не будет выбора. Потому что отставной генерал Бени Ганц, если бы ему задали знаменитый сталинский вопрос «Сколько у него дивизий?», был бы вынужден ответить: «Дивизий нет».

Их, в самом деле, нет – они разбиты по дороге: у «Аводы» вместо 24 мандатов осталось только 6, а единственная левая партия МЕРЕЦ сократилась до 4 мандатов.

Но если кого и надо в этом винить, то самого командира: во главе «Кахоль-лаван» Ганц с коллегами сделали все, чтобы убедить избирателей двух названных партий голосовать за генералов, у которых есть шанс свергнуть Нетаниягу.

Уже много лет ни одна партия не набирала так много мандатов, а тут такого результата достигли сразу две большие партии. Обе сделали это одним и тем же способом – отняв голоса у своих союзников.

С намного большим успехом этот проверенный номер проделал Нетаниягу. Его агрессивная кампания «Спасите-помогите! Власть правых в опасности! Только «Ликуд»!» привела к тому, что заколебавшиеся избиратели малых правых партий в последнюю минуту от них ушли. Таким образом «Ликуд» стал сильнее, но этим истребил часть своих союзников.

Дошло до того, что на данную минуту за гранью электорального барьера оказались сразу две правые партии – «Зеут» экстремиста Моше Фейглина, и «Новые правые» во главе с амбициозными и радикальными министрами Беннетом и Шакед, не устоявшие под напором кампании «Ликуда». Обе партии могут оказаться вне кнессета, надеясь только на окончательный подсчет голосов солдат и моряков, которые традиционно голосуют за правый лагерь.

В то же время выжили НДИ (5) и «Кулану» (4), которые войдут в пятое правительство Нетаниягу, уже требуя двух постов, которые занимали их лидеры: Авигдор Либерман хочет вернуться в министерство обороны, а Моше Кахлон – в министерство финансов.

В результате бывший главнокомандующий израильской армии Бени Ганц оказался в неведомом ему положении: он выиграл бой, но проиграл битву.

Равнодушие, которое большинство избирателей испытывали в течение 106 дней предвыборной кампании, вот-вот сменится отвращением и гневом при первых вестях о коалиционных переговорах, которые уже начались: там заинтересованные стороны будут делить госказну, ставшую их трофеем. И можно не сомневаться, что шантаж малых партий с большим аппетитом сильно изменит лицо нового израильского правительства. Да и как же иначе, если совместная сила двух ультраортодоксальных партий ШАС и «Еврейства Торы» плюс «Альянс правых партий» составляет 21 мандат! Это значит, что Нетаниягу будет связан по рукам и ногам. Мало того, что не будет никакого закона о всеобщей воинской обязанности (включая йешиботников!), но теперь партнеры еще поймают его на слове и будут добиваться аннексии Иудеи и Самарии.

С такими небывалыми показателями – 70 мандатов! – «Ликуд» и «Кахоль-лаван» могли бы легко создать светское правительство национального единства, не обращаясь за помощью ни к ультраортодоксальным, ни к ультраправым партиям. Но для этого во главе «Ликуда» должен стоять другой человек.

Непобитые рекорды политического цинизма требуют переждать, чтобы увидеть, в самом ли деле все руководители «Кахоль-лаван» или кто-то из них отклонят щедрые предложения Нетаниягу (включая пост министра обороны) и останутся в оппозиции. При всем честном народе Бени Ганц пообещал не сидеть в одном правительстве с премьером, подозреваемом в целом букете уголовных преступлений. Послужной список Ганца свидетельствует, что старый солдат – человек слова. А молодой политик Ганц?

Исходя из того, что Нетаниягу в очередной раз сформирует коалицию, перед ним стоит не менее сложная задача, чем победа на выборах. Его ждут слушания у генпрокурора, которые он постарается торпедировать двумя способами: упирать на то, что избравший его народ доверяет ему, не веря ни в какие обвинения, и максимально быстро провести в кнессете «французский закон», запрещающий расследовать дела действующего главы правительства.

Тем временем в «Ликуде» разгорится битва за наследство, ибо всем ясно, что «хромой селезень» с иерусалимской улицы Бальфура долго не продержится. Эхуд Ольмерт добровольно ушел с поста с началом расследования. Биньямин Нетаниягу уйдет, когда встанет вопрос, может ли он одновременно управлять государством и отстаивать свою правоту в ходе судебного процесса. И тогда состоятся новые выборы, которые, конечно же, будут не через четыре года и не через два, а гораздо раньше.


7.4.19

Кажется, никогда еще в Израиле не было такой вялотекущей предвыборной кампании: никаких митингов на площадях, никаких толп активистов на перекрестках, никаких партийных плакатов на каждом заборе и балконе. Равнодушие – ключевое слово для определения общего настроения.

За трое суток до выборов самое время вспомнить, что в каждом отечестве плоховато с пророками. Но поскольку с XX века пророков с успехом заменили опросы общественного мнения, ничего не остается, как проследить достаточно очевидные тенденции.

Три ультраправые партии – Альянс правых сил, «Новые правые» и Моше Фейглин, который успешно заморочил избирателям голову легализацией марихуаны – могут набрать около 20 мандатов. В результате они сдвинут следующее правительство Израиля к такой пропасти экстремизма, которая не снилась нам в самых страшных снах. А уж их законопроекты – от депортации израильских арабов до строительства Третьего храма на Храмовой горе – можно только вообразить.

С одним никто не спорит: новообразованной «генеральской партии» Бени Ганца не удастся одержать сокрушительной победы над «Ликудом». Даже в идеальном варианте отрыва на несколько мандатов «Кахоль-лаван» станет всего лишь самой большой фракцией в Кнессете, но и тогда у Ганца мало шансов сформировать следующее правительство.

Вот она – пиррова победа во всей красе. Десять лет назад в том же положении оказалась Ципи Ливни во главе «Кадимы», опередившей «Ликуд» на один мандат. Сегодня в политике больше нет ни «Кадимы», ни Ципи Ливни, а непобедимый Нетаниягу все еще жив-здоров и уверяет, что «ничего не будет, потому что ничего не было».

Все дебаты в СМИ свелись только к одному – Биби или не Биби? Быть ему в пятый раз премьер-министром или не быть? Все прочее отошло в сторону, как будто у Государства Израиль нет иных забот и хлопот, кроме этого.

Вне всякого сомнения, это и есть самый большой успех Нетаниягу, который сумел заретушировать даже свое грядущее обвинительное заключение, не говоря о горящих проблемах государства. Вы только вдумайтесь, что произошло. Судя по лозунгам и программам всех партий, их не интересует,

– что происходит вокруг сектора Газа, когда может начаться очередная война и какую цену платит миллион жителей юга за ракетный шантаж ХАМАСа;

– что будет с территориями Иудеи и Самарии, и как выйти из полувекового тупика;

– что демократический режим постепенно сменяется авторитарным, при котором правитель диктует свою волю парламенту, возглавляет атаку на правоохранительную систему, кастрирует СМИ, вносит раскол в общество и беспрерывно пугает народ «левыми», чтобы отвлечь внимание от собственной коррупции;

– что дороговизна жизни по-прежнему отравляет жизнь, а свой кров над головой остается несбыточной мечтой;

– что останется у вас в кармане после повышения налогов для покрытия дефицита госбюджета;

– что вы по-прежнему будете месяцами стоять в очереди на операцию и, за неимением коек, лежать в больничном коридоре, с трудом выкраивая деньги на лекарства;

– что вы и дальше будете едва сводить концы с концами на нищенское пособие или жалкое подобие пенсии;

– что вы часами будете сидеть в пробках;

– что ваши дети по-прежнему будут сидеть в битком набитых классах, где учитель не сможет уделить им внимания;

– что образование в целом останется ущербным и идеологизированным;

– что сотни миллионов шекелей, которые могли бы решить немалую часть вышеперечисленных проблем, снова пойдут на нужды ультраортодоксального сектора;

На все сказанное «Ликуд» под руководством Нетаниягу дает один ответ: все это неважно. Тогда что же важно? А вот что: всюду – левые! Левые валят толпами на избирательные участки! В этом состоит вся пропаганда «Ликуда» и таков же призывный клич Нетаниягу.

А вы не пробовали задать себе вопрос: кто тут левые? По нашему разумению, в израильской политике осталась только одна подлинно левая партия – МЕРЕЦ. Даже «Авода» давно стала обычной социал-демократической партией, которых полно по всей Европе А уж что касается клейма «левые», которое Нетаниягу повесил на «Кахоль-лаван» – это отдельная история.

Его крики «Левые идут!» слышны в Израиле с 1996 года, когда «Перес разделит Иерусалим». И каждый раз находятся сотни тысяч людей, которые этому верят. Вот и сейчас, за три дня до выборов, Нетаниягу написал на своей странице в «Фэйсбук»: «Правая власть в опасности! Если правый лагерь, как один, не проголосует за «Ликуд», тут появится левое правительство!»

А поскольку теоретический шанс создать правительство есть только у партии «Кахоль-лаван», посмотрим на ее руководство. Кто там левый?

Бени Ганц, назначенный самим Нетаниягу на пост начальника генштаба? Да он перед назначением перерыл все досье Ганца, дабы убедиться, что это – «его человек». Ибо это – главный резон Нетаниягу при любом (!) назначении.

Габи Ашкенази? Левый? Не смешите. Надо было видеть его интервью 5 апреля 13-му телеканалу, чтобы оценить грубую прямоту профессионального солдата. Впрочем, такого же, как и Ганц. Оба – боевые генералы, которые всю жизнь только и делали, что сражались за Израиль с оружием в руках на поле боя. Это они-то левые?

Ну, а клеймо «левый» на третьем генерале Моше («Буги») Яалоне должно вызвать просто гомерический хохот, потому что правее бывшего министра обороны, которого опять же назначил сам Нетаниягу – только стенка.

И, наконец, Яир Лапид, которого Нетаниягу сделал своим министром финансов и на которого «Ликуд» по его приказу взвалил главное бремя мифической левизны. Как и его покойный отец Йосеф (Томми) Лапид, Яир был и остался социал-демократом в самом центре политической карты. Так что и здесь крики «Ату их!» вызывают смех.

Никто не отрицает, что партия «Кахоль-лаван» сделала массу ошибок и бездарно вела свою кампанию. Вместо того, чтобы сосредоточиться на коррупции Нетаниягу под старым лозунгом «Продажные – осточертели!» и проблемах безопасности на юге и на севере, Ганц и его коллеги втянулись в навязанную им игру «У кого компромат длиннее».

Тогда как «Ликуд» изо дня в день скандирует одно и то же: «Только Биби!».

А что сказал «только Биби» в интервью своим придворным по 13-му телеканалу 5 апреля? По его словам, он заявил Трампу, что не сдвинется с трех условий: 1) не эвакуирует ни одного поселенца; 2) сохранит контроль Израиля над всей территорией к западу от Иордана; 3) не позволит разделить Иерусалим.

Бегин эвакуировал поселенцев из Синая. Шарон – из сектора Газа. А Нетаниягу, видите ли, осмелится перечить Трампу, которому он стольким обязан?

Как сохранит контроль над территориями человек, который собственноручно передал Арафату Хеврон?

Что значит «не позволит разделить Иерусалим», если он уже давно разделен?

Не прошло и суток, как в другом интервью тому же телеканалу Нетаниягу пообещал аннексировать Иудею и Самарию. Может, заодно и Иорданию?

Кто верит в эти откровенно лживые обещания нашего премьера? Только несгибаемое ядро электората «Ликуда», для которых каждое слово Нетаниягу, как глас Божий. Во всяком случае, на тель-авивском рынке «Шхунат ха-Тиква», который премьер посетил на прошлой неделе, это было очевидно. Под крики «Биби – король Израиля!» премьер величаво сделал народу ручкой и народ был доволен.

Да, Нетаниягу многого достиг во внешней политике и добился международных успехов, но они не заменят ни трехразовую еду, ни лекарства, ни зарплату, ни социальные блага, ни хорошее образование, ни общественный транспорт...

Что же получается? Что по логике Нетаниягу о нуждах израильтян должны позаботиться Дональд Трамп и Владимир Путин? А, может, попросим помощи у президента Бразилии Жаира Болсонаро или венгерского премьера Виктора Орбана?

В конце концов, чье правительство уже десять лет возглавляет Нетаниягу – Израиля или Всемирных Штатов? Чей народ ему ближе – израильский, русский или американский?

Подумайте об этом, укладывая в карман открытку ЦИК по дороге на свой избирательный участок.


5.4.19

Если 9 апреля не будет высадки марсиан, исход выборов можно считать решенным делом. Нетаниягу в пятый раз приберет к рукам всю казну. Мало того, что за полторы недели до выборов Трамп принял его в Белом доме и подарил израильский суверенитет на Голанах (пусть и сугубо декларативный), так еще за пять дней до выборов нашего хитроумного премьера принял в Кремле Путин с полным набором официальных улыбок. Да еще передал ему комбинезон и обувь погибшего танкиста Захарии Баумеля, которые почему-то остались в Москве после того, как его останки привезли в Израиль.

Из Москвы Нетаниягу спешно вернулся в Израиль, чтобы вчера же принять участие в военных похоронах Баумеля, чьи останки русские сумели найти на кладбище в палестинском лагере беженцев под Дамаском. Поначалу говорилось, что израильской разведке помогли антисирийские повстанцы, но, по словам Путина, это были российские военные. Ливанские СМИ сообщили, что в середине марта они окружили лагерь, потребовали от всех вооруженных жителей покинуть его, и начали раскопки на кладбище, откуда ушли с несколькими мешками.

На похоронах президент Ривлин (который тоже спешно вернулся из Канады к больной жене) сказал: «Захария, посмотри вокруг! Всем твоим товарищам уже за 60, у них есть внуки, а ты остался 22-летним!» Так и есть. Все, что успел Захария Баумель – родиться, учиться, пойти в армию и погибнуть на своей первой войне, не увидев ни детей, ни внуков.

Политическим соперникам Нетаниягу остается беспомощно скрежетать зубами, потому что о таком бешеном везении они не могут и мечтать: за считанные дни до выборов избиратели лишний раз убедились, что их премьер – «волшебник», как его и прозвали политики. Ведь он уже записал на свой счет возвращение останков погибшего солдата.

Так что соперникам придется вспомнить о старом американском правиле – If you can’t beat them, join them (Не можешь их победить – присоединяйся). Иными словами, перед партией «Кахоль-лаван» встанет выбор – войти в старо-новую коалицию Нетаниягу или отправиться в пустыню оппозиции.

А там наступит лето, пройдут слушания у генпрокурора, и тогда возможен такой вариант: Нетаниягу уйдет с премьерского поста в обмен на закрытие трех коррупционных дел.

Но он – не тот человек, чтобы добровольно очистить помещение. Значит, суд. Если у нас уже сидел один премьер, почему бы не сесть другому?

***

В сообщении об очередном теракте в Самарии было сказано буквально следующее: на перекрестке палестинец с ножом пытался открыть дверцу машины, остановившейся на красный свет. Оттуда выскочил водитель с пистолетом и выстрелил в палестинца. Из проезжавшего грузовика тоже выскочил водитель, тоже с пистолетом и тоже открыл огонь. В результате – слушайте внимательно! – «палестинца отвезли в больницу, где он скончался от полученных ранений».

Куда же стреляли оба водителя? И когда они в последний раз были на стрельбише?

В наших условиях вооруженные граждане – это хорошо, но еще лучше, если они будут попадать в террористов с первого раза.

***

В Италии комик создал партию и завоевал парламент. В Украине комик имеет все шансы стать президентом. Похоже, в России комикам стоит начать сбор средств на предвыборную кампанию.

Вывод: время трагиков в политике кончилось – пришло время комиков.


4.4.19

Уникальность Израиля давно не нуждается в доказательствах. Вчера это снова стало ясно. После 37-летних поисков обнаружили и доставили домой останки старшего сержанта Захарии Баумеля. В 1982 году, во время первой ливанской войны водитель танка Баумель сражался в жесточайшем бою с превосходящими силами сирийцев.

Я был на той войне и помню шок, вызванный исходом боя: сирийцы захватили восемь танков, 20 наших солдат погибли, трое пропали без вести. Захария Баумель был одним из них.

Умерший десять лет назад Йона Баумель, возглавлявший кампанию борьбы за возвращение сына и его товарищей, не дожил до этого дня. Завтра его не будет на военном кладбище на горе Герцля в Иерусалиме, где останки его сына предадут родной земле. Тем не менее, круг замкнулся хотя бы для Захарии Баумеля.

Двое других солдат –Цви Фельдман и Йехуда Кац – все еще считаются пропавшими без вести. Их тоже искали 37 лет и будут искать, пока не найдут.

Задержка с публикацией этой поразительной истории объясняется тем, что в Израиль доставили останки тел десяти человек, и специалистам из Института судмедэкспертизы пришлось приложить немало усилий для опознания тела. Помогло наличие двух личных предметов: комбинезона и талита, на которых было имя Баумеля.

Даже у начальника генштаба дрогнул голос, когда он сказал, что тело пропавшего танкиста доставлено домой через 37 лет. В определенном смысле дрогнул весь Израиль, ведь в подобных случаях он становится одной семьей, у которой пропал сын, а теперь его нашли и вернули. Пусть мертвого, но вернули. И у него будет могила, куда смогут приходить его 90-летняя мать, брат и сестра.

Это вселило надежду в родственников двух других танкистов, которые теперь поверили, что их тела тоже могут найти. Надо думать, надежда проснулась и у вдовы штурмана Рона Арада, сбитого в Ливане 33 года назад и попавшего в плен.

Если верить просирийским источникам, повстанцы, воюющие с армией Асада, были теми, кто помог израильской разведке: получив от нее схему, они перекопали кладбище большого палестинского лагеря беженцев Ярмук на окраине Дамаска, и вырыли десяток тел, которые контрабандой переправили в Турцию, а оттуда – в Израиль.

В прошлом году министерство обороны России сообщило, что получило от Израиля конкретные данные для поиска тел израильских солдат, так что вполне вероятно, что при нынешнем положении в Сирии росийские военные тоже внесли свою лепту. Тем более, что в 2016 году Россия вернула Израилю один его танков, принимавших участие в том бою в Ливане.

Все это немало говорит об осведомленности израильской разведки, которая знает даже, кто и где похоронен во вражеской стране.

Как бы то ни было, главное очевидно: если в других странах на войне гибнут сотни тысяч людей, до которых никому нет дела (чего стоит пример той же Сирии!), Израиль не оставляет в плену и на поле боя ни одного солдата. Ни одного.


3.4.19

Разговор с товарищем Биби

Рот открываю подобно рыбе,
Бьется счастье рыбой во мне,
Двое в комнате: я и Биби –
Фотографией на белой стене.

Лоб его гримирован гладко,
Заретуширован шрам на губе,
Только мысли вечная складка –
Забота его о народной судьбе.

Слезы к глазам подступают непрошенно,
Как за него мне не голосовать!
Вскочил я со стула, будто подброшенный,
Жажду приветствовать, рапортовать!

«Товарищ Биби, скажу тебе лично,
Не по службе, а по душе,
Товарищ Биби, хоть я на больничном,
Соседей всех обошел уже.

Так, мол, и так – я сказал им прямо,
Ноги в руки и все – за «Ликуд»!
Поклясться готов я родною мамой –
Даст результаты мой ратный труд.

Твои дела освещаю я тонко,
Ловлю для тебя голоса все ловчей,
Хоть рядом и крутится много подонков,
Всякой дряни и сволочей.

Товарищ Биби, пыхти сигарою,
Пей шампанское – только и дел,
Пусть даже вместо тебя на нары я
Сяду – только бы ты не сел.

За государство за наше еврейское
Как пострадал ты, защитник наш!
Да мы за тебя эту кодлу судейскую
И прокурорскую пустим на фарш.

Именно так и сделаем, именно,
Кто против тебя – в порошок сотрем!
Твоим коротким, как выстрел, именем
Думаем, дышим, боремся и живем!»

Море сереет в апрельской зыби,
Что-то прогнило в нашей стране.
Двое в комнате: я и Биби –
Фотографией на белой стене.


31.3.19

Всего десять дней отделяют нас от выборов. За это время лай и вой агитаторов конкурирующих партий дойдет до предела вместе с кучей нового компромата на главу правительства Биньямина Нетаниягу и его основного соперника Бени Ганца. Кстати, почему мы слышим только «Биби или Тиби?», но до сих пор не видно плаката «Биби или Бени?» Выбор-то будет между двумя Биньяминами.

Из сундуков и антресолей уже достали все старые трюки для опорочивания противников. Но и это не изменит общего равнодушия, которое воцарилось в Израиле накануне выборов в кнессет. Чем сложнее внешняя и внутренняя обстановка, тем пассивнее избиратели – вопреки всем теориям и прогнозам.

Достаточно обратить внимание на поразительный факт: ни громоподобное решение генпрокурора предъявить обвинение Нетаниягу (обусловленное досудебными слушаниями), ни новые ракетные обстрелы Израиля и эскалация напряженности в секторе Газа, где армия готова к новой военной операции – ничто не повлияло на повестку дня предвыборной кампании. Можно смело сказать, что никакой повестки у нее нет. Только личные счеты. Или, как говорят в гангстерских фильмах до выстрела в голову: «Ничего личного».

Безопасность? Out. Социально-экономические проблемы? Тоже. Образование? Здравоохранение? Палестинцы? Какие палестинцы? «Сделка века»? Не смешите! Правильнее сказать, «сделка Трампа и Нетаниягу».

Нетаниягу преуспел в том, чтобы стать единственной темой выборов. Как же он это сделал? Проверенным способом – изображая жертву. Вечную жертву правоохранительных органов, которы жаждут упечь в тюрьму нашего ни в чем неповинного «отца народа». А он-то ночи не спит, думая о том, как там его народ? Правильно ли собирается проголосовать?

Полный абсурд: юг пылает, север – тоже. А мы вяло обсуждаем все тот же вопрос: брал Нетаниягу или не брал? И почему-то никому не приходит в голову поставить вопрос по-другому: что изменится после переизбрания Нетаниягу? После того, как его старо-новое правительство останется у власти, удобно сидя на госказне и раздавая сотни миллионов по старо-новым коалиционным соглашениям. Не говоря уже о резкой радикализации правительства, если сбудутся прогнозы о попадании в кнессет ультраправых экстремистов. По всегдашней иронии судьбы правительство может оказаться в руках одного из таких персонажей по имени Моше Фейглин, который не забыл и не простил Нетаниягу свое изгнание из «Ликуда», но в обмен на тяжелый портфель забудет и простит что угодно. Воспевание средствами массовой информации его неожиданной популярности принесло радикалу Фейглину рекламу, которая стоит одного-двух мандатов.

Другая ирония судьбы состоит в том, что председатель НДИ Авигдор Либерман, добившийся увеличения электорального барьера, чтобы не дать арабским партиям пройти в кнессет, стал жертвой своего же закона: арабские партии в кнессете будут, а Либерман, похоже, нет.

Неопытность Бени Ганца позволила «Ликуду» переключить все внимание исключительно на него самого (изъяв любое упоминание того, что ни кто иной, как сам Нетаниягу сделал Ганца начальником генштаба и расхваливал его за руководство операцией «Несокрушимая скала»), поставить под сомнение его честность и порядочность, и даже высмеять за то, что Ганцу вовремя не объяснили, что такое «задержка звука» во время трансатлантического интервью. И все это обсуждается с утра до вечера под грохот ракетного обстрела, вместо оборонного «дела о подлодках», их засекреченной продажи Египту и капитала, нажитого Нетаниягу на «родственных акциях». Причина проста: правда о Нетаниягу не так привлекательна, как ложь о Ганце.

Но по большому счету для такого перекоса есть старое объяснение из двух слов: «Тихо – стреляют!» То есть никакой критики руководства, когда в очередной раз дело идет к войне. В такой ситуации уголовные дела Нетаниягу ушли на дно вместе с подлодками, а СМИ стали жевать старую жвачку «левые-правые», составляя будущие блоки и лагеря, которые обретут очертания через десять дней.

Даже если «Ликуд» пересечет финишную ленточку вторым по числу мандатов, это не помешает Нетаниягу сформировать правительство на узкой основе, потому что «Кахоль-лаван» во главе с Бени Ганцем может полагаться только на «Аводу» и МЕРЕЦ, при том, что последняя не надеется ни на что, кроме нескольких мест в оппозиции.

Так что девизом израильских выборов станет французская поговорка: «Чем больше перемен, тем больше то же самое».


26.3.19

В Израиле все происходит в реальном времени: когда писались эти строки, ночной ракетный обстрел из сектора Газа временно прекратился. Ключевое слово – временно. Потому что он может возобновиться в любую минуту. В те же часы глава правительства Биньямин Нетаниягу летел в Израиль, готовясь к экстренному совещанию генштаба.

А две бригады пехотинцев и танкистов стоят на границе сектора Газа в ожидании приказа, но точно так же они могут вернуться на базы, если и этот раунд противостояния с ХАМАсом закончится ничем. Так уже было девять раз и может быть в десятый.

Все, что было за прошедшие сутки, в точности повторяло сценарий вечной ничьей в Газе: в ответ на ракету в центре страны (семеро раненых и разрушенный дом) ВВС разбомили несколько десятков целей, не уничтожив ни одного террориста, которые сразу ушли в подполье со своими главарями. В ответ на бомбежку ХАМАС – и теперь он сам этого не скрывает – выпустил более 60 ракет по еврейским поселениям и городам вокруг сектора Газа. Так он дает понять, что, если ему сейчас чересчур сильно прижмут хвост, следующая ракета будет в Тель-Авиве.

В этом ритуале ХАМАС всегда настаивал на том, чтобы за ним осталось последнее слово. Поэтому не имеет никакого значения, что сказали или скажут египетские посредники: достигнуто прекращение огня или нет. Окончательное решение примут только главари ХАМАСа, которые прекрасно знают, каким мощным оружием – в прямом и в переносном смысле слова – они обладают. Это уже не «касамы», которые в Израиле прозвали «летающими болванками», а ракеты средней дальности. И утром 25 марта все увидели, что может наделать такая ракета, пролетевшая 120 км с южной оконечности сектора Газа. Не говоря о тех пусковых установках, которые стоят в северной части, где до 2005 года были процветающие еврейские поселения.

Теперь становится особенно понятен афоризм: «Война на Ближнем Востоке зависит от силы ветра». Когда-то говорилось, что война зависит от числа жертв. Одно дело – раненые, другое – убитые. Одно дело – частный дом, другое – детский сад. Как ни цинично это может прозвучать, но для военных и политиков есть свой тариф и свой «банк целей», который вчера уменьшился на несколько важных единиц, включая офис главы политотдела ХАМАСа Исмаила Хание и «тайный штаб» всей организации.

Нынешний раунд обмена ударами, который можно назвать генеральной репетицией следующей войны, отличается тем, что никогда еще он не был так близок к выборам в кнессет, которые состоятся через две недели. После операции «Литой свинец интервал составил 36 дней. После операции «Облачный столп» – два месяца. Только во время Войны Судного дня выборы были отменены, но сейчас, судя по всему, этого не произойдет.

Чем бы ни угрожали политики во главе с премьером, никто не намерен свергнуть режим ХАМАСа, о чем знает и он сам. И хотя отставные генералы снова заговорили о наземной операции для захвата сектора Газа, командование ЦАХАЛа не склонно поддержать такое радикальное решение. Поэтому и в этот раз, как и после предыдущих ракетных обстрелов, все может ограничиться угрозами главы правительства «ответить на агрессию со всей жесткостью», которые должны услышать, скорее, израильские избиратели, чем палестинцы.

В 1996 году Биньямин Нетаниягу впервые выиграл выборы в кнессет после волны жесточайшего террора, с которым он пообещал покончить. Двадцать три года спустя совершенно ясно, что система Нетаниягу провалилась, террор никуда не делся и стал намного опаснее, когда камни, ножи и автоматы сменились ракетами. Так же как рак нельзя вылечить аспирином, с террором нельзя покончить одними бомбежками.

Что же остается? Вот это и есть самый главный вопрос очередных выборов.

И еще стоит вспомнить, что ровно сорок лет назад, на лужайке перед Белым домом, глава правительства Менахем Бегин и президент Египта Ануар Садат обменялись рукопожатием и подписали мирный договор, который остается в силе по сей день.

Со смертельным врагом можно заключить мир, но для этого он должен быть Садатом. А нового Садата на Ближнем Востоке пока не видно.

***

На фоне всех плясок по поводу признания президентом Трампом израильского суверенитета над Голанскими высотами многие забыли, а то и не знали, что сам Израиль свой суверенитет до сих пор так и не признал. И слова «аннексия» боится пуще огня.

В результате, вот уже 38 лет после принятия закона, вместо того, чтобы прямо признать, что Израиль аннексировал Голаны, и объявить о своем суверенитете, в законе сухо сказано, что «Израиль распространяет на Голанские высоты свое законодательство, юрисдикцию и администрацию». Вот и все.

Так что пляски – плясками, а закон – законом. Что он есть, что его нет – положение на Голанах это не изменило. Поэтому трое израильских премьеров (Рабин, Барак и главный плясун Нетаниягу) вели переговоры с Асадом-старшим о возвращении ему Голан в обмен на мир. Слава Богу, что тот сыграл в ящик, прежде чем согласился. Иначе наша война с Ираном и ИГ шла бы в полном разгаре уже несколько лет.

Что же касается Нетаниягу, которому ракеты из Газы угробили всю предвыборную кампанию, то, стоя рядом с Трампом, он на радостях и в нарушение протокола поцеловал его. А поскольку рядом стояла мадам Нетаниягу, широко известная в Израиле своими психозами, истериками, скандалами и судебными процессами, напрашивается вывод, что нашему премьеру было намного приятнее поцеловать Трампа, чем свою жену.


21.3.19

Скандал с видеороликом министра юстиции Айелет Шакед должен был потрясти Израиль до основания и нарушить вялотекущую предвыборную кампанию. На экране Шакед – молодая, миловидная женщина с распущенными волосами – изображает манекенщицу, которая рекламирует духи... «Фашизм». Так и написано на флаконе: «Фашизм от Айлет Шакед».

А фоном идут слова: «Судебная революция, назначение судей, правление и усмирение Высшего суда справедливости». После чего Шакед говорит: «Мне это пахнет демократией».

А мне это пахнет фашизмом, который неожиданно стал вполне легальным в еврейском государстве, и над ним даже можно подшучивать. Во Франции уже шутят над печами крематория, а в Израиле фашизм из оскорбления стал политическим товаром, сбытом которого занимаются члены кабинета министров.

Что впрочем неудивительно для партии «Новые правые», чье двухголовое руководство – Шакед и министр образования Нафтали Беннет – давно и последовательно занимается разалом демократической основы Израиля. Первая громит Верховный суд, а второй поглощен «иудаизацией» школьного образования.

А ведь у них все шансы снова попасть не только в кнессет, но и в кабинет министров, да еще, может быть, на те же посты. Не надо быть парфюмером, чтобы понять одно: демократией это никак не пахнет.

***

Краткий отчет о визите в Израиль госсекретаря США: «Последний день Помпео».


18.3.19

Любая власть сильна, соблазнительна и опасна. Как для других, так и для себя. Какие отношения могут быть у гражданина с властью? Служи, плати, соблюдай, выбирай. Последнее произойдет ровно через три недели.

Казалось бы, это - самый демократический акт гражданского волеизъявления. Все, как один... Заполним и опустим... Отдадим свой голос... Изберем тех, кто... Короче, выберем себе власть. Разве не так?

Посмотрите внимательно на эту фотографию. Четвертое по счету правительство Нетаниягу, которое у нас было последние четыре года. Вот они стоят плечом к плечу – все наши министры, провалившие вверенные им дела. Провалившие и развалившие. Стоят и улыбаются. Потому что хорошо знают, что вы их снова выберите. Снова отдадите за них свой голос. Так что еще четыре года провала и развала будут гарантированы, ибо эти люди и есть власть.

На переднем плане – властелин и властитель. А вокруг – его персонифицированая власть. У них разные имена и лица, но в одном они схожи – все они выполняют его волю. Если власть развращает, он давно развращен. И готов на все, чтобы не выпустить власть из рук. Для этого он взял себе дополнительный портфель министра обороны, негласно поддержал попытки кастрации Верховного суда и приструнил полицию. Остальное доделали преданные ему парламентарии.

Сравним власть в трех странах – в Израиле, в России и в Америке.

В Израиле власть сама по себе. Народ ее видит только по телевизору. Никто ее не боится, не относится к ней всерьез и ее ругают по каждому поводу, а их хватает. Со своей стороны, власть вспоминает о народе, только когда надо повысить налоги или идти на очередные выборы. Тут она готова пообещать что угодно, лишь бы переизбрали.

В России власть страшна, мстительна и легко может лишить гражданина всех прав и свободы. Дышло по-прежнему заменяет закон. Тюрьма – даже за то, что граждане не уважают власть. «Ты меня уважаешь?» – спросит власть. «Нет», – ответит гражданин. Тут его цап – и в кутузку. Вот и вся любовь.

В Америке власть незыблема, демократична и любима народом в полном соответствии со всеми статьями и поправками конституции. Народ ею даже гордится. Там закон есть закон, власть в лице сенаторов и конгрессменов близка к народу, а народ знает свою силу.

Конечно, идеальное государство осталось только у Платона, а у всех сегодняшних государств хватает своих пороков, поэтому не надо их идеализировать. Речь о другом: какую власть мы выбираем?

При всех различиях в трех названных странах у них есть и явное сходство.

Первое, их властелины коррумпированы. Да еще как!

Второе, все трое воплощают власть и наслаждаются ее плодами изо дня в день, дрейфуя в откровенный абсолютизм. Все трое могут смело повторить слова Людовика XIV «Государство – это я!»

Третье, во всех трех эшелонах власти (мы так привыкли к этому выражению, что забыли о его военном контексте и назначении эшелонов. Не говоря о том, что эшелон – это движение, а власть – застой. По крайней мере, в данном случае)... так вот, во всех трех высших эшелонах власти сидит немало партократов, напрочь лишенных необходимых навыков для управления государством.

Тут мы подходим еще к одному, четвертому сходству: невежеству власти. В Америке ее, конечно, воплощает сам президент, чей уровень развития и степень грамотности лучше всего видны на его странице в «Твиттере». В России это – министры, которые с трудом изъясняются на родном языке и никогда не цитируют классиков, чтобы не ошибиться. В Израиле квинтэссенция невежества – министр культуры, от которой, впрочем, недалеко ушли ее коллеги.

Особенность израильской власти в том, что партократы в правительстве делят власть с теократами. Если в России и в Америке государство давным-давно отделило от себя религию, в Израиле она стала неотделимой частью власти, от которой зависит каждый гражданин. Без этой религиозной власти ему ни родиться, ни поесть, ни вступить в брак, ни развестись, ни умереть. Она определяет его будни и праздники, делая его жизнь ущербной и ограниченной.

Итак, до выборов - три недели. Народ занят своими делами, готовясь к очередным праздникам, а власть не находит себе места. Вдруг не переизберут? Вдруг сорвут с насиженного кресла? Вдруг лишат сладкой жизни?

Не бойся, власть. Не дрожи. Не переживай. Если наш премьер повторяет в ответ на все обвинения «ничего не будет, потому что ничего не было», мы переделаем его пластинку на старый лад: что было, то и будет.


17.3.19

Ровно 15 лет назад основатель ХАМАСа шейх Ахмед Ясин выехал на инвалидной коляске из мечети в секторе Газа. Через несколько минут раздался взрыв и от шейха не осталось ничего. Только колесо от коляски, которое покатилось и упало. Как в кино. Разве что прямое попадание ракеты израильского вертолета было самым настоящим. Как и смерть шейха Ясина, который к тому времени занимал второе место в списке на ликвидацию врагов Израиля. На первом был другой шейх – Хасан Насралла.

В последующие годы было еще несколько ликвидаций главарей ХАМАСа из его политического руководства. А самой громкой и неожиданной стала ликвидация командира боевого крыла ХАМАСа Ахмеда Джабари, с которой пять лет назад началась военная операция «Несокрушимая скала».

Было время, когда Израиль не церемонился с террористами, не вел с ними переговоры через посредников, а систематически убивал их главарей при первой оперативной возможности. Так было, когда на посту главы правительства был Ариэль Шарон, а на посту директора Моссада – Меир Даган. Они сработались еще в конце 60-х годов, когда угроза терроризма для молодого Государства Израиль была не меньше, чем сейчас. И тогда же родилась доктрина борьбы с террором, суть которой проста и понятна: никаких переговоров – только физическое уничтожение всех, кто поднял руку на еврейское государство.

Но Шарона и Дагана больше нет в живых, а Биньямин Нетаниягу не первый год ведет переговоры с ХАМАСом при посредничестве египтян, будучи уверен, что с исламскими террористами можно договориться.

Надо полагать, Нетаниягу исходит из того, что Израиль худо-бедно, но договорился с другой террористической организацией – ФАТХом, и даже вел с ней вполне официальные переговоры, а в повседневной жизни поддерживает плодотворные отношения в сфере безопасности, полагаясь на старый диктум «Враг моего врага – мой друг». Но ни ФАТХ, ни престарелого председателя ПА Абу-Мазена другом не назовешь: они сотрудничают с израильскими спецслужбами только потому, что боятся совершенно реального сценария: ХАМАС может выгнать их с Западного берега так же, как выгнал из сектора Газа. В буквальном смысле слова – без штанов.

Даже если принять объяснение ХАМАСа, что ракетный обстрел – впервые за пять лет – Большого Тель-Авива стал результатом ошибки, это не меняет сути дела. Мы давно привыкли к шальным пулям и снарядам – привыкнем и к шальным ракетам. Но в целом кровавое колесо вертится уже 18 лет и конца не видно: они по нам – ракетами, мы по ним – бомбами и ракетами. Они – залпами и мы – залпами. Они снова ракетами, мы – пехотой и танками. Сколько же это будет продолжаться? Долго.

Евреи начали войну с арабским террором больше 130 лет назад и с тех пор она не прекращается, а число погибших евреев со дня создания Израиля – речь идет только о гражданских лицах – перевалило за 2 500 человек. При том, что ХАМАС никогда не скрывал, что его цель – убивать евреев любого пола и возраста. Это сближает его идеологов с нацистами, ибо «окончательное решение еврейского вопроса» составляет суть хартии ХАМАСа, где традиционный европейский антисемитизм слился с исламистским.

Для террористов ХАМАСа убийство евреев – их ремесло. Единственное, что они знают и умеют. Поэтому никакие переговоры и уговоры волка возлечь с ягненком не принесут никаких результатов.

И поскольку волк остался волком, а еврейский ягненок, к счастью, вооружен до зубов и крайне опасен для всей волчьей стаи, мы возвращаемся на е2-е4.

Переговоры не помогли вернуть останки двух военнослужащих, которые ХАМАС удерживает уже пять лет. Если за живого ефрейтора Гилада Шалита они получили 1 070 заключенных террористов, надо думать, за двух мертвых они заломят цену не меньше.

А уговоры не помогли прекратить еженедельные «марши возвращения» у разделительного ограждения с Газой и запуск воздушных шаров со взрывчаткой и зажигательной смесью.

Но что же делать? Снова воевать?Было бы смешно подозревать Израиль в желании новой войны, тем более, что все предыдущие войны в секторе Газа оказались безрезультатными.

Почему бы в такой тупиковой ситуации не вернуться к доктрине Шарона – физическое уничтожение террористов. Точечная ликвидация главарей ХАМАСа и «Исламского джихада».

Колесо инвалидной коляски шейха Ясина стало хорошим символом этой доктрины, которая ждет сильного и решительного государственного мужа, готового на все, чтобы защитить от террора Израиль и израильтян.


16.3.19

Все знают, что такое шальная пуля или снаряд. Но в ночь на 15 марта мы впервые узнали, что такое шальная ракета. Даже две. Выпущенные из сектора Газа по Израилю. И не просто по Израилю, а по центру страны. Вдруг нескончаемо завыла сирена воздушной тревоги, загнав в бомбоубежище миллион жителей Большого Тель-Авива.

На следующий день эксперты объяснили, что ракеты были выпущены по ошибке: мол, ХАМАС не хотел и не приказывал, а какие-то придурки крутились возле пусковой установки и случайно нажали на кнопку.

Из этого следует, что, во-первых, в секторе Газа уже стоят наготове установки с иранскими дальнобойными ракетами, а, во-вторых, они не охраняются должным образом.

На этот раз обошлось: одна ракета не долетела, другую сбили.

А что будет в мире, если такой же придурок окажется рядом с ядерным чемоданчиком?

***

За 22 дня до выборов кажется, что в стране нет никаких острых общественно-экономических проблем. Сначала круглосуточно спорили, брал Нетаниягу взятки или не брал. Потом спор превратился в пикировку левых и правых. А вчера все зациклилось на том, в самом ли деле хитрые персы взломали мобильник лидера блока «Кахоль-лаван» Бени Ганца и какой компромат там может быть.

И это на фоне «случайного» ракетного обстрела! На юге и на севере эскалация напряженности растет изо дня в день, а четверть населения только в день выборов решит, за кого голосовать.

Так что, перефразируя защитную линию подозреваемого Нетаниягу («Ничего не будет, потому что ничего не было»), можно с достаточной долей уверенности сказать: что было, то и будет. То же бездарное правительство с теми же шантажистами-ультраортодоксам и новоизбранными экстремистами, которое сначала расправится с демократией, а потом – с демократами.

***

К 50-летнему юбилею появления на посту главы правительства Израиля первой и последней женщины, мелькнула колоритная цитата Голды во время ее встречи с Киссинджером. Она не переваривала этого ассимилированного немецкого еврея, который в грош не ставил свое происхождение. Киссинджер сказал ей: «В первую очередь я – американец, во вторую – госсекретарь США и только в третью – еврей».

На что Голда без улыбки отрезала: «Мы в Израиле читаем справа налево».


12.3.19

Могут ли иностранцы понять, что такое Израиль? Что они о нем знают? Каким видят? По большей части они питаются представлениями, которые позаимствованы из СМИ или впечатлений туристов. Перефразируя Юлия Цезаря – приехал, увидел... не понял.

Последнее становится очевидным из опубликованной в «ХаАрец» статьи Рины Розенберг-Кандель, поведавшей о давних усилиях Израиля продать себя миру в самом выигрышном свете. Дважды за израильскую историю в этой продаже не было никакой необходимости – в 1948 и в 1967 годах, когда Израиль родился и когда одержал самую фантастическую победу в войне с арабами. В следующие полвека все чаще возникала необходимость привлечь профессионалов к такому трудному и важному делу, как реклама и сбыт Государства Израиль.

Может быть, последнее звучит не столь привлекательно, но суть дела от этого не меняется: как в XX-м, так и в XXI-м веке все зависит от рекламы и сбыта, будь то стиральный порошок или государство. Да, государство. До Израиля такие же проблемы негативного образа были у Ирландии, Сербии, Греции.

А положение такое, что другого выхода нет. Мы привыкли думать, что уникальность Израиля не нуждается в рекламе, потому что все христиане только спят и видят, как бы поскорее приехать на историческую родину Иисуса Христа; что все иностранные инвесторы хотят вложить деньги в «нацию старт-апов»; что жители всех континентов горят желанием перенять опыт израильских фермеров; что все армии только и мечтают, как бы им стать такими же грозными, как ЦАХАЛ; что все врачи и пациенты разных стран... Этот список можно продолжать до бесконечности, но проведенные опросы и исследования показали сногсшибательный факт: большинство иностранцев не знает об Израиле ничего. Ни – че – го!

Об этом говорит основатель и гендиректор НКО «Vibe Israel» Джоана Ландау, которая поставила перед собой ту самую цель, с которой мы начали – улучшить образ Израиля в мире. Она упомянула о популярном израильском телесериале «Фауда» о работе спецназа на территориях и пояснила, что фильм-то, может, и вызвал интерес заграницей, но главный вопрос, как в этом фильме выглядит Израиль? А выглядит он жутковато.

Поэтому Ландау предложила подумать над производством комедий, с которых, кстати начинал израильский кинематограф («I like Mike»), добавив, что, по опыту других стран, государство должно вкладывать деньги в такие фильмы, которые покажут, что, кроме войн, террора и конфликта с палестиицами, в Израиле есть многое другое – и смешное тоже. Она же напомнила о том, как было бы важно заманить к нам Голливуд, для которого здесь все наготове – натура, исторические объекты, актеры-евреи и актеры-арабы, не говоря об израильской массовке, где что ни прохожий, то актер. И, конечно, смехотворные расходы по сравнению с Америкой. Но Голливуд к нам почему-то не едет, хотя фильм «Экзодус» показал, что ехать надо.

Вот с этого места мы плавно переходим к тому, с чего начали: что иностранцы знают об Израиле? Для выяснения этого вопроса «Vibe Israel» вступила в партнерские отношения с организацией Bloom Consulting, которая базируется в Мадриде и Лондоне, и провела масштабный опрос в доброй дюжине стран, включая США, Великобританию, Канаду, Австралию, Испанию, Бразилию и другие. Все опрошенные были поделены на три возрастные группы (по 1200 человек в каждой): от 14 лет до 21 года; от 22 до 38 лет; и группа матерей до 52-летнего возраста, имеющих большое влияние на две первые группы.

Вот как опрошенные из трех групп ответили на вопрос, какая первая ассоциация возникает у них при слове Израиль из перечисленных вариантов.

В первой группе: 11, 2 процента – бои и насилие; 9, 3 процента – евреи; 8,2 процента – Иисус Христос; 8,1 процента – религия; 7,5 процентов – пустыня; 5,1 процента – израильско-палестинский конфликт; 3,7 процента – Иерусалим; остальные – «не знаю».

Во второй группе: 8,7 процента – бои и насилие; 9,3 процента – евреи; 7,5 процента – Иисус; 9,5 процента – религия; 7 процентов – пустыня; 7,2 процента – израильско-палестинский конфликт; 6 процентов – Иерусалим; остальные – «не знаю» .

В третьей группе: 13 процентов – бои и насилие; 8 процентов – евреи; 9,8 процента – Иисус; 8,2 процента – религия; 7,4 процента – пустыня; 5,2 процента – израильско-палестинский конфликт; 4,7 процента – Иерусалим; остальные – «не знаю».

Общий итог весьма разочаровывающий: судя по всему, в течение десятков лет Израиль ничего не сделал, чтобы довести до сведения жителей разных стран, что хорошего он может им предложить. В каждой из трех групп нашлось большинство тех, кто на вопрос «Что Израиль делает лучше всего?» выбрал ответ «не знаю». А немало других ответили – «ничего хорошего».

Тем не менее, Джоана Ландау настроена оптимистично, сказав, что «в нынешнем виде Израиль похож на чистый холст, на котором можно рисовать что угодно». Может быть, частично этот оптимизм вселяет то, что еда как-то ассоциируется с Израилем, хотя было бы ошибочно проводить прямую связь между Израилем и такой ближневосточной гастрономической классикой, как хумус и фалафель. Но, может быть, изобилие израильских ресторанов в мире привело к тому, что хумус с фалафелем ассоциируются с Израилем даже больше, чем Иисус Христос, ВВС и палестинцы. Кстати, как показала вышеприведенная статистика, израильско-палестинский конфликт вовсе не занимает первое место в головах молодых иностранцев и их матерей. А это уже вселяет надежду, что другой порядок приоритетов мог бы изменить образ Израиля, который ему самому всегда представлялся безупречным.

***

Прочел ужасно грустную статью о еврейских жильцах одного берлинского дома, которые в 1941 году исчезли оттуда все до одного. В одной семье родителей убили в лагере, а двое сыновей успели вовремя сбежать: один – в Шотландию, другой – в Палестину. Он все еще здесь живет и в свои 96 лет обладает хорошей памятью.

Настолько хорошей, что помнит свою переписку с немецким управлением репараций, от которого он хотел получить возмещение за все потерянное и конфискованное нацистами имущество. И что же?

Немцы в своем репертуаре. Они потребовали представить подробный список всех вещей, которые были в квартире, с указанием их стоимости, а также прислать завизированные нотариусом свидетельские показания тех, кто бывал в квартире и может подтвердить, что все вещи, действительно, там находились.

Так и видятся печальные улыбки на небесах отца и матери, которые, конечно же, помнят гораздо лучше сына и гарнитур красного дерева, и дедовские напольные часы, и бехеровский рояль... Кстати, не исключено, что все это стоит дома у тех самых чиновников, которые требовали опись вещей.

Для одних Катастрофа миновала, для других – все еще продолжается.

***

За неделю до Пурима, когда в синагогах будут топать ногами и крутить трещотки при упоминании имени злодея Амана, наконец, нашлось время и место, чтобы помянуть наш израильский АМАН – аббревиатура... Управления военной разведки при генштабе.

Вот такая семантика!


5.4.19

После многолетних победных реляций о ежегодной репатриации из разных стран мира у нас возник вопрос: а насколько верны эти цифры в отношении евреев из России, Украины и других стран СНГ?

В отношении Америки и Европы такой вопрос не возникает, потому что тамошние евреи переезжают в Израиль, чтобы здесь жить. Тогда как евреи из СНГ давно раскусили сентиментальность, великодушие и клиническую щедрость Государства Израиль, которое разбрасывается своими паспортами направо и налево.

Вот за паспортами они и едут. Не репатриируются, не приезжают насовсем и вообще не хотят здесь жить. Чего же они хотят? Паспорт. Синенький израильский паспорт, с которым не сравнится никакая валюта. Ведь мало ли что... Что именно, никто не знает. Но так говорят: «Мало ли что...»

И едут в Израиль целыми семьями во главе с официальным евреем, который тащит за собой родственников всех национальностей, чтобы запастись заветными паспортами. Берут авиабилеты сразу в оба конца, приезжают на неделю-две (а то и меньше), идут в аэропорту к стойке министерства абсорбции и говорят: «Мы – новые репатрианты». «Вот как хорошо, – улыбаются им чиновники – заполняйте анкеты, получайте удостоверение личности, записывайтесь в больничную кассу... Что? Паспорт? Это – в МВД».

В МВД у чиновников не меньше радости, что еще одна репатриантская семья прибыла на историческую родину. Там даже готовы выслать паспорт по указанному адресу. И ждать не надо. Самые хитрые дают адрес израильских знакомых и быстро уезжают восвояси. А паспорт им потом привезут прямо на дом с оказией.

Вот такая игра в репатриацию. Бывает ситуация win-win, а тут полный loss-loss. Для Государства Израиль, разумеется.

Моральный аспект этого массового обмана не нуждается в комментариях. Так что, если через такую призму посмотреть на статистику последних лет, окажется, что липовая репатриация исчисляется десятками тысяч, а настоящая, возможно – сотнями. Но об этом все молчат.


4.3.19

Политики, которые смотрели американский фильм «Хвост виляет собакой», усвоили главный урок: спасение от любых проблем – в маленькой победоносной войне местного значения.

А у премьер-министра Израиля не просто проблемы – его вполне могут посадить в тюрьму.

В такой ситуации не будет ничего удивительного, если в оставшийся до выборов месяц у нас начнется маленькая война. Или военная операция, что не меняет смысла. Главное, отвлечь внимание избирателей от той ямы и болота, куда все глубже погружается премьер Нетаниягу, который в течение года может стать зэком. Разумеется, после того, как мы все станем свидетелями судебного процесса «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

А коль на кону не только политическое выживание Нетаниягу, но и его свобода, он будет готов на все. На все? На все.

Все знают, как у нас делаются дела. Сегодня с утра – очередной теракт на территориях. Наезд. Ранены солдат и офицер. Если ХАМАС или «Исламский джихад» возьмут на себя ответственность, ВВС разбомбят несколько целей в секторе Газа. В ответ последует ракета. За ней – новая бомбежка. Полсотни целей. В ответ – полсотни минометных снарядов и ракет. А там, глядишь, подтянутся танки, спешно мобилизуют резервистов и начнется новая операция «Гнев Господень», «Перст Божий» или «По башке».

А если ХАМАС или «Исламский джихад» не возьмут на себя ответственность? А нам и не надо. Придумать повод – раз плюнуть.

И завертится колесо. И пойдут сводки с поля боя. И все забудут, что у премьера рыльце не просто в пушку, а уже толще пуховой перины. Потому что по старому израильскому обычаю во время войны все едины. У нас это называется «Тихо – стреляют!» Чтоб ни один критик не пикнул, пока глава правительства ведет войну.

Что еще надо, чтобы во всеоружии встретить выборы на волне народной поддержки!

***

То, что Израиль уникальнее всего мира, мы знаем. То, что израильская медицина лучше всех, знаем. То, что Израиль входит в первую десятку самых счастливых стран мира, тоже не новость – хотя причину этого повального счастья понять трудно. То, что по средней продолжительности жизни мы входим в мировую тройку, хотелось бы проверить на себе.

На этом фоне приятно удивила другая весть – Израиль оказался на десятом месте в списке самых здоровых стран мира, опередив на 25 мест Соединенные Штаты Америки. Так что и здесь уникальность Израиля налицо: в то время, как другие страны только догоняют Америку, мы ее уже перегнали.

Это следует из нового индекса Блумберга, куда вошли 169 стран, оцененных по таким критериям, как вероятная продолжительность жизни и уровень санитарии и медицинского обслуживания. В то же время страны получали отрицательные баллы за распространение курения и избыточный вес граждан среди прочих угроз их здоровью. Кстати, Америка пала так низко из-за большого числа граждан, страдающих избыточным весом – 40 процентов населения или больше 93 миллионов человек!

Первое место в индексе заняла Испания, а за ней по порядку расположились Италия, Исландия, Япония, Швейцария, Швеция, Австралия, Сингапур и Норвегия.

Неудивительно, что средиземноморская диета – общая для Израиля, Испании и Италии – была особо отмечена в анализе всеведущего Блумберга. «Средиземноморская диета, – говорится там – с чистейшим оливковым маслом и орехами способствует значительному понижению уровня основных кардиоваскулярных заболеваний».

Что же это за штука такая – эта здоровая, целебная и жизнеутверждающая, а также жизнепродлевающая средиземноморская диета?

Те, кто регулярно ездит на пикники, особенно, по большим израильским праздникам, с удивлением услышит о какой-то диете, когда вокруг народ только и делает, что наворачивает горы мяса с питами, макая все это дело в высококалорийный хумус и запивая всеми видами горячительных напитков. Но это по праздникам. А в будни?

Опрос сельскохозяйственного исследовательского центра «Вулкани» показал, что 80 процентов израильтян, по их словам, почти ежедневно едят овощи и фрукты. Еще 10,9 процента сказали, что едят их два-три раза в неделю.

Из любимых фруктов все виды цитрусовых заняли первое место, дыня – второе, а виноград – только третье.

Из овощей помидоры далеко обогнали всех прочих, причем половина опрошенных сказала, что любит их в салате, а половина – живьем. На втором месте – салатные листья, оставившие позади огурцы, без которых не может быть израильского мелко нарезанного салата, куда входят еще один-два вида овощей. Давнее исследование OECD показало, что из всех входящих в него стран Израиль уступает по потреблению овощей на душу населения только Греции и Турции.

Если же вернуться к «горячей десятке», с которой мы начали, то с нашими соседями по Средиземноморью все ясно – в Испании и в Италии едят то же и так же. В Исландии, в Швейцарии и в Австралии только и дел, что заботиться о своем здоровье, ибо там главный предмет беспокойства – погода. В Японии, сами понимаете, рис и рыба автоматически продлевают жизнь. Норвегия крепко стоит на лыжах. А Сингапур... Сингапур – просто образцово-показательное государство, на которое Израилю так хотелось бы походить, если бы... не соседи на северной, южной и восточной границах.


3.3.19

После того, как отгремели фанфары и по обе стороны океана было выпито много шампанского в честь награждения «Оскаром» короткометражного фильма Гая Натива, возник, казалось бы, странный вопрос: можно ли считать израильским режиссером того, кто пять лет назад эмигрировал в Америку?

Таких вопросов у нас давно не задавали, и как только кто-то из израильских эмигрантов добивался успеха, – будь то Нобелевская премия или чемпионат мира по покеру – следовала традиционная реакция: «Наши победили».

В своде израильских законов один из самых давних и самых спорных – «Кого считать евреем», о который было сломано много копий и разбито много судеб. Но закона «Кого считать израильтянином» до сих пор нет. Скорее всего потому, что в нем нет нужды.

Сами посудите, каким народам придет в голову в законодательном порядке определять, кого считать американцем, французом, немцем и далее везде. Но для израильтян этот вопрос все еще актуален. Настолько, что в конце 80-х годов прошлого века газета «Маарив» решила собрать ответы самих израильтян. И они поступили в изрядном количестве.

Тем не менее, уникальность Израиля проявляется еще и в том, что еврейскому государству определенно не хватило семидесяти лет, чтобы относиться к израильскости своих граждан с тем же холодным безразличием, с каким другие народы относятся к своей национальности. Они могут, мы – нет. Почему же мы – нет?

Потому что нет больше на свете страны, которую все еще угрожают стереть с лица земли, а всех жителей – сбросить в море. Так что наша жизнь в окопе среди бетонных стен и проволочных заграждений, конечно, не так скучна, как в какой-нибудь Исландии, но в то же время требует от граждан единства и солидарности. Пока мы вместе под прикрытием Армии обороны Израиля, нам сам черт не страшен. Поэтому израильтяне всегда едины и солидарны во время войны, а между войнами расколоты по всем направлениям, считая такое положение дел нормальными семейными спорами, которых чужим не понять.

Чужим, может, и не понять, но в том-то и штука, что свои давно живут не только в Израиле, но и за его пределами. По непроверенным данным, в одной Америке их не меньше полумиллиона. Так кем же считать израильского эмигранта, который много лет живет в другой стране, где родились и выросли его дети, где его дом и работа? Кто он – израильтянин или нет?

Об этом написано много социологических статей и несколько книг, посвященных исключительно тому, как израильские эмигранты врастали в американскую жизнь. Своего рода, абсорбция наоборот.

Тут мы и вернемя в кино.

В 1978 году режиссер Моше Мизрахи получил первый и единственный по сей день «Оскар» за дивный фильм «Мадам Роза» с Симоной Синьоре в роли старой еврейки-проститутуки. К тому времени уроженец Каира Моше Мизрахи давно осел в Париже, где и прожил большую часть жизнь. И только умирать приехал в Израиль. Считать ли его израильским режиссером? Сам Мизрахи с негодованием отмахнулся бы от такой глупости и сказал: «Конечно, да».

То же самое сейчас сказал и Гай Натив, который даже свою речь на церемонии «Оскара» начал словами на иврите «Лайла тов, Исраэль!» («Спокойой ночи, Израиль!»). А после церемонии признался в интервью израильским СМИ, что «уехал из Израиля с разбитым сердцем». Так что теперь все зависит от того, склеит он его или нет.

Наконец, можно взять для примера знаменитого голливудского продюсера Арнона Мильчена, более известного в последние годы в связи с уголовными делами супругов Нетаниягу. Больше сорока лет Мильчен живет в Америке, регулярно наезжая в Израиль, где у него есть дом. А в Реховоте, где он родился, одна из улиц все еще носит имя его отца. Мистер Мильчен, который в Израиле был связан не столько с кино, сколько с Моссадом, очень обиделся бы, если бы кто-то поставил под сомнение его израильскость.

Так что реальная граница между израильтянами, живущими в Израиле и не живущими в нем, носит очень зыбкий характер: при наличии крепких семейных связей те и другие ездят друг к другу в гости, при том что первые не занимаются никакой агитацией, а вторые нередко чувствуют себя как бы в командировке или в творческом отпуске. Одни знают, что никогда не уедут из Израиля, другие – что никогда туда не вернутся, но это не мешает им вместе петь израильские песни, есть израильские кушанья и ругать израильских политиков.

Те, кто, дочитав до этого места, убедятся, что у автора нет ответа на вопрос, кого считать израильтянином, будут правы. Ответа нет. Уникальность Израиля, среди прочего, состоит еще и в том, что он никого и никогда от себя не отпускает. Из него можно уехать, но его невозможно из себя изгнать. Так что, пожалуй, израильтянин – это тот, в ком жив Израиль.

Поэтому древний девиз «Ам Исраэль хай!» («Народ Израиля жив!») не ограничен географическими рамками. И хотя часть народа, вышедшего из галута, туда вернулась, галут – это временно, Израиль – навечно.


1.3.19

28 февраля станет незабываемым днем в истории Израиля, ибо генпрокурор, он же – юридический советник правительства, впервые обвинил действующего премьер-министра в совершении ряда уголовных преступлений.

Речь, конечно же, идет о Биньямине Нетаниягу, чье имя переполняет СМИ и не сходит с уст всех граждан все три года, что длилось следствие. И вот результат: генпрокурор инкриминировал ему злоупотребление служебным положением, мошенничество и получение взятки.

И что же Нетаниягу? Как он отреагировал? Подал в отставку? Ушел в неоплаченный отпуск на время выборов? Как бы не так! Нетаниягу в своем репертуаре: в десятиминутном телеобращении к народу (читай, к избирателям) он все свалил на «левых», которые якобы оказали прессинг на генпрокурора, чтобы свергнуть Нетаниягу. А сам он чист как снег, и – его заезженная фраза – «ничего не будет, потому что ничего не было».

Стало быть, это не ему везли ящиками сигары и шампанское от знакомых миллиардеров; это не он вел переговоры с владельцем газеты «Йедиот ахронот», чтобы получить позитивную прессу в обмен на ликвидацию конкурентов; и, наконец, это не он обогатил на сотни миллионов долларов знакомого дельца, чтобы его портал – какое стечение обстоятельств! – позитивно освещал бурную деятельность главы правительства, красоту его жены и IQ его старшего сына. Все это нам привидилось и было происками этих страшных «левых», которые подобно инопланетянам высадились в Израиле и прибрали его к рукам.

А где же мы все при этом были? Вероятно, проспали вторжение.

Те, у кого память не так коротка, помнят привычки и поведение Нетаняигу, начиная с середины 90-х годов, когда он впервые стал премьером. Будучи в ресторане на деловых встречах, он никогда за себя не платил или ссылался на то, что забыл кошелек дома. А когда супругов Нетаниягу после проигранных выборов 1999 года попросили очистить помещение, они прихватили с собой все подарки от мировых лидеров, предназначенные для передачи в госказну. Сейчас история с подарками повторилась по новой и теперь она уже тянет на мошенничество.

А в прошлом месяце мелькнула еще одна милая деталь: от своего кузена в Америке Нетаниягу получил не только деньги на адвоката, но и... три костюма, которые ему придется вернуть по решению госконтролера. И это при том, что личное состояние Нетаниягу оценивается примерно в 14 миллионов долларов.

И уж, тем более, нужно вспомнить давнее «дело Бар-Он-Хеврон», когда в 1997 году фракция ШАС поддержала отступление из Хеврона и передачу его Арафату в обмен на назначение генпрокурора, выгодному министру Арье Дери, который после отсидки в тюрьме преспокойно занимает сейчас тот же пост министра внутренних дел, что и до посадки... снова находясь под следствием.

В случае Нетаниягу надо отметить его исключительную личную гигиену, потому что у него изо дня в день «рука руку моет». Видимо, именно это он имеет в виду, когда говорит, что его руки чисты.

Отсидевший в тюрьме Эхуд Ольмерт не стал ждать обвинительного заключения и подал в отставку при первых подозрениях, показав пример нормативного поведения. Но у нас нормы устанавливает сам Нетаниягу, который стоит превыше закона и суда. Те, кто думал, что Израиль все еще остается республикой, просто не заметили, что с приходом Нетаниягу у нас воцарилась монархия. На троне сидят король Биньямин Первый и королева Сара, а их отпрыск Яир играет – хоть и паршиво – роль наследного принца. Эта семейка прибрала к рукам все, что раньше назвалось «Государство Израиль», потому что большинство в кнессете позволяет Нетаниягу проводить любые законы.

9 апреля израильтяне пойдут на выборы, и без боязни ошибиться можно сказать, что у Биньямина Первого есть все шансы остаться на троне. Надолго ли? Это зависит от того, когда и какую сделку он заключит с правосудием после выборов, чтобы не последовать за Ольмертом в тюремную камеру.

Как бы то ни было, вчера, сглатывая деланый комок в горле и с трудом имитируя подступившие слезы при упоминании «моей любимой жены», Нетаниягу мог быть уверен в том, что сотни тысяч граждан рыдали в голос от одной лишь мысли, что «левые» могут угробить «нашего Биби».

Один из его присных в кнессете заявил несколько месяцев назад, что в случае обвинения Нетаниягу «миллионы людей выйдут на улицы». Не вышли. И не выйдут.

Что же касается формального предъявления Нетаниягу обвинительного заключения, у него, в отличие от простых смертных, есть право на досудебные слушания у генпрокурора. Конечно, перед законом все равны, но... помните Оруэлла? Наш король – не первый среди равных, а более равный, чем все прочие. Убедят ли его адвокаты – генпрокурора в невиновности Нетаниягу? Сомнительно. Но коль скоро мы упомянули о сделке с правосудием, генпрокурор, как сказал вчера Нетаниягу, «всего лишь человек из плоти и крови». Да к тому же – бывший секретарь правительства Нетаниягу, который собственными руками посадил его на пост генпрокурора, ожидая от него покорности и послушания. А тот оказался непокорным и непослушным.

Похоже, эпоха Нетаниягу подходит к концу. И вместе с ней – первая монархия современного еврейского государства, которой устыдились бы все еврейские короли – Шаул, Давид и Шломо.


25.2.19

Замечательная весть из Америки: израильский кинорежсисер Гай Натив получил «Оскара» за короткометражный фильм «Skin» («Кожа») – впервые в истории израильского кино в этой категории. Слова «в этой категории» подразумевают, что в главной категории у нас уже был такой успех сорок лет назад с фильмом Моше Мизрахи «Мадам Роза».

Но тут мы и переходим к главному: большую часть жизни Мизрахи жил и работал во Франции, а Натив пять лет назад эмигрировал в Америку. Формально определение «израильский режиссер» вполне оправдано, но по сути они переселились не только в другую страну, но и в другую культуру, сохранив иврит и связи с семьей.

Было приятно услышать от Натива прямо со сцены «Лайла тов, Исраэль!» («Спокойной ночи, Израиль!»), но в символическом смысле это относится, скорее, к израильскому кино, которое в своем вялотекущем состоянии, в самом деле, может спать спокойно.

О чем фильм Натива? О ненависти белых к черным. Хорошо поняв, что в американскую Тулу нельзя приезжать с израильским самоваром, он взял за основу газетную заметку и снял фильм о белом отце-ненавистнике, который воспитал сына-ненавистника. А тот, приняв пьяного папашу за грабителя, его застрелил. Все очень по-американски, да еще затрагивает столь болезненную тему контроля над оружием.

Параллель с Израилем очевидна: ненависти нам не занимать. У них белые и черные, у нас – евреи и арабы. Отцы-фанатики и экстремисты с обеих сторон точно так же воспитывают в ненависти своих детей, а у арабов доходит до того, что они не только убивают евреев, но сами становятся смертниками, ибо жизнь для них – ничто, а смерть – все.

Вот только такой концентрат взаимной ненависти до сих пор не превратился в «оскароносный» фильм. В израильском кино были отдельные удачи («Мой Михаэль», «Хамсин», «Аванти, пополо!»), но неудач было больше, потому что очень уж плакатными, лобовыми, черно-белыми в прямом смысле слова были эти фильмы. Недавний «Фокстрот» несколько сместил акценты, но и его не хватило, чтобы добраться до кино-вершины.

Только что главный приз Берлинского кинофестиваля получил фильм «Синонимы» израильского режиссера Надава Лапида: там главный герой – израильский иммигрант, уехавший в Париж, чтобы очухаться от израильской действительности с ее прессингом со всех сторон.

Израильское кино переживает трудные времена еще и потому, что последние три года на посту министра культуры находится бескультурная, невежественная, малограмотная и одержимая партийной карьерой особа – та самая прачка, которой доверили управлять государством. Предложенный ею «закон о лояльности в культуре» не прошел, но столбовая дорога нынешней власти ясна: держать и не пущать. Так что получить деньги из кинофондов стало крайне трудно, да и сценарии теперь читаются по другому принципу: если это «правильное кино» – деньги будут, а если нет, то нет.

Спокойной ночи, израильское кино! Никто не знает, какой срок летаргии тебе уготован и когда явится принц, чтобы разбудить тебя поцелуем.

А, может, хватит делать фильмы о ненависти и сделать фильм о любви?


24.2.19

Дипломатический скандал в израильско-польских отношениях по поводу польского антисемитизма не только не утих, но разгорается с каждым днем все больше, потому что каждое объяснение с обеих сторон влечет все новые возражения оппонентов. Надо думать, интервью польского премьер-министра Матеуша Моравецкого газете «ХаАрец» только подольет масла в огонь.

Высказывание врио министра иностранных дел Исраэля Каца о том, что «поляки впитывают антисемитизм с молоком матери», было опубликовано мировыми СМИ до того, как выяснилось, что, на самом деле, цитата принадлежит... израильскому премьеру Ицхаку Шамиру, который, будучи уроженцем Польши, знал, что говорил. Начав ответную атаку, польские власти не учли одного историко-семантического нюанса: ни Нетаниягу, ни Кац не обвиняли в антисемитизме ни Польшу, ни польский народ. Оба сказали: поляки. Кто-то будет с этим спорить?

Спорить надо с другим. По словам польского премьера, «десятки тысяч поляков помогали евреям». Ложь! «Яд ва-Шем», действительно, признал самое большое число «праведников народов мира» (6 800) – из Польши. Но 6 800 – это не «десятки тысяч». При том, что благодарные евреи не дали остаться в безвестности ни одному из своих спасителей. Ни одному! Истина совсем в другом: если десятки тысяч поляков что и сделали во время войны, так это убили или выдали немцам не меньше двухсот тысяч евреев.

Не случайно именно в Польше были построены Освенцим, Треблинка и все основные лагеря смерти (которые никто и никогда не называл «польскими»): помимо удобных ж/д путей, немцы приняли в расчет отношение поляков к евреям. Речь идет не о коллаборационистах, а именно об отношении поляков к евреям. Во всей простоте этих слов. И без всяких обобщений.

По словам премьера Моравецкого, польское движение Сопротивления помогало евреям. Ложь! Руководители движения промолчали в ответ на мольбы бойцов горящего Варшавского гетто и не оказали им никакой помощи, в то время как по Варшаве загуляла шутка: «В гетто травят тараканов». Можно вспомнить и польское правительство в изгнании, которое, сидя в Лондоне, и пальцем не пошевелило, чтобы оповестить весь мир об истреблении польских евреев.

Наконец, польский премьер ни словом не упомянул послевоенные погромы, когда поляки (поляки, пан Моравецкий!) убивали евреев... как бы это сказать более политкорректно... по привычке, не переставая удивляться, что евреи пережили даже крематории и газовые камеры. Кельце – это название поляки предпочли бы забыть, но кровь убитых там евреев не дает это сделать.

До интервью с польским премьером на страницах «ХаАрец» появились два противоположных мнения израильских публицистов, продолжающих исторический спор евреев с поляками.

Цви Барэль: «Как известно, у поляков материнское молоко поступает с большой дозой антисемитизма. Это знал еще отец польской генетики Ицхак Шамир, передавший ее основы своему ученику Кацу. Поэтому совершенно непонятен гнев польского премьер-министра. Будучи по образованию физиком, экономистом и историком, он должен был бы знать кое-что о молоке матери-польки. Правда, две его тетки вышли замуж за евреев и прошли «гиюр» (одна даже пережила Катастрофу), поэтому мы забудем и простим ему параллель между поляками, которые сотрудничали с немцами, и евреями, которые делали то же самое.

(...) Счастье, что встреча «вышеградской четверки» была отменена и нам не пришлось снова говорить об этом раздражающем антисемитизме, который всякий раз снова мешает встречам Израиля с его лучшими друзьями или упоминанию о сотрудничестве с нацистами. Нужна немалая доля наглости со стороны государства, считающего свою армию самой моральной в мире, чтобы делать все для присоединения к элитарному подразделению польских, венгерских, чешских и словацких расистов.

Ну, хорошо, были поляки и венгры, которые сотрудничали с нацистами; были и есть поляки и венгры, которые остались антисемитами. Но зачем обобщать? Зачем быть расистами? Зачем обвинять эти народы и приписывать им природные антисемитские черты?»

Исраэль Харэль: «Все, кто требует от Исраэля Каца извинений, напоминают пристыженных (или перепуганных) евреев тех времен, которые мы считали давно минувшими. Ицхак Шамир суммировал истину кошмарной тысячелетней еврейской жизни в Польше. Истину, которую поляки пытаются отрицать и искажать. Истину, которую родители Каца испытали на себе в Румынии и в Венгрии. Критики обвиняют его в «обобщении» и буквально вылезают из кожи, доказывая, что «не все поляки» (а также немцы, венгры, латыши, литовцы, румыны, французы и пр.) повинны в преступлениях своих правительств, которые сотрудничали с нацистами.

Верно, среди поляков были «праведники народов мира», но большинство было и осталось ненавистниками евреев. Если бы не эта врожденная ненависть, не было бы тысяч погромов и в конце – Катастрофы.

(...) Многим израильтянам (и опредленно – евреям галута) трудно смириться с фактом, что даже Катастрофа не вытеснила ненависть к евреям в христианском мире. В свое время антисемиты вопили: «Евреи, убирайтесь в Палестину!» Теперь они вопят: «Евреи, убирайтесь из Палестины!»

(...) Пока мы не осознаем, что антисемитизм – хроническая религиозно-душевная болезнь, мы с ней не справимся и она продолжит собирать свои жертвы».

Особняком в той же «ХаАрец» стоит мнение профессора истории Еврейского университета Даниля Блатмана, назначенного польскими властями куратором Еврейского музея в Варшаве. Из его статьи мы приведем только один абзац: «Так что же насчет геноцида евреев? Поляки не служили в концлагерях в отличие от украинцев, латышей, литовцев и других. Убийство евреев поляками надо понимать в широком и более сложном контексте. Поляки не убивали евреев для того, чтобы помочь нацистам в реализации «окончательного решения еврейского вопроса», то есть способствовать продвижению интересов оккупатов».

Вот те на! Не надо быть профессором истории, чтобы из этой цитаты понять именно то, что имел в виду автор: поляки убивали евреев без всякой идеологии – только за то, что они имели несчастье родиться евреями.

Среди всего, что было сказано и написано о новом международном скандале, кажется, никто еще не вспоминал о документальной эпопее «Шоа» французского кинорежиссера Клода Ланцмана, который в середине 70-х записал сотни часов бесед с «простыми поляками» в деревнях и городках. В этих беседах местные жители не скрывали своей неприязни к евреям, которые «дурно пахли», «наживались на поляках», «были самыми богатыми» и «заслужили наказание за то, что распяли Иисуса Христа». А один поляк крикнул: «Евреи знали, что с ними случится!»

Фоном для своего фильма Ланцман выбрал мирные пейзажи Польши, где реки, леса и поля были так же безмятежно-прекрасны, как и тогда, когда евреев расстреливали, сжигали, а то и зарывали в землю живьем. Ланцман отыскал машиниста, который водил поезда в Треблинку, и попросил провезти его на паровозе до таблички с надписью «Треблинка». Подъехав к табличке, он оглянулся на несуществующие вагоны и несколько раз провел большим пальцем по горлу, показывая, как поляки давали понять евреям, какая участь их ждет.

Треблинка и Освенцим – обычные городишки с церквами, больницами, школами, где новое поколение поляков учит переписанную историю своей страны. А их родители, живущие в бывших еврейских домах в стране «юденрайн», давно позабыли бы обо всем, если бы не постоянные напоминания евреев о том, что произошло в Польше до, во время и после Катастрофы.


22.2.19

Какое совпадение: в один и тот же день в Израиле родился долгожданный центристский блок, призванный сменить засидевшегося у власти Нетаниягу, а на Луну отправился израильский спутник «Берешит» (ивр. вначале или генезис) по названию первой книги Ветхого завета. А на спутнике – луноход.

Центристский блок – тоже своего рода спутник для разведки местной политической карты. А уж его название «Кахоль лаван» стоит обедни: именно так, «бело-голубой», называют все сделанное в Израиле. Своего рода синоним «Сделано в Израиле».

И, конечно, два предмета, отправленные на спутнике, заслуживают отдельного упоминания: флаг Израиля и капсула с полным текстом Торы. До сих пор на луне были только три флага: американский, российский и китайский. А теперь будет и израильский – «кахоль лаван».


21.2.19

Не успели Бени Ганц и Яир Лапид объединиться, как последовала легко прогнозируемая и архитипичная реакция Нетаниягу: «Теперь выбор стоит между левым правительством Ганца-Лапида и правым правительством во главе со мной».

Только так Нетаниягу видит двухполюсную политическую карту Израиля: все, кто с ним – правые, кто против – левые. Как ясно помнится тот день перед очередными выборами, когда Нетаниягу кричал в ухо глухому раввину Ицхаку Кадури: «Левые забыли, что значит быть евреями».

Левые – это тот жупел, которым Нетаниягу размахивает больше двадцати лет. Точнее, двадцать три года – с той минуты, когда, сидя в телестудии напротив Шимона Переса, он во всеуслышание заявил, что «Перес разделит Иерусалим». С тех пор пластинка про «левую угрозу» не изменилась ни на йоту: она крутится на выборах и между выборами, оставаясь испытанной ловушкой для дураков.

20 февраля, в интервью 13-му телеканалу бывший секретарь правительства Нетанигу, а ныне – кандидат в депутаты от партии Ганца «Хосен ле-Исраэль» Цви Хаузер сказал: «Я знаю Нетаниягу с 1992 года. Он стал совершенно другим человеком, которого не интересует ничего, кроме собственного выживания».

Только через эту призму надо воспринимать все события последнего времени. Особенно, бешеное давление Нетаниягу с тем, чтобы включить в правый блок ультраправую партию каханистов «Оцма йехудит». И ее включили! Председатель «Ликуда», чьи депутаты в полном составе выходили из зала пленарных заседаний, когда на трибуну кнессета поднимался Меир Кахане, теперь приложил все силы, чтобы включить его учеников в свою будущую коалицию. Да еще пообещать их соратникам... министерство образования. Вслушайтесь: министерство образования!

Израиль ведет бойкот правительства Австрии, в которое вошла антисемитская «Партия свободы». Что же начнется в мире, если в правительство Израиля войдут расисты и ксенофобы?

Но вернемся к главному тезису Нетаниягу: спасайся, кто может – левые рвутся к власти! Родина в опасности! Дом горит!

А кто у нас левые? Ганц и Лапид, которые не приняли в свои ряды Ципи Ливни только потому, что ее подлинная левизна могла их дискредитировать? Или бывший министр обороны в правительстве Нетаниягу Моше Яалон, правее которого только стенка? Может быть, левым надо считать поселенца, майора запаса Йоаза Хенделя, стоящего на пятом месте в списке Ганца? Или того же Цви Хаузера (восьмое место в том же списке), который был одним из идеологов закона о национальном характере государства? Смехотворно называть «левыми» членов партий «Хосен ле-Исраэль» и «Еш атид», под чьими знаменами собрались люди самых разных взглядов, разного происхождения, разных социальных слоев. Не говоря о том, что в этом классическом «израильском салате» щедро перемешаны ашкеназы и сефарды, светские и религиозные люди, сабры и новые репатрианты.

В то время, как у Нетаниягу есть только одна краска – черная, и только одна метка – «левые». Не пройдет и 50 дней, как мы услышим от него: «Левые толпами валят на избирательные участки. Спасайте родину!»

От кого спасать? Наш ответ – от Нетаниягу. Прошло то время, когда все хором повторяли: «Нет альтернативы. Если не Биби, то кто?» Теперь альтернатива есть. Ганц и Лапид. А поскольку вчера к ним присоединился и бывший начальник генштаба Габи Ашкенази, можно смело сказать, что три генерал-лейтенанта запаса дадут тысячу очков форы капитану запаса Нетаниягу, «раненному во время антитеррористической операции». Так на днях сказал Нетаниягу в ответ на гневную филиппику Ганца, забыв добавить только одно: его по ошибке легко ранил товарищ по спецназу.

Как мы знаем, факты – не самая сильная сторона Нетаниягу. Поэтому сын историка часто путается не только в истории, но и в своей биографии. Разве не он пожимал руку Арафату и передал ему Хеврон вместе с Гробницей праотцев? Он. Разве не он отправил «короля косметики» Рона Лаудера на переговоры с папашей Асадом, согласившись отступить с Голанских высот? Он. Разве не он обсуждал с бывшим госсекретарем США Джоном Керри возможное отступление из Иудеи и Самарии? Он. Разве не он давно заморозил строительство в поселениях на территориях? Он. Так, может, сам Нетаниягу и есть левый?

Боже упаси! Если бы кому-то пришла в голову эта крамольная мысль, Нетаниягу давно бы ушел на пенсию и загорал на вилле в Кейсарии. В 1999 году народ уже дал ему такую возможность, с треском вышвырнув его с премьерского поста. Двадцать лет спустя это может повториться и тогда подследственному Биньямину Нетаниягу не останется ничего иного, как во всеуслышанье повторить свое каноническое: «Сарале, пошли домой!»

А пока этого не произошло, он продолжит раскалывать народ, сеять рознь, стравливать всех со всеми с радостью пиромана, орущего во всю глотку: «Дом горит! Родина – в огне!»

То же самое до него кричали многие другие – и в этом веке, и в прошлом, и в позапрошлом, да и в древности тоже. Родина – она, как Феникс: погорит, погорит и восстанет из огня, как ни в чем ни бывало. А те, кто разжигали огонь, часто сгорали без остатка. Но наивность, легковерность и внушаемость толпы безмерны – она поверит во что угодно. В том числе, что единственная горящая проблема Государства Израиль – это мифические левые.

И не важно, что Ганц с Лапидом создали центристские партии. "Центрист" - не оскорбление и не ярлык. А "левак" - и то, и другое. В политике факт не работает, а ложь убивает наповал.

В то же время надо принять во внимание абсолютную истинность диктума, который выковал идол нашего премьера – Уинстон Черчилль: «Можно какое-то время обманывать всех. Можно все время обманывать часть людей. Но нельзя все время обманывать всех».

Двадцать три года спустя после того, как главой правительства Израиля стал Биньямин Нетаниягу, и десять лет спустя после того, как он безраздельно воцарился у власти в роли абсолютного правителя, пришло врем отправить его домой – вместе с подсудной женой и всем коррумпированным правительством, которое провалилось во всех областях, сделав жизнь израильтян не только невыносимо дорогой, но и чудовищно удушливой.

Мальчик из притчи кричал «Волк, волк!», пока тот его не съел. Нетаниягу двадцать лет кричит «Левые, левые!» - и ему верят. Даже если он скажет, что левые повинны в его облысении, найдутся те, кто ему поверит. Даже если он скажет, что только левые повинны в обмелении озера Кинерет, ему поверят. Дураков хватает. Или, как сказал «мистер цирк» Барнум, «фраера рождаются каждую минуту». У нас же после первого избрания Нетаниягу родилось новое поколение израильтян, которые прожили все эти годы под одну и ту же пластинку «Левые идут!»

Когда-то Моше Яалона, в бытность его начальником генштаба, знакомый журналист спросил, почему он ходит в высоких ботинках. «Потому что тут в коридорах много змей», – ответил Яалон. Хорошо бы теперь ему, Ганцу и Ашкенази снять с антресолей высокие армейские ботинки, потому что за 49 дней до выборов змеи перешли в атаку.


17.2.19

За два месяца до выборов в кнессет можно без малейшего преувеличения сказать, что ни радио, ни телевидение, ни придорожные рекламные щиты или плакаты на стенах домов не могут сравниться по степени эффективности с пропагандой в социальных сетях. Страшно даже подумать, что было бы, если бы интернет существовал при Геббельсе, который до сих пор считается мастером самой смертоносной пропаганды. Но у него были хорошие учителя в России, которые без всякого интернета свели с ума целую страну, где массовое идеологическое помешательство продолжается до сих пор.

В маленьком Израиле намного проще добиться того же результата: вызвать массовое смятение умов – на этот раз с помощью всемогущих соцсетей, не фильтрующих правду и ложь, факты и вымысел, реальные и лживые новости. В этом потоке, где вместе с живыми людьми плешутся «боты» и «тролли», можно легко утонуть в ту минуту, когда вы зададите себе вопрос «А вдруг это – правда?» Вдруг Рабина убили по приказу Переса? Вдруг истицы по делу Кацава сами себя изнасиловали? Вдруг Нетаниягу кристально чист, а его травлей заправляют аятоллы из Тегерана?

Сейчас – самое урожайное время для любых инсинуаций, способных посеять сомнения в незрелых умах тех людей, которые на опросах отвечают «не знаю», «не решил» (-а). Собственно, они до самого последнего момента ничего не знают и решают под влиянием настроения, а до тех пор колеблются. Колеблются и читают в соцсетях мнение других, более решительных. А те только и делают, что пишут днем и ночью.

На прошлой неделе «Йедиот ахронот» опубликовала результаты интересного исследования, чтобы выяснить, какие израильские политики наиболее популярны в соцсетях и за чьей деятельностью пользователи интернета следят с наибольшим интересом. Специалист по искусственному интеллекту, доктор Йонатан Шлер из Технологического института в Холоне разобрался в этом вопросе и рассказал много интересного.

Повидимому, только специалист по искусственному интеллекту способен понять тех, у кого интеллекта порой нет вовсе. По словам Шлера, «ботами» и «троллями» пользуются чуть ли не все израильские партии. В результате рекордсменом по организованному шквалу народной любви стал глава правительства Биньямин Нетаниягу, чьи поклонники – живые и неживые – изо дня в день пишут на разных сайтах в ответ на разные статьи одно и то же: только Биби! Король Израиля! Честь и хвала! Биби – в премьеры!

На двух сторонников Нетаниягу приходится по одному противнику, с чьей точки зрения Нетаниягу – полный ноль! Лгун! Болтун! Биби, вали домой!

Из других политиков никто не вызывает такой стабильно-активной реакции, яростных споров и постоянно перемежающихся атак с контратаками.

Кстати, кого еще из израильских политиков вы хотели бы отправить домой? Подсчет доктора Шлера в соцсетях показал такую картину: Моше Кахлон – 31 процент, Ципи Ливни – 26 процентов, Айелет Шакед – 1,9 процента, Нафтали Беннет и Ави Габай – 1,6 процента, Авигдор Либерман – 1,5 процента.

Не претендуя на научную глубину и масштаб подобного исследования, мы провели свою скромную проверку в «Фэйсбук» на основе реакции читателей на недавнюю статью «Вы этого хотели? (открытое письмо премьеру)» Йоси Леви, бывшего советника Нетаниягу.

108 читателям статья понравилась. 102 поделились ей с друзьями. А среди 63 отзывов картина такая (за вычетом повторов одних и тех же авторов): за Нетаниягу – 33 человека, против – 20.

Чем это хуже превыборных опросов общественного мнения? Разве что выборка меньше, зато в опросах мы не слышим живых голосов, а здесь они представлены во всей красе. Причем, в отличие от иноязычных откликов (в частности, на иврите и на английском), у русскоязычных сторонников Нетаниягу часто преобладает ненормативная лексика: говоря проще, лупят матом на любые аргументы. Так что их единственный аргумент – мат.

Их реакция на любые критические статьи в адрес Нетаниягу часто носит однословный характер: чушь! Бред! Дерьмо! Гады! Провокаторы! Если число слов увеличивается до двух, появляются «левые сволочи» или «продажные подонки». Если до трех – «Кто вам заплатил?»

На других языках нередко пишут люди, знающие историю Израиля, которые способны аргументировать свою позицию. Отклики на русском языке наглядно свидетельствуют об одном: там еще не состоялось не только открытия Израиля, но и открытия Америки тоже.

Споры, точнее, препирательство идет по одной и той же схеме:

– Они развалили все государство.

– С чего вы взяли? У нас все прекрасно. Я – пенсионерка и два раза в год езжу заграницу.

– Посмотрите на состояние здравоохранения, образования, соцобеспечения, дороговизну жизни.

– Да, есть отдельные недостатки. А без Биби нам конец.

– Скоро у нас раввины всем будут заправлять. Опять их в правительство затащат.

– А ты вали в свою Россию, воздух чище будет!

Хаос и вакханалия в соцсетях типичны для всех языков. Но, пожалуй, только русскоязычные пользователи отличаются такой страстью к охоте на ведьм: бей, души, трави! Им мало перекричать оппонентов (ведь в соцсети нет ничего легче) и вылить на них все помои – важно привлечь к этому занятию всех единомышленников, которые напишут: умница! 100 процентов! В яблочко! Я – с тобой.

Нет ничего проще, чем нажать на кнопку «like». Если установить кнопку «hate», нажатие будет таким же легким: ненавидишь – жми на кнопку!

Слово «форум» применительно к соцсетям оказалось самым точным, имея в виду знаменитый римский форум, чьи развалины можно увидеть по сей день. И представить, как тогдашние политические противники, глядя друг другу в лицо, обменивались аргументами. Соцсети даруют полную анонимность: я не знаю тебя, ты – меня, но это не мешает нам нажимать на кнопки любви и ненависти, имитируя человеческие чувства. А вдруг кто-то другой нажимает на те же кнопки, вызывая в нас нужную реакицю в нужное предвыборное время?

Так может, «боты» – это мы?


13.2.19

Чем ближе выборы в кнессет, тем больше грязи, которой партии поливают друг друга. Больше нет ни проблем безопасности с войнами на севере и на юге, ни крушения системы здравоохранения с койками в больничных коридорах, ни чудовищной дороговизны жизни и острейшей нехватки жилья, ни деградации системы образования, порождающей невежд... Этот список можно продолжать и дальше, но главное и так ясно: одержимый желанием удержаться у власти, глава правительства Нетаниягу и его коррумпированная партия «Ликуд» готовы на все, только бы в очередной раз соблазнить избирателей.

Но теперь уже никто не скажет, что нет альтернативы. Она есть – центристская партия «За сильный Израиль», которую уже прозвали «генеральской», поскольку ее возглавляют два бывших начальника генштаба. Что бы о них не говорили штатные пропагандисты Нетаниягу, одно ясно: власть им вполне по плечу и они уж точно будут не хуже нынешних заправил, махинаторов и лжецов, которым собственный карман намного важнее государственного блага.

Вот как раз в последнем уже третий год разбирается генпрокурор, от которого все ждут в этом месяце окончательного решения: что будет с тремя уголовными делами Нетаниягу? Какое из них останется? Какое закроют? В чем его обвинят, а в чем – нет? Отдадут ли его под суд и когда?

В случае экс-премьера Ольмерта все было гораздо быстрее: следствие, отставка, суд, приговор, тюрьма.

В случае Нетаниягу следствие давно закончилось, полиция рекомендовала отдать его под суд, а генпрокурор все тянет и тянет. Время и наши нервы.

Что-то часто у наших премьеров рыльце в пушку.

***

По всей стране развешаны гигантские плакаты с фотографией Трампа и Нетаниягу под надписью «Нетаниягу – другая лига».

Как это авторы не обратили внимания на такой явный экивок? Это в каком же смысле «другая лига»? Президент США, натурально, в первой лиге, а в какой Нетаниягу?

А главное, что оба – под следствием и над обоими навис Дамоклов меч правосудия. Одна из американских сенаторов на днях заявила, что в 2020 году Трамп может оказаться за решеткой. А где окажется Нетаниягу в 2020 году?

Ну, и на закуску еще одна чудная деталь: на плакате Трамп и Нетаниягу стоят вровень. Проведи линейкой над головами – ни миллиметра разницы. Тогда как в действительности Трамп выше Нетаниягу сантиметров на 8-10. Вот вам и другая лига!

***

«ХаАрец» опубликовала большую и грустную статью к 50-летию со дня смерти замечательного польского писателя Марека Хласко, который, будучи изгнан из Польши за свободолюбие, скитался по белу свету, пока не заехал в Израиль, влюбился в него и застрял здесь на несколько лет.

Когда-то я уже писал о Хласко в заметках, а в этой статье увидел две фотографии молодой и старой кибуцницы Эстер Штейнбах, на которой Хласко хотел жениться и тогда... Тогда это был бы совсем другой роман или повесть, которую он успел назвать «Я расскажу вам об Эстер».

Выйдя замуж за американского летчика, прожив полвека в Америке, Эстер все еще плачет о Маричке, с которым она не могла сговориться, который много пил и никак не мог объяснить, чего же он хочет в жизни.

Надо думать, что, прочитав переводы его книг, она это поняла.


12.2.19

В отличие от праймериз в «Ликуде», где окончательных результатов пришлось ждать целый день, в «Аводе» все прошло как по маслу: в 22.30 закрылся последний избирательный участок и в тель-авивских павильонах Выставочных садов заработали 120 компьютеров. Буквально в течение часа стали известны результаты голосования, а с ними – и первая десятка партии, которой опросы не дают даже десяти мандатов.

1.Ави Габай»; 2. Забронированное место; 3. Ицик Шмули; 4. Став Шафир; 5. Шели Яхимович; 6. Амир Перец; 7. Мерав Михаэли; 8. Омер Бар-Лев; 9. Равиталь Суэйд; 10.Забронированное место

Два места, забронированные для кандидатов председателя партии, пока не заполнены, но общая картина ясна и без них: в «Аводе» произошла смена поколений и появились новые лид – Шмули и Шафир, которые попали в кнессет на волне социального протеста 2011 года и сумели выделиться среди других парламентариев своей активностью и инициативой. Особенно сильно их активность проявилась сразу после объявления результатов, когда между Шмули и Шафир началась закулисная битва за партийное наследство.

Интересно, что бывший председатель партии Шели Яхимович оказалась ступенькой ниже Став Шафир, которую она по сути дела привела в партию и в кнессет. Так же иронично, что ступенькой ниже Яхимович оказался другой бывший председатель «Аводы» Амир Перец, который в свое время привел в партию и в политику известную радио-журналистку Шели Яхимович.

Седьмое место для Мерав Михаэли – такой же проигрыш в борьбе авторитетов, как и для Омера Бар-Лева, не говоря о занявшей девятое место Равиталь Суэйд. С другой стороны, все они вошли в десятку, а с переменчивостью общей обстановки, настроения избирателей и, особенно, опросов общественного мнения, всегда возможен поворот политического ветра в другую сторону. Иными словами, последние места в первой десятке могут оказаться реальными.

В самом большом проигрыше оказался главный противник Габая и организатор неудавшегося дворцового переворота Эйтан Кабель, ветеран партии, оставшийся на 15-м месте.

Так что у председателя Габая есть все основания радоваться результату: верный ему Ицик Шмули оказался на первом месте (после самого Габая и пока еще неизвестной брони), а ненавистный ему Кабель может собирать вещи и подыскивать новое место работы. Еще шестерых действуюших депутатов кнессета потеснили в конец списка, так что и они тоже могут собирать вещи. К тому же в отличие от Ликуда, где в первой десятке только одна женщина, в «Аводе» сразу четыре.

Также Габай может радоваться тому, что все поддержанные им кандидаты попали на первые места, не говоря о том, что избиратели «Аводы» отозвались на громкий крик «гевалт» и явка составила 56 процентов. В партии полагали, что последнего времени убьют на корню всякий энтузиазм членов партии, но их явка почти не отличалась от той, что была на выборах 2015 года.

Что касается двух забронированных мест, то Габай хотел с их помощью подкорректировать список, но вполне может быть, что его устроят результаты праймериз. Тем более, что пока не наблюдалось известных политических фигур, умирающих от желания присоединиться к партийному «Титанику».

Ави Габай воздержался от того, чтобы называть себя претендентом па пост главы правительства и ни словом не упомянул какого-либо объединения с другой партией. Говоря о результатах праймериз, он сказал: «Какая у нас замечательная сборная, она сумеет сохранить безопасность государства, вести настоящие государственные переговоры, беречь демократию и вернуть в наше лоно нацменьшинства». Последнее прозвучало несколько комично, поскольку в списке «Аводы» представители арабов и друзов остались на нереальных местах.

Впрочем, какие места реальны, а какие – нет, покажут уже первые опросы самых ближайших дней, и тогда станет ясно, в каком состоянии «Авода»-«Титаник» доплывет до выборов: останется над водой или под водой.


11.2.19

Если бы Всевышнему поставили телефон, евреи оборвали бы его через пять минут. Потому что даже при наличии Западной стены, как почтового ящика, нет никакой гарантии, что муниципальные рабочие не вынут вашу записку до того, как ее содержание дойдет до адресата.

Но телефона у Всевышнего нет. К счастью для Него и к большому расстройству всех желающих напрямую обратиться в самый настоящий Высший суд справедливости, чье название нагло присвоила себе израильская судебная инстанция.

Мало того, что наверху нет телефона, там к тому же нет интернета. Так что никак нельзя одним нажатием кнопки выплеснуть Ему все, что наболело и накипело. Поэтому приходится обходиться подручными средствами, используя социальные сети, в которые уже попало все человечество. Так что еще не написанный мировой детектив-бестселлер смело можно назвать «В сетях».

Самое интересное, что социомания израильтян получила научное подтверждение. Об этом на минувшей неделе поведал американский научно-исследовательский центр Pew, чье новое исследование установило бесспорный факт: израильтяне используют социальные сети чаще всех других народов, а по использованию смартфонов они занимают второе место в мире.

Около 77 процентов израильтян сказали, что они используют социальные медиа всех видов, что позволило им слегка опередить Южную Корею (76 процентов) и Швецию (73 процента), и на 10 процентов – средний показатель во всех развитых странах.

Что касается смартфонов, то и здесь израильтяне опередили весь мир – за единственным исключением Южной Кореи. Смартфонами обзавелись 88 процентов израильтян (что немало говорит о сомнительности ежегодной статистики обнищания населения), в то время как 10 процентов населения пользуется старыми кнопочными телефонами. Это может объясняться тем, что в ультраортодоксальной общине пользование смартфонами запрещено. Только у 2 процентов израильтян вообще нет телефонов, но это не принято афишировать – могут счесть проявлением ненормальности.

Если продолжить сравнение израильтян с южными корейцами, там соотношение иное: у 95 процентов населения – смартфоны, у 5 процентов – обычные телефоны. В среднем для развитых стран у 76 процентов населения есть смартфоны, у 17 – обычные телефоны, и у 6 процентов нет ничего.

Возвращаясь к национальным особенностям израильтян, надо сказать, что это исследование лучше всего прочего подтвердило печальный факт:

Народ Книги – out, народ смартфона – in.

Какая книга? У кого сегодня найдется время и терпение читать книгу? Скорости не те. А тут нажал на кнопку – и все узнал. Нажал на другую – и мир узнал о твоем существовании, поскольку ты уже в сетях, в прямом и в переносном смысле слова.

Конечно, намного приятнее писать не о провалах Израиля, а о его достижениях и рекордах, хотя, как мы видим, они бывают разными. Надо ли гордиться нашей технологической оснащенностью, которая привела не столько к объединению, сколько к разъединению людей, погрязших в своих смартфонах? Умертвив эпистолярный жанр, они ограничиваются кваканьем и кукареканьем под названием «эсэмэски», а большую часть времени в соцсетях проводят в чтении «желтых» текстов или поливании грязью себе подобных с целью самоутверждения и самовозвышения.

Телефон-то, может быть, и smart, но вот о людях это не всегда скажешь.


10.2.19

В Армии обороны Израиля было 22 начальника генштаба, включая нынешнего. Все они занимались своим делом – командовали армией, пока ровно половина из них, сняв форму, не пошла в политику.

Размышления над трансформацией генералов, которые подчиняются политикам, а потом сами становятся политиками, командуя генералами, весьма актуальны сегодня, когда два бывших начальника генштаба, генерал-лейтенанты запаса Бени Ганц и Моше Яалон объединились под знаменем центристской партии «Хосен ле-Исраэль» («За сильный Израиль»). Более того, есть шанс, что к ним может присоединиться третий бывший начальник генштаба Габи Ашкенази.

Понятно, что в сфере безопасности, остающейся главной темой любых выборов в Израиле, все трое дадут Нетаниягу сто очков форы, но совершенно непонятно, чего они стоят в остальных сферах – от экономики и образования до культуры и экологии.

Тем не менее, поучительно посмотреть на политические предпочтения их предшественников – какие партии и на каком фланге они выбирали, и каких результатов добились?

Игаэль Ядин – прославленный профессор археологии основал либерально-демократическую центристскую партию ДАШ («Движение за перемены»), которая в 1977 году позволила «Ликуду» во главе с Бегиным прийти к власти после тридцатилетнего сидения в оппозиции. Но четыре года спустя от ДАШ остались только воспоминания, а Ядин предпочел копаться в земле, чем в израильской политике.

Моше Даян – этот самый известный израильтянин во всем мире видел одним глазом лучше, чем многие – двумя. Он вырос в Рабочей партии (тогдашней МАПАЙ) и был ее плоть от плоти, пока его не позвал Бегин, поманив портфелем министра иностранных дел. А поскольку кредо Даяна было «Только осел не меняет своего мнения», он переместился с левого фланга на правый. Впрочем, ненадолго: уйдя из «Ликуда», Даян основал собственную партию «Телем» (чье название сейчас взял Моше Яалон!). Это название – колея – должно было даровать Даяну роль первопроходца, но из этого ничего не получилось.

Ицхак Рабин – самая трагическая фигура в этом списке. Говоря сугубо исторически, Рабин не стал ни блистательным военачальником, ни выдающимся государственным деятелем. Его сходство с Даяном в том, что при отсутствии первого и второго, оба обладали третьим – огромным личным обаянием. То, что с годами назвали «харизмой». Из своих предшественников на посту начальника генштаба Рабин первым стал главой правительства. Причем, дважды. Если в первом случае это был выбор партии, во втором – выбор народа. Безупречный образ старого солдата с чистой совестью и чистыми руками был так ярок, что в 1992 году за Рабина – вещь невиданная! – голосовали даже члены «Ликуда». Все остальное не относится к данной теме.

Хаим Бар-Лев – в военной истории Израиля от него осталась прорванная египтянами «линия Бар-Лева», эдакое «израильское Мажино», а в политике, где Бар-Лев невидимо стоял среди министров «Аводы», его место занял сын Омер. Впрочем, с тем же нулевым результатом, как и отец.

Мордехай (Мота) Гур – еще один депутат «Аводы». Мота Гур не сделал карьеры в политике и остался в памяти всех израильтян одной фразой из тех, что сказаны на века: «Храмовая гора в наших руках».

Рафаэль («Рафуль») Эйтан – единственный из коллег, он пошел на правый фланг, создав партию «Цомет». Но довольно быстро оказалось, что создатель партии, прозванной «Белоснежка и семь гномов», оказался лучшим плотником среди политиков, и лучшим политиком среди плотников. Гибельным для Рафуля была его неспособность подбирать людей, двое из которых стали предателями: один предал его, другой (Гонен Сегев) – государство. В результате волна, которая смыла с пирса несчастного Рафуля, смыла и все следы его политической деятельности.

Эхуд Барак – «солдат номер один» и обладатель космического IQ, взял штурмом сначала партию «Авода», а потом и пост главы правительстве. После Рабина это был второй случай, когда народ купился на сияющий образ старого солдата с чистыми руками. Но Барак не просто встал во главе государства – он разгромил в пух и прах своего бывшего подчиненного Биньямина Нетаниягу, вынудив его произнести в прямом телеэфире незабываемые слова: «Сарале, пошли домой!» И в этом случае, как с Рабиным, народ в подавляющем большинстве отдал голоса «Аводе» – только бы избавиться от Нетаниягу. Это было в 1999 году.

Правда, уже через год народ с тем же энтузиазмом избавился от Барака, который ушел из «Аводы», создал краткосрочную партию «Ацмаут» («Независимость»), но больше никогда не достиг вершины.

Амнон Липкин-Шахак – он первым из коллег выбрал золотую середину, создав партию Центра, но ее постигла та же судьба, что и ДАШ Игаэля Ядина. Вряд ли стоит сейчас проводить параллель с новой центристской партией Бени Ганца, но во всяком случае полезно помнить о результатах двух предыдущих попыток.

Шауль Мофаз – как и Рафуль, он тоже пошел в правый лагерь, присоединившись к «Ликуду», однако после долгих колебаний ушел оттуда в новую партию Шарона «Кадима», которую вскоре и возглавил. Но постпенная кончина «Кадимы» стала и концом политических амбиций Мофаза.

Мы уже упомянули Габи Ашкенази, который до сих пор не поддался на ухаживания со всех сторон и не объявил, с кем он идет. Было бы логично предположить, что он все-таки выберет союз с Ганцем-Яалоном по трем причинам: Ашкенази уже не один год говорит о своих политических устремлениях и не станет ждать еще четыре года; армейское братство – это не пустые слова, а все трое вылетели из одного гнезда; наконец, в нынешней ситуации ставку в оппозионном лагере надо делать только на лидера, а таковым остается Ганц.

Общий итог политической деятельности бывших начальников генштаба показывает, что они оказались плохими политиками, оставшись в израильской истории только благодаря тому, что занимали самый высокий пост в армии.

В какой мере этот вывод распространяется на Ганца, Яалона и Ашкенази? Разумеется, утром 10 апреля у нас будет больше информации об их шансах на успех. Но опыт их предшественников показывает, что одна лишь смена генеральского мундира на цивильное платье никак не является гарантией второй успешной карьеры.


6.2.19

Самым большим развлечением вчера стали праймериз в «Ликуде», где закулисные бои без правил привели к совершенно неожиданному результату: у избирателей правящей партии исчез стадный инстинкт.

Только так можно объяснить, что бывший министр Гидеон Саар, архивраг Нетаниягу, которого тот пытался устранить из списка в кнессет всеми доступными способами, занял третье место.

А уж что касается занявшего первое место спикера кнессета Юлия Эдельштейна, тут Нетаниягу испытал полный конфуз, так как по своей злопамятности не забыл, как спикер не давал ему устроить саморекламу за счет государственной церемонии в День независимости.

Не менее примечательны и результаты лоялистов Нетанигу. Бескультурный министр культуры Мири Регев осталась на пятом месте, как и четыре года назад, не став «лицом партии». А хулигана и клоуна Орена Хазана избиратели вообще прокатили, так что в следующем кнессете, слава Богу, не будет маячить наглая рожа того, кто крикнул коллеге-инвалиду на весь зал пленарных заседаний: «Ты – полчеловека!»

Да и другие лоялисты премьера попали на места, которые могут оказаться нереальными, если результаты выборов в кнессет снова разойдутся с опросами общественного мнения.

Любопытно, что бывший мэр Иерусалима Нир Баркат, ушедший в большую политику с самого высокого муниципального поста, сорвал банк, попав в первую десятку с реальными шансами стать министром в следующем правительстве. Его пример доказывает простую истину: если ты богат и у тебя есть свободные миллионы, можешь идти в политику, ибо она – дело не только рискованное, но и очень дорогое.

***

Судя по обращению президента Трампа к стране и миру, в котором он уделил внимание попыткам Ирана «уничтожить еврейское государство» и даже положению с антисемитизмом, ближайшие два года мы можем жить спокойно, рассчитывая на то, что Америка ни в чем не помешает и во всем поможет.

Надо думать, что легко внушаемый Трамп грозил Ирану под влиянием Нетаниягу, а над темой антисемитизма поработал его еврейский зять и прочее еврейское окружение. До сих пор только Джордж Сорос удостоился карикатур, на которых он дергает за ниточки сильных мира сего. Странно, что до сих пор не было карикатур, на которых евреи дергают за ниточки президента Трампа.

***

Сегодня стало известно, что среди иконок смартфонов скоро появится... фалафель. А магендавид слабо?


4.2.19

Словосочетание «религиозная партия» давно представляется нонсенсом. Причем «христианские демократы» звучит так же нелепо, как «Сефарды – хранители Торы». Уже не говоря о таком уродстве, как «Хизбалла» или «партия Аллаха», которая изрешетила его из всех видов оружия.

Ну, подумайте, зачем Богу партия? Если она так религиозна, пусть молится, а не занимается политикой. Если же она – настоящая политическая партия, пусть забудет о религии и играет по общим правилам.

Еще с новозаветных времен на слуху у всего человечества «Богу – Богово, кесарю – кесарево». Автор этого мощного девиза отделил не только светскую власть от церковной, но и заложил фундамент для законодательного отделения религии от государства.

Этого мог добиться Бен-Гурион при основании государства, но... Не боявшийся войн с арабами, он боялся войн с евреями, и пошел на компромисс, который с тех пор называется «статус кво». Сначала он сделал одну уступку (суббота), потом другую (браки-разводы), потом третью (кашрут), а его преемники делали все новые уступки, пока мы не оказались в государстве, где теократия успешно теснит демократию.

В Израиле религиозные партии всегда были обязательными партнерами правящей коалиции. С той разницей, что поначалу это была национально-религиозная партия МАФДАЛ, чьи лидеры (особенно, доктор Йосеф Бург) были достаточно образованными и патриотично настроенными людьми, чтобы не совать в колеса государства какие-либо безумные требования. Ни МАФДАЛа, ни доктора Бурга давно нет в живых, а на их место пришли две иные группы политиков, особо опасных для любого правительства – националисты, у которых нет Бога, и «Божьи политики», которые признают еврейское государство разве что сквозь зубы, потому что его не создал Мессия.

Наилучшими представителями первой группы стали основатели «Еврейского дома» – Нафтали Беннет и Айелет Шакед: для них религия может быть разве что рычагом достижения власти, к которой они бодро маршируют, сметая с пути все демократические институты. Да и то совершенно светская Айелет Шакед так же далека от религии, как такой же светский Яир Лапид – от кресла главы правительства. Кстати, его покойный отец Йосеф (Томми) Лапид наглядно доказал, как осточертел народу клерикальный диктат, когда пошел на выборы под знаменем борьбы с ультраортодоксами и, набрав 6 мандатов, остался верен своим принципам: предпочел оппозицию, чтобы не сидеть в одном правительстве с партией ШАС.

Не менее, а то и более опасна вторая группа политиков, без которых давно не может быть создано ни одно правительство – ультраортодоксы из «Еврейства Торы» и ШАС. В случае последней все надежды на то, что она не пройдет электоральный барьер. Тогда как «Еврейство Торы» обязательно сохранит свои 6-7 мандатов, чтобы и дальше висеть тяжеленной гирей на шее Государства Израиль.

Мы никого не уговариваем голосовать за определенные партии, но одна очевидная вещь должна быть ясна как божий день: с победой «Ликуда» к власти автоматически вернется не только то же самое провалившееся правительство, но и его ультраортодоксальные партнеры, от которых светскому населению нет проходу и продыху.

Как стало известно, Совет мудрецов Торы поставил руководителям «Еврейства Торы» жесткие условия для ведения коалиционных переговоров: они потребуют наглухо закрыть Израиль по субботам, чтобы в стране не работала ни одна торговая точка; потребуют в законодательном порядке освободить всех йешиботников от призыва в армию; будут настаивать на увеличении и без того многомиллионных бюджетных отчислений на ультраортодоксальную систему образования. Чего они только не потребуют! И ведь все получат – только ради того, чтобы у правительства «Ликуда» было на несколько мандатов больше при голосовании по вотуму недоверия.

Зачем Богу партия? Абсолютно незачем. Он лучше нас видит все лицемерие и корыстолюбие ультраортодоксальных политиков, которые прикрывают Его именем свои низменные интересы и делишки. Такая партия нужна только им самим, потому что с ее помощью агрессивное и крикливое меньшинство в 10 процентов населения заправляет жизнью большинства, диктуя и навязывая ему свои условия и правила игры.

Хотите перемен? Вариантов два – изменить правила или придумать другую игру.


3.2.19

Две фотографии красноречивее любых слов: спускающийся с самолетного трапа аятолла Хомейни и бредущий к самолету шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви. Первый – триумфатор, вернувшийся домой, второй – отправленный в изгнание правитель, потерявший все. На снимке, сделанном 1 февраля 1979 года, среди восторженных миллионов иранцев, встречавших Хомейни в тегеранском аэропорту, прежде всего бросаются в глаза женщины с непокрытыми головами. Их сфотографировали в те короткие минуты истории, когда прозападная светская монархия еще не превратилась в исламскую диктатуру.

Вернее всего сравнить Хомейни с Лениным. Два противника царского режима, прожившие долгие годы заграницей и сделавшие все необходимое для подготовки народной смуты и последующего переворота, вернулись на родину, чтобы стать вождями нового государства. Режиму не хватило ума (умения, решимости), чтобы ликвидировать своих врагов, и в результате враги ликвидировали режим.

Вот еще один аргумент в давнем споре о роли личности в истории: без харизматической личности история может пойти совсем по другому пути, а революция – большевистская или исламская – задержаться на неопределенный срок.

Не менее ярка и другая параллель Ленина с Хомейни: оба принесли народу новую религию, в первом случае – коммунизм, во втором – ислам. Но в отличие от коммунистов, выжигавших каленым железом «опиум для народа», аятоллы поставили религию во главу угла. В обоих случаях слова «республика» и «конституция» были прикрытием для жестокой диктатуры с вооруженной до зубов армией и мощным репрессивным аппаратом.

Советская диктатура длилась чуть более семидесяти лет, иранская отметила первые сорок. Так же, как русские эмигранты много лет ждали со дня на день развала СССР, иранские эмигранты во главе с сыном шаха сорок лет ждут развала Исламской республики. В случае СССР пророк по имени Андрей Амальрик угадал сроки в своем эссе 1969 года «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?».

В случае Ирана все пророки были посрамлены. Сначала они надеялись на гибельный исход ирано-иракской войны и смерть Хомейни, потом – на международные санкции, потом – на социальный протест. Теперь надеются на смерть духовного вождя Али Хаменаи, видя при этом, как Иран становится все сильнее и влиятельнее, распуская свои щупальца по всему Ближнему Востоку, контролируя Ирак и Ливан, и участвуя в войнах в Сирии и в Йемене.

Для израильского руководства шах Пехлеви всегда оставался важным союзником, с которым сохранялись тесные политические и торговые отношения: иранская нефть – в обмен на израильское оружие и технологию для развития сельского хозяйства. И вот в одночасье все кончилось: ни аналитики из военной разведки ЦАХАЛа, ни Моссад, ни израильские дипломаты в Тегеране не могли предвидеть столь быстрой и трагической развязки того, что началось с массовых народных демонстраций, с которыми не смогла справиться тайная полиция шаха.

Иранской революции – сорок лет. Сорок – ключевая цифра в еврейской истории: сорок лет Моисей водил евреев по пустыне, чтобы сделать из рабов – свободных людей. Иранским аятоллам хватило сорока лет, чтобы сделать свободных людей – рабами.


27.1.19

Начнем с абсолютно реальной истории – разговора двух евреев в Москве в 1977 году. Начальник спросил молодую сотрудницу, видела ли она накануне баскетбольный матч, где ЦСКА проиграл тель-авивскому «Маккаби». «Конечно, – радостно ответила она – наши выиграли». Начальник посмотрел на нее с печальной улыбкой и сказал: «У нас с вами разные «наши».

Вдумайтесь в это определение. Местоимение «мы» уже давно не отражает общность людей – скорее, оно стало прикрытием для личных взглядов. А уж когда дело доходит до «наших», их различие не видит только слепой.

Очередным примером этого водораздела стала реакция части читателей на статью «Его любимый чемодан», где речь шла о том, что никогда не было государственной тайной – систематическом использовании главой правительства Нетаниягу «левого жупела» для запугивания населения в канун выборов.

Судя по реакции пользователей соцсетей, у нас, действительно, «разные наши». Но главное отличие состоит в том, что их агрессивность приводит к одному и тому же эффекту: стоит кому-то из них крикнуть «Наших бьют!», как все остальные дружно хватаются за дубины. Ни о каком цивилизованном споре, культурной дискуссии, плодотворной полемике не может быть и речи. Какая к черту полемика, когда «наших бьют»!

Сторонники Нетаниягу не смогут отрицать только одно: если для них он «наш», таким же «нашим» является его четвертое правительство. По этому поводу спора нет? Тогда двинемся дальше. Отдавая должное неустанной деятельности Нетаниягу на благо государства (и свое собственное), посмотрим на это правительство.

Учитывая, что Нетаниягу удерживает у себя портфели министра обороны, министра иностранных дел и министра здравоохранения, признаем очевидный факт: в сфере безопасности он до сих пор вел себя, с одной стороны, достаточно осторожно, с другой (в отношении Ирана) – решительно и бескомпромиссно. Тогда как в отношениях с ХАМАСом осторожность налицо, а бескомпромиссности нет, как нет. Если бы не дикость и дурость ХАМАСа, Нетаниягу заключил бы с ним компромисс, столь нужный ему перед выборами. Представляете, какой у него был бы рейтинг и число мандатов, если бы он возвестил народу: «Я вернул ребят домой!» Хотя речь, конечно же, идет об останках двух жертв войны 2014 года.

На посту министра иностранных дел успехи Нетаниягу более ощутимы: Израиль возвращается в Африку, укрепляет закулисные связи с умеренными арабскими государствами, и просто душит в объятиях самые правые режимы в Европе – от Венгрии до Италии.

А вот пост министра здравоохранения Нетаниягу явно не по плечу: во-первых, у него нет на это времени. Во-вторых, там слишком много сложнейших проблем. В-третьих, нет возможностей для красочных фотоснимков. Не станет же премьер сниматься рядом с койкой в коридоре, где лежит полумертвая старушка! А уж положение больниц с нехваткой врачей и медсестер, больничных коек, скандальная «корзина лекарств»... зачем ему все это?

А мы перейдем к другим министрам – сплошь из «наших». Ведь, голосуя за «Ликуд», избиратели голосуют за то же самое правительство, которое было последние три года. Разве не так?

Министр финансов – не справился с собственной задачей понизить цены на жилье и уменьшить дороговизну жизни. Итог – провал.

Министр юстиции – ее война с Верховным судом и массовое назначение «своих людей» на судейские посты во всех инстанциях привели к кому, что автор одной из статей назвал «Они разрушили юридическую систему в Израиле». Итог – провал.

Министр образования – довел до развала систему школьного и высшего образования, занимаясь ее политизацией. Итог – провал.

Министр жилищного строительства – оказался профнепригоден и не сделал ничего для решения острейшей проблемы нехватки жилья. Итог – провал.

Министр экономики – два министра за три года не смогли решить проблемы крайне низкой производительности труда, отсутствия повсеместной конкуренции и среднего уровня профессионализма во многих областях. Итог – провал.

Министр транспорта – приложил руку к превращению страны из автобусной глуши в железнодорожный центр и начал строительство метро-трамвая. Итог – мы еще не Европа, но уже не Африка.

Министр внутренних дел – под следствием по подозрению в получении взяток. Все прочее – урезанные муниципальные бюджеты, африканские нелегалы, черные списки неевреев – уже не имеет никакого значения. Итог – провал.

Министр транспорта – приложил руку к превращению страны из автобусной глуши в железнодорожный центр и начал строительство метро-трамвая. Итог – мы еще не Европа, но уже не Африка.

Министр внутренней безопасности – не смог ее обеспечить, не говоря о том, что он даже не сумел назначить генинспектора полиции. Итог – провал.

Министр культуры и спорта – если все прочие министры в этом списке безымянны, в данном случае достаточно назвать имя Мири Регев, как будет ясен итог – провал.

Министр инфраструктуры и энергетики – состояние канализации и очередной счет за электричество без сомнений подтвердят, что итог – провал.

Министр соцобеспечения – под следствием по подозрению в получении взяток. Об остальном скажут все, кто вынужден жить на минимальную зарплату или грошовые пособия, выбирая между покупкой лекарств и еды. Итог – провал.

Министр социального равенства – готовый парадокс: министр есть, а равенства нет. Итог – провал.

Министр связи – поначалу им был сам Нетаниягу, что закончилось «делом 4000». Потом он посадил на это место марионетку. Итог – провал.

Министр регионального развития – даже в названии больше не упоминаются Негев и Галилея, поскольку вместо развития есть только новые конфликты с арабами, друзами и бедуинами. Итог – провал.

Министр науки, технологии и космоса – плачевное положение науки и технологии привели к предложению отправить в космос самого министра вместо израильских спутников, на которые больше нет денег. Итог – провал.

Министр туризма – его победные реляции не могут скрыть очевидного факта: немыслимо дорогому Израилю, лишенному инфраструктуры туризма и сервиса, туристы предпочитают соседние страны – Иорданию, Египет, Кипр. Итог – провал.

Министр экологии – выйдите на улицу и вдохните воздух. Не чувствуете? Это – запах провала. Таков общий итог борьбы за экологию, когда министр, как и все его коллеги, больше занят политикой, чем своими непосредственными обязанностями.

Министр сельского хозяйства – обилие тайских рабочих на полях Израиля вкупе с дикими ценами на овощи и фрукты показывает, что и в этом случае министра интересовала гораздо больше партийная борьба, чем сельское хозяйство, где фермерам не выжить без государственной помощи. Итог – провал.

Министр по делам Диаспоры – усилиями главы правительства и его коалиционных партнеров отношения с Диаспорой сильно нарушены, если не разрушены. Итог – провал.

Министр абсорбции – кроме тоненького ручейка репатриантов из обнищавшей России и воюющей Украины, евреи не хотят жить в еврейском государстве. Итог – провал.

Общий итог – провал на системном уровне. А поскольку у нас нет прямых выборов, все, кто до хрипоты орет «Биби, Биби!», будет голосовать не за него лично, а за его правительство.

Помимо приведенного министерского списка, полезно взглянуть на эффективность работы этого правительства, чтобы понять, в какой степени оно заботилось об избравших его гражданах.

Ответом будут сухие цифры: из 3 214 решений, принятых правительством Нетаниягу, 725 были посвящены назначениям, 232 – жилищным проблемам, 102 – поездкам заграницу, 37 – увековечению памяти, 34 – соцобеспечению, 31 – образованию, 19 – здравоохранению, 11 – трудоустройству, 8 – репатриации и абсорбции, 8 – пенсионерам, 5 – положению женщин. Почти четверть принятых решений касалась не граждан, а сугубо административных проблем (госкомпаниии, освобождение от конкурсов и пр.). Другая часть решений касалась бюджетов и налогов. Соотношение числа решений говорит об одном: правительство гораздо больше было занято собой и своими проблемами, нежели проблемами граждан.

Вслушайтесь, вдумайтесь и хорошенько запомните! Вы голосуете не за лидера, а за его партию, чьи министры после небольшой перетасовки останутся на своих местах и в следующем правительстве тоже. Тогда вы смело сможете сказать, что сменили шило на мыло.

Что изменится в вашей жизни, если все существующие проблемы останутся? Ведь те же самые министры, не сумевшие их решить с 2015 по 2018 год, точно так же не решат их с 2019 по 2023 год.

И можно с утра до ночи скандировать «Биби, Биби!», но – с ним или без него – импотенцию этого правительства не вылечат все сексологи вместе взятые.


22.1.19

Дома у Биньямина Нетаниягу лежит на антресолях чемодан. Нет, не ядерный. Попроще и побольше. Премьер снимает его раз в несколько лет, в аккурат перед выборами. Щелкает замками и открывает.

Если вы думаете, что там лежит сокровище, вы недалеки от истины. Вот только нет там ни золота, ни валюты, ни бриллиантов. Ворох каких-то старых плакатов – и больше ничего. Но это и есть подлинное сокровище, потому что с помощью этой макулатуры Нетаниягу без всякого труда выигрывает одни выборы за другими.

Вот и сейчас он снял заветный чемодан и, ухмыляясь, вытащил первый плакат: «Левые забыли, что значит быть евреями». За ним потянул второй: «Левые – пятая колонна». И так один за другим: «Перес разделит Иерусалим», «Левые угробят Израиль»... Многое повторяется, но надо быть таким профессионльным политиком, как наш премьер, чтобы понять всю важность и силу повторения одних и тех же лозунгов.

Казалось бы, на дворе XXI век, но легковерность и наивность израильских избирателей остались на уровне начала XX-го, когда в поляризованном мире были только два цвета – красный и черный (вскоре сменившийся на коричневый). Не только избиратели «Ликуда», но и в целом избиратели правого лагеря искренне верят в теорию заговора этих ужасных левых, у которых нет ни имени, ни адреса. Они нигде и повсюду; разбитые, но побеждающие; ни на что не способные и угрожающие всему миру.

Вам это ничего не напоминает? Ну, конечно – «еврейский заговор», протоколы, войны и всемирные кризисы. Все – дело рук евреев. Заменим евреев на левых и получим новенькую формулу «Левые – наше несчастье».

Думает ли об этой параллели хоть один человек в Израиле? Хоть один избиратель, которого давно убедили в том, что у нас идет война не на жизнь, а на смерть между левыми и правыми? Вряд ли. Инерция – страшное дело. Как и плакаты из того старого чемодана, которыми снова заклеен весь Израиль.

«Они не решат – вы решите» – написано на огромных придорожных щитах с изображением четырех хорошо известных израильских журналистов – Равива Друкера (10-й телеканал), Гая Пелега, Амнона Абрамовича (оба – 2-й телеканал) и Бена Каспита («Маарив»), которые много сделали, чтобы народ узнал все подробности об уголовных делах Нетаниягу. Поэтому внизу дописано: «Назло – Нетаниягу!»

Из этого следует, что исход выборов зависит от этих четырех и других (разумеется, левых) журналистов, которые дергают за ниточки восьмимиллионное население страны. Как дернут, так и получится. Вы в это верите? Нет? А вот сотни тысяч других верят. Настолько верят, что 9 апреля опустят в урну избирательный бюллетень с символом «Ликуда».

Где же найти этих левых? Четверых нам уже показали, намекнув, что при встрече можно смело ударить их по голове. А остальные? Где этот левый лагерь? Ведь у них нет ни желтого магендавида, ни островерхового колпака. Как их узнать?

А их и узнавать не надо. Вокруг – одни левые. Все, кто читает, играет, поет, преподает, чертит, пишет, мыслит... Журналисты, юристы, программисты, архивисты, шахматисты... Куда ни кинь, можно не волноваться – камень обязательно попадет в левака.

Начальник генштаба? Левак. Генинспектор полиции? Левак. Госпрокурор? Левак. Генпрокурор? Левак. Судьи? Все – левые. Прокуратура? Тоже. Полиция? Левые. Телевизоры, помидоры, воробьи – все, все, все до одного левые.

Что бы ни случилось в стране, во всем виноваты левые, включая нехватку жилья и дороговизну жизни. Если сказать на это, что последние десять лет у власти находится правое правительство, вам ответят, что все равно во всем виноваты левые. Это – тот самый жупел, который безотказно нагоняет ужас на легковерных и наивных.

Так сидел премьер у чемодана, сидел и думал, как бы проделать старый трюк под новым соусом. Думал-думал и придумал. Взял чистый лист бумаги и написал: «Левые целыми автобусами едут на избирательные участки».


21.1.19

Спустя 130 лет затасканная киплинговская цитата все еще применима к любому случаю в любое время в любой сфере, потому что «Запад есть Запад, Восток есть Восток». Это казалось убедительным, пока мы жили на Западе, и стало неоспоримым, когда мы переехали на Восток.

Тем не менее, уникальность Израиля среди всего прочего состоит в том, что это – симбиоз Запада и Востока. Точнее, западный форпост с восточными корнями. Для подтверждения этого тезиса можно обратиться к истории, географии, демографии, но мы ограничимся культурой. Ибо противостояние Запада и Востока, пожалуй, нигде не видно так ярко, как в израильской культуре.

Сегодня говорить о ней трудно и больно, когда министр культуры Мири Регев заявила: «Я устроила такую революцию, что даже два министра, которые придут после меня, не смогут исправить то, что я сделала». Это она потребовала, чтобы на государственном радио чаще звучала единственно знакомая ей восточная музыка. Это она стала цензурировать содержание спектаклей и фильмов, добиваясь народно-патриотической тематики под угрозой лишения бюджета. Это она сделала ставку на этническую самодеятельность в пику профессионалам. С другой стороны, как раз бурная деятельность Регев наглядно показала, что она сумела посрамить даже Киплинга. Потому что Восток сошел с места и потеснил Запад.

Пока первые репатрианты из бывшего Советского Союза не появились в Израиле, они были уверены, что его население выглядит в точности так же, как они сами: ашкеназские евреи, воспитанные на западной – и, в частности, русской – культуре. Так оно и было... в 1948 году. Это было белое племя, которое обожало хоровое пение, хороводы («хора») и соцреализм.

С тех пор массовая репатриация из афро-азиатских стран полярно изменила лицо страны, вызвав немало проблем, кризисов и даже бунтов в 50-х и 60-х годах. Тем, кто не видел классический израильский фильм «Салах Шабати», стоит обязательно его посмотреть. Тогда еще говорили о конфликте ашкеназов и сефардов с тем же пылом, с каким до сих пор говорят о непреходящем конфликте светского и религиозного населения.

Сегодня никакого конфликта ашкеназов и сефардов нет в помине: все переженились друг с другом, все социальные барьеры давно сломаны, и этническое происхождение не мешает ни деловой, ни военной, ни политической карьере.

Осталась одна сфера – культура, где подспудное противостояние Запада и Востока все еще существует. Попробуйте сказать в компании сефардских евреев, что вам не нравится восточная музыка. В лучшем случае вас назовут расистом, в худшем можно схлопотать по морде. В то время как дружелюбное пожелание ашкеназам «Да пошли вы с вашим Бетховеном!» вызовет у них только горестную усмешку.

В театрах, в музеях, в галереях, на концертах классической музыки публика состоит почти полностью из ашкеназов. На концертах восточной музыки – почти полностью из сефардов. Они говорят на одном языке, но для одних музыка – это Бетховен, для других – Эйяль Голан.

А ведь мы еще ничего не сказали о книгах. Тех самых разноязычных книгах, которые русские, немецкие, польские евреи тащили с собой с Запада на Восток, бросив и потеряв все остальное. Еще и сегодня в домах их потомков можно увидеть эти библиотеки. В домах сефардских евреев тоже встречаются книжные шкафы, где стоят совсем другие книги – ТАНАХ, Талмуд, комментарии, писания раввинов вместе с их портретами на стенах.

Само собой разумеется, что культурный человек – понятие вненациональное и внеэтническое, поэтому сефардская элита – от ученых и писателей до художников и музыкантов – ничем не уступает ашкеназской, а то и превосходит ее длиной корней и красотой иврита. Но элита на то и элита, чтобы отличаться от массы. Кстати, на иврите, как и на малограмотном русском языке, элита уже появилась во множественном числе.

Чем дальше движется статья, чем громче крики с обеих сторон, тем яснее становится, что при обсуждении такой взрывоопасной и неполиткорректной темы (особенно, в соцсетях) автору не светит ничего, кроме того же выбора: расист или «по морде». Похоже, семидесяти лет израильтянам не хватило, чтобы поразмыслить над цитатой Киплинга и понять, кто кому обязан, Запад – Востоку или Восток – Западу, и в каком направлении идти.

А ведь вышеперечисленные культурные учреждения – ни что иное, как заповедник. Его посетители отличаются не только общим этническим происхождением, но и весьма пожилым возрастом. Уйдет это поколение и заповедник опустеет, потому что тяга к настоящей культуре во всех ее видах и формах требует воспитания и привычки.

Говоря о незыблемости Запада и Востока, Киплинг писал, что «... с мест они не сойдут». Увы, из всего сказанного приходится сделать вывод, что они сошли. Первый отступает, второй наступает. Первый прибегает к словам, второй – к силе. Первый аппелирует к разуму, второй – к желудку.

За последние сорок лет мы не раз слышали (особенно, при обсуждении вечного вопроса, почему евреи не знают арабского языка), что Израилю давно пора стать своим на Ближнем Востоке, впитать его традиции, обычаи и культуру. Не стал. Не впитал. Так и стоит между Западом и Востоком над пропастью, из которой все громче несется восточная музыка.


18.1.19

Начало предвыборной кампании бывшего начальника генштаба Бени Ганца разочаровало. После многомесячного молчания он раскрыл лозунг своей партии: «Израиль прежде всего».

Ну и ну! Поменяйте Израиль на Америку и получите лозунг Трампа.

А главное, что задолго до Трампа и Ганца уже было кое-что другое: «Дойчланд, Дойчланд, юбер аллес!» Помните, чем это кончилось?

***

В статье о космическом достижении американского профессора литературы, который за тридцать лет в одиночку (!) перевел Библию на английский язык, есть прелестный кусок, много говорящий о скудоумии и дилетантстве его предшественников, которые, в частности, написали, что жена Потифара предложила Иосифу... «заняться любовью».

Тогда как в библейском иврите есть три понятия, которыми и следует оперировать, когда дело доходит до плотской любви: познать, возлечь и войти.

К этому короткому списку можно смело добавить многогранное «возлюбить»

К сожалению, у меня нет под рукой изданного семь лет назад нового русского перевода Ветхого завета, который заменил кошмарный синодальный перевод 150-летней давности, переполненный грубейшими ошибками.

Надо надеяться, вторая попытка оказалась успешнее первой, и переводчики сумели познать суть оригинала, а все найденные ими слова возлегли и вошли на свое место, дабы передать читателям мощный дух Книги книг.


14.1.19

Всегда интересно наблюдать за появлением новых политических партий. Обычно они возникают со страшным шумом и грохотом, возвещая народу Израиля, что идет Мессия. Никак не меньше.

А как хороши их названия! В начале 80-х годов один из первых списков новых репатриантов из СССР, который баллотировался в кнессет, назывался «Нес» («Чудо»). В кнессет он не прошел, однако посыл был ясен – стоит репатриантам массово проголосовать за такое «Чудо», и чудеса посыплются как из рога изобилия. Но, как мы знаем из личного опыта, чаще всего чудеса бывают в решете.

Более надежный и убедительный клич – перемены. Кто не хочет перемен? Хотят все. А избиратели прямо-таки летят на слово «перемены», как бабочки – на огонь. Летят и сгорают. Но сначала отдают голоса тем, кто обещает перемены.

В 1974 году появилась партия «Шинуй» («Перемены»), которая в 1977-м превратилась в «Демократическое движение за перемены» под руководством бывшего начальника генштаба и археолога с мировым именем Игаэля Ядина. Бабочек хватило на 15 мандатов.

Четверть века спустя преобразованный «Шинуй» возглавил блестящий публицист и полемист Йосеф (Томи) Лапид, которому светское население дало 15 мандатов для борьбы с засильем ультраортодоксов. Но в этом деле перемен не было.

Название партии «Цомет» («Перекресток»), основанной бывшим начальником генштаба Рафаэлем Эйтаном, было особенно забавным. Ведь избиратели прекрасно знали смысл этого слова – не только перекресток, но распутье, полная неизвестность, куда идти и что делать. Вот вам политическая подоплека русских народных сказок: налево пойдешь... направо пойдешь... Но и это не смутило избирателей, на которых «Цомет» въехал прямиком в кнессет.

Ультраортодоксальные партии в такие игры не играют – их избиратели по одному лишь названию должны понять, кто главный. Если ультра-ашкеназы высоко держат «Знамя Торы» и монополию на «Еврейство Торы», ультра-сефарды обошли их на повороте с названием ШАС – «Шомрей Тора сфарадим» («Сефарды – хранители Торы»). Иными словами, Тора – в сейфе у сефардов.

Уйдя из «Ликуда», Ариэль Шарон создал партию «Кадима» («Вперед»), которая дважды победила на выборах, но после его болезни пошла не вперед, а назад, пока не развалилась.

Сын Томи Лапида, Яир усвоил отцовский опыт и назвал свою партию «Еш атид» («Есть будущее»), которой новые бабочки дали 19 мандатов. При этом никто не обратил внимания на явный экивок копирайтеров: у кого есть будущее – у государства? У партии Лапида? У него самого? Скоро мы получим ответ на два последних вопроса.

Распавшийся любовный союз Ливни-Габай поначалу написал на своих знаменах «Сионистский лагерь», подразумевая, что все, кто за них не проголосует – не сионисты. Раскольник-ультраортодокс Эли Ишай гордо назвал свою партию «Народ с нами», уверяя народ, что на выборах баллотируется только он один. Наконец, министр финансов Моше Кахлон создал партию «Кулану» («Все»), дав понять, что в нее входит весь Израиль. Этого намека хватило на 10 мандатов.

Еше один проверенный вариант – дом. Что ближе и милее избирателю, чем слово «дом». Поэтому сначала появилась партия «Наш дом – Россия», а по ее образу и подобию Авигдор Либерман создал «Исраэль бейтейну» («Наш дом – Израиль»). На пике своего успеха НДИ тоже получила от бабочек (и бабушек) 15 мандатов. Десять лет спустя из дома вынесли всю мебель, крыша прохудилась, а половина жильцов отдыхает на нарах, написав на стене «Наш дом – тюрьма».

Примерно та же история, разве что без тюрьмы, случилась с партией «Еврейский дом», чье название подразумевало, что тот, кто за нее не голосует – нееврей. Теперь она развалилась пополам и на ее руинах возникла партия «Новые правые». Тут уже расчет делается на то, что старые правые потеряли право на «правизну» и вышли из моды.

Одним из ключевых слов всегда была «сила». Не перемены, не будущее, не центр, не третий путь – только сила. Так и назвал свою партию в 2008 году бывший парламентарий Эфраим Сне – «Исраэль хазака» («Сильный Израиль»), но ему не хватило сил, чтобы пройти электоральный барьер.

По его стопам пошел нынешний соискатель власти – очередной бывший начальник генштаба Бени Ганц, назвав партию «Хосен ле Исраэль» («За сильный Израиль»). Здесь тоже есть экивок: получается, что Израиль так ослаб, что ему нужна сила? Да еще политическая, а не военная? Логика копирайтеров проста: так же, как Израилю нужна сила, ему нужен Бени Ганц и его партия.

На минувшей неделе список пополнился... щитом. «Маген Исраэль» («Щит Израилев») – так назвал свою партию бригадный генерал запаса Гиль Хирш, увеличив ряды политиков-защитников. Кстати, почему не «Маген Давид»? Спутают со скорой помощью? Где будет Хирш после выборов – со щитом или на щите?

До выборов осталось меньше трех месяцев и сладкоголосые кандидаты не теряют времени, обещая избирателям силу, дом и сплошные перемены. А Мессии все нет. И перемен тоже. А ведь еще пророк Йешаяху (Исайя) ясно указал, что приход Мессии возвестит социальные перемены. То есть... шинуй.

Но в Израиле «Шинуй» не сработал. Так что среди неиспользованных названий осталось только одно – Мессия. Вы проголосовали бы за партию с таким названием?


10.1.19

Второй день подряд израильские СМИ обсуждают предостережение директора контрразведки, что на скорых выборах Израиль может подвергнуться кибератаке со стороны «иностранного государства». И хотя он его не назвал, почему-то немедленно последовала возмущенная реакция Кремля: Россия никогда не вмешивалась, не вмешивается и не будет вмешиваться ни в какие выборы в других странах. А кто сказал, что директор имел в виду Россию?

В самом деле, какой может быть интерес у России? Разве Путину не нравится Нетаниягу? Нравится. Часто ездит на поклон, еще чаще звонит, чтобы посоветоваться или рассказать о житье-бытье. Так разве надо его менять?

В Америке все было ясно: хитрая Хиллари Клинтон могла устроить России такую козью морду, что ее надо было срочно остановить. В то же время эксцентричный, невежественный и глуповатый Трамп был идеальной кандидатурой для управляемого президента США. Что и произошло.

Те, кто задавались вопросом, какой от него навар Кремлю, недавно услышали, что американцы уходят из Сирии, потом – из Афганистана, а там, глядишь, и 6-й американский флот перестанет бороздить моря и океаны, потому что «Америка прежде всего». Как сказал Трамп: «Я не хочу быть мировым жандармом». Вот и чудно. Теперь, стало быть, вместо американского жандарма будет русский – так?

Но тогда, тем более, непонятно, на кой черт России вмешиваться в израильские выборы. Есть другие кандидаты с мощной технологической базой – Иран или Китай. Но и тут вопрос остается тем же – в чем их интерес?

Неужели кто-то способен убедить израильтян с той же легкостью и эффективностью, как в Америке, что нам надо менять премьер-министра? Так пусть они хотя бы скажут, на кого?!

***

Сегодня на последней полосе «Маарив» собраны новостные события, которые произошли 10 января. И знаете, что попало на первое место? Переход Юлия Цезаря через Рубикон.


8.1.19

Вчера, начиная с 17.00, Израиль был в панике, как только прошел слух, что глава правительства Нетаниягу собирается выступить с «драматическим заявлением». Немедленно заработала мельница слухов: он объявит войну, заключит мир с арабами, сообщит о новой тайной операции Моссада на фоне папок и дисков, уйдет в отставку.

Ближе к началу новостных программ на всех телеканалах ведущие тоже начали нервничать. Нервничали комментаторы, гримеры и даже – телеоператоры. Что скажет народу глава правительства? Здоров ли он? Может, он скажет, как Бегин: «Я больше не могу» и... И что? Уйдет? Не уйдет?

Прошло несколько минут и, пока Нетаниягу не появился на экране, журналисты уже разнюхали, что Израиль уцелел – войны не будет. Отставки тоже. Премьер, сказали они, будет говорить о своих уголовных делах.

А потом появился он сам. В своей резиденции, где что-то капало с потолка. Но лучше бы не появлялся: перепуганный, растерянный, листающий бумажки с пустыми словами. «Я просил очной ставки со свидетелями, а мне отказали. Два раза... По мне, пусть ее проведут в прямом эфире, чтобы обшественность все увидела, все услышала, и узнала всю правду».

Нетаниягу определенно был не похож сам на себя. Все, что он говорил, предназначалось не для генпрокурора, который уже занес над ним топор, не для прокуратуры, не для полиции и суда. Он обращался к избирателям. Мол, что бы со мной ни делали, в чем ни обвиняли бы – не верьте! Я чист! Я ни в чем не виноват! Выбирайте меня, меня, меня! Только меня!

Бедный Израиль, если он дожил до того, что его премьер в роли жалкого комика устроил такое реалити-шоу, самым циничным образом использовав свои возможности, чтобы обратиться к народу в прямом эфире в прайм-тайм. Надо запретить ему делать это в дальнейшем – за три месяца до выборов ни один из кандидатов не может рассчитывать на такой козырь. А Нетаниягу с него пошел, но просчитался. Козыри надо беречь.

Похоже, у него их больше не осталось и он попер наобум. Но результатом стал... пшик. Иначе не скажешь. Семь минут зачитывания по бумажке мутного текста оставили зрителей в полном неудоумении: что хотел сказать глава правительства? Для чего устроил этот цирк? А, может, это была революция в судопроизводстве, и теперь каждый подозреваемый в уголовных преступлениях получит по минуте прямого эфира в прайм-там, чтобы оправдаться перед народом?

На самом деле, это смех сквозь слезы. Не успели мы пройти через судебный процесс и осуждение экс-премьера Эхуда Ольмерта, как нам предстоит второй акт (с теми же обвинениями во взяточничестве) с Нетаниягу в главной роли. Разве что вчера он показал себя дурным актером, который со страха забыл свою роль.

***

Кончина в возрасте 93 лет бывшего министра обороны Моше Аренса повергла всех в большую печаль.

Родители назвали его Моше, но дома – в Ковно и в Риге, где в еврейской среде говорили и по-русски тоже, его звали Мишей. Более полувека спустя он еще достаточно помнил русский язык, чтобы понимать вопрос во время интервью на радио РЭКА. Понимал, но отвечал на иврите.

Моше Аренса звали Мишей и в Израиле тоже. Кто? Все. И это вовсе не звучало фамильярно – скорее, мило. Миша Аренс. Это имя было добавочным штрихом к портрету белой вороны в израильской политике: европеец и американец в одном лице, бейтарист и либерал, профессор аэронавтики и министр.

Аренс был против решения Бегина отдать египтянам Синай, заявив, что они четыре раза нападали на Израиль, четырежды потерпели поражение, так с чего вдруг Израиль должен делать Египту такие подарки? Так же решительно он отказался занять в правительстве Бегина пост министра обороны, чтобы не руководить эвакуацией и демонтажем Ямита. Кто сегодня способен на такой поступок?

Но позже Аренс все же стал первым сугубо штатским министром обороны в окружении генералов, которые сразу поняли, что у него есть взвешенное и обоснованное мнение по любому профессиональному вопросу. Однако даже генералы вряд ли полагали, что в 1991 году с началом первой войны в Персидском заливе министр обороны Моше Аренс поддержит план отправки спецназа в Ирак, чтобы поквитаться за сорок «скадов», выпущенных по Тель-Авиву, и уничтожить пусковые установки. Свое решение Аренс мотивировал тем, что никто не знал, какая боеголовка будет на очередном «скаде» и сколько людей может погибнуть. Но из этого плана ничего не вышло.

Самое большое влияние на израильскую политику Аренс оказал тем, что ввел в нее симпатичного молодого человека по имени Биньямин Нетаниягу, которого сделал сначала заместителем министра иностранных дел, а потом – израильским полпредом в ООН. «Это – очень талантливый человек, – сказал Аренс. – Его талант прорвался бы в любом случае».

По прошествии лет Ицхак Шамир перестал подавать руку Нетаниягу, а Миша Аренс подавал. Он был слишком хорошо воспитан, и только слегка морщился, сидя на крикливых слетах ЦК «Ликуда».

Природа была щедра к Мише Аренсу: за девять десятилетий он мало изменился. Последний джентльмен в израильской политике. Такой же сухощавый, подтянутый, спокойный, элегантный, немногословный, с острым взглядом и еще более острым умом. Настолько, что как-то этот опытный и профессиональный политик сказал: «Политика – не моя профессия, это – малоприятное занятие».

***

Заголовок: «Через 2,5 миллиарда лет земной шар столкнется с другой галактикой».

Вот ужас! Как же жить дальше?


7.1.19

Слова «еврейский террор» можно писать с кавычками и без кавычек. В первом случае подразумевается что-то нереальное, надуманное или, как нынче любят говорить, так называемое: так называемый «еврейский террор».

Написание без кавычек снимает все слои искусственности, называя вещи своими именами. Еврейский террор был и есть. Был – это история. Есть – сегодняшний день.

Сегодняшний в буквальном смысле слова, ибо за последнюю неделю арестовано пятеро йешиботников, подозреваемых именно в этом – еврейском терроре. Как только вчера военная цензура сняла запрет на публикацию, стало известно, что подростки швыряли в арабские машины камнями, один из которых угодил прямо в голову 45-летней женщины, которая скончалась, не доехав до больницы.

Все пятеро учатся в йешиве с красноречивым названием «Плоды Земли Израиля». И это – ее плоды? Если так, что-то неладно с Землей Израиля.

О последнем говорит и тот факт, что 5 января, на исходе субботы, несколько сотен человек собрались у резиденции главы правительства в Иерусалиме, перекрыли улицы и площадь, протестуя против ареста йешиботников и их «пыток в ШАБАКе». Они держали не менее красноречивые плакаты: «Перестаньте относиться к нашим детям, как к террористам» и «У поселенцев тоже есть основные права». Из этого следует, что все пятеро – поселенцы, живущие в Иудее и Самарии. Есть и еще одна примета: один из лидеров национально-религиозного движения и духовный глава «Еврейского дома», раввин Хаим Друкман обнародовал видео-обращение к главе правительства с призывом немедленно освободить йешиботников. «Они – не террористы», – заявил раввин Друкман.

Кто же они, если не террористы? Сионисты? И с чего это вдруг несколько сотен человек вышло на демонстрацию в их защиту?

Еврейский террор родился не вчера и не позавчера. Деятельность трех подпольных организаций в подмандатной Палестине – «Эцель», «Лехи» и «Хагана» – достаточно полно документирована, чтобы кто-то сомневался в понятии еврейского террора. При этом следует обязательно добавить, что он всегда был ответной мерой на зверства арабов и преследования мандатных властей.

Подпольщики «Эцель» взорвали иерусалимский отель «Король Давид» (заранее предупредив его постояльцев) не потому, что хотели навести ужас на страну и мир, а потому что там размещалось мандатное правительство, которое проводило антисионистскую политику, воплощенную в «Белой книге». Эта политика потребовала перейти от слов к делу. В другом случае бойцы «Эцель» повесили двух английских сержантов не потому, что ставили целью перебить всех англичан (как сегодня ХАМАС ставит целью перебить всех евреев, включая беременных женщин), а потому, что это было ответной мерой на казнь трех еврейских подпольщиков.

Таким же образом бойцы «Лехи» взорвали в Тель-Авиве штаб полиции в Сароне не потому, что у них была лишняя взрывчатка, а в ответ на массовые аресты и пытки еврейских подпольщиков.

«Хагана» и ее спецназ «Пальмах» устраивали засады арабским бандам не потому, что хотели поиграть в казаков-разбойников, а чтобы защищать от настоящих разбойников еврейские поселения.

Применявшийся против англичан еврейский террор всегда был направлен на должностных лиц. В случае арабов – на бандитов и погромщиков, хотя бывали исключения из правила. И тогда против еврейского террора выступала еврейская мораль.

Когда в 2014 году трое евреев похитили, убили и сожгли 16-летнего арабского юношу, раввин йешивы Элон-Море Эльяким Леванон издал галахическое постановление, где черным по белому сказано: «Еврейский закон не знает милосердия к убийцам. Нет разницы, кто стал жертвой — еврей или араб». Раввин Леванон призвал казнить убийц, чтобы «выжечь зло».

Через год в арабской деревне Дума еврейские террористы швырнули бутылки с зажигательной смесью в дом, где сгорела семья из трех человек: отец, мать и полутарогодовалый ребенок. Кстати, слова «членство в террористической организации» вошли в судебный приговор.

А тридцатью годами раньше потрясенный Израиль узнал об аресте членов еврейского подполья: среди прочего они заминировали машины мэров арабских городов, одному из которых оторвало ногу, а израильский сапер ослеп, пытаясь разминировать взрывное устройство.

Еврейские террористы были арестованы, осуждены, позже – помилованы, и, выйдя на свободу, занялись совсем другими делами: один выращивает черешню, другой работает инженером, а третий занял респектабельный пост главного редактора поселенческой газеты.

Теперь они смотрят со стороны на продолжателей своего дела – тех самых мальчишек, которые в 2006 году, во время первой эвакуации нелегального форпоста Амона, обливали солдат купоросом и швыряли в них камнями. Судя по новому убийству арабской женщины, они все еще не вышли из каменного века.

Подмандатной Палестины, где шла война с арабским террором, больше нет. Есть Государство Израиль и оно продолжает войну с арабским террором, который теперь называется «палестинским». Но у государства есть армия, спецслужбы, полиция – и все это для гарантирования безопасности граждан. Поэтому не может быть и речи ни о каком самосуде, какими бы высокими словами о возмездии не обставлялся брошенный камень или «коктейль Молотова». Террор есть террор и у него нет национальности.

Был ли террористом Игал Амир? Вне всяких сомнений. Был ли террористом ультраортодоксальный изувер, который во время иерусалимского «парада гордости» зарезал 16-летнюю еврейскую девушку? Безусловно. Имеет ли какое-то значение, что террорист – еврей? Для суда – нет. Для еврейской морали – тем более, нет.

А тем, кто продолжает уверять себя и нас, что еврейские террористы – всего лишь сорняки, мы скажем очевидную вещь: сорняки надо пропалывать, чтобы не заросло все поле, и плоды Земли Израиля не оказались отравленными.


6.1.19

Где вожди? Этот вопрос имеет значение для всех. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять очевидную вещь – вождей в классическом смысле слова в мире больше нет. Есть лидеры, руководители, главы, а вождей нет.

Казалось бы, странное утверждение. Столько веков вожди были, а теперь нет. Куда же они делись?

Повод для этих размышлений дала газета «ХаАрец», противопоставив Владимира Путина – Дональду Трампу и (для местного колорита) Биньямина Нетаниягу – Айелет Шакед, и предложив сделать выбор между ними. Второй вариант намного актуальнее первого, поскольку 9 апреля израильтяне как раз и сделают свой выбор, чей результат можно предсказать без всякой боязни ошибиться: у Айелет Шакед нет никаких шансов стать главой правительства. А у Нетаниягу? Вот тут надо подождать три месяца.

Но мы начали с другого. С вождей. Тех, кто был способен вести народ на великие деяния во время войны и мира, делать все возможное для процветания государства, жить только его интересами, гарантируя все права и свободы граждан, заботясь об их безопасности и благополучии, вдохновлять их личным примером, получая в ответ любовь и уважение.

Подведите под эти мерки Путина и Трампа, и вы поймете, что можно смело переходить к Израилю.

В Израиле было двенадцать премьер-министров. Одиннадцать мужчин и одна женщина. В эту дюжину входит Нетаниягу, который после первого короткого пребывания на премьерском посту долго готовился к возвращению и добился своего. Сегодня он сравнялся по стажу с Бен-Гурионом. Но только по стажу.

Потому что Давид Бен-Гурион как раз и был тем самым классическим вождем, без которого создание Государства Израиль могло сильно затормозиться. Его образ «отца народа» был не случайным: он и создавал народ, настаивая на неограниченной репатриации евреев и делая все, чтобы отвоевать для народа всю страну, а не только малую часть, выделенную по милости ООН. И хотя у «Старика» было немало политических противников, в истории страны он остался первым и неоспоримым вождем.

Ни Моше Шарет, ни Леви Эшколь не могли сравниться с Бен-Гурионом. Да и Голда тоже. О своем провале в канун и в начале Войны Судного дня она сказала: «Что я могла сделать? Ведь они – генералы, а я – только женщина». Не случайно прозвищем Голды стало «а-идише маме». Но народу нужен отец, а не мать.

Ицхак Рабин ни в первый, ни во второй срок на посту не стал вождем. У него была твердая репутация старого солдата и честного человека. Если бы не его чудовищное убийство, Рабин остался бы в памяти одним из дюжины. Кстати, в 1992 году он победил на выборах вовсе не потому, что его возлюбил весь народ, а по той простой причине, что правый лагерь раскололся и распался на несколько партий. Через три месяца выяснится, к чему приведет его вторая попытка самоуничтожения.

Менахем Бегин определенно был вождем. Он стал им, командуя подпольной организацией ЭЦЕЛЬ, и тридцать лет ждал своего часа в оппозиции. И дождался. От него ждали войны, а он заключил мирный договор с Египтом, который в эти дни переживает свой расцвет в сотрудничестве двух государств на поле боя в Синае. В то же время он отдал приказ о бомбежке иракского реактора и аннексировал Голанские высоты. Что же касается первой ливанской войны, скрытая от народа болезнь Бегина вывела его из игры.

Следующим премьером стал Ицхак Шамир, а за ним – Шимон Перес. Вождями они не были. В случае Переса даже его успешное семилетнее президентство не смыло в народной памяти придуманного Рабиным прозвища «неутомимый интриган».

А потом появился Нетаниягу, но о нем – позже.

Решительно разделавшись с Нетаниягу, народ выбрал себе Эхуда Барака. Еще один старый солдат и к тому же «солдат номер один». Одного года хватило, чтобы народ понял, как он ошибся, и выбрал Ариэля Шарона.

Среди израильских премьеров Шарон был третьим и пока последним вождем в истории страны. Здесь снова сработал эффект старого солдата, вот только вопрос его личной честности стал предметом полицейского расследования. А уж план размежевания окончательно подорвал народную любовь к Шарону образца 1973 года, расколов народ пополам.

Об Эхуде Ольмерте все было сказано в приговоре суда и, если бы не кома Шарона, Ольмерт никогда не стал бы главой правительства.

Описав целый круг, мы вернулись к Биньямину Нетаниягу. Можно ли считать его вождем? Конечно, нет. Он – не вождь. А кто же? Способный управляющий, очень талантливый политик и... Во всем прочем будет разбираться суд, если так решит генпрокурор. Нам же очевидно, что по шкале самого Нетаниягу интересы государства и народа стоят намного ниже его собственных интересов. А уж в том, что касается заботы о правах и свободах граждан, их безопасности и благополучии, да еще личного примера... с этим у него совсем плохо. Кстати, в слове «управляющий» нет ничего дурного. Если бы у Израиля сейчас был управляющий калибра Леви Эшколя, многое выглядело бы по-другому. Может, его преемникам надо выучить идиш?

Три вождя из двенадцати премьеров – это много или мало? У каждого – свой ответ.

А мы пока ждем ответа на другой вопрос: кого сейчас прочат в вожди на очередных выборах? Кому мы собираемся вручить ключи от государства и нашего будущего?

Все кандидаты налицо. В том смысле, что их лица хорошо известны. Никаких сюрпризов. Никаких вождей. В лучшем случае новый управляющий сменит старого, в худшем – останется старый.


2.1.19

Какой синхрон: не успел произойти раскол в правом лагере, как за ним последовал раскол в левом лагере. Вывод один: и те, и другие ничему не научились на своих ошибках, и вместо того, чтобы укрупнять силы, продолжают их дробить.

То, что сделал председатель «Сионистского лагеря» Ави Габай, нельзя назвать иначе, как самоубийством в прямом эфире. Его развод с партнером по блоку Ципи Ливни – это не партийные дрязги, не личные интриги и даже не сведение счетов. Самоубийство – только так.

Возникает неизбежное ощущение, что Габай, состоявший ранее в партии «Кулану» и получивший от Нетаниягу пост министра экономики, был заслан в «Сионистский лагерь», чтобы его развалить. Если так, он с успехом выполнил задание. Разумеется, это граничит с шуткой, но факт есть факт: только Габай повинен в том, что от партийного блока с 24 мандатами останутся рожки да ножки, а от партии «Авода» – сладкое воспоминание о былом.

Все прогнозы возможного объединения лево-центристского лагеря теперь оказались разговорами в пользу бедных, потому что объединяться некому и не с кем. Яир Лапид сказал об этом достаточно категорично. Бени Ганц – тоже. Да еще Нетаниягу припугнул его заявлением, что «тот, кто не знает, левый он или правый – левый».

Никто не хочет заранее поставленной метки, которая отпугнет избирателей. Это – еще одна причина, по которой и Габай, и Ливни остались у разбитого корыта с надписью «левые». Это особенно парадоксально в случае Ливни, которая, будучи родом из семьи ревизионистов-подпольшиков ЭЦЕЛЬ, начинала в «Ликуде», потом ушла за Шароном в «Кадиму», и завершила свой путь созданием партии «Ха-Тнуа» («Движение»). Разве что ее движение идет в обратную сторону: после раскола у самой Ливни еще есть какой-то щанс остаться в кнессете, но без «движения».

А что же Габай и остатки его воинства? По большому счету «Авода» сильно проиграла: если «Сионистский лагерь» получал по опросам около 10 мандатов, отколовшаяся «Авода» сравняется с такими малокалиберными партиями, как МЕРЕЦ, НДИ, ШАС. Большей части депутатов «Аводы» придется распрощаться с хорошо нагретыми креслами, а теми, кто, останется в кнессете, будут ветераны. Теперь им не придется бороться с забронированными людьми Ципи Ливни. Сам Габай, разумеется, станет депутатом вечной оппозиции, к которому примкнут такие ветераны, как Шели Яхимович, Эйтан Кабель, Амир Перец и... Ближайшие опросы заполнят это многоточие еще двумя-тремя фамилиями, и это все.

Так закончила свою жизнь партия основателей государства, которая меняла названия, но оставалась одной из ведуших сил в политической жизни страны. Вплоть до того, что в прошлом всерьез обсуждался вариант введения в Израиле двухпартийной системы по образу и подобию США и Великобритании. Всего два года назад Биньямин Нетаниягу и Ицхак Герцог вели переговоры о создании единого правительства. И дело не в том, что у Нетаниягу были свои тактические резоны, а в том, что тогда с «Аводой» считались и принимали в расчет ее политический вес. Теперь она стала из тяжеловеса – в легковесом, от которого больше ничего не завсисит – ни судьба правительства, ни судьба государства.

Что же касается новой звезды израильской политики, бывшего начальника генштаба Бени Ганца, нас не оставляет мысль об абсолютной параллели его партии «Сила – Израилю» с партией ДАШ другого бывшего начальника генштаба Игаля Ядина. В 1977 году он получил 15 мандатов (а столько же дают Ганцу все опросы), вошел в коалицию с «Ликудом» и через несколько лет бесследно исчез с политического горизонта.

Для соблазнения Ганца у Нетаниягу уже готова не конфетка, а целый торт – пост министра обороны. Если верить опросам и «Сила – Израилю», в самом деле, станет второй по величине партией, она получит и другие жирные портфели: министерство иностранных дел, финансов (могила политиков!), юстиции, образования... Последнее Нетаниягу сделает с особой радостью, чтобы больше не видеть на этих постах своих архи-врагов Нафтали Беннета и Айелет Шакед.

А пока передел портфелей еще не начался, пока не начались и выборы, можно закончить этот некролог бессмертными словами покойного любавического ребе, который на вопрос, что он думает об ирано-иракской войне, сказал: «Я желаю успеха обеим сторонам».


30.12.18

На инаугурацию президента США Дональда Трампа глава правительства Биньямин Нетаниягу не поехал, сославшись на срочные дела. Зато на инаугурацию президента Бразилии Жаира Болсонару он полетел с женой и сыном на целых пять дней. За что же такая честь бразильскому президенту и почему так надолго?

В Бразилии сейчас хорошо. Тихо-спокойно. Ни тебе ракет, ни войны, ни аятолл, ни туннелей, ни выборов, ни этого чертова генпрокурора, который в любую минуту может отдать под суд главу правительства. С одной стороны, странно и рискованно покидать страну, где фактически началась предвыборная кампания, с другой, это говорит об уверенности Нетаниягу в исходе выборов, на который не повлияет его пятидневное отсутствие.

Большое значение имеют произраильские настроения нового бразильского президента, не скрывающего своих диктаторских амбиций. Поскольку Болсонару уже прозвали «бразильским Трампом», надо полагать, что они сойдутся с Нетаниягу. Тем более, что сыновья Болсонару уже побывали в Израиле и поместили в «Фэйсбуке» свои фото у Западной стены в футболках с надписью на английском языке «Армия обороны Израиля».

Правда, в прошлом президент наговорил много грубостей о женщинах и секс-меньшинствах, да еще восхвалял военную хунту, но тогда он не был президентом.

Логика политиков одинакова: не копайтесь в прошлом – используйте настоящее. Вот Нетаниягу и собирается его использовать, добиваясь трех целей: перевода бразильского посольства в Иерусалим, изменения характера голосования Бразилии в ООН и других международных форумах и укрепления взаимовыгодных связей и торговли (особенно, оружейной).

В ответ на расспросы израильских журналистов, сопровождаюших Нетаниягу, один из его помощников весьма своеобразно ответил на вопрос, не пойдет ли израильское оружие и новейшие технологии во вред бразильцам, учитывая, что их новый президент – не большой поклонник прав человека. «У нас нет привилегии быть чистюлями», сказал этот анонимный источник, обелив этими шестью словами все прошлые, нынешние и будущие диктатуры.

Неизвестно, что сказал Нетаниягу, увидев в СМИ эту многообещающую цитату, учитывая, что с тем же успехом ее можно приписать иностранным гостям, которых он в этом году принимал в Иерусалиме: венгерскому премьеру Виктору Орбану, задушившему у себя в стране свободные СМИ и занятому переделкой системы образования; президенту Филиппин Родриго Дутерте, который любит вспоминать, как своими руками убил несколько человек; президенту Чада Идрису Деби, который уже больше четверти века расправляется со всеми недовольными; или министру внутренних дел Италии Маттео Сальвини, не скрывающему своей симпатии к Муссолини.

После встречи с Нетаниягу президент Бразилии поехал с ним в столичную синагогу, надел кипу и произнес несколько общих слов о спокойной жизни бразильских евреев, которые не скрывают того, что избрание Болсонару их сильно напугало. Почему-то диктаторы считают нужным прежде всего успокоить евреев.

Если Нетаниягу ожидал услышать от президента Бразилии немедленное обещание перевести его посольство в Иерусалим, его определенно ожидало разочарование. Президент не сказал об этом ни слова. Зато пообещал месяца через три нанести визит в Иерусалим, что будет очень на руку Нетаниягу на пике избирательной кампании.

Если же задуматься над тем, какой из аспектов бразильского визита Нетаниягу может сильнее всего повлиять на выбор израильтян, сомнений нет: Пеле! Стоит помощникам Нетаниягу договориться с ним о встрече – и, натурально, перекинуться мячом – и дело в шляпе. То есть в избирательной урне. Осталось уговорить Пеле.

***

Вчера вечером израильский правый лагерь раскололся. Из партии «Еврейский дом» ушли ее руководители – министр юстиции Айелет Шакед и министр образования Нафтали Беннет. Первая за три года чуть не развалила судебную систему и почти добралась до Верховного суда, меняя «не наших» судей на «наших». Второй так же ретиво разваливал среднее и высшее образование, делая его «более еврейским».

Теперь эта парочка создала свою партию с вызываюшим названием «Новые правые», призванным соблазнить тех избирателей, которым приелись старые правые. Но результатом может стать то, что левоцентристский лагерь, у которого еще неделю назад нн было никаких шансов на политический переворот, получит их.

Если это произошло в 1992 году, почему бы не произойти этому сейчас?

***

Стоило умереть классику израильской литературы Амосу Озу, как его назвали «компасом» даже те, кто распинал его при жизни, обзывая «леваком» и «предателем». Его книг они не читали, но сейчас завопили в один голос «Как он велик!»

Известное явление: почему-то подавляющее большинство талантов вырастает на левой части политической карты, а на правой остаются только крики и проклятия. Может, у них с компасом что-то не так?

***

Как это советники Трампа, придумавшие ему лозунг «Америка прежде всего», не подумали о сходстве со знаменитым «Германия превыше всего!»

Такими темпами сумасшедший Трамп скоро сменит «прежде» на «превыше», а все прочее – сущие мелочи.


27.12.18

За три дня после объявления досрочных выборов в кнессет многое утряслось, прояснилось, встало на свои места и стало понятным.

Поначалу в поисках козла отпущения всю вину за развал правительства и роспуск кнессета свалили на ультраортодоксов: мол, их баранье упрямство, диктат и нежелание служить в армии привели к тому, что не был принят новый вариант закона о всеобщей воинской обязанности.

Но с каждым днем и с каждым часом становилось понятнее, что дело не в упрямстве ультраортодоксов, а в страхе Нетаниягу. Паническом страхе от того, что генпрокурор в любую минуту может предъявить ему обвинительное заключение по делам о взяточничестве.

Допустим, «в любую минуту» – это некоторое преувеличение, но неоспоримый факт состоит в том, что трехлетнее (!) расследование по делам Нетаниягу закончено, доказательная база собрана и осталось предпоследнее – отдать его под суд.

В любой цивилизованной стране до этого никогда не дошло бы по той простой причине, что подследственный (еще только подследственный) глава правительства подал бы в отставку и частным образом занялся своими проблемами. У нас же сложилось парадоксальное положение: жена цезаря, приходящая в суд, как на работу, давно не выше всех подозрений, а цезарь – выше!

Поэтому все три года, будучи главным подозреваемым в получении взяток, он преспокойно занимается государственными делами, решает вопросы безопасности, воюет в Сирии, проводит операцию на границе Ливана, стоически или истерически стоит под огнем из сектора Газа, и все время уверяет граждан, что жить стало лучше и веселее. Во всяком случае, именно так выглядела его первая предвыборная речь на открытом заседании фракции «Ликуда».

Так, спасаясь от топора правосудия, Нетаниягу погнал страну на выборы.

Прогнозов много, но суть в одном: будет обвинительное заключение или нет, выборы состоятся и Нетаниягу в пятый раз будет баллотироваться на пост главы правительства с максимальными шансами на успех. Его слепым сторонникам безразлично, что объявит генпрокурор, если он вообще что-то объявит до выборов. Допустим, он предъявит Нетаниягу обвинительное заключение, и тот сразу завопит на всю страну хорошо знакомое: «Наших бьют!» А «наши» поддержат его руками и ногами с ответным криком: «Не замай!»

Не так давно писали, что покойный адвокат Нетаниягу, доктор Яаков Вайнрот, который перед смертью отказался защищать Сару Нетаниягу, оставил своему главному клиенту своего рода завещание: он посоветовал Нетаниягу пойти на выборы и после победы добровольно очистить кабинет главы правительства. То есть подать в отставку. Сразу. Не медля. И, таким образом, заключить сделку с генпрокурором: в обмен на добровольный уход из политики Биньямина Нетаниягу тот закроет его уголовные дела. Ну, пожурит, конечно. Может, наложит штраф. Но уж никак не посадит Нетаниягу в тюрьму, чего тот боится больше всего на свете.

Есть и второй вариант, принимающий во внимание, что от Нетаниягу нельзя ждать никакого добровольного ухода. Он победит на выборах и его присные тут же начнут заново проталкивать «франузский закон», запрещающий вести уголовное расследование против действующего главы правительства. Но ведь расследование уже закончено.

Во всей этой истории генпрокурор Яаков Мандельблит – фигура, скорее, трагическая. Религиозный еврей, который был главным военным прокурором, потом – секретарем правительства Нетаниягу, а потом – с его согласия и благословения! – получил пост юридического советника правительства и генпрокурора. Видимо, Нетаниягу был абсолютно уверен, что такой человек, как Мандельблит, никогда его не тронет. Но Мандельблит оказался в шахматной вилке и у него нет выхода: прокуратра в полном составе во главе с госпрокурором толкает его к тому, чтобы обнародовать окончательное решение. Они толкают, а он стоит. Они толкают, а он молчит. Они толкают, а он никак не не может решиться сделать то, что сделал бы в одну минуту, если бы подозреваемым был обычный гражданин. Но как же быть с принципом равенства перед законом?

Мандельблит может закончить карьеру Нетаниягу гораздо быстрее, чем спецпрокурор Роберт Мюллер – короткую карьеру Дональда Трампа. Может, но не хочет. Или не может?

А тем временем главный подозреваемый и главный комбинатор занят своим обычным делом – натравливает израильтян друг на друга. «Мы должны защищать наш дом» – заявил он на встрече с поселенцами, не заметив комический экивок. Ведь единственное, что он защищает, это – дом на улице Бальфура в Иерусалиме, из которого он с женой не хочет уезжать.

Пятый срок! Подумать только, что грозит Израилю – пятый раз Биньямин Нетаниягу может стать главой правительства побив рекорд Бен-Гуриона. А там, глядишь, его шустрые депутаты внесут поправку в основной закон, чтобы сделать его вечным правителем. Если это можно Путину в России, Эрдогану – в Турции или Орбану – в Венгрии, почему это нельзя Нетаниягу в Израиле?

Мы уже слышим от него, что «левые готовят переворот и хотят захватить власть». Переворот? Захватить власть? Так он называет парламентские выборы? Но кому какое дело до терминов, когда «наших бьют»?

Старая французская поговорка «Чем больше изменений, тем больше то же самое» идеально подходит к скорым выборам в кнессет. Там сменится треть депутатов, появятся две новые партии, но главное не изменится ни на йоту: правительство Нетаниягу в неразрывном альянсе с ультраортодоксами снова будет править государством, как своей вотчиной, отрывая от него куски пожирней и посылая ко всем чертям народ с его требованиями борьбы с дороговизной.

А что же народ? С маниакальным мазохизмом он готовится обречь себя еще на четыре года лучшей и веселой жизни, в которой не будет мира, но определенно будет очередная война.


24.12.18

Депутат кнессета Орен Хазан («Ликуд») стал первопроходцем. После всех его выходок, оскорбления коллег и откровенного хулиганства он написал в «Твиттере», что поддерживает китайские власти, отправившие десятки тысяч мусульман в лагеря политического перевоспитания. «Вот – самое эффективное средство борьбы с террором!» воскликнул Хазан, которого до сих пор никто не принимал всерьез.

Теперь примут. Как же не принять, если он наткнулся на золотую жилу: ввести такие лагеря в Израиле.

Последние полвека люди намного умнее Хазана безуспешно ломали голову над тем, что делать с миллионами палестинцев, оказавшимися под израильской властью после Шестидневной войны. Если мы правильно понимаем замысел Хазана, сначала надо разделить всех палестинцев и заодно израильских арабов на христиан и мусульман. С христианами обойтись по-христиански, то есть оставить в покое. А вот с мусульманами – никакого христианства. Всех до единого – в лагеря до полного перевоспитания. Если в Китае из мусульман делают в лучшем случае буддистов, а в худшем – строителей коммунизма, в Израиле из них надо делать строителей сионизма. Или иудаизма, если демократия сменится теократией.

В общем, дело нетрудное: с утра до вечера заключенные под ударами хлыста будут изучать произведения классиков сионизма, смотреть соответствующие фильмы, читать специально подобранные статьи, разучивать сионистские песни, ежедневно посещать политинформацию и скандировать лозунг «Иудаизм – да, ислам – нет!» во время публичных казней злостных уклонистов.

Все это мило, но, сказав «а», депутат Хазан должен сказать «б», а именно, предложить такие же лагеря для евреев-противников режима. Благо таковых у нас хватает с избытком. А термин для них придуман еще в римском праве – враги народа.

Тут надо действовать педантично и последовательно. Прежде всего – составить список врагов народа. Поскольку они не скрываются, туда сразу попадут члены всех левых партий и организаций, все журналисты и пользователи интернета, успевшие негативно отозваться о самом правителе, его режиме, его семье или высказать мнение, противоречащее генеральной линии правящей партии.

Для сбора личных данных в интернете будет достаточно таких ключевых слов, как «палестинцы», «оккупация», «выгнать Биби». Новому отделу политической полиции вменяется в обязанность собирать доносы соседей о тех, кто в частных беседах нелицеприятно отзывался о властях, госучреждениях, государственной политике или рассказывал анекдоты, порочащие честь и достоинство еврейского народа. А дальше начнутся аресты.

Все СМИ, кроме «Исраэль ха-йом», будут закрыты, а их сотрудники отправлены на лесопосадки. Из словарей будет изъято слово «левый», а из употребления – «левый поворот». На центральных площадях трех главных городов надо устроить публичное сожжение компьютеров, конфискованных у врагов народа.

До начала прямой телетрансляции показательных судебных процессов, на которых обвиняемые признаются в своих ошибках и принесут клятву на верность режиму, важно провести широкую кампанию в социальных сетях, которая будет выглядеть стихийной волной народного гнева. Накопленный за последние два десятилетия опыт поможет легко это сделать одним вопросом «Кого считать врагом народа?» После шквала ответов последует второй вопрос – «Что с ними делать?» Статистическая обработка результатов позволит выявить наиболее популярное наказание.

До того, как в глухих районах Негева будут построены лагеря на сто тысяч человек (примерная цифра первой партии перевоспитуемых), можно использовать, как модель, центр временного содержания африканских нелегалов. Разумеется, его надо модифицировать, снабдив сторожевыми вышками с прожекторами, забором с колючей проволокой, охраной с собаками и прочими лагерными атрибутами.

Благоприятное месторасположение в пустыне позволит обеспечить заключенных работой: с утра до ночи они будут перетаскивать песок с места на место.

Как и в лагерях для мусульман, здесь перевоспитание будет вестись по тому же шаблону с тем, чтобы к концу определенного срока враги народа стали его друзьями. В данном случае, чтобы при словах «палестинцы» и «оккупация» у них начиналась рвота, а портрет Нетаниягу вызывал приступ радости.

Но поскольку речь идет о глубоко законспирированных и умных врагах, перевоспитывать их тоже надо с умом, не ограничиваясь подвешиванием на дыбе и присоединением электородов к гениталиям. Например, устраивать им публичные теледебаты с перевоспитавшимися врагами, которые хорошо знают их аргументацию и легко покажут несостоятельность их взглядов.

На все вопли мировой общественности и правозащитных организаций МИД начнет широкую кампанию под девизом «Не суйте нос в наши внутренние дела!»

После того, как будет покончено с явными врагами народа, в новые лагеря нужно отправить университетских преподавателей, судей и всех бывших высокопоставленных чинов армии, разведки, контрразведки, системы безопасности и дипломатов, которые когда-либо выступали против чего бы то ни было.

Если в других странах поводом для столь массовых арестов становились покушения на политических деятелей, поджог парламента или фиктивный государственный переворот, у нас достаточно провести телефонный опрос общественного мнения с выборкой в 500 человек, который покажет, что: 1) 48,7 процента населения выступают за перевоспитание врагов народа; 2) 49,6 процента согласны, что их надо изолировать в специальных лагерях.

О результатах этого опроса «Исраэль ха-йом» сообщит на первой полосе под заголовком «Воля народа: врагов – в лагеря!»

Не исключено, что, прочитав этот текст в переводе на иврит, депутат Орен Хазан потребует одно из двух: либо представить автора на госпремию Израиля, либо сделать его первым заключенным в лагере перевоспитания.


23.12.18

Недавно прочитанная статья об «отце PR» Эдварде Бернейсе навела на мысль, что в Израиле последователи его учения преуспели не меньше, чем в других странах.

Принцип прост и эффективен: так же, как падающая точно в темя капля воды может со временем свести узника с ума, так и непрерывное, напористое, авторитетное убеждение масс, что им необходим бекон на завтрак, сигарета после обеда, туалетная бумага и кофе определенной фирмы, приводит к тому, что люди меняют свои привычки. В свое время Голда Меир была возмущена, услышав радио-рекламу: «Ам ихлит, шотим «Элит» («Народ решил – пьем «Элит»). «Что это за народ? Как он мог решить?», негодовала Голда. Но это был ее еврейский народ, который, в самом деле, уверовал в растворимый кофе компании «Элит».

А уж если говорить о политике и политических взглядах, тут примерам несть числа: на пике любой предвыборной кампании в любой стране в любое время избиратели, сами того не ведая, идут к избирательной урне по тому пути, который им указали специалисты по общественным связям.

Эти волшебные буквы PR (public relations), это многогранное слово public (публика, общество, народ) стали путеводной звездой XX века, у которой могло быть пять концов или шесть, либо она была искривлена паучьим крестом, но всегда и всюду присутствовал общий знаменатель: народ можно убедить, в чем угодно.

Вся история Советского Союза, России последних двух десятилетий и нацистской Германии – это история архиуспешных PR кампаний, а Ленин и Геббельс, если бы они эмигрировали в Америку, стали бы преуспевающими конкурентами Бернейса.

Примерами двух самых успешных кампаний в Израиле стали немецкие репарации и «план размежевания». В первом случае многоголосое меньшинство под руководством Менахема Бегина пошло на кнессет, но большинство под руководством Давида Бен-Гуриона приняло, как аксиому, что немцы должны заплатить за «окончательное решение еврейского вопроса» полновесными западногерманскими марками. Так Бен-Гурион доказал свой тезис, который вполне можно включить в учебник по PR: «Не важно, что хочет народ – важно, что нужно народу».

В случае «плана размежевания» последний израильский вождь Ариэль Шарон при помощи специалиста по общественным связям Реувена Адлера смог убедить большинство израильтян, что, уйдя из сектора Газа, мы раз и навсегда решим все проблемы безопасности. Между прочим, ключевое слово в этом деле придумал еще Ленин: «Прежде чем объединяться, надо размежеваться». Так крестьянская «межа» вошла сначала в советскую, а потом и в израильскую политику. Сегодня гибельность «плана размежевания» отрицают разве что сыновья Шарона.

Поскольку PR исходит из того, что между продажей стирального порошка и кандидата в премьер-министры нет никакой разницы, мы уже не раз становились свидетелями того, под каким соусом в головы избирателей засыпался очередной «порошок».

После тридцатилетия непрерывной власти Рабочей партии «Ликуд» во главе с Бегиным победил, потому что «Надоели – продажные!» А даровавший ему правящую коалицию Игал Ядин получил 15 мандатов потому, что обрамленный специалистами образ генерала-археолога с чистыми руками был необычайно притягателен.

Ореол другого генерала Ицхака Рабина сиял настолько ярко, что позволил ему нарушить 15-летнюю гегемонию «Ликуда» и вернуть власть «продажным», ибо главный упор PR кампании делался на блистательное военное прошлое Рабина, который решит все проблемы Израиля в сфере безопасности. Дальнейшее стало историей.

Биньямин Нетаниягу был первым израильским политиком, который, будучи в Америке, получил представление о PR из первых рук, но все же положился на помощь профессионала по имени Артур Финкельштейн, который и придумал лозунг «Перес разделит Иерусалим». Это сработало, но ненадолго. Уже через три года разочарованный народ, который пил «Биби», перешел на кофе марки «Эхуд Барак».

Здесь тоже сработал старый израильский стереотип, известный специалистам по общественным связям: боевой генерал, солдат номер один, обладатель поднебесного IQ, был неотразим.

Ариэль Шарон... Вы уже поняли, да? Сейчас дан стартовый выстрел такой же кампании бывшего начальника генштаба Бени Ганца: генерал с чистыми руками. Но, как показывает опыт последних лет, нынешний капитан успешно конкурирует с любыми генералами, поскольку избиратели-потребители привыкли к стиральному порошку и кофе марки «Биньямин Нетаниягу».

Чтобы изменить их вкусы, нужен острый еврейский ум Эдварда Бернейса, чье учение с каждым годом становится все более актуальным для тех, кто хочет построить свою карьеру на психологии масс, всегда готовых к новому обману.


21.12.18

Два года подряд израильтяне слышали от своего премьер-министра, что Америка в лице президента Трампа – наш лучший и самый надежный друг-союзник. И вдруг этот лучший и надежный сделал то, что не снилось Биньямину Нетаниягу в самых страшных снах: объявил, что уходит из Сирии. Таким образом, Трамп оставил Израиль с Ираном и Россией, которые вольны делать там все, что им вздумается, и положение на израильско-сирийской границе намного опаснее, чем раньше.

Как всегда, Трамп обратился к стране и миру через «Твиттер», который стал его личным средством массовой информации. В этот раз на его странице появились два послания.

В первом сказано: «После величайшей исторической победы над ИГ самое время вернуть домой наших замечательных парней».

Во втором развивается та же мысль: «Мы победили ИГ в Сирии, что было единственной причиной пребывания там во время президентства Трампа».

Филологи и психологи давно анализируют тексты Трампа, приходя к выводу о его невероятной инфантильности и нарциссизме, при котором он уже заговорил о себе в третьем лице: «...во время президентства Трампа». Но, кроме куцего лексикона и корявого языка, на этот раз в послании Трампа мелькнуло еще кое-что.

В оригинале слова «...пребывания там...» звучат как being there. Именно так называлась голливудская экранизация романа Ежи Косинского – о душевнобольном садовнике, который попал в Белый дом со всеми шансами стать президентом. Садовник президентом не стал, а Трамп стал и начал пугать всех своими крайностями и непредсказуемым поведением.

Очередным проявлением последнего и стал уход из Сирии. Слова Трампа об «исторической победе» не соответствуют действительности по двум причинам: ИГ еще живо на ирако-сирийской границе, и война продолжается. А если и говорить о победе, то ее одержали не малочисленные американцы, а многочисленные сирийцы при массированной поддержке российской авиации, иранских наемников и проиранских сил, включая боевиков «Хизбаллы».

Уйдя из Сирии, Трамп не только оставил на откуп России весь Ближний Восток, но и покончил с концепцией биполярного мира. В противостоянии двух сверхдержав Америка проиграла, Россия выиграла. Америка показала себя слабой, Россия - сильной. Америка предала своих союзников, Россия - поддержала.

Уход американцев из Сирии можно трактовать по-разному, но нельзя избежать вывода, что и этот шаг тоже стал частью бесконечной вендетты Трампа с его предшественником. Чтобы окончательно похоронить наследие Обамы, Трамп разорвал два международных договора, попытался аннулировать его медицинскую реформу и, наконец, выводит «наших замечательных парней» оттуда, куда их завел Обама.

Политики, дипломаты и военные (во главе с подавшим в отставку министром обороны), которые уговаривали Трампа не делать этого гибельного шага, плохо его знают: во-первых, он пообещал это избирателям и держит слово, что для него очень важно; во-вторых, приписал себе еще не достигнутую победу, призванную стать украшением его внешней политики.

Что мы знаем о внешней политике Трампа?

Больше всего запомнился его танец с саблями в Саудовской Аравии. Это и есть его внешняя политика – размахивать саблей. Так он действует для решения проблемы нелегалов на границе с Мексикой и в торговых переговорах с Китаем.

Нас интересует другое – мирный план Трампа, названный им «сделкой века»: как и все его предшественники, он захотел решить самый нерешаемый конфликт во всем мире. Однако трудно отделаться от мысли, что из этого ничего не выйдет. Не только потому, что сегодняшняя Америка не годится на роль посредника, но и потому, что Америка интересует Трампа несказанно больше, чем все эти израильтяне с палестинцами, от которых одна головная боль. Ну, повесили на американском консульстве в Иерусалиме доску с надписью "посольство Соединенных Штатов Америки", и что? Да ничего. Трамп выполнил еще одно обещание, что, как мы сказали, имеет для него первостепенное значение.

Так что всем стоит внимательно изучить список предвыборных обещаний президента Дональда Трампа, чтобы точно знать, чего ожидать стране и миру сегодня или завтра.


20.12.18

Президент России может отметить очередную победу. Если покойный Леонард Коэн предлагал сначала взять Манхэттен, а потом – Берлин, Владимир Путин избрал другой маршрут: сначала – Крым, потом – Японию. Нет, нет, Япония еще не захвачена российской армией, но определенно захвачена мужской красотой президента России.

Кому из его предшественников пришло бы в голову сфотографироваться в полуголом виде? Никому. А Путин поехал в Сибирь, где сначала снялся верхом на лошади, потом – на охоте с винтовкой, и оба снимка без рубашки. Ну, разве могли устоять против этого низкорослого, облысевшего мачо миллионы японцев и японок, которые раскупили новогодний календарь с фотографиями российского президента.

Кстати, Путин не оригинален. В свое время Муссолини покорил итальянцев квадратной челюстью, шириной плеч и крепостью волосатой груди, которая осталась на снимках. Муссолини тоже ездил верхом, водил машину, пилотировал самолет, и его всегда сопровождала свита придворных фотографов. Так что идее наглядно показать мужественную наружность вождя скоро исполнится сто лет.

Не забудем при этом скромный израильский опыт: Ариэля Шарона во время предвыборной кампании сфотографировали на его ранчо с барашком на плечах. Вот, мол, как он силен! С подтекстом «сильному Израилю – сильный вождь!» Хотя более эффектно было бы заменить барашка одним из его племенных быков-рекордсменов. Но люди Шарона еще не ведали о чудесах фотошопа.

Однако история с фото-Путиным вызывает естественный вопрос, а чем мы хуже? Почему не поместить на новогодний календарь фотографии нашего премьера Биньямина Нетаниягу, его жены Сары и сына Яира?

Во-первых, правительственное пресс-бюро могло бы существенно пополнить свой бюджет на массовой распродаже такого календаря многочисленным поклонникам премьера, которые повесили бы его в красном углу, чтобы ежедневно любоваться своим идолом.

Во-вторых если в школах и в правительственных учреждениях висят официальные фотопортреты премьера, почему не повесить там же о-календарь с его менее официальным изображением?

В-третьих, Сара и Яир уже оказались в суде, и не исключено, что самого Нетаниягу ожидает такая же перспектива. Так что надо торопиться.

Но кто из этой святой троицы может позволить себе снимок в полуголом виде? Нетаниягу? Нет. Обильные трапезы, ноль спорта и сидячая работа пошли ему во вред. Так что он давно не в форме. Сара? Вы, что, спятили? Яир? Допустим, но кому интересна его форма?

Тогда пойдем по другому пути. Разделим двенадцать месяцев на три и возьмем по четыре стандартных снимка каждого члена семьи.

Биньямин (Биби) Нетаниягу – январь-апрель. Первый снимок – с длинной сигарой. Второй – рукопожатие с Арафатом при передаче ему Хеврона. Третий – среди чемоданов с наличными. Четвертый – с Путиным.

Сара Нетаниягу – май-август. Первый снимок – фотошоп, мисс Вселенная. Второй – фотошоп, миссис Вселенная с дипломом психолога. Третий – фотошоп, с бутылкой розового шампанского. Четвертый – на скамье подсудимых без фотошопа.

Яир Нетаниягу – сентябрь-декабрь. Первый снимок – средний палец на правой руке. Второй – средний палец на левой руке. Третий – средний палец на обеих руках. Четвертый – в окружении стриптизерш.

Заметка в интернете о календаре с Путиным не оставила равнодушными израильских пользователей. Один спросил: «Что смешнее – фотошоп Сары или Путин без рубашки в позе амбала?» Другой ответил: «Фотография Сары без рубашки в позе Путина».


19.12.18

Представим себе обычную картину: мальчик лет семи рыдает на улице и добросердечный прохожий спрашивает: «Почему ты плачешь?» Рыдает и молчит. Тогда следует обязательный вопрос: «Как тебя зовут?» И ответ: «Гитлер». Прохожий в шоке: «Это твоя фамилия?» «Да нет, – бурчит мальчик – имя. Как вы мне все надоели с этим вопросом».

Ничего смешного. Всего несколько месяцев назад на муниципальных выборах в Перу конкурировали кандидаты по имени... Гитлер и Ленин.

А сейчас внимание СМИ привлекла молодая английска пара неонацистов, дав своему новорожденному сыну среднее имя Адольф. Надо полагать, в добропорядочной Англии нет запрещенного списка имен для детей, поэтому регистратор мог удивленно поднять бровь, но так как дело происходило в Англии, бровью все и ограничилось.

А вот для счастливых родителей их уголовное дело этим не ограничилось: суд отправил отца за решетку на шесть лет, а мать – на пять. Таким образом, английское правосудие расплатилось с Гитлером за «блиц», «Фау», «кровь, пот и слезы». Разумеется, к таким срокам 22-летнего отца и 38-летнюю мать приговорили не за имя сына, а за членство в неонацистской организации, признанной террористической. Их поклонение Гитлеру дало себя знать не только в имени сына: эта парочка призывала «убить всех евреев» и «снова создать концлагеря».

После Второй мировой войны евреи думали, что антисемитизм сгорел в крематориях Освенцима, а все остальные были уверены, что мир станет чище и лучше. Увы, он стал грязнее и хуже. И рост неонацистских организаций по всему миру доказывает это вне всяких сомнений.

Из нескольких конкурирующих идеологий нацизм выжил и лучше всяких наркотиков одурманивает незрелые молодые мозги, жаждущие порядка, твердой руки и «... превыше всего» (пропуск заполняется названием страны). До сих пор в мире существует путаница между итальянским фашизмом и гитлеровским нацизмом, которая в свое время привела к ошибочному названию фильма М.Ромма «Обыкновенный фашизм». На самом деле, это – фильм про обыкновенный нацизм, но в стране победившего социализма было запрещено произносить такие слова, как «национал-социализм».

Сегодня обыкновенный нацизм даже с приставкой «нео» никого не удивит. Одни верят в Сталина, другие – в Гитлера, причем и те, и другие ждут второго пришествия своего кумира. Немцы успешно посмеялись над таким вариантом в кинокомедии «Он вернулся». А ровно сорок лет назад на экраны вышел американский фильм «Мальчики из Бразилии», где в основу сюжета была положена революционная идея клонирования Гитлера.

То, что в пионерском детстве скандировали о Ленине (жил, жив, будет жить), можно сказать и о Гитлере. Мода на него растет не по дням, а по часам: на Дальнем Востоке его именем называют кафе и магазины, а в Америке и в Европе толпы неонацистов собираются на ежегодные слеты, вскидывая вверх правую руку и присягая на верность кровожадному вегетарианцу с чаплинскими усиками.

Приговор английского суда должен стать примером для других стран, где вялотекущая борьба с неонацизмом и террором проходит, в основном, на словах. Даже президент США не понял, что неонацистов надо не оправдывать, а карать. Это касается любых инцидентов – от изображения свастики на общественных зданиях до осквернения еврейских кладбищ.

Если же вернуться к началу истории, имя Адольф – не среднее, а единственное – давно никого не пугает. Но такими темпами дело скоро дойдет до того, что плачущий мальчик ответит: «Меня зовут Гитлер».


18.12.18

Показания в тель-авивском окружном суде Ицхака (Ицика) Абарджиля не могли не вызвать скопления народа, от журналистов до зевак. Шутка ли, главарь одной из самых жестоких местных преступных группировок рассказывал о себе. Психологи, социологи и криминологи наверняка нашли бы в лице Абарджиля вполне подходящий материал для исследования: отец – алкологик, братья – бандиты. Начал воровать с восьми лет, в пятнадцать торговал наркотиками и сорил деньгами, отметил в тюрьме свое 18-летие и тогда же научился читать, швырнул гранату в патрульную машину и стрелял в людей столько раз, что уже и не помнит. «Пистолет решает все проблемы», сказал Абарджиль, спокойно глядя на судей.

Все это он рассказал, давая показания по делу 2003 года, когда пытался убить короля преступного мира Зеэва Розенштейна и по ошибке взорвал трех прохожих. В прошлом Абарджиль, как и его брат-бандит Меир, был депортирован из Израиля. Потом его арестовали в Бельгии, откуда он сбежал, отсидел в американской тюрьме, и, в конце концов, был отправлен отбывать наказание в Израиле под предлогом того, что уголовники-антисемиты угрожали его жизни.

Самое забавное, что, научившись читать в 18 лет, этот подлинный отброс общества, по его словам, прочел... «Источник» Айн Рэнд, который якобы изменил его взгляд на свою никчемную жизнь.

Лучше бы он вовремя прочел «Маугли».

***

Прелестный экивок: «... она считается экспертом по фашизму в нью-йоркском университете».


17.12.18

В последнее время в Израиле все чаще обсуждается вопрос, последует ли волна протеста за волной подорожаний всего, что может подорожать, – от тарифов на электричество и воду до хлеба? Другими словами, возможен ли вариант, что израильтяне снова выйдут на улицу подобно тому, как это произошло летом 2011 года в ходе массовых демонстраций социального протеста?

Пока на этот вопрос ответили отрицательно только два человека – главный редактор экономического интернет-журнала НЭП Юрий Легков и экономический редактор «Маарив» Йехуда Шарони.

По мнению Легкова, у протеста нет никаких шансов, потому что он уже политизирован. С ним согласятся те, кто вчера узнал из СМИ, что первые попытки протеста возглавили бывшие руководители леворадикальных движений.

А Шарони сказал в радиоинтервью, что «протест не начался и не начнется. Мы не увидим того, что видели на улицах Тель-Авива в 2011 году, потому что народ равнодушен. Может быть, даже немного сыт. Поэтому все демонстрации протеста в 2018 году были сугубо местными, точечными и часто не связанными с экономикой (инвалиды, женские демонстрации и пр.). Чтобы вывести массы людей на улицы, должен произойти своего рода настоящий экономико-финансовый теракт, чего пока не наблюдается».

Такого «теракта» определенно нет, но упомянутые попытки есть. И, конечно, в желтых жилетах парижского покроя. Именно так выглядели несколько сот человек, которые 15 декабря перекрыли оживленный перекресток в Тель-Авиве, протестуя против подорожания продукции компании «Осем». Это – только начало, но при определенных обстоятельствах оно может стать инфекционным. Тем более, что у всех водителей есть обязательные желтые жилеты.

В других странах группа протестующих граждан сначала обращается к своему депутату парламента. В Израиле граждане сразу выходят на улицу, ибо при израильской системе выборов обращаться не к кому.

Израильский гражданин не питает доверия к государственной политической системе и не принимает всерьез посулы партий и отдельных политических деятелей. Поэтому граждане, недов